Читать онлайн Опасная леди, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная леди - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная леди - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная леди - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Опасная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Детектив-констебль Пезерик, с вами желает говорить важный босс!
Это сообщила служащая полиции в чине констебля, улыбаясь во весь рот, но тут же спохватилась. Глянув через стол на сержанта Джонса, она скорчила серьезную мину. Сержанту было не до шуток. Он посмотрел на Терри и покачал головой:
– Ты, парень, малость чокнулся, если надеялся, что это так тебе сойдет.
– О чем ты? – невозмутимо спросил Терри, но в голосе его звучала тревога.
Джонс взял лежавшую перед ним пачку бумаг и сделал вид, что собирается их раскладывать.
– Ступай-ка лучше к начальству, сынок, – сказал он. – Старший инспектор терпеть не может, когда его заставляют ждать.
Терри встал и, заметив, что служащая с подружкой смеются, решил, что это они над ним. Что он натворил?
Нет сомнения, что его отчеты начальству в полном порядке. За последние несколько недель он вел дела "двух воротничков", но в них не было ничего особенного. В общем, непонятно, зачем его вызывает старший инспектор.
Он прошел через весь офис к стеклянной загородке. Этот уголок служил старшему инспектору кабинетом, когда он снисходил до общения с подчиненными.
Инспектор, занятый разговором с Добином, сделал Терри рукой знак войти. Тот робко вошел, осторожно прикрыв за собой дверь. С появлением Терри разговор прекратился и шеф предложил ему сесть. Оба инспектора с каменными лицами уставились на своего подчиненного. По спине Терри побежали ручейки пота. Вспотели даже ладони, которые он машинально вытер о брюки. Терри в отчаянии силился вспомнить, какую он совершил ошибку, но тут инспектор сказал:
– Ну и кашу ты заварил, Пезерик! – В голосе его звучали жесткие нотки. Никогда еще Терри так не отчитывали, даже в тот раз, когда он неправильно записал данные подозреваемого, из-за чего сыщики отправились не к нему, а к весьма уважаемому судье.
– Извините, сэр, – прочистив горло, произнес Терри, – я не совсем вас понимаю.
Терри следил за выражением лица начальника. Подчиненные его не любили, но уважали, и это было главное, по мнению Терри. Старший инспектор Харрис, человек независимый, не управлял своим подразделением, а скорее командовал, как армейским взводом.
В свое время он был полковником улан. Он все еще холил свои длинные бакенбарды, за которые его прозвали "воздушным змеем". Это был крупный мужчина, очень заботившийся о блеске своего мундира, что придавало ему плутовской вид. Но при всем этом он был умен. Очень умен.
– Прошу прощения, сэр, но я решительно не понимаю, о чем вы говорите.
Шеф взглянул на инспектора Добина, и на его потрепанной красной физиономии появилась ухмылка.
– Вы слышали, Добин? Этот розовощекий юный нахал просит у меня прощения.
Добин кивнул. Дело в том, что он считал шефа абсолютной задницей, сам он ни за что не стал бы слушать Мерфи, но шеф есть шеф, и если он придает значение словам Мерфи, то... Добин мысленно пожал плечами: тут уж ничего не поделаешь. Ему стало жаль парня – тот явно стал жертвой маленькой вендетты Мерфи. Добин слышал, как болтали в буфете о Морс Райан, о том, как она приложила инспектора Мерфи. Добин тогда смеялся вместе со всеми. Похоже, Мерфи все-таки пронюхал о связи этого бедняги Пезерика с девушкой. Копал, копал и докопался. И теперь Пезерик стал козлом отпущения для Мерфи.
Почти все полицейские в штатском заводили шашни с родственницами преступников. В том, что местные казановы иногда отвлекались от дел, не было ничего необычного, особенно если женщина выглядела привлекательной, а они почти все были красотками. И Добин сочувствовал парню.
– Много времени проводишь со своей подружкой, а, Пезерик? – Голос шефа дрожал от сарказма.
– Мы виделись вчера вечером, сэр.
Добин зажмурился, ему очень не хотелось быть свидетелем этой сцены. Шеф сцепил пальцы рук и наклонился над столом:
– И давно ты встречаешься с этой мисс Райан? – Он сделал ударение на последнем слове.
Терри почувствовал, как внутри у него все сжалось. Голос разума требовал, чтобы он крикнул "Нет!", но к его ужасу все было ясно.
