Читать онлайн Хозяйка ночи, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка ночи - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка ночи - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка ночи - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Хозяйка ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 42

Джимми Селларс проснулся совершенно обессиленным. Большую часть предыдущего дня он провел под кайфом, но сейчас эйфория сменилась наркотическим похмельем, и сердце, отбивая бешеный ритм, едва не выскакивало из груди. Он слышал легкое дыхание Делии рядом с собой и тихий плач Фэйт, доносившийся из-за тонкой перегородки. Этот плач и разбудил его.
Он заскрипел зубами. Ребенок действовал ему на нервы. Все действовало ему на нервы.
Повернувшись на матрасе, лежавшем на полу, он взял окурок из переполненной пепельницы и закурил, глубоко вдыхая дым конопли и надолго задерживая его в легких, прежде чем выпустить наружу. Голова у него закружилась, и он попытался расслабиться.
Его взгляд, бесцельно блуждавший по комнате, задержался на любимом постере – девушка в коротком белом теннисном платье стояла спиной, в одной руке у нее ракетка, другой она сжимает великолепную загорелую ягодицу. Почувствовав напряжение в паху, Джимми прокрутил в мыслях обычный сценарий: девушка поворачивается к нему лицом и призывно задирает перед платья.
Он вновь повернулся в постели и посмотрел на Делию. Грудь ее высунулась из-под одеяла, и в утреннем свете на ней виднелись голубоватые следы растяжек. Возбуждение у Джимми тут же пропало. Он пожалел о том, что действие наркотика кончается. Под кайфом у него еще могло бы что-то получиться с Делией, но в трезвом виде его уже совершенно к ней не тянуло. Как странно, что он вообще когда-то мог спать с ней. С момента рождения Фэйт Делия стала для Джимми лишь докучной помехой. Впрочем, она всегда была шилом в заднице. Одно хорошо: у нее есть деньги. У нее всегда водились деньги. В свое время она дала ему денег, чтобы он мог начать собственный бизнес.
Сейчас они жили в блочной многоэтажке, и денег от семьи она уже не получала. Она думала, что Джимми будет содержать ее и ребенка. Это доставало его больше всего. Денежки тают так быстро, а тут еще эта вечно плачущая соплюха в другой комнате.
Он взглянул на часы. Час пятнадцать, а эта сука все еще спит. Ребенка нужно было кормить несколько часов назад, неудивительно, что девочка плачет. Джимми грубо толкнул Делию в бок, и та резко открыла глаза.
– Ты чего? – Под глазами у нее были круги от размазанной туши, волосы представляли собой жирную слипшуюся массу.
– Вставай и пойди посмотри на этого гребаного ребенка. Ему сто лет жрать не давали.
Делия повернулась на спину и протяжно зевнула.
– Дай сначала курнуть.
Он передал окурок, она взялась за горящий конец и обожглась.
– Так тебе и надо, жирная сучка. А сейчас сделай мне чаю и разберись с ребенком.
Делия встала с матраса. Тело ее, большое и неуклюжее, было с вечера накачано ЛСД и коноплей. Джимми закрыл глаза, чтобы не видеть жену.
Делия натянула грязный халат и потопала босиком в спальню дочери.
Джимми напряженно прислушивался. Раздался звук шлепка и душераздирающий крик. Вскочив с матраса, Джимми быстро пошел в комнату ребенка. Фэйт стояла в кроватке, которая была слишком мала для нее, на щеке ее краснел след от пощечины. Из носа текли сопли, глаза опухли от слез.
Джимми трижды хлестнул Делию ладонью по щекам, так что голова ее замоталась из стороны в сторону. Схватив жену грубой лапищей за ухо, он притянул ее лицо к своему:
– В один прекрасный день, Делия, я расскажу твоей драгоценной семье, как ты обращаешься с ребенком. Я расскажу им все о тебе, старушка Делия, лучшая мамаша года! А сейчас, черт побери, накорми ребенка и дай мне немного отдохнуть. Мне еще работать сегодня вечером.
Она посмотрела на бородатое лицо в обрамлении длинных нечесаных волос и закусила губу, чтобы не расплакаться.
Она знала, на какую работу он собирается пойти вечером: будет слоняться без дела, строя из себя незнамо что, приторговывая здесь, пробуя новый наркотик там, и закончит вечер в постели с какой-нибудь малолетней проституткой.


