Читать онлайн Хозяйка ночи, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 44 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка ночи - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка ночи - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка ночи - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Хозяйка ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 44

– Ну так где же ты был, Бойси? Просто развернулся и ушел вечером, не сказав даже «до свиданья», а потом всю ночь где-то пропадал. Я хочу знать, где ты был. Более того, Бойси Каванаг, я хочу знать, с кем ты был!
За время замужества в голосе Сьюзи появились резкость и театральные интонации, которых не замечалось раньше. Бойси безуспешно попытался обнять жену.
– Не трогай меня, я не знаю, где ты был, – вырвалась Сьюзи.
Бойси стиснул зубы и, подавив гнев, спокойно произнес:
– Сьюзи, дорогая, у меня появились кое-какие дела вне дома, вот и все. Я никогда не обсуждаю свои дела с тобой, моя любовь. Чем меньше ты знаешь, тем лучше. А теперь закрой, пожалуйста, свой рот и накорми меня завтраком. Я голоден как волк.
По его тону Сьюзи поняла, что подошла к критической черте. Зная, что дальше давить нельзя, она отступила, одарив мужа долгим ледяным взглядом, вышла из комнаты и отправилась готовить яичницу с беконом. Лицо ее было бесстрастным, но в душе бушевал ураган.
Она жила в большом роскошном доме, обставленном по ее вкусу, денег у нее куры не клевали, и она собиралась родить ребенка. Она знала, что муж ее любит. Тогда почему же она была несчастлива? Почему ходила как в воду опущенная и постоянно затевала ссоры?
Потому, отвечала она себе, что ей ненавистна каждая секунда пребывания в этом доме. Ненависть стала расти с тех самых пор, как исчезло чувство новизны и она стала понемногу понимать, какова будет ее настоящая супружеская жизнь.
Сьюзи не могла никуда выйти – ни одна, ни с друзьями. Она могла выходить только со своим мужем, и то чаще всего в клубы, владельцем которых он был. Его тетушки часто навещали их и ожидали, что она так же часто будет таскаться к ним.
Бойси следил за ней, словно ястреб. С друзьями Сьюзи, которые время от времени захаживали к ним, он обращался очень холодно, объясняя это тем, что ему не о чем говорить с подростками.
Но Сьюзи сама была в том же возрасте, разве нет?
Она хотела жить своей собственной жизнью, но ей даже не позволялось громко включать музыку, потому что Бойси терпеть не мог шума.
Ей надоело то, что с ней обращались как с королевой в магазинах или на рынках. Ей это действовало на нервы. Накануне она зашла в овощной магазин, и продавец тут же бросил другую покупательницу, чтобы обслужить ее. В глазах таких рядовых покупательниц Сьюзи видела открытую ненависть.
Сьюзи хотелось крикнуть им: «Не желаю вам оказаться на моем месте, милые! Это только кажется, будто все так замечательно, а на самом деле все по-другому. Я словно птица в клетке. Я не могу вздохнуть без того, чтобы кто-нибудь не спросил меня, для чего я это делаю».
Сьюзи бросила три тонких ломтика бекона на сковородку. Горячий жир тут же брызнул во все стороны, несколько капель попало на ее щеки. От боли на ее больших кукольных глазах выступили слезы.
Она ненавидела свою беременность, она ненавидела свое замужество, ненавидела родственников мужа, вечно крутившихся рядом и всюду совавших нос. Ей не нравилось, что муж обращается с ней как с игрушкой, которой можно поиграть, когда захочется, а затем убрать в ящик до следующего раза.
Через десять минут она поставила перед мужем завтрак и, налив две чашки кофе, села напротив и стала наблюдать, как ее большой красивый супруг поглощает еду.
Она поняла, что скоро возненавидит и его самого.


