Читать онлайн Хозяйка ночи, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 45 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка ночи - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка ночи - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка ночи - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Хозяйка ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 45

Томми наблюдал, как Бриони ковыряет еду на тарелке. Он пристально смотрел на нее, отмечая все детали ее внешности, начиная с волос, убранных в высокую прическу и открывавших стройную шею, до накрашенных ярко-красным лаком ногтей. В длинном темно-зеленом платье и подходящих по цвету босоножках она казалась ему настоящей леди. Ее глаза были искусно подкрашены. Тонкие линии подводки подчеркивали выразительность глаз и скрывали возраст.
Всем сердцем он хотел, чтобы она поделилась с ним своими мыслями. Что-то изводило ее уже целую неделю. По ночам она делала вид, будто спит, но того, кто провел столько бессонных ночей рядом с ней, обманывать не стоило. Он знал, что она притворяется.
– Ну же. Бри… Скажи мне, что случилось. Мы никогда ничего не скрывали друг от друга, так ведь?
Вопрос застиг Бриони врасплох. Сначала Томми увидел в ее глазах боль, а затем смущение.
– Девочка моя, что бы там ни сидело в твоей головке, лучше поделись этим. Даже если просто поговорить о проблеме, она автоматически перестает казаться такой огромной.
Надо ли рассказывать?
Стоит ли открыться и рассказать ему о тех демонах, что мучили ее день и ночь? О вине и страхе, – да, страхе, потому что она боялась своего сына, боялась того, что он думает о ней… Бриони закрыла глаза и покачала головой:
– Я скоро расскажу тебе, любимый. Я обещаю.
– Это очень серьезно?
Бриони услышала боль в его голосе, и ей стало стыдно.
– Достаточно серьезно. Это семейная проблема.
– Значит, это не из-за меня?
– Нет, Томми Лейн. Это не из-за тебя. Это из-за того, что случилось давным-давно и теперь вернулось, чтобы измучить меня.
В таком случае Томми знал, о чем речь. Только одно могло восстать из прошлого и причинить ей боль – ее сын.
Понимающе кивнув, Томми вновь принялся за превосходный пудинг из почек, приготовленный Кисси.
Он решил разузнать побольше о Бенедикте Дамасе. Если Бриони так страдает из-за этого маленького паршивца, он хочет знать о нем все. Только дойдя до десерта, Томми вспомнил, что «маленьким паршивцем» назвал Бенедикта зря. Сын Бриони был всего лишь на тринадцать лет младше своей матери.
Эта мысль не отпускала Томми всю ночь. Неожиданно он снова увидел как наяву красивую юную девушку, одетую в голубой бархат. И, будучи джентльменом, он сказал себе, что с тех пор она нисколько не изменилась.