Райан... Райан... Райан... – слова кружились у него в голове, словно готовящаяся к нападению акула.
Он облизнул губы.
– Мы встречаемся месяцев девять, сэр.
– Девять? И что же, она водила тебя к себе домой, знакомила с мамочкой и папочкой, с братьями, а? В особенности с Майклом... Бьюсь об заклад, он сразу тебя полюбил, не так ли?
– Нет, сэр, она этого не делала. – Он посмотрел прямо в глаза шефу. Ведь он стал теперь чем-то вроде отверженного Лимбо: начальники про себя уже вынесли ему приговор. Терри охватило тихое бешенство.
Уловив новые нотки в голосе Терри, шеф продолжал, перейдя на фальцет:
– Так, молодой человек! Тебе предстоит принять решение. Надеюсь, ты знаешь, что члены ее семейки отсидели все вместе по тюрьмам срок больший, чем настучал паршивый "Биг Бен"?
– Нет! Нет, сэр... я не знал.
Голос шефа приобрел мощь громовых раскатов. И Терри, и Добин понимали, что за стенами кабинета все замолкли и прислушиваются к происходящему.
– Не выжимай из меня мочу, сынок. Я занимался этой работой еще в те времена, когда твой пьяный папаша только собирался зачать тебя!
Это уже было слишком! Чудовищность только что сделанного открытия и публичное унижение лишили Терри самообладания. Он вскочил и, опершись ладонями о конторку, заорал в лицо старшему инспектору:
– Говоришь, я из тебя мочу выжимаю... Но разве выжмешь ее из кучи дерьма! Значит, тебе все было известно? Тебе ведь всегда все известно. А что до Моры Райан, то мне просто в голову не приходило пропускать ее досье через Интерпол. Да если каждую юбку, которая спит с нашими ребятами, проверять на благонадежность, не останется времени ловить преступников. И еще: Мора Райан – девушка порядочная и законопослушная, а о своей семье она даже не упоминала. Теперь я, черт побери, понимаю почему!
Терри смотрел на шефа в упор, в уголках губ запеклась пена. В этот момент кто-то зааплодировал. Терри подумал, что это наверняка его напарник Джонс, и оказался прав. Совершенно ясно, что в свидетелях случившегося не было недостатка. Терри опустил голову. Только что он вышвырнул за борт свою карьеру, все, ради чего столько работал в прошлом. И ему безумно захотелось биться головой о конторку.
Детектив-инспектор Добин с трудом сдерживался, но аплодировать у него не хватило смелости. Никто ни разу не отважился дать этому ублюдку, этому старому ханже попробовать, каково на вкус его собственное лекарство! Но тут, к изумлению всех собравшихся, на лице старшего инспектора появилось некое подобие улыбки. Его большие усы поползли вверх, чуть ли не к глазам, и он продемонстрировал свои мелкие, ровные, белые зубы.
– Отлично, парень! Раз ты взорвался, значит – не виноват. Сам понимаешь, нам меньше всего нужны полицейские, которых можно купить. Таких немало, но я не хотел бы иметь их в своем подразделении, Боже меня сохрани!
Он откинулся в кресле, сцепив пальцы рук и опершись о подлокотники, и изучающе смотрел на Терри. Наконец он снова заговорил низким, приятным голосом:
– Так вот: либо она, либо полиция. Надеюсь, ты это понимаешь? Я не могу допустить, чтобы мой подчиненный водился с сестрой отъявленнейшего из мерзавцев, каких только когда-либо знал Лондон. Это бросило бы тень не только на твою собственную репутацию, но и на репутацию твоих коллег.
Боевое настроение полностью покинуло Терри. Сраженный, он обмяк в своем кресле и кивнул шефу. Добин подал ему сигарету, и он с благодарностью принял ее. Вынимая из кармана спички и закуривая, Терри чувствовал, как дрожат руки.
Тут заговорил до этого все время молчавший Добин.
– Интересовалась ли она когда-нибудь вашей работой, Терри? – спросил он очень спокойно.
– Никогда, сэр. По правде говоря, она терпеть не могла, когда я даже упоминал об этом. Теперь-то я понимаю почему. Все постепенно становится на свои места: она не разрешала заходить за ней домой... даже звонить по телефону, и еще многое!