Бесси и Лизель помогали Керри одеваться к выступлению на телевидении. После появления при содействии Бриони в музыкальном шоу на Би-би-си-2 к Керри почти полностью вернулась былая слава. Теперь, год спустя, она получала довольно много предложений. Лизель была на седьмом небе от счастья, видя такой поворот событий. Теперь она состояла менеджером при своей матери, что хотя и сокращало число визитов к отцу в Нью-Йорк, тем не менее очень ее радовало.
– Этот темно-зеленый очень идет тебе, мама, он подчеркивает цвет твоих глаз. Будешь хорошо смотреться в кадре.
Керри чуть заметно вздохнула. Ее волновал не столько наряд, сколько возможность зайти перед выступлением в комнатку за сценой и быстренько глотнуть водки. Она сделала над собой усилие и улыбнулась:
– Спасибо, дорогая. Я думаю, что на сей раз я всех удивлю выбором песни. Представляешь, я буду петь на конкурсе! Это в моем-то возрасте.
– Послушай, мам, жюри обязательно оценит твою песню. В нем сидят люди, знающие толк в музыке. С конца пятидесятых идет возрождение джазовой музыки, и вполне естественно, что о тебе вспомнили. В свое время ты была одной из лучших джазовых и блюзовых певиц. Ты пела блюзы тогда, когда большинства нынешних исполнителей еще и в помине не было! Я нисколько не удивлюсь, если ты снова окажешься на вершине. Ты заслуживаешь этого.
Керри улыбнулась. Да, Лисси прекрасная дочь. Абсолютная вера в талант матери являлась одним из главных ее достоинств. Как менеджер она управляла матерью и ее делами железной рукой. Никто не мог пренебрегать Керри Каванаг, когда ее дочь была рядом.
В некоторых отношениях Лизель напоминала Бриони. Она обладала такой же целеустремленностью, как ее тетка. В прошлом году Бриони сдержала данное Лизель обещание: она взялась за Керри, одела ее с головы до ног, устроила так, чтобы та получила приглашение на музыкальное шоу, сама отвела ее туда и позволила ей перед этим выпить две большие порции водки для снятия нервного напряжения. Керри спела чисто и душевно, сразу вернув себе былых поклонников и завоевав сердца многих новых – тех молодых людей, которые потом прослушали все семьдесят восемь вышедших ранее пластинок Керри. За последний год Керри снова научилась радоваться жизни.
Сегодня вечером ей вновь будет позволено принять две большие порции водки перед выступлением. Кроме того, она надеялась незаметно сделать еще пару глотков. Лизель смирилась с тем, что перед каждым выступлением матери требовалось выпить. Это было так просто: если позволять Керри выпить перед выступлением, то она давала такие концерты, что удовольствие от них получали и сама Керри, и Лисси, и слушатели. Керри уже выступила во всех популярных музыкальных телепередачах и вместе с Бесси пела по всему Лондону.
Керри снова пила, но оставалась дееспособной, так что даже доктор, выписанный и оплачиваемый Бриони, не мог придраться к ней. Как он сам говорил, многие люди выпивают по стакану-другому вина каждый день. Это снимает стресс и прогоняет страхи.
Керри нравился доктор Монтгомери. Он был как раз тем типом врача, который ей требовался. Она никому не рассказывала о том, что этот парень за пятьдесят долларов вкалывал ей демерол. В конце концов, никто ее об этом не спрашивал. Так зачем же все портить?


Тепло от студийных ламп разливалось по студии, и Бриони поудобнее устроилась в кресле. Вокруг нее сидели разные люди – старые и молодые, но объединяло их всех одно: они хотели слышать голос Керри Каванаг. Бриони чувствовала себя такой защищенной, такой непобедимой, словно невидимое волшебное покрывало окутало ее с головы до пят. Так много пришлось пережить их семье, что ничего страшного с ними больше случиться не могло, – эту мысль внушало Бриони царившее в студии общее настроение.
Вышел ведущий и начал свою речь, глядя то в объектив камеры, то на слушателей в студии:
– Сегодня здесь присутствует женщина, которая поет вот уже почти пять десятков лет. После двадцатилетнего перерыва она вновь вернулась на сцену, доказав, что до сих пор является одной из лучших. Мисс Керри Каванаг!
Зажглись огни позади сцены, и в их лучах появились Керри и ее группа. Оглушительные аплодисменты не смолкали в течение трех минут. Когда шум наконец стих, Керри заговорила с аудиторией сильным мелодичным голосом:
– Спасибо. Спасибо вам всем и каждому в отдельности. Сегодня вечером я хотела бы исполнить для вас несколько знакомых вам старых песен, но сначала я спою вам песню, которую услышала недавно и которая глубоко тронула меня. Я надеюсь, что она понравится и вам.
Молодой человек начал играть на акустической гитаре, Керри подошла к микрофону и, взяв его в руку, в течение нескольких минут отбивала ногой ритм. Затем она начала петь «Я и Бобби Макги». Аудитория замерла, вся во власти чистых звуков, раскрывающих богатство таланта Керри во всей его полноте. В какой-то момент все расслабились и стали просто наслаждаться пением.
К одинокой акустической гитаре присоединились две электрогитары, барабан и пианино. Музыка набирала мощь, и, перекрывая все остальные звуки, вверх летел чистый и сильный голос Керри.