Дэниэл причесывался перед зеркалом в коридоре дома Бойси. Он услышал голос Сьюзи, доносившийся из гостиной, и скрипнул зубами. Эта Сьюзи – просто дура с длинным языком. Если бы она была его женщиной, он живо заставил бы ее заткнуться – если нужно, с помощью оплеух.
– Значит, всю ночь я должна оставаться дома одна, да, Бойси Каванаг? Значит, у нас такие планы на вечер? Ты смоешься отсюда, а я буду сидеть здесь и сходить с ума?
Бойси посмотрел на свою маленькую жену долгим взглядом и вздохнул.
– У меня есть кое-какие дела, Сьюзи. Я постараюсь не задерживаться…
Она перебила его:
– О, за меня не волнуйся, Бойси. Точнее сказать, за нас – за меня и моего ребенка. Мы будем сидеть здесь и смотреть телик. Как, черт возьми, мы всегда и делаем. А ты вали отсюда и развлекайся!
Бойси снял пиджак со спинки стула и быстро вышел из комнаты.
Однако Сьюзи не собиралась отпускать его так легко. Она пошла за ним. Ворвавшись в коридор, она набросилась на него вне себя от гнева:
– Ты – вонючий ублюдок! Если ты сейчас уйдешь, можешь не возвращаться! Я говорю серьезно!
Бойси схватил ее за запястья и оторвал от себя.
– Хватит! – негодующе рыкнул Дэниэл. – Что за бред!
Бойси и Сьюзи вздрогнули и уставились на него. Они не ожидали его увидеть – Дэнни вошел в тот момент, когда уходила мать Сьюзи, и, не показываясь на глаза, стоял в коридоре, ожидая, пока закончится скандал. Однако Сьюзи Рэнкинс на сей раз сказала слишком много и все-таки вывела его из себя.
– Послушай, дорогая, ты вышла замуж за мужика, – обратился к ней Дэнни. – Слыхала о таких? Если тебе нужен был кто-то поприличней, следовало проводить время в ресторанах, где обедают служащие и страховые агенты. Но тебе очень хотелось пощекотать себе нервы и сделаться миссис Каванаг. Ну что ж, ты получила то, что хотела. Так что заткнись и дай нам от тебя отдохнуть!
Сьюзи стояла как вкопанная. В голосе деверя звучала такая открытая ненависть, что все слова застряли где-то у нее в горле.
Сьюзи посмотрела на Бойси, ожидая поддержки, но его взгляд был жестким. Она унизила его при брате и больно задела его самолюбие. Сьюзи вдруг поняла, что она наделала. Ее охватил страх. Сердце бешено колотилось в груди, боль сжала горло, глаза наполнились слезами. Исходившие от нее волны страха были почти ощутимы физически. Однако Бойси не чувствовал к ней жалости. Она унизила его в глазах брата – такой раны не наносил ему еще никто.
– Бойси… – Это была мольба.
Резко отвернувшись от жены, Бойси вышел из дома. Дэнни покачал головой и наставил на Сьюзи палец:
– Если зайдешь слишком далеко, девочка, то пожалеешь. Если я услышу, что ты снова ведешь себя в том же духе, тебе придется иметь дело со мной. Запомни это. Женившись на тебе, он тебя возвысил, но он может сбросить тебя хоть в преисподнюю, если захочет.


Констебль Сефтон, одетый в официальный костюм, сидел перед инспектором Беллингом. Его длинные волосы были собраны в «хвост», серьги в ухе уже не было. Он взял предложенную ему чашечку кофе и осторожно отхлебнул обжигающего напитка.
– Ну что, Сефтон, чем живут улицы? Констебль пожал плечами:
– Да все как обычно. В своем рапорте я указал имена дилеров, поставщиков и некоторых наркоманов – тех, из которых можно выудить какую-то информацию. От остальных пользы как от козла молока. Но кое-что я не стал включать в рапорт, поскольку подумал, что мне стоит сначала переговорить об этом с вами.
Беллинг кивнул:
– Продолжай.
– Я снял девочку. Ее зовут Делия Даулинг. Она завсегдатай клубов, она может познакомить меня со многими людьми. Ее двоюродные братья – близнецы Каванаг, а ее отец – Маркус Даулинг.
Сефтон с удовольствием заметил, как насторожился инспектор.
– Дело в том, что под влиянием ЛСД она рассказала мне о смерти небезызвестного Джимми Селларса. Кажется, его убили ее отец и близнецы, но в семье Каванаг все держатся вместе и защищают своих. У меня такое ощущение, что из-за этого случая семья теперь не больно жалует Делию. Читая между строк, можно сделать вывод, что это она подставила Селларса и это ее мучает. Все-таки Селларс был отцом ее ребенка.
Беллинг нахмурил брови.
– Я знаю. Лиммингтон – мой старый друг. Ты правильно сделал, что не включил это в рапорт. Как думаешь, она расколется, если на нее поднажать? Если мы найдем что-либо и на нее?
Сефтон усмехнулся.
– По-моему, если говорить с ней не слишком любезно, она сделает все, что угодно. Она из тех людей, которые любят быть в центре драмы. Такие создадут драму даже там, где ее нет. Я думаю, она сдаст свою родную бабушку, если цена и время будут подходящими.


