Читать онлайн Хозяйка ночи, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 40 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка ночи - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка ночи - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка ночи - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Хозяйка ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 40

– Плевать на Рождество. Даже если бы сам Христос спустился сейчас поразвлечься на землю, мне было бы все равно. Мне нужны мои деньги. – Лицо Бойси потемнело от гнева.
Дэйви Митчелл изо всех сил старался не показывать страха.
– Послушай, Бойси, я занял у тебя деньги, и ты накрутил на них свой процент. Я заплачу все. Я не собираюсь никого обманывать.
Бойси сжал кулаки и поднес их к лицу Дэйви.
– Не пытайся сделать из меня придурка, Дэйви. Даже не думай наколоть меня. Ты взял у меня тысячу, сейчас ты должен две с половиной. Я хочу иметь их к Новому году. Иначе тебе придется плохо. Очень плохо.
Последняя фраза была произнесена тихо, почти шепотом. Дэйви с трудом проглотил слюну, но ответил с достоинством:
– Ты получишь их.
Он имел вид оскорбленной невинности, и Бойси тяжело засопел. Дэйви Митчелл своей самоуверенностью выводил его из себя. Митчелл занял тысячу фунтов, чтобы открыть собственный игорный дом, Бойси и Дэниэл дали ему денег под честное слово. По слухам, его игорный дом процветал, так где же их деньги? Проценты росли с каждым днем, но это совершенно не пугало Дэйви. Каждый раз, когда близнецы посылали кого-нибудь с требованием вернуть долг, он просто пудрил посланцам мозги. На сей раз Бойси решил нанести визит сам и вот теперь был очень зол. Чрезвычайно зол.
Бойси сильно толкнул Митчелла в грудь.
– Для тебя будет лучше, если ты отдашь их, иначе придется собирать твои мозги по всей округе. Понял?
Дэйви кивнул, но, казалось, совсем не испугался. Бойси с трудом подавил желание заехать ему по роже.
Он вышел из офиса и прошел через игровой зал. Оказавшись на улице и сев в машину, он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, посидел пару минут и подумал, что после Нового года придется увеличить долю прибыли, взимаемую с заведения Митчелла. Возможно, стоит даже отобрать у него клуб. Это станет хорошим уроком, такой вряд ли скоро забудешь.
В отличие от Дэниэла, который со дня смерти Розали пребывал в подавленном состоянии и не выходил из своей комнаты, Бойси требовалось будоражить нервы, требовалось действовать. И не было никаких сомнений, что он найдет себе приключение, чего бы это ему ни стоило!


Бриони и Томми проверяли, все ли у них готово к похоронам Розали. Гроб заказали и получили, саван подобрали нежного бледно-розового цвета, четки из оливкового дерева, которые держала в руках покойница, были привезены из Иерусалима и переданы Бриони священником. Четки освятил сам Папа Римский.
После того как Бриони одобрила меню для поминок и разобралась с прочими приготовлениями, горе нахлынуло на нее с новой силой, и она едва сдерживалась, чтобы не зарыдать. Каждый раз, когда она думала о мертвой и тихой Розали на той мессе, ей хотелось плакать. Нужно будет похоронить сестру рядом с Эйлин – эта мысль немного согревала душу. По крайней мере, они будут вместе. Все семейство Каванаг рано или поздно будет вместе.
Томми увидел, как побледнела Бриони, и нежно поцеловал ее. Она обняла его. От бессонных ночей у нее совсем не осталось сил. Ох, что бы она без него делала? Он защищал ее, словно скала. Он поддерживал ее и сейчас, когда она была уже готова сломаться, потому что каким-то образом вся ее сила незаметно вытекла из нее. Та знаменитая сила духа, которая и делала ее Большой Бриони, казалось, исчезла в одну ночь – ей стало трудно даже поднять трубку телефона. Мария просила подругу не принимать заботы близко к сердцу и переложить их на нее, за что Бриони была безмерно ей благодарна. Даже работа потеряла для Бриони свою привлекательность, поскольку не могла отвлечь от мыслей о смерти сестры. Розали являлась неотъемлемой частью ее жизни. Бриони не могла представить себе жизнь без нее.
Доктор сказал, что у Розали отказало сердце. Просто перестало биться. У нее обнаружили обширный инфаркт. В таких случаях боль часто отдает в руку – потому Розали и прижимала руку к груди. По всей вероятности, Розали испытывала сильные боли, но не могла сообщить об этом окружающим. Бриони ругала себя за то, что сразу не отвезла сестру к врачу, за то, что не поняла, насколько серьезно она больна, за то, что не проявила к ней должного внимания.
Томми попросил крепкого кофе, и Бриони, принимая чашку, еще раз поблагодарила судьбу за Томми. Как же она могла обходиться без него все эти годы? Как она могла позволить ему уйти?
Ее удивляла даже самая мысль о том, что когда-то она собиралась прожить жизнь без него.