Инспектор Лиммингтон сидел в приемной министра внутренних дел. Он нервно стряхивал существующие и несуществующие пылинки со своего добротного черного костюма, который в последний раз надевал на похороны сына. Его единственный сын погиб во время службы в армии. Нелепый инцидент, который ничего не значил ни для кого, кроме родителей погибшего и свидетелей случившегося.
Секретарша, женщина неопределенного возраста, любезно сказала:
– Вы можете войти.
Гарри Лиммингтон прошел в дверь министерского кабинета и тихо прикрыл ее за собой. Крупный мужчина, сидевший за столом, пригласил его сесть. Гарри присел, слушая окончание телефонного разговора.
– О'кей… Да… О'кей, тогда я буду там около восьми тридцати… Да, там же, где обычно, «Лордз Бар».
Он положил трубку и широко улыбнулся инспектору. Оба поднялись для рукопожатия. Рука министра походила скорее на руку рабочего. Это впечатление навсегда запомнилось Лиммингтону.
– Извините, что заставил вас ждать, старина, возникло срочное дело. Могу я предложить вам чего-нибудь? Чаю, кофе или чего-нибудь покрепче?
– Спасибо, сэр. Чаю, пожалуйста.
Министр нажал кнопку на телефоне:
– Пожалуйста, мисс Причард, два чая.
«Интересно, как часто он предлагает чай своим гостям», – подумал Лиммингтон. В человеке за столом, несмотря на его дружелюбие и приветливость, чувствовалась сила. Поэтому Лиммингтон радовался тому, что они по одну сторону баррикад. Он видел министра по телевизору бесчисленное количество раз, и вот теперь сидит у него в гостях и в полной мере ощущает его власть и могущество.
Они говорили о разных пустяках, пока не принесли чай – слабо заваренный напиток в чашках из тонкого фарфора, которые Лиммингтону было страшно и в руки-то взять. Когда мисс Причард вышла, министр с расстановкой произнес:
– Вам нужны Каванаг, мне тоже нужны Каванаг. Я думаю, мы можем действовать сообща.
Лиммингтон повел бровью и отхлебнул чаю, давая себе время на размышление. Он пытался понять, почему министр выбрал именно его.
Министр, казалось, был несколько озадачен молчанием собеседника. Лиммингтона забавляло его недоумение, но он, разумеется не показывал виду.
– Все, что у вас есть на них, я прошу передать мне. Мне лично. Думаю, вместе мы сможем прижать их к ногтю.
– Вы уверены? – скептически произнес инспектор.
– Естественно. Вы наверняка знаете: у семейки Каванаг есть уши во всех департаментах правительства. Они, по крайней мере их тетушка, знают обо всем, что только еще затевается в коридорах власти. Если мы хотим поймать их, нам следует быть очень и очень осторожными. Я считаю, что вы именно тот человек, который сможет наконец переловить эту волчью стаю.
Лиммингтон медленно растянул губы в улыбке:
– Мне кажется, я вас понимаю.
Министр тоже улыбнулся, потирая свои большие руки.
– У Каванаг много врагов, и на данный момент все их так называемые друзья хотят убрать их с дороги едва ли не больше нашего. Но сделать все нужно очень аккуратно, поэтому я и позвал вас.
Гарри Лиммингтон откинулся на спинку кресла. Улетучился даже его страх разбить чашку из тонкого фарфора. Теперь он понял, почему находится здесь. Но плевать хотел на то, сколько больших богатых задниц он спасал, охотясь на Каванаг. Они были нужны ему самому, нужны так сильно, что он ощущал просто физическую потребность достать их. Теперь, похоже, он сможет это сделать.