– Я говорю вам, мистер Каванаг, так он сказал. – Винс Барлет боялся Бойси, но должен был первым сообщить ему правду. Бойси следовало знать: Винс тут ни при чем.
– Значит, Парголис претендует на нашу территорию? Откуда ты это знаешь?
– Мистер Каванаг, я не знаю точно. Но ходят слухи, что его видели с Дэйви Митчеллом.
Ну вот, наконец-то он смог выдавить это из себя, а теперь пусть Бойси Каванаг делает с информацией, что ему угодно. Барлет смахнул каплю с кончика носа, и Бойси передернуло.
– Сгинь, Винс.
Сказано это было спокойно, почти дружелюбно, и Винс, который всегда все понимал с полуслова, исчез в мгновение ока.
Бойси посмотрел ему вслед. Барлет походил на хорька, Бойси тошнило от одного его вида. Винса не любили, даже ненавидели, но парень знал свое дело, и потому его терпели. Порой он добывал очень ценную информацию.
Однако Митчелл – это совсем другое дело. После похорон Розали он исчез из поля зрения, и это было хорошо, потому что, попадись он на глаза, Бойси тут же пристрелил бы его, а ведь братья обещали тете Бриони его не трогать. Что ж, у них имелись претензии к нему тогда, а теперь их стало еще больше. У Бойси накопилось немало домашних проблем, да плюс еще эта… Его даже радовала возможность наконец разобраться со всеми сразу.
Лиммингтон был на седьмом небе от счастья после разговора с Беллингом.
Если то, что рассказал Беллинг, правда, то на сей раз они точно припрут семейство Каванаг к стенке. У Лиммингтона появилось ощущение, что самая его заветная мечта вот-вот готова сбыться. Конечно, Делия Даулинг – не очень надежный свидетель в том плане, что употребляла наркотики, но, с другой стороны, кто лучше нее мог знать о том, на что способна их семья? Если бы только все это оказалось правдой…
Близнецам удалось ускользнуть от него тогда. Большие мальчики оказались крепким орешком. Но даже большие мальчики иногда получают хорошую порку. Рано или поздно они совершат ошибку, и он дождется этого момента.
Молодой констебль вошел в комнату и улыбнулся:
– К вам пришла леди, сэр, пожилая, маленькая, и говорит, что ей нужно поговорить с вами о чем-то важном.
– Кто она? Я ее знаю?
– Не думаю, но она полагает, что ее информация очень вас заинтересует. Это насчет Бриони Каванаг. Ее зовут Хайди Томпкинс.
– Пригласи ее.
Лиммингтона охватил охотничий азарт. Бриони Каванаг, тетка и приемная мать близнецов…
Однако внешность вошедшей в кабинет женщины удивила его. Невысокого роста, одетая в невообразимое тряпье, очевидно выданное ей где-то в приюте, она принесла с собой характерный запах бедности, заполнивший всю комнату. Почувствовав также запах сидра, Лиммингтон понял, что перед ним «девушка с набережной», то есть попросту бродяжка. Но самым неприятным в ней были ее глаза. Они постоянно моргали. У инспектора голова начинала кружиться, когда он смотрел на нее.
Он предложил ей стул и открыл окно. Снова усевшись, он ободряюще улыбнулся гостье, надеясь, что ее рассказ не окажется слишком длинным.
Она заговорила. Голос ее был хриплым от многолетнего курения и употребления крепких напитков. Ее рот растянулся в пьяной улыбке, и Лиммингтон лишь с большим трудом сохранял любезный вид.
– Мне нужны деньги, и мой друг сказал мне, что вы могли бы дать мне маленько.
– Простите, мисс Томпкинс, а почему я должен снабжать вас деньгами? – Голос инспектора прозвучал более грубо, чем ему хотелось бы, но уж очень сильную антипатию вызывало в нем это никчемное существо.
Моргая уже не так часто, она сказала:
– Потому что я могу обвинить Бриони Каванаг в двух убийствах, совершенных много лет назад. Понимаете, когда-то я работала у мисс Каванаг прислугой в ее доме в Гайд-парке. Ну, я, конечно, была совсем девчонкой, но не такой дурой, как они могли подумать. Вы слышали о Вилли Болджере? Он был сутенером, порезал и убил одну из девочек Каванаг, Жинелль ее звали. Бриони вдвоем с Томми Лейном приговорили его и быстренько убрали. И еще убрали Оулдса. Я знаю обо всем, что тогда произошло. Я еще знаю, что Бриони Каванаг родила ребенка от мистера Генри Дамаса. Няня ребенка была моей подругой. Мы с Салли до сих пор иногда видимся. Так что, как видите, я могу много чего рассказать, мистер Лиммингтон.
Инспектору едва удавалось скрыть волнение.
– Откуда вы знаете, что они кого-то убили? Хайди ухмыльнулась:
– Потому что я специально разузнавала. Я видела тело Жинелль в деревянном ящике в ту ночь, когда его привезли к нам. Вместо лица там было месиво. Бриони сказала при мне: «Все, Болджер – покойник». Позже говорили, что он застрелился, но я так не думаю. Потом много еще ходило разговоров про Оулдса. Бриони и Томми после его смерти стали считаться баронами Ист-Энда. Они пошли в Виктория-парк и убили его там. Я готова выступить на суде.
– В самом деле?
Бродяжка снова быстро заморгала глазами.
– За определенную цену. Я могу даже сказать, что сама все видела. Что вы захотите, то и скажу. Потому как, если по справедливости, они должны ответить за все. Иногда для того, чтобы поймать воров, нужно самому на время стать вором.
Лиммингтон откинулся в кресле и расслабился. Эта женщина знала, зачем пришла. С ее помощью он мог просто распять Каванаг. Эту женщину можно было научить, что надо говорить, ее можно было буквально выдрессировать. Он получал возможность засадить Бриони Каванаг за решетку на длительное время. Его тошнило от собственных мыслей, но желание, даже не желание, а насущная потребность убрать близнецов и их тетушку оказалась настолько сильной, что врожденная честность отступила.
– Когда произошли эти убийства?
– В двадцатых годах. Я тогда была еще совсем девчонкой. Хочешь верь, хочешь не верь, я ведь моложе Каванаг, но мне никто в жизни не помогал. Я никогда не стала бы спать с кем-то за деньги.
Хайди Томпкинс произнесла это с видом праведницы, а Лиммингтону захотелось сказать: «Разве что абсолютный идиот мог бы заплатить за то, чтобы заниматься сексом с тобой». Но он только мило улыбнулся.
– Хотите чашечку кофе, мисс Томпкинс?
– Хочу, а также бутербродов и всего такого прочего, если вы можете это устроить. Я такая голодная, что могла бы съесть дохлую лошадь, завернутую в матрасы.
Лиммингтон почувствовал, как улыбка сползает с его лица. Лишь усилием воли он заставил ее вернуться на место.
– Слава богу, лошадей у нас здесь нет. Ветчина с помидором подойдет?
Женщина засмеялась.
– Что угодно, мой милый. Все, что съедобно. А затем мы с тобой можем перейти к делу.