Свобода – это лишь еще одно определение состояния, когда терять нечего.
Ничто не стоит ничего, но оно и есть свобода.


Пораженная Бриони слушала, как голос сестры в своем прежнем неповторимом стиле выводит песню Дженис Джоплин. Не только Бриони, но и все остальные слушатели теперь понимали, что Керри действительно будет петь до самой смерти. Ей было уже за шестьдесят, и тем не менее она сумела дать песне новое звучание, добавила глубины, и музыканты, которые играли сейчас так, словно от игры зависела вся их жизнь, гордились своей причастностью к этому волшебству.
Когда Керри закончила выступление, аудитория встала и зааплодировала хрупкой женщине на сцене. Овации были оглушительными. Ведущий вышел на сцену и присоединился к аплодисментам. Зал словно сошел с ума. Хлопали даже операторы.
Бриони посмотрела на Кисси, которая тоже попросилась на концерт. Та улыбалась, хотя по ее щекам текли слезы. Бриони давно не было так хорошо. Счастливая, она откинулась на спинку кресла и погладила руку Томми. Он ответил легким рукопожатием, затем наклонился к ней и коснулся губами ее щеки.
– Она умеет петь, Бриони, никто и никогда не сможет отнять это у нее.
Бриони кивнула. Томми прав. Никто не мог отнять этого у Керри – даже сама Керри, хотя, видит Бог, она пыталась, и временами очень усердно.