Генри Дамас умер в дорогой частной лечебнице. Его жена и сын оставались с ним до самой смерти. Впрочем, чтобы соблюсти приличия, они и не могли вести себя иначе. Теперь Бенедикт с женой и матерью находились в приемной юриста, ожидая оглашения завещания.
Изабель, словно помолодевшая после смерти мужа, сидела со сложенными на коленях руками и хотела только одного: чтобы все это поскорее закончилось.
Мистер Оттербаум, адвокат, посмотрел на них поверх пенсне и набрал побольше воздуха в грудь.
– Это завещание было составлено в 1951 году. Оно очень кратко. Ваш муж всегда был немногословен, как вы прекрасно знаете.
Изабель кивнула, а про себя подумала: «Давай же скорее, старый придурок». Потом до нее дошло, что «старый придурок» моложе ее.
– «Я, Генри Дамас, будучи в трезвом уме и добром здравии, оставляю все, чем владею, моему родному сыну Бенедикту. Он может позаботиться о своей матери так, как посчитает нужным».
Все трое замерли, выпрямившись в креслах. По их лицам было видно, что они оскорблены.
– «Поскольку родная мать его – мисс Бриони Каванаг, я думаю, он сам решит, как ему надлежит поступить. Таким образом, моя жена, Изабель Дамас, не наследует ничего, поскольку ее отец оставил ей хорошее состояние».
Мистер Оттербаум посмотрел на клиентов с выражением соболезнования на лице.
– Я могу только передать вам то, что написал ваш муж. Я не имею права выражать свое сожаление по поводу написанного. Завещание заверено моим отцом.
Изабель крепко зажмурилась.
– Скотина! Грязная вонючая скотина!
Эти слова вертелись в ее голове. Она не сознавала, что произнесла их вслух.
Ничего не понимавший Бенедикт озадаченно посмотрел сначала на жену, затем на мать.
– Что здесь, черт возьми, происходит?
Изабель схватила его за руку и покачала головой. Из глаз ее полились слезы.
Полтора часа спустя Бенедикт узнал правду о своем рождении. Изабель, обозленная на своего почившего мужа, рассказала ее так же грубо и бессердечно, как это сделал бы сам Дамас-старший. Бенедикт мрачно слушал историю о девочке, родившей в тринадцать лет сына от своего растлителя, и чувствовал, как форель, которую он ел в обед, просится наружу. Теперь он знал, почему никогда не любил отца, почему всегда чувствовал отвращение к нему. Теперь он знал, почему отец никогда не относился к нему так, как другие отцы относятся к своим сыновьям. Горькая правда жизни заставила заплакать Бенедикта, не унаследовавшего силы духа своей родной матери.
Фенелла Дамас, его жена, выслушала повесть о семейных тайнах с похвальным спокойствием. Изабель могла коситься на нее за это, но в характере Фенеллы имелось одно примечательное качество: ничто не могло удивить ее.
Фенелла с нетерпением ждала того момента, когда сможет пересказать все детям. Особенно Натали, этому ребенку золотых шестидесятых, которой должна особенно понравиться такая история. Их настоящая бабушка – проститутка! Прямо-таки сенсационный материал из газеты «Мир новостей».
У Бенедикта, однако, имелись свои мысли на этот счет.