Шеф почувствовал жалость к Терри:
– Ладно, парень. Даю тебе сутки на размышления. Надеюсь, ты останешься с нами. – Он махнул рукой, дав понять, что аудиенция окончена. Терри пожал обоим полицейским руки и вышел из кабинета.
Сослуживцы оживленно обсуждали случившееся. Некоторые улыбались и дружески похлопывали его по спине.
Ломакс – та самая, что позвала его к шефу, – развязно подмигнула Терри. Ни на кого не обращая внимания, он прошел к своему столу, взял куртку и сказал:
– Пойду домой, Джонси: паршиво себя чувствую.
– Иди, а завтра приходи. Он ведь тебе предъявил ультиматум, да?
– Да. – В голосе Терри звучала усталость. Ему нужно было время, чтобы все обдумать. Но не здесь.
– Что ж, если это может тебе послужить утешением, сынок, думаю, у тебя есть шансы стать хорошим полицейским. Не жертвуй карьерой ради юбки: они этого не стоят!
Жена Джонси, обреченная, как и все жены полицейских, на одиночество, нашла себе дополнительный приработок. Джонси все еще питал к ней какие-то чувства, но ни за что не признался бы в этом. Джонси была нужна поддержка в тот момент.
– Этот подонок Мерфи, еще до того, как переговорил с шефом, разболтал тут все. Мне никогда не представлялось случая уесть этого ублюдка.
Несколько лет назад ходили слухи, что он замешан в ограблении поезда. Том самом, помнишь? Прямых улик не было, но, поверь мне, потом у него возникло много осложнений. А что представляет собой эта Мора Райан?
– Это одна из самых замечательных девушек, которых мне когда-либо приходилось встречать! Просто не верится, что она хоть как-то причастна ко всей этой грязи.
– Ты же знаешь, что в таких случаях говорят: выбирают друзей, родных не выбирают. Бьюсь об заклад, тот, кто это сказал, никогда не служил в полиции!
Терри попытался улыбнуться.
– Ладно, до завтра. – Он накинул на плечи куртку и вышел на улицу. До того как тронуть с места, просидел минут десять в машине. Мозг сверлила мысль: "За что?"
* * *
Маргарет и Мора вошли в крохотную лабораторию. У них сегодня был выходной, и все утро девушки бесцельно слонялись по магазинам. Целых двадцать минут они стояли возле лаборатории, не решаясь войти, ждали, чтобы стало поменьше народу. Когда же, наконец, вошли, Мора едва не вскрикнула. За конторкой стоял невысокий мужчина азиатского типа.
– Я хотела бы получить результаты своего анализа, будьте любезны.
Мужчина усмехнулся, показав ряд гнилых зубов.
– Конечно, конечно, мадам. Как ваша фамилия? – Он произнес это с вежливостью, свойственной выходцам из Пакистана.
– Мисс... я хотела сказать: Райан, миссис Райан.
Он ухмыльнулся, подумав: "Все они тут, в этой стране, "миссис". Даже те, кто еще не "миссис"!" Мужчина прошел в заднее помещение и взглянул на поступившие утром результаты проверки. Затем вернулся в лабораторию и с жалостью оглядел Мору.
– Рад сообщить вам, мадам, что результат положительный. – Это был обычный ответ, который редкая женщина хотела услышать. – Вы на третьем месяце беременности.
Лицо у Моры вытянулось. При иных обстоятельствах девушки не упустили бы случая посмеяться над этим типом из Азии. Стали бы передразнивать его речь, гнилые зубы, как водится, сравнили бы с червяками. Но сейчас Море было не до смеху. Неизвестно, сможет ли она вообще когда-нибудь смеяться. Ее бросило в жар, от которого, казалось, сейчас лопнет голова. Спину и шею покалывало, будто иголками. Мора хотела расстегнуть блузку и упала в обморок. Последнее, что она слышала, был пронзительно-звонкий голос Маргарет, донесшийся как будто издалека:
– Боже милостивый! Эта проклятая новость убила ее! Она концы отдает!
Очнулась Мора на маленькой кушетке в заднем помещении лаборатории, глубоко вздохнула и открыла глаза. Возле кушетки стояли двое мужчин небольшого роста, выжидательно глядя на нее. Первое, что пришло в голову Море, это, как такие коротышки смогли перетащить ее на кушетку. По лицу Маргарет текли слезы, краска размазалась.
– Ой, Мо, как ты меня напугала... Я думала, ты уже справилась с этим.