Бриони напевала песню Керри, когда направлялась от дома к машине. У нее было легко на сердце, она не шла, а летела и чувствовала себя очень молодой. Томми отправился на собачьи бега вместе с Дэниэлом, Бойси и Маркусом. Этот вид досуга не только доставлял удовольствие, но и приносил прибыль, ведь игорный бизнес принадлежал братьям. Бриони же собралась навестить Керри и Лизель. Внезапно на тротуаре она увидела человека, словно поджидавшего ее. Солнце светило ей прямо в глаза, и она часто заморгала, приближаясь к стоявшей против света темной фигуре. Почему-то человек казался ей знакомым, хотя она и не видела его лица. Когда Бриони приблизилась к нему, сердце ее замерло в груди.
Мужчина инстинктивно протянул руку, чтобы поддержать ее. Бриони схватилась за эту руку как утопающий за соломинку, чувствуя тепло тела своего сына впервые за много лет.
– Мисс Бриони Каванаг, – голос не спрашивал, а утверждал.
Бриони задохнулась и едва смогла произнести:
– Бенедикт…
Как только она назвала его имя, Бенедикт понял: все было правдой. Он наблюдал за Бриони целый год, следил за каждым ее шагом, присматривался. Он нанял частных детективов, чтобы те выяснили все о ее бизнесе, и несмотря на это, его желание узнать о ней как можно больше так и не получила утоления. Как бы плохо о ней ни говорили, какой бы ужасной она ни казалась, она притягивала его как магнит. Ему нужно было узнать о ней все. Теперь он хотел поговорить с ней.
Презрение и любопытство смешались в нем. Она – его настоящая мать, она родила его.
– Проходи… Заходи в дом… – Бриони говорила с трудом. Он нашел ее. Она всегда на это надеялась. Он нашел ее, и вот он здесь, в дверях ее дома. Радость Бриони не имела границ. Молча он прошел за ней.
Стоило Кисси бросить взгляд на вошедшего – и рот ее открылся от изумления. Ей показалось, что она видит вторую Бриони: те же зеленые глаза, тот же овал лица, те же рыжие волосы. Это был сын Бриони собственной персоной.
Бриони закрыла дверь и жестом пригласила Бенедикта сесть. Он присел осторожно, будто боялся сломать кресло. Она налила два больших бокала бренди. Бенедикт молча взял свой бокал.
Несколько долгих, очень долгих минут они рассматривали друг друга. Сходство было очевидно обоим. Обоим хотелось о многом спросить друг друга, но, осторожничая, они не выказывали своих истинных чувств. Казалось, прошла вечность до того момента, когда Бриони первой решилась нарушить тишину.
– Кто тебе сказал?
– Отец.
Бриони впитывала звуки его голоса с таким наслаждением, словно после долгих часов в пустыне ей дали напиться из источника с чистой родниковой водой.
– Генри? Тебе сказал Генри? Бенедикт покачал головой:
– Он умер в прошлом году. Он упомянул об этом в своем завещании. Я не знал, даже не догадывался…
Бриони услышала боль в его голосе – боль и потрясение от того, что ему пришлось узнать. Новость явно не доставила ему никакой радости.
– Это было очень давно. Более пятидесяти лет назад. Впрочем, ты уже знаешь об этом.
– Вы были проституткой, ребенком-проституткой. Бриони показалось, будто ее ударили. Голова ее пошла кругом. Как он это сказал! Ее охватил гнев.
– Послушай меня, Бенедикт Дамас. Мне едва исполнилось тринадцать лет, когда я тебя родила, тринадцать лет! Мой отец продал меня твоему отцу, просто взял и продал! Таковы были условия сделки. Сначала это случилось с моей сестрой Эйлин, упокой Господь ее душу – она так и не смогла пережить того, что с ней сделали. Она умерла из-за Генри Дамаса, но сначала из-за него она сошла с ума! Изабель выкупила тебя у меня. Я родила тебя и, видит Бог, я любила тебя, любила больше всего на свете, но обстоятельства сложились так, что мне пришлось отказаться от ребенка. Твой отец не мог спать со взрослыми женщинами, он любил девочек, у которых еще и груди-то не было и которые не знали, как устроен мужчина. Он покупал девочек и платил за них, как другие мужчины платят взрослым проституткам. Извини, что развеиваю твои иллюзии на его счет, но такова правда. Он сформировал мою жизнь, он задал ей направление и оставил меня лишь наполовину женщиной, существом, которое в течение долгих лет не могло чувствовать любви к мужчине. Не проходило дня с тех пор, Бен, чтобы я не вспоминала о тебе, мой единственный родной ребенок. Извини, если я не соответствую твоим представлениям о матери джентльмена, с этим я ничего не могу поделать.
Бенедикт сухо произнес:
– Я ненавидел Генри Дамаса всю мою жизнь. Забавно, за всю жизнь я любил только одного человека – моего деда, точнее, отца моей приемной матери. А теперь я знаю, что в действительности мы с ним были друг другу никем.
Бриони не удивилась, но уже жалела о собственной откровенности. Этот высокий, изысканный, красивый человек пугал ее, хотя ей нравились его внешность, его манеры, его голос. Он пугал ее потому, что смотрел на нее свысока. Бенедикт заранее решил, что должен стыдиться своей настоящей матери и того, чем она занималась. От этого ей хотелось плакать.
– Зачем ты сюда пришел? Зачем ты хотел меня видеть? Она спрашивала и в то же время с ужасом ожидала ответа.
– Я хотел узнать тебя, я хотел видеть тебя и говорить с тобой. Мне нужно было понять, от кого же я произошел, мне нужно было знать, действительно ли ты такая вульгарная и низкая, как мне говорили…
Бриони рассмеялась тяжелым горестным смехом, похожим скорее на плач.
– Ну и как? Я такая?
Бенедикт залпом допил вино.
– Да, такая.
С этими словами он встал и вышел из комнаты.
Бриони слышала звук его шагов, когда он шел к двери, она слышала поскрипывание его дорогих ботинок, когда он пересекал посыпанную гравием подъездную дорожку для машины, она слышала, как он уходил от нее прочь.
И тогда слезы бурным потоком вырвались наружу, а вместе с ними – горечь стыда и унижения.
Это был он, ее сын, ее мальчик. Всем своим существом она по-прежнему любила его.