Бриони, Керри и близнецы попивали некрепкий кофе и говорили о предстоящей свадьбе Бойси. Впервые за многие годы Керри проявила искру интереса к чему-то во внешнем мире. Она хотела знать все детали: где состоится венчание, во что будут одеты новобрачные, что будет на столе. Лицо ее оживилось, и Бриони увидела в ней что-то от прежней юной и жизнерадостной Керри. Бриони стало грустно.
Бойси отхлебнул кофе и откусил большой кусок бутерброда с сыром.
– Я вот думаю, тетя Керри, ты не могла бы спеть в церкви? Я знаю, Сюзанне бы это понравилось.
Бриони пристально посмотрела на Керри.
– Ой, я не знаю.
– Керри, без твоего пения и свадьба не свадьба. Ты же всегда поешь на всех праздниках. – Голос Бриони прозвучал совершенно естественно.
Керри закурила и покачала головой:
– Бри, я уже тысячу лет не пела… Я даже не знаю, смогу ли я.
Бриони сжала подлокотники кресла и решительно предложила:
– Я вам так скажу: давайте рискнем. Вместе. Я помогу тебе, Керри. Будем тренироваться каждый день, посмотрим, что из этого получится. Как по-вашему, мальчики?
– Я думаю, свадьба Бойси просто не состоится, если наша любимая тетушка не споет на ней. Ну пожалуйста, тетя Керри! Можешь выбрать песню, которая тебе нравится. Возьмем старый оркестр Бесси, они все еще классно играют. Что скажешь? Оркестр Бесси будет на свадьбе в любом случае.
Керри почувствовала, как по ее жилам пробежала искра нетерпения.
– Ну, я могу попробовать. Я тут на днях слышала по радио одну классную вещь… – задумчиво произнесла она. – Но не знаю, мальчики, я не уверена, что смогу вытянуть ее.
Бойси и Дэниэл улыбнулись ей одинаковыми улыбками, показав одинаковые зубы.
– Конечно, ты сможешь. Мы, Каванаг, можем все.
Керри поежилась и снова сделала глубокую затяжку. «Некоторые Каванаг действительно могут всё, – подумала она. – Но не все. Не я».
– Эвандер приедет на свадьбу? – спросила она. Лицо Бойси сразу стало серьезным:
– Ты против, если он приедет? Если ты не хочешь его видеть, мы не станем его приглашать. Лисси поймет.
Керри вздохнула:
– Я не против, Бойси. Ты имеешь право приглашать кого хочешь, это твой день, в конце концов.
Бойси нежно поцеловал Керри в щеку. Она почувствовала запахи лимонного крема после бритья и выпитого за обедом виски.
Она проглотила слюну.
Дайте ей выпить только разок, и она запоет как соловей. На свадьбе будет море выпивки, и никто не станет постоянно наблюдать за ней. Даже Каванаг это не под силу.
– Я говорила вам, что Би-би-си охотилось за вашей тетей с предложением выступить на одном из своих шоу? – с гордостью спросила Бриони. – С тех пор как одна из ее песен была использована для рекламы новых духов, Керри снова стала популярной.
Дэниэл спросил с воодушевлением:
– Почему бы тебе не взяться и не спеть у них, тетя Керри? Я слышал, как ты поешь для себя, и мне это понравилось. Тебя наверняка потом будут приглашать на разные программы.
Керри нервно рассмеялась:
– Посмотри на меня, Дэнни, малыш. Я – старая женщина. Кому я интересна?
Бриони возмущенно фыркнула. Однако слова Дэнни навели ее на интересную мысль.
– Керри, будь готова завтра в девять тридцать. Нам с тобой надо будет ненадолго съездить кое-куда.
– Куда, Бри? – подозрительно спросила Керри.
– Утром узнаешь. Это сюрприз.
Маркус и Бернадетт слушали дочь с выражением гнева на лицах.
Делия разыграла козырную карту, задрав поношенную, в пятнах от чая футболку и показывая им синяки на груди и плечах.
– Он меня избил! Мне пришлось защищать от него малышку.
Все взгляды обратились к Фэйт, которая сидела на диване и уплетала свежее пирожное.
Маркус побагровел от ярости. Он инстинктивно приложил руку к груди, словно пытаясь удержать готовое выскочить сердце.
– Ты хочешь сказать, что он бил тебя и ребенка?
Делия кивнула. Глаза ее округлились от жалости к самой себе.
– И ты никогда никому не рассказывала про это? Ни одной живой душе? – Маркус сорвался на крик. Он и представить себе не мог, как такое можно вынести, не поделившись ни с кем.
– Потому-то я и не хотела, чтобы вы приходили ко мне домой. У Джимми постоянно бывают какие-то подозрительные люди, торговцы наркотиками и им подобные… Из-за него я и не звала вас. А сегодня он просто рехнулся. Я думала, он убьет или меня, или малышку Фэйти.
Бернадетт тяжело вздохнула. Ее материнский инстинкт требовал встать на защиту дочери и внучки, но женское чутье подсказывало ей, что Делия скорее всего лжет. Делия сызмальства отличалась чудовищной лживостью, причем обычно сама верила в собственные выдумки. Взгляд Бернадетт метнулся к мужу, который мерил шагами комнату. Кулаки его были сжаты. Она спросила:
– Если Джимми бил тебя и ребенка, то почему ты никогда не говорила нам об этом? Недавно ты провела у нас две недели. Почему ты тогда не сказала нам ничего? Мы даже предположить не могли, что у вас не все ладно.
Берни заметила, как забегали глаза дочери. Делия занервничала: она не была готова к расспросам. Маркус выручил ее. Он заревел:
– Черт возьми, Берни, да он запугал ее до смерти! Ты что, не видишь?
Берни подняла руку:
– Я хочу сказать, что Делия много раз имела возможность все нам рассказать. Просто подумай об этом, Маркус! Она не из той семьи, где всего боятся. Ни про тебя, ни про мальчиков не скажешь, что вы слишком пугливы. А ведь ты ее отец, а они – ее братья. Джимми Селларс – абсолютный идиот, если он думает, что может безнаказанно избивать нашу дочь.
Делия вскочила и истерично закричала:
– Вот почему я никогда не рассказывала, папочка! Потому что она всегда на его стороне. Всегда. Я знала, что мама не поверит мне.
Тяжелыми шагами Делия пересекла пространство гостиной и подхватила Фэйт на руки.
– Что ж, если меня не принимают здесь, я найду куда пойти, но я не вернусь к этому ублюдку, который изуродовал мне лицо.
Маркус подошел к дочери и взял у нее испуганного ребенка. Затем, прижав Фэйт к груди, он сказал Бернадетт:
– Берни, иногда ты удивляешь меня! Твоя дочь вся в синяках с головы до пят, у твоей внучки фингал под глазом, а ты заступаешься за эту мразь! Должно быть, при последней подтяжке лица тебе по ошибке впрыснули что-то в мозги! – Он повернулся к заплаканной дочери: – Ты останешься здесь, моя любовь, а с ним позволь разобраться мне и твоим братьям. Этот урод не скоро сможет снова ударить кого бы то ни было. Он сейчас дома?
Чтобы произвести максимальный эффект, Делия плаксиво шмыгнула носом.
– Сейчас его нет, но он придет ночью. Поздно ночью.
– В таком случае мы с твоими братьями поедем и разберемся с ним. А теперь возьми малышку Фэйти и иди наверх. Если тебе нужны деньги или что-нибудь еще, подойди ко мне потом, ладно?
Делия кивнула. Взяв дочь, она вышла из комнаты, бросив напоследок испепеляющий взгляд на мать. Маркус осуждающе покачал головой:
– Я не понимаю тебя, Бернадетт!
Берни слегка пожала плечами:
– Это видно, что не понимаешь. Ты веришь ей, не так ли?
– Естественно! Этот длинноволосый битник стал слишком распускать руки. Сегодня он получит свое. Никто не может тронуть меня или мою семью и не ответить за это лично передо мной!
Бернадетт усмехнулась.
– Рада слышать это, но все же послушай меня, Маркус, и послушай внимательно. Наша дочь – шлюха, причем завравшаяся шлюха. Поверь мне, дружок, я знаю ее получше тебя. Поэтому подумай хорошенько, прежде чем пойдешь к ее парню. Он не так плох, как его тебе изображают. Видит Бог, бывали времена, когда я сама хотела ее убить.
Маркус смотрел на жену с омерзением.
– Тогда откуда синяки? Ответь мне!
– Я не спорю, что он мог ударить ее, Маркус, но и она вполне могла заслужить побои. Она может довести кого угодно, она может заставить архангела Михаила взяться за меч.
Маркус покачал головой и пулей вылетел из комнаты. Бернадетт громко вздохнула.
Она любила обеих своих дочерей, но, как это ни странно, Делию, несмотря на ее ужасный характер, она любила больше. Но Бернадетт всегда называла вещи своими именами. А Делия могла и святого вывести из себя.
Наверху Делия, уложив Фэйт на свою старую кровать, гладила ее рыжие волосы. Джимми ушел после драки и сказал ей, чтобы к моменту его возвращения ноги ее в доме не было. Он сказал ей, что она уродливая жирная сучка и он не хочет больше иметь с ней ничего общего. Он еще сказал, что она скользкая и липкая, как вонючий грязный кит. Именно эти его слова и обидели Делию сильнее всего. К тому же он действительно говорил то, что думал. Он еще добавил, что вот уже шесть месяцев встречается с Оливией Сэндз, которая считалась подругой Делии. Ну что ж, его ожидает большой сюрприз, потому что никому, никому на свете она не спустит такое с рук.
А менее всего такому подонку, как Джимми Селларс. Этому двуличному подонку!
Когда Фэйт заснула, Делия, улыбаясь, все еще гладила ее огненно-рыжие волосы, так похожие на волосы тети Бриони. Правда, неприятно было видеть синяк у ребенка под глазом.
Лучше бы она ее не трогала, мать обязательно что-нибудь заподозрит.
Немного погодя Делия прошла в ванную и долго лежала в успокаивающей ванне. Затем она осмотрела себя критическим взглядом в зеркале. Вид собственного грузного тела поверг Делию в уныние. Слезы защипали ей глаза. Со времени рождения Фэйт она перестала бороться с лишним весом. Она решила начать принимать амфетамины и забросить коноплю. Конопля вызывала зверский аппетит, а амфетамины подавляли его. Очень скоро она снова станет такой, как раньше.
Весело напевая, Делия вымыла голову и побрила ноги отцовской бритвой.
Хотела бы она видеть лица Джимми и Оливии, когда ее отец с братьями нагрянет к ним сегодня ночью. На это стоит посмотреть!
После того как Делия наконец закончила мыться и вышла, ванная выглядела так, словно в нее попала бомба. Бернадетт подобрала грязное белье дочери, ее одежду и полотенца, которыми та вытиралась. Посмотрев на толстый слой грязи на стенках ванны, Бернадетт тяжело вздохнула.
Делия вернулась домой.