Изабель Дамас вязала. Казалось, всю свою жизнь она только и делала, что вязала и вышивала. Теперь она просто не смогла бы жить, если бы вдруг лишилась возможности заниматься рукоделием. В пять часов к ней должна была прийти внучка Натали, и ей хотелось успеть довязать спинку кашемирового свитера.
Она посмотрела на часы и вздохнула. Час дня. Взгляд ее остановился на телефоне. Она едва удержалась от того, чтобы не снять трубку и не позвонить Бенедикту. В последнее время их отношения стали очень натянутыми. Прошлое никуда не делось. Оно всегда было рядом. Всегда. Изабель услышала стук в дверь и крикнула:
– Входи, Катриона.
Женщина неопределенного возраста вошла и сделала реверанс.
– К вам женщина пришла, мадам, просила передать ее визитную карточку.
Изабель взяла маленькую белую карточку, прочитала имя и побледнела.
– Позови ее, Катриона.
Девушка озадаченно посмотрела на хозяйку и вышла. Леди была очень хорошо одета, но ее речь не соответствовала внешнему виду. Она разговаривала как простолюдинка.
– Привет, Изабель.
Взглянув на Бриони, Изабель поймала себя на том, что почти обрадовалась, увидев ее. Наверное, это возраст, когда становится приятно видеть лица из прошлого. Но Бриони она видеть не хотела.
– Чего тебе надо?
Бриони покачала головой в ответ на резкость.
– А ты как думаешь?
Бриони была удивлена тем, как сильно изменилась Изабель. Канули в прошлое приятная полнота и густые каштановые волосы. Кануло в прошлое все, что хоть немного напоминало о юности. Изабель вообще выглядела гораздо хуже, чем обычно выглядят люди в ее возрасте.
– Бен не хочет видеть тебя, Бриони, – ледяным тоном объявила Изабель.
Бриони почувствовала жалость к женщине, которая всегда жила не своей жизнью. Жалость помогла Бриони преодолеть неловкость. Ей стало почти легко. Сев в кресло напротив, она сказала:
– Я уже видела его.
Она заметила, как приоткрылся рот Изабель. Она также заметила настоящий неприкрытый страх на ее густо напудренном лице.
– Он приходил ко мне недавно. Был очень расстроен. Изабель обмякла в кресле. Она сдалась – об этом свидетельствовал ее вопрос:
– Как он? Бриони вздохнула:
– Несчастлив. Очень несчастлив. Чертов ублюдок Генри постарался на славу.
Изабель кивнула:
– Да, Генри был тяжелым человеком, Бриони. Впрочем, ты и сама это знаешь. Я часто спрашиваю себя, как бы я поступила, будь я сейчас такой молоденькой, как тогда? Тогда все делалось по-другому. Ты просто выходила замуж, и все.
– Бен пришел ко мне домой, и это было непростое свидание, – продолжала Бриони. – Не зная меня, он невзлюбил меня заранее, но в то же время ему безумно хотелось разобраться, какой же я человек. Его можно понять. Интересно, ты говорила ему что-нибудь обо мне, о нашем прошлом?
Изабель покачала головой:
– Ни слова. Я даже не знала, что он ходил к тебе. Он со мной сейчас не разговаривает. Уже довольно давно. Даже его дети начинают это замечать. Фенелла, его жена, все понимает. Она хорошая девушка. Она хотела было рассказать все моим внукам, но, слава богу, Бенедикт остановил ее.
Бриони усмехнулась. Последние несколько слов разозлили ее.
– О да, слава богу! Мы не можем позволить детям знать свои корни, так ведь? Мы не должны делать им больно, рассказывая о том, что они – продукт отношений больного человека и ребенка, что их бабка лишь на тринадцать лет старше их отца! Это запретная тема. По-моему, Изабель. причиной нынешнего положения вещей является как раз твоя скрытность – ты столько лет скрывала правду о твоем муже и твоей жизни. На самом деле ты выкрала моего сына. Да, ты относилась к нему с любовью и добротой. Я так уважала тебя, что позволила тебе забрать его у меня. И ты воспользовалась этим! Ты забрала его практически сразу после родов. И после этого я стала тебе не нужна, да? Ты торопилась забрать ребенка, чтобы я, не дай бог, не опозорила его. Но пятно позора, нравится тебе это или нет, никуда не делось. Я родила его, и теперь он знает правду. Беда случилась потому, что ты всерьез думала обманывать всех вечно. Увы и ах!
Гнев извергался из Бриони лавиной, и она не хотела сдерживать его. В течение многих лет она собиралась сказать Изабель эти слова. Сколько раз, лежа в постели, она вновь и вновь мысленно представляла себе их встречу. По ее сценарию она, уходя, забирала с собой ребенка. Однако ее ребенок стал уже взрослым мужчиной, у него появились своя семья и свои дети, и было уже слишком поздно. Слишком поздно для всех.
– Я любила его, Бриони, больше, чем ты можешь себе представить. Я боготворила этого мальчика. Я делала все для него.
Бриони медленно покачала головой.
– Говоришь, любила его? Я тоже любила его, и ты это знаешь, а то, что ты делала, ты делала не для него. Признайся: ты все делала для себя.
И вдруг Бриони поняла: этот визит никому не нужен, он – пустая трата времени. Она подняла свою сумку с пола, но Изабель схватила ее за руку. Было удивительно, сколько осталось силы в этой почти старческой руке.
– Послушай, Бриони, пусть хоть что-то хорошее выйдет из нашей встречи. С твоей помощью я могла бы вернуть сына… Ты могла бы заставить его понять… – Голос Изабель был тихим и полным отчаяния.
Бриони грубо стряхнула ее руку.
– Из-за тебя я потеряла его. С какой стати я буду помогать тебе? Господи, хватает же у людей наглости! Я хотела увидеть тебя, потому что знала: мы больше никогда не встретимся. И я очень этому рада, поскольку ты мне отвратительна, Изабель Дамас. Ты жила ложью в своем собственном мирке. Теперь твоя ложь выходит тебе боком, и я рада, что я не единственная, кому сейчас больно.