С колотящимся сердцем Бенедикт вышел из дома своей матери. Он видел ее, говорил с ней. Он сидел в ее доме. Самое большое впечатление произвело на него то, что она, казалось, одного с ним возраста. Они могли бы быть братом и сестрой.
Открыв дверцу своего автомобиля и сев за руль, он почувствовал, как сердце постепенно начинает биться ровнее. Он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоить дыхание.
Итак, разница в их возрасте необычно мата.
Брат и сестра.
От бегавших по кругу мыслей ему становилось дурно. Мысленным взором он увидел мать совсем девочкой лет десяти или одиннадцати. Он увидел своего отца таким, каким видел его на многочисленных старых фотографиях, увидел, как он овладевает ребенком, словно взрослой женщиной, использует девочку как свою собственность. Ведь он же заплатил за нее! Перед глазами Бенедикта встали испуганное лицо той девочки, ее волнистые рыжие волосы и огромные зеленые глаза. От воображаемой сцены его затошнило, а от мысли, как больно сделал Бриони он сам, ему стало еще хуже. Но он ведь и хотел этого, хотел сделать ей больно, этой девочке-женщине, которая его родила. Он хотел, чтобы она страдала так же, как он страдал весь последний год.
Но не страдала ли она все пятьдесят пять лет с тех самых пор, как отец впервые взял ее? Не за то ли решил он, Бенедикт, причинить ей боль, что она отказалась от него, отдала его Изабель и Генри Дамасам, в то время как он являлся ее плотью и кровью, ее сыном, а она была его матерью? Не хотел ли он отомстить ей за каждую малую толику той боли, которую причинил ему отец, не выносивший своего сына? Ведь Генри Дамас мучил мальчика по одной-единственной причине: тот представлял собой продукт его противоестественных отношений с Бриони Каванаг. Мать Бенедикта сама была ребенком, и жена Генри Дамаса Изабель купила у нее сына, потому что отчаянно хотела иметь ребенка…
С высоты своего возраста вспоминая прошлое, Бенедикт теперь ясно видел: он сам служил орудием, с помощью которого Генри Дамасом можно было манипулировать. Изабель пользовалась приемным сыном, чтобы отомстить мужу за пустоту и никчемность своего замужества и всей своей жизни.
Не потому ли он хотел сделать больно Бриони Каванаг? Не потому ли, что из-за нее ему делали больно всю жизнь?
Да, но именно благодаря сделке Бриони с Изабель он теперь имел то, что имел. Хорошее образование, прочный брак, двух здоровых детишек, денег столько, что иногда он не знал, на что их потратить, и сверх того – положение в обществе, переданное ему по наследству дедом. Бенедикт Дамас являлся теперь лордом Баркгамом. Эта мысль отразилась кривой усмешкой на его лице. Лорд Баркгам, плод извращенного влечения мужчины к детям. Было тяжело знать о себе такие вещи, но теперь он понимал, что ему волей-неволей придется скрывать в себе это знание ради своих детей.
Ему хотелось броситься назад в тот дом, в объятия той женщины, разрыдаться у нее на плече и слушать ее хрипловатый голос – пусть она успокоит его, пусть скажет, что все будет хорошо… Вместо этого он завел свой «мерседес» и поехал домой к жене Фенелле, дочери Наталье и сыну Генри Дамасу-младшему. Домой, к своей настоящей жизни… которая, в сущности, не была настоящей жизнью ни сейчас, ни раньше.
В свои пятьдесят с лишним лет он чувствовал себя сиротой. После того, что он узнал за последний год, это уже не казалось ему чем-то ненормальным.