Дэниэла и Бойси взбесило то, что рассказал им Маркус. Теперь они сидели дома у Бойси, трое больших и опасных мужчин, планируя свои дальнейшие действия. Маркус наслаждался предвкушением мести. Ярость этих троих была почти осязаема – казалось, она пронизывает электрическими разрядами воздух в комнате. Для Джимми Селларса это значило, что он больше никогда не сможет обидеть ни дочь Маркуса, ни его внучку, и вообще ни одну женщину. Если он выживет сегодня ночью, он останется человеком только наполовину, и эта мысль успокаивала Маркуса.
Через десять минут они прибыли к обшарпанной многоэтажке на окраине, где их ждала добыча.
Толпа длинноволосых людей на мотоциклах наблюдала, как они въезжали на автостоянку. Белый «роллс-ройс» никак не вписывался в пейзаж.
Бойси и Дэниэл презрительно смотрели на длинноволосых, не скрывая отвращения к их одежде и к ним самим. Высокий белобрысый парень с водянистыми голубыми глазами разинул рот, глядя на чудо-автомобиль.
– Чего уставился? – Голос Дэниэла прозвучал очень жестко. Парень узнал его и быстро забормотал:
– Ничего. Ничего, мистер Каванаг. – Вся бравада байкеров улетучилась, как только они поняли, с кем имеют дело.
– Тогда заткнись и присмотри за моей машиной. Одна маленькая вмятина на ней – и я лично порву тебя на куски. Понял?
Трое мужчин вошли в подъезд. Оба лифта стояли на первом этаже, и они осторожно прошли в тот, который вез на четные этажи. Бойси поморщился от запаха мочи.
– Классное место, правда? Неудивительно, что Делия не хотела принимать здесь родню.
Бойси нажал кнопку десятого этажа, двери с шумом сомкнулись, загудел подъемно-спусковой механизм. Все трое молчали, стараясь не дышать из-за стоявшего в кабине смрада. Достигнув десятого этажа, лифт дернулся и замер. Двери открылись. Трое мужчин постояли на площадке, с удивлением глядя на черную девочку лет восьми, играющую в камушки на бетонном полу. Малышка смотрела на них глубокими темными глазами. В них не было страха, только детское любопытство. Откуда-то слышалась песня Дженис Джоплин.
Дэниэл забарабанил в дверь квартиры Делии.
Никто не отвечал. Он забарабанил снова, на этот раз громче.
Молодая белая женщина вышла из квартиры напротив. Увидев мужчин, она увела девочку, захлопнула дверь и закрылась на замок.
С первыми ударами в дверь Джимми посмотрел в глазок и тут же вызвал полицию. Едва он успел положить трубку, как Бойси вышиб дверь. Джимми стоял в передней. В голове у него моментально прояснилось, конопляный дурман выветрился – он нутром почувствовал, что сейчас его будут бить.
– Привет, Джимми, сынок. Я слышал, ты очень занятой мальчик? – ласково поинтересовался Дэнни, вытаскивая из-под полы пальто черенок мотыги, заботливо обмотанный изолентой.
Джимми не мог оторвать взгляда от этого изуверского оружия.
– Я никогда ее всерьез не трогал, клянусь вам!
Бойси засмеялся:
– А как же малышка Фэйт с ее подбитым глазом, ты, пидорас?
Он заехал Джимми по скуле своим тяжелым кулаком. Джимми отлетел на несколько шагов и приземлился на диван. Он схватился за скулу дрожащей рукой.
– Я бил ее, да, но никогда не трогал ребенка. Фэйти била сама Делия. Из-за этого у нас драка и началась!
– Ты лжешь, ублюдок! – злобно крикнул Маркус и начал бить Джимми изо всех сил. Мгновенно к нему присоединились Бойси и Дэниэл. Первый удар черенком мотыги пришелся Джимми по затылку.
К счастью, Джимми быстро потерял сознание, которое так никогда больше и не вернулось к нему. Последним, что он услышал, был голос Дженис Джоплин, исполнявшей его любимую песню: «Возьми еще немного от моего сердца». Он умер три часа спустя на операционном столе в больнице Святого Георгия.
Полиция прибыла через пять минут после того, как нападавшие покинули дом. Каким-то чудесным образом никто ничего не видел и не слышал. Однако другого полиция и не ожидала.
Лиммингтон посмотрел на искалеченное тело, которое отправляли в больницу, и стиснул зубы. Он достанет этих Каванаг. Достанет и заставит их исчезнуть навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка ночи - Коул Мартина