Служащий показал на чашку горячего сладкого чая, стоявшую рядом с кушеткой:
– Выпейте, мадам, и вы почувствуете себя много лучше. Очень помогает при шоке. А у вас, я полагаю, был шок. – И он пристально посмотрел на девушек.
Мора поднялась, взяла чашку с чаем, при этом платье ее немного задралось. Она заметила, как служащий уставился на ее ноги, и принялась поспешно одергивать платье, пролив чай.
– Один мой друг охотно помогает таким дамам, как вы... молодым, которые не могут рассказать правду своим мамочке и папочке. Я напишу вам его фамилию и адрес. Скажете, что вы – от мистера Пателя. Это вам обойдется всего в восемьдесят фунтов. Совсем дешево.
И он вышел из лаборатории. Девушки смотрели ему вслед. Море все это казалось кошмаром, который никак не кончится, она словно попала в ловушку. Комната была забита коробками, ящиками с шампунем, средствами против насекомых, хлоркой и множеством инструментов самой причудливой формы. Единственное, что здесь нравилось Море, – это запах духов, как от кубиков для ванны.
Вскоре служащий вернулся с листком бумаги в руках.
– Это замечательный человек, мадам! Просто чудесный!
Мора взяла записку и, не зная, что с нею делать, сунула в сумку.
Мужчина продолжал болтать. Мора наконец поставила чашку на столик и встала. Состояние у нее было ужасное, и служащий, словно прочитав ее мысли, указал на маленькую дверь в углу комнаты. Войдя в крохотную уборную, Мора почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, из-за годами лежавшего здесь линолеума, от которого отвратительно пахло сыростью и мочой. Этот запах буквально пропитал Мору насквозь. Она вытерла со лба капельки холодного пота и поспешила выйти, чтобы вновь ощутить запах хвойных кубиков.
– Пошли, Мо! – Маргарет взяла подругу под руку, и, поблагодарив служащего, они покинули лабораторию. Некоторое время шли молча, потом Маргарет сказала:
– Посмотрела бы ты, как этот хлюпик, кожа да кости, втаскивал тебя на кушетку... Если бы не твой обморок, я просто обмочилась бы со смеху!
Представив себе, как это было, Мора рассмеялась, а следом за ней и Маргарет. Они так заразительно хохотали, что прохожие, глядя на них, не могли сдержать улыбки.
Девушки тряслись от смеха, поддерживая друг друга. Мора была близка к истерике, и в конце концов ее смех перешел в сдавленные рыдания:
– О, Мардж, что же мне делать?
Маргарет повела Мору в небольшое кафе и усадила за столик. Она подошла к толстой официантке, едва державшейся на ногах от усталости, заказала кофе и вернулась к подруге.
– Что же мне, черт побери, делать? – повторила Мора. – Боюсь, как бы из-за этого не пролилась кровь!
– Не так-то уж много ты можешь, Мо, разве что признаться во всем. Забавные бывают случаи. Помнишь Джину Бленкинсон? Ее затащил в клуб один тип. Ему, видите ли, приспичило. Ну и что? Родила она свою малышку, и теперь папаша с мамашей не нарадуются на кроху.
– Напрасно ты так думаешь! – резко оборвала подругу Мора. – Я прямо-таки вижу Мики, а ты? Вот уж и ребеночка крестят: половина церкви заполнена лондонскими урками, половина – лучшими представителями фараонов с Вайн-стрит. Ну-ка пораскинь своими чертовыми мозгами, Мардж! Ведь к этому ребенку отнесутся так, как к свиной отбивной в синагоге!
Принесли кофе. Маргарет заказала целый кофейник. Пока официантка расставляла на столике чашки, девушки молчали, ожидая, когда она уйдет. Потом Маргарет возобновила прерванный разговор:
– Никак не пойму, почему ты не пользовалась таблетками?
Мора отпила немного кофе из чашки и с шумом поставила ее на блюдечко.
– Не смеши меня! Обратись я к доктору О'Рейли, он тут же понесся бы к моей мамуле.
Маргарет нечего было сказать. "Море просто не по себе, – думала она, – как будто туфель надела не на ту ногу". Она вздохнула.
– Я же тебе говорила: сходи к моему доктору в Хэмпстеде. Он выписал бы тебе таблетки для похудания... и вообще все, что хочешь, только плати!
Мора уставилась на Маргарет. Ее вес был темой щекотливой.