Дэйви Митчелл сидел в баре с братьями Маккейн и слушал анекдоты. Раздался очередной взрыв хохота. Мэйси, официантка, подавая компании пиво, поджала губы. Джемми Маккейн схватил ее за руку:
– Извини, Мэйси, этот анекдот был пошловат.
– Ты не забывай, что здесь присутствуют и дамы, Джемми Маккейн.
Дэйви швырнул пятифунтовую банкноту на стойку бара и сказал:
– Да какие, на хрен, дамы? Я, милочка, не вижу здесь ни одной дамы!
Мэйси схватила деньги и положила сдачу в лужу пива. Дэйви смотрел на намокающие деньги, а Мэйси злорадно улыбалась ему.
Он наставил на нее палец и сказал:
– Сейчас ты возьмешь деньги и отдашь их мне. Быстро. Пит и Джемми Маккейн шумно вздохнули.
– Иди, Мэйси, мы разберемся сами. Оставь это, Дэйви. Ты перебрал.
Дэйви повернулся к Джемми и презрительно улыбнулся.
– Не нужно указывать мне, когда я перебрал, а когда нет. Вы работаете на этих двух педиков Каванаг – ну и работайте, но не лезьте ко мне со своими нравоучениями!
Пит сделал шаг по направлению к Дэйви, но Джемми удержал его. Братья сразу стали серьезными. Шутки закончились. Джемми, указывая пальцем на Дэйви, тихо произнес:
– Ты надрался, поэтому я забуду то, что ты сейчас сказал. Давай-ка иди домой.
Бар притих. Народ, жадный до зрелищ, с интересом наблюдал за развитием событий.
Дэйви был совершенно пьян. Он потерял всякую осторожность и заговорил нарочито писклявым голосом:
– В чем дело, мальчики? Вы испугались, что парочка этих безмозглых Каванаг узнает мое мнение о них? Думаете, они натравят на меня своих тетушек? О, боюсь, они не смогут поставить под ружье всех своих тетушек! Ихняя толстая дура померла на днях. Замечательно. Хоть бы и оба братца сдохли вместе с ней. Какие-то молокососы говорят мне, Дэйви Митчеллу, что делать! Я трахал этот город, когда их еще и в зародыше не было!
Теперь молчал весь бар. Джемми покачал головой:
– Ты, должно быть, спятил.
– Вот как? Собираетесь передать им то, что я сказал? Бегите к ним и рассказывайте, давайте, бегите. Посмотрим, испугаюсь ли я!
Питер Маккейн сильно толкнул Дэйви в грудь.
– Нам не придется этого делать, ты, глупый ублюдок, весь бар тебя слышал. Чего ты добиваешься, Дэйви? Смерти захотел?
Нетвердыми шагами Дэйви пошел к выходу. Посмотрев на лица вокруг, он громко рассмеялся.
– А хрен с ними, с этими Каванаг! Я их не боюсь!


Томми услышал о выходке Дэйви раньше близнецов, и это сообщение очень обеспокоило его. Он хотел поговорить по этому поводу с Бриони, но все никак