Очень интересный роман!! Это практически сага семьи с непростой историей. Советую прочитать!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаАнна
27.05.2013, 15.07





Гарний роман про сильну жінку, яку не зломало життя і яка пройшла свій життєвий шлях з гордо піднятою головою. Читайте і не пожалкуєте!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаИнна
7.07.2013, 13.18





отвратительный роман, очень затянутый,так и не смогла дочитать, ни интересных героев,ни сюжета
Хозяйка ночи - Коул Мартиналюбитель
8.07.2013, 9.56





Хороший роман.
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
16.07.2013, 8.13





Я под впечатлением...настолько роман хорош.Очень жизненный.Для тех кто любит только коротенькие книжки,он конечно тяжеловат...Но когда-нибудь я ещё его перечитаю.Хороший писатель..мне понравилось
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
18.07.2013, 14.58





Это третий роман писательницы, который я читаю... На протяжении прочтения меня не покидало чувство отвращения к ГГ. Но тем не менее, я перечитывала его несколько раз, но все с тем же чувством... Все таки Мартина Коул - отличная писательница!rnРОМАН ВЕСЬМА СПЕЦИФИЧЕН!!! НА ЛЮБИТЕЛЯ МАТОВ И ПИКАНТНЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаВики
20.03.2014, 22.44





очень понравилось-супер
Хозяйка ночи - Коул Мартинаарина
16.07.2015, 18.23





Весьма странная книга!!! На мой взгляд ничего особенного! Не захватывает! Читаю 37 главу и думаю, когда же начнется кульминация... Дважды начинала читать и также легко бросала на середине, ну, думаю,надо дочитать до конца и избавиться от этой книги.
Хозяйка ночи - Коул МартинаВиола
19.02.2016, 0.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100