– Ты что, разыгрываешь меня?
– Разумеется, нет! Впрочем, пилюли для похудания в настоящий момент – напрасная трата времени. Верно?
Она выразительно посмотрела на талию Моры.
– Ох, Мардж, как же мне быть?! – жалобно произнесла Мора. Она положила руки на живот. Где-то там внутри есть маленькое существо. Эта мысль приносила радость. Мора любила детей. Племянницу Карлу считала младшей сестренкой и никогда не возмущалась тем, что девочка почти все время находится у них дома. Мора знала, что Джэнайн не любит свою единственную дочку, зато сама она и ее братья обожали малышку. А вот ее ребенка все возненавидят, потому что отец у него – полицейский.
В сложившейся ситуации Мору пугал не столько Терри, сколько Мики – он был черной тучей на ее горизонте. Он убьет Терри, если узнает, что тот спал с его сестрой и что к тому же он полицейский... – Подумав об этом. Мора едва не упала в обморок от страха. Мики воспримет это как личное оскорбление и убьет сначала Терри, а потом и ее. Девушка зажмурилась, стараясь прогнать образ брата.
– Знаешь, что я сделаю, Мардж? Пойду к Терри и все ему расскажу: о ребенке... о братьях... обо всем. Он меня любит, я знаю. Мы могли бы уехать куда-нибудь. Уверена, он будет рядом со мной. Должен быть рядом! – Голос Моры дрожал, и Маргарет недоумевала: кто поверит в эту болтовню об отъезде?
– Конечно же, он будет с тобой, Мо, – насмешливо произнесла Мардж.
– Хватит смеяться надо мной, – простонала Мора. – Мне и без того тошно!
Маргарет перегнулась через стол, сжала руку Моры и улыбнулась. Они были неразлучны с тех самых пор, как подрались тогда, возле школы. Прошли вместе долгий путь. И Маргарет хотелось верить в Терри так же, как она верила в Мору. Терри – неплохой парень, но Море он не пара. Маргарет еще не имела опыта в жизни, но была достаточно умна от природы, чтобы понять, что Терри Пезерик, по роду своей работы, не захочет породниться с такими, как Райаны. И девушка, как она часто делала в детстве, быстро прочла про себя "Аве Мария" и помолилась за то, чтобы Мора окончательно не расклеилась. Но голос разума ей шепнул: "Она уже расклеилась".
* * *
Терри сидел в своей квартире в Ислингтоне, в кресле, подаренном ему Морой. Они увидели его на Кэмден-Маркет, когда гуляли. Массивное, с высокой спинкой, оно было обито зеленой кожей. Оба положили на него глаз, думая об одном и том же: это кресло вполне заменит им гарнитур, они будут сидеть в нем и прижиматься друг к другу. Так оно потом и было. И не один раз. Смеясь и шутя, они поторговались с хозяином лавки и за шесть фунтов – немалую сумму – приобрели наконец свое "кресло любви". Потом Мора купила кусок зелено-голубой парчи и сделала занавески на окна. Терри вспомнил, как она их шила, а он наблюдал за ней. Девушка была прекрасной хозяйкой.
За те месяцы, что они были вместе, Терри по уши влюбился в нее. Ее улыбка, ямочки на щеках, длинные ноги и совершенно невероятные груди... Теперь ему предстояло решить, насколько сильной была эта любовь. Весь день кто-то невидимый нашептывал ему, что люби он Мору по-настоящему, послал бы к черту свою карьеру... прямо там, в кабинете у шефа. Он, правда, пытался защитить Мору, но не хватило решимости объяснить шефу, куда тот может идти со своей работой. Значит, он недостаточно ее любит!
Терри подошел к окну. На улице было холодно, какой-то мальчишка у дороги в одиночестве гонял мяч. Он резко повернулся, пошел в спальню, и взгляд его остановился на кровати. На ней Мора забывала обо всем на свете. Порой она просто поражала его силой своей страсти. Нет, она не из тех, что легко отдаются. Может быть, поэтому он чувствует себя таким ублюдком? В глубине души он знал, что никаких конкуренток у Моры Райан нет. Он была "первой с конца".
Он вернулся в гостиную и откупорил бутылку "Тичер", которую купил по дороге домой. Ему сейчас просто необходимо было напиться, и он налил себе изрядную порцию шотландского виски. Чтобы осуществить то, что он задумал, нужно отключить рассудок.