Бойси рассказал брату обо всем, что услышал от Винса. Дэниэл медленно кивнул. На его лице не дрогнул ни единый мускул.
– Ты знаешь, что это означает, не так ли, Бойси? Это означает, что мы должны вывести их из игры. Мы избавимся от них от всех разом. Пусть будет море крови. Я не позволю этому козлу Парголису зариться на наше добро, а уж тем более этому уроду Митчеллу. Я мог бы убить кого-нибудь прямо сейчас, так все во мне кипит.
Дэниэл сжал кулаки. Костяшки его пальцев побелели от напряжения.
– Я думаю, стоит потрясти нескольких лидеров группировок, – продолжал он. – Если Парголис мутит воду в нашем районе, то мне интересно узнать, почему никто не доложил нам об этом. Может быть, он купил наших друзей? Может, он вообще хочет прийти и жить в моем доме? А, я знаю, он хочет, чтобы мы прямо сейчас составили завещание и отписали ему все! Пидор, гребаный пидор! Ему нужно все, что у нас есть, ты понял? Ладно, посмотрим, как далеко он уйдет без ног!
– Успокойся, Дэнни, успокойся ты, Христа ради!
– Успокоиться, говоришь? Может, эта дура Сьюзи сожрала твои мозги и ты вообще ничего не соображаешь? У нас хотят отобрать все, а ты смотришь на это разинув рот!
– Спасибо, Дэнни, спасибо за то, что объяснил, какой я идиот. Мне только этого и не хватало сегодня вечером.
Дэниэл взглянул в лицо брата, и ему стало стыдно.
– Извини, Бойси. Честно, друг. Это все злость. Я так зол.
Бойси засмеялся:
– А ты думаешь, я не зол? Совершенно, ни в малейшей степени? Я слишком толстокож для того, чтобы чувствовать гнев и раздражение? Вам со Сьюзи нужно объединиться. Просто позор, что вы до сих пор живете в разных домах! Кажется, изводить меня доставляет вам обоим жуткое наслаждение. И опять же, время пролетает незаметно!
Дэниэл взял брата за плечи, слегка встряхнул, затем посмотрел ему в глаза.
– Я был неправ, Бойси. Я ничего не смог бы сделать без тебя, брательник. Ты и я на самом деле одно целое. Без тебя я был бы ничто, брат. Есть только два человека, которыми я дорожу в этой жизни, – ты и тетка.
Бойси закусил губу, и, подчиняясь единому порыву, братья обнялись.
– Мы достанем этих уродов, Дэнни. Мы найдем их и сотрем с лица земли.