Делия сидела в маленьком клубе «Валет пик» в Сохо, в котором играли джаз, подавали теплое пиво и закрывали глаза на употребление наркотиков. Рядом с ней стоял черноволосый молодой человек с трехдневной щетиной на лице. Ему нравилось в Делии то, что она имела какое-то отношение к Керри Каванаг. Джимми Селларсу тоже всегда нравилось, что она связана с людьми, которыми он восхищался, прежде всего с близнецами. Делии было грустно оттого, что она сама не нажила того уважения, которым пользовались ее тетя и братья. Она взяла у парня, которого звали Энди, кусочек пропитанной наркотиком бумаги и положила бумажку на покрытый толстым налетом язык. Ей было просто необходимо принять наркотик. Ну и что? Куда ни глянь, повсюду она видела таких же, как Джимми Селларс. Наркоманы, нюхачи и кислотники. Ей казалось странным, что из пор их тел еще не сочатся химикаты. Тем не менее она скучала по своему Джимми, очень скучала.
Вскоре зала клуба затянулась розовым туманом. Лица, похожие на пластилиновые, проплывали перед ее глазами. Она подняла руку: пятнадцать рук поднялись и задвигались вместе в абсолютной гармонии. Она улыбнулась сама себе. Всех окружавших ее людей окутывала голубая дымка. Тела танцующих причудливо переплетались. «Ну и пусть это из-за ЛСД, – размышляла она. – Ведь так классно видеть мир по-другому и в то же время все четко понимать».
Энди вручил ей бокал с пивом, она с удовольствием выпила, и сразу теплые пузырьки побежали по телу. Каждый нерв ее тела был обнажен, каждая клеточка была способна чувствовать. Именно это и нравилось ей в ЛСД. Только находясь под кайфом, она жила по-настоящему. Как только дурман улетучивался, она теряла ощущение жизни. А настоящая жизнь походила на помойку. Если не было наркотиков, чувства ее притуплялись и внутри возникала пустота. Тому, кто изобрел ЛСД, следовало бы вручить Нобелевскую премию, его следовало бы чествовать и превозносить. Тот, кто изобрел синтетическое счастье, заслуживал высшей награды человечества.
Так думала Делия, пока ее взгляд не наткнулся снова на парня с длинными черными волосами и кривой улыбкой. Прежде чем она успела сообразить, кто это такой, ее уже вывели из клуба, посадили в машину и привезли на квартиру в пригороде, где играл «Пинк Флойд». Вскоре она уже вовсю болтала с чернявым парнем.
Она рассказывала ему все о себе, о своей жизни, о своем ребенке, о смерти отца ребенка.
Парень внимательно слушал, то поддакивая ей, то задавая вопросы.
Делия, все еще находившаяся под воздействием наркотика, ничего не подозревала и отвечала на все вопросы совершенно откровенно. Ничто не насторожило ее.
Потом они занялись любовью.
Это, как ей показалось, было лучшей частью вечера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка ночи - Коул Мартина



Очень интересный роман!! Это практически сага семьи с непростой историей. Советую прочитать!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаАнна
27.05.2013, 15.07





Гарний роман про сильну жінку, яку не зломало життя і яка пройшла свій життєвий шлях з гордо піднятою головою. Читайте і не пожалкуєте!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаИнна
7.07.2013, 13.18





отвратительный роман, очень затянутый,так и не смогла дочитать, ни интересных героев,ни сюжета
Хозяйка ночи - Коул Мартиналюбитель
8.07.2013, 9.56





Хороший роман.
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
16.07.2013, 8.13





Я под впечатлением...настолько роман хорош.Очень жизненный.Для тех кто любит только коротенькие книжки,он конечно тяжеловат...Но когда-нибудь я ещё его перечитаю.Хороший писатель..мне понравилось
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
18.07.2013, 14.58





Это третий роман писательницы, который я читаю... На протяжении прочтения меня не покидало чувство отвращения к ГГ. Но тем не менее, я перечитывала его несколько раз, но все с тем же чувством... Все таки Мартина Коул - отличная писательница!rnРОМАН ВЕСЬМА СПЕЦИФИЧЕН!!! НА ЛЮБИТЕЛЯ МАТОВ И ПИКАНТНЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаВики
20.03.2014, 22.44





очень понравилось-супер
Хозяйка ночи - Коул Мартинаарина
16.07.2015, 18.23





Весьма странная книга!!! На мой взгляд ничего особенного! Не захватывает! Читаю 37 главу и думаю, когда же начнется кульминация... Дважды начинала читать и также легко бросала на середине, ну, думаю,надо дочитать до конца и избавиться от этой книги.
Хозяйка ночи - Коул МартинаВиола
19.02.2016, 0.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100