А что, собственно, он задумал? В общем-то он знал что, но не до конца осознал.
Он глотнул виски, с наслаждением ощущая, как обожгло горло.
Всю жизнь он страстно мечтал стать полицейским. Долго и трудно учился, упорно стремясь к своей цели. А теперь вот вынужден выбирать между любимой работой и любимой женщиной, и женщина явно проигрывает. Он не мог в этом себе не признаться. О Боже!
Была бы она чьей угодно сестрой, только не Майкла Райана! При мысли о Майкле учащенно забилось сердце. Он выпил еще виски и снова опустился в кресло. Кто не знал Майкла Райана и его братьев – они были настоящими знаменитостями. Ходили слухи об их причастности не только к наркотикам и проституции, но и к торговле оружием. Не списанном, нет. Торговали скорострельными винтовками, установками для запуска ракет и многим другим, чего Британские Вооруженные Силы вовсе не намерены были терять. Господи Иисусе, угораздило же его вляпаться в эту историю! Терри прошиб пот. Перед ним стояла задача, которая могла повергнуть в трепет кого угодно: показать фигу родной сестре Майкла Райана! Он прижал стакан ко лбу. Дикость случившегося сводила Терри с ума!
Весь день он с беспокойством думал о Море... о ее реакции. Как бы это помягче ей преподнести. Ни о чем другом он думать не мог. Но сейчас мыслями его завладел Майкл. Терри стал катать стакан по лбу, наслаждаясь его прохладой, пока стакан не нагрелся.
Он опять откинулся в кресле. Все вещи в комнате, казалось, смеялись над ним. Даже телевизор в углу. Его вновь охватило страшное предчувствие. Нет сомнений, что Майкл Райан не будет в восторге, узнай он, что его сестра связалась с полицейским!
Он снова прикрыл глаза и увидел перед собой Майкла, тот угрожал ему. Терри весь напрягся. Вдруг он услышал, как в замочной скважине повернулся ключ. Наверняка это Майкл рвется к нему в квартиру, – мелькнула мысль. С перепугу Терри не мог двинуться с места. Пальцы, державшие стакан, побелели.
Дверь распахнулась со знакомым скрипом. Нервы Терри, казалось, отплясывали какой-то безумный танец. Впервые в жизни он почувствовал запах страха. Он бил прямо в нос: всепоглощающий запах горячего, липкого, вонючего пота. Не исключено, что Райан отобрал ключ у Моры. Их могли увидеть вдвоем. Мысли, одна невероятнее другой, вихрем проносились у него в мозгу, мешая дышать, вызывая дурноту...
Но в следующий момент, вместо тяжелых мужских шагов, Терри услышал, как застучали по старому линолеуму в прихожей каблучки Моры. Он сразу обмяк, словно тряпичная кукла. Пот со лба тонким ручейком стекал на щеку.
Восторг охватил Терри. Это Мора... Мора... Ее имя мелькало у него в голове, словно в калейдоскопе.
Мора вошла и спросила с улыбкой:
– С тобой все в порядке? У тебя такой вид, будто ты увидел привидение!
Он тяжело поднялся, поставил на столик стакан и пошел к ней навстречу. Мора как раз собиралась положить ключ назад в сумочку, когда Терри взял его у нее и сунул в карман.
– Что это значит? – В больших лучистых глазах Моры мелькнул страх. Он попытался улыбнуться, но вместо улыбки получилась гримаса.
Он смотрел на девушку, но ее прекрасное, исполненное доверия лицо заволокло гневное лицо Майкла Райана.
– Знаешь, дорогая, наши отношения становятся чересчур серьезными. – Фальшь этих слов была очевидна даже для Терри. – Надо немного поостыть. Мы оба молоды... – Голос его дрогнул. Он не мог смотреть Море в глаза и чувствовал себя прескверно. А Мора, будто пораженная громом, стояла, не двигаясь с места.
– Что? Извини... – глухо, с болью в голосе произнесла она.
Терри не мог заставить себя смотреть ей в лицо и отошел к окну.
– Все очень просто, Мора... Мне не хотелось бы сейчас связывать себя по рукам и ногам. Я должен иметь возможность встречаться с другими женщинами.