Питер Парголис стоял в клубе «Два пудинга» в Стратфорде с большим бокалом бренди в одной руке. Другой рукой он обнимал женщину по имени Синтия Молинг. Синтия была особенной проституткой. Со своим бюстом она проделывала такие веши, что бросала вызов физическим возможностям человека и удивляла даже искушенных любителей порно. Дэйви Митчелл одолжил ее развлечься на вечер своему дорогому другу, а теперь наблюдал за тем, как Парголис смакует бренди. Митчелл знал, что Парголис намеревается завладеть некоторыми заведениями в Ист-Энде, принадлежавшими близнецам, и надеялся в ходе грядущего передела урвать неплохой кусок для себя. Дэйви собирался сыграть одну из главных ролей в этой игре, иначе он не стал бы связываться с греком.
Благодушествуя после пары кружек пива, Митчелл окинул взглядом зал и увидел одного из верных близнецам людей, Дикки д'Арси. Длинный язык всегда подводил Митчелла. Решив, что это хорошая возможность подняться в глазах Парголиса, он начал дразнить д'Арси:
– Ой, д'Арси! А где же сегодня вечером близнецы? Дома с мамочкой, да? Два куска дерьма… Как поживает Бойси? Его молодая жена выглядит хреново. Наверное, обнаружила, что братья трахают друг друга в задницу?
Парголис и его люди засмеялись. Синтия – нет, она слишком хорошо знала братьев Каванаг, чтобы позволить себе смеяться над ними, да еще при всем честном народе.
– Почему бы тебе не заткнуться и не дать шанс своей заднице, Митчелл? – процедил д'Арси. – Что с тобой? Намешал виски с пивом и окосел?
Митчелл стал серьезным. Он наставил на д'Арси желтый от табака палец:
– Скажи этим двум ублюдкам, что дни их сочтены. Я не боюсь их, дружок. Тротуары провоняли ими, все вокруг провоняло ими. Скоро эти тротуары станут нашими. Передай им это от меня.
Д'Арси притворился, будто дрожит от страха, и произнес фальцетом:
– Что это за шум? Ах, так это же мои коленки трясутся! Спустись на землю, Митчелл! Ты будешь просто дохлым мясом после того, как близнецы узнают, что ты наговорил сегодня вечером. Просто дохлым мясом!
Повернувшись спиной к Митчеллу, д'Арси продолжал выпивать и разговаривать как ни в чем не бывало. Митчелл направился было к нему, но Парголис удержал его за руку:
– Потерпи, Дэйви, потерпи. Вскоре все они запоют по-другому.
Синтия Молинг закинула свою сумочку на плечо.
– Ты куда? – спросил Парголис. Синтия ответила недружелюбно:
– Как можно дальше от всех вас, дружок, вот куда. Если бы я хотела испортить отношения с семьей Каванаг, вы бы мне для этого не понадобились.
С этими словами она вышла из клуба, взяла такси и поехала домой, не заработав за вечер ни пенни, но ужасно довольная тем, что найдется много свидетелей ее ухода. Она не хотела оказаться втянутой в эту историю. Ни за какие коврижки.
Винс вышел из клуба следом за ней, насвистывая себе под нос. Он хотел связаться с близнецами до того, как они услышат о происшедшем от д'Арси или других посетителей клуба. Братья обещали Винсу за каждую порцию информации по двадцать пять фунтов, а деньги были ему нужны.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка ночи - Коул Мартина