– Понятно, – сказала Мора совершенно бесстрастно. Гордость в ней взяла верх. – И когда, интересно, ты пришел к такому сногсшибательному выводу? Я, например, считала тебя своим мужиком, или парнем, если тебе так больше нравится. Ну а сейчас я поняла, что была для тебя просто блядью. – Она подбежала к нему и с силой повернула лицом к себе: – Позволь мне тебе кое-что сказать, сукин ты сын! Значит, Терри Пезерику надо встречаться с другими женщинами! Я...
Мора осеклась. Нет, она не скажет ему о ребенке! Глаза ее блуждали по комнате, не зная, на чем остановиться. Все шло отвратительно. Слова, которые она приготовила, пока шла сюда, вылетели из головы. А она-то представляла себе, как Терри возьмет ее на руки и будет шептать, что они никогда не расстанутся, что бы ни случилось. Эта картинка, нарисованная ее воображением, расплывалась сейчас у нее перед глазами, будто размытая дождем. Он гонит ее. Позабавился и вышвырнул. Она теперь для него история.
Воинственность покинула Мору мгновенно, так же, как явилась. Желание разодрать ему лицо ногтями улетучилось вместе со всеми ее мечтами и надеждами. Она почувствовала, как глаза наполняются слезами, и смахнула их. Раз уж надо уйти, она уйдет с достоинством. Она обвела взглядом комнату. Сколько наслаждения испытала она в этой маленькой квартирке, и носит сейчас под сердцем плод их любви. Может, сказать ему? Крикнуть прямо в лицо? Заставить взять на себя ответственность?
Слова уже готовы были сорваться у нее с языка, но она сдержалась. Она ничего ему не скажет. Никогда! Ей не нужна жалость! Лучше она потеряет его!
Она не заметила, что уронила сумку, и сейчас устало наклонилась, чтобы поднять ее.
– Поверь, Мо, мне очень жаль.
Голос его звучал так искренне, что она с горечью рассмеялась. У Терри был просто талант говорить искренне. Прошлой ночью в постели он говорил, что любит ее, и это тоже звучало искренне. Лживый, двуличный ублюдок!
Не глядя на него, она сказала:
– Терри.
– Да? – Сердце его взволнованно билось.
Собрав всю свою силу и ненависть, Мора бросилась на Терри. Она сдирала ногтями кожу с его лица, ей доставляло удовольствие причинять ему боль, при этом она тоже страдала. Этот внезапный порыв полностью опустошил Мору и кончился так же внезапно, как начался.
– Иди, трахайся, Пезерик, ступай! – Она видела, как он поднес руку к лицу и потрогал четыре глубокие царапины, из которых сочилась кровь. Она улыбнулась ему – гадкой, злобной улыбкой, и ткнула в него пальцем. Ее длинные, покрытые красным лаком ногти заставили его отшатнуться.
– Никогда не думала, что придется сказать тебе это, Терри, но ты – грязная, вонючая свинья! Ты просто попользовался мной. А я тебе верила. – Голос ее дрогнул. – Только запомни, парень. Придет день, и ты захочешь меня... Я буду тебе нужна. И ты доживешь до этого дня, и пожалеешь о сегодняшнем, потому что никто никогда не будет любить тебя так, как я, если даже ты доживешь до ста лет.
Она повернулась и ушла, хлопнув дверью.
Терри проводил ее взглядом. Она сказала ему всю правду, и он это знал. Она заслужила лучшего отношения. Мора была его первой любовью, первой женщиной, с которой они встречались на равных, и он погубил ее несколькими словами. Он заплакал и не удивился этому. Слезы катились по его исцарапанным щекам, причиняя боль. Ему казалось, что, погубив Мору, он погубил и себя. И это было ужасно. Вдруг он заметил, что кровь капает ему на рубашку, расплываясь темно-розовыми пятнами.
Нет, он не может позволить ей уйти. Терри подбежал к окну и, сорвав сетку, выглянул на улицу. Она шла по противоположной стороне, кутаясь в воротник пальто. Он знал, что она тоже плачет. Справившись, наконец, с запором на окне, он распахнул его и как мог громко крикнул:
– Мора... Мора... вернись!
Ветер донес его голос к ней.
Он знал, что Мора его услышала, – она замедлила шаг, но потом снова пошла быстрее, и ее светлых волос совсем почти не стало видно из воротника. Он следил за ней, пока она не скрылась за углом, и гул транспорта действовал ему на нервы...
Наконец он закрыл окно. Еще недавно уютная квартирка показалась чужой и враждебной. Повсюду он видел Мору Райан... Вот она ходит по комнате, отдергивает занавески, готовит сандвичи или сидит, тесно прижавшись к нему, в их любимом кресле. Ему чудился аромат ее духов и вкус ее мускусного тела.
Он опустился в кресло и просидел в нем всю ночь, думая о ней. Он выпил целую бутылку виски.
* * *
Мора чувствовала себя совершенно разбитой. Если бы ей сказали, что Терри способен порвать с ней, она посмеялась бы. "Я должен иметь возможность встречаться с другими женщинами". Эти слова эхом отдавались в мозгу Моры. Она будет их помнить до конца своих дней! Лучше бы он сказал, что ненавидит ее, и то было бы легче. Что ж, пусть встречается с другими женщинами! Даст Бог, подцепит от них какую-нибудь заразу.
Она миновала Площадь Ангела и пошла дальше, по Пентонвилль-роуд. Мысль о беременности не шла из головы. "Может быть, утопиться?" Но она прогнала эту мысль. Становилось темно, а она бесцельно бродила по улицам, размышляя над тем, что ей делать. На глаза попадались влюбленные парочки, они шли, держась за руки, целовались, смеялись. Мора засунула руки поглубже в карманы и шла куда глаза глядят. Ноги сами ее несли. Перед ней неотступно стоял образ Терри. Она вспоминала его ласку и нежность, а в лицо дул холодный вечерний ветер.
Лишь очутившись на Кингз-Стейшен, Мора огляделась. Как далеко она забрела! Она взяла проезжавшее мимо черное такси и попросила водителя отвезти ее в Ноттинг-Хилл. Усевшись на заднее сиденье, Мора свернулась в комочек и смотрела в окно на мелькавшие мимо улицы. Одинокая слезинка выкатилась из глаза, но она быстро смахнула ее. Со слезами покончено, надо как-то решать возникшую перед ней непростую проблему.
Водитель через плечо глянул на нее и бодро спросил:
– А куда именно в Ноттинг-Хилле, милочка?
– Ланкастер-роуд, будьте добры. – Домой она сейчас не пойдет, она пойдет к Маргарет. Та что-нибудь придумает. Мора прислонилась головой к стеклу, и от ее частого дыхания на нем оседал пар.
Мора чувствовала себя такой одинокой, такой растерянной. Губы ее дрожали – она с трудом сдерживала готовые хлынуть слезы ярости и отчаяния. Она так сильно любила его!
– У вас все в порядке, милочка? – с тревогой спросил водитель.
Она выпрямилась и увидела, что он наблюдает за ней в зеркало над передним стеклом.
Она слабо улыбнулась, совсем как ребенок:
– Нет, вообще-то нет.
У водителя было широкое добродушное лицо.
– Послушай-ка меня, девочка. Если царапина на борту твоей лодки появилась из-за какого-нибудь приятеля, то запомни: мы, мужики, этого не стоим! – И он засмеялся, очень довольный собственной мудростью.
Мора снова поглядела в окно и растянула губы в улыбке:
– Разве, черт побери, я этого не знаю?!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная леди - Коул Мартина



книга супер в продаже её сложно найти хоть с помощью интернета перечитаю
Опасная леди - Коул Мартинаберетта
24.01.2011, 9.38





Прочла вторую книгу этого писателя.И опять понравилось.Мне очень и очень нравится как она пишет.Все читается на одном дыхании.хотя и сюжеты сложные.Обожаю её.
Опасная леди - Коул МартинаОльга
20.07.2013, 17.11





Написано вообщем хорошо,но в романе столько жестокости и насилия, а так мало любви!!!!!! Как могут родные братья и сестра убивать друг друга, грубит друг на друга с таким матом....Вообщем дочитала для того чтобы узнать что станет с Морой и Терриком. Неужели и в реальном мире тоже ТАК!!!!!
Опасная леди - Коул МартинаСара
30.10.2013, 19.50





От прочитанного романа-один негатив,просто жестокость и насилие зашкаливают.И конечноже этот роман никак не назовёшь любовным.Девушка выкуривающая по60сигарет в день,пьющая стаканами самое крепкое пойло,разбивающая мет трубой колени своим жертвам-это героиня любовного романа?
Опасная леди - Коул МартинаЕва
13.06.2015, 15.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100