Очень интересный роман!! Это практически сага семьи с непростой историей. Советую прочитать!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаАнна
27.05.2013, 15.07





Гарний роман про сильну жінку, яку не зломало життя і яка пройшла свій життєвий шлях з гордо піднятою головою. Читайте і не пожалкуєте!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаИнна
7.07.2013, 13.18





отвратительный роман, очень затянутый,так и не смогла дочитать, ни интересных героев,ни сюжета
Хозяйка ночи - Коул Мартиналюбитель
8.07.2013, 9.56





Хороший роман.
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
16.07.2013, 8.13





Я под впечатлением...настолько роман хорош.Очень жизненный.Для тех кто любит только коротенькие книжки,он конечно тяжеловат...Но когда-нибудь я ещё его перечитаю.Хороший писатель..мне понравилось
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
18.07.2013, 14.58





Это третий роман писательницы, который я читаю... На протяжении прочтения меня не покидало чувство отвращения к ГГ. Но тем не менее, я перечитывала его несколько раз, но все с тем же чувством... Все таки Мартина Коул - отличная писательница!rnРОМАН ВЕСЬМА СПЕЦИФИЧЕН!!! НА ЛЮБИТЕЛЯ МАТОВ И ПИКАНТНЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаВики
20.03.2014, 22.44





очень понравилось-супер
Хозяйка ночи - Коул Мартинаарина
16.07.2015, 18.23





Весьма странная книга!!! На мой взгляд ничего особенного! Не захватывает! Читаю 37 главу и думаю, когда же начнется кульминация... Дважды начинала читать и также легко бросала на середине, ну, думаю,надо дочитать до конца и избавиться от этой книги.
Хозяйка ночи - Коул МартинаВиола
19.02.2016, 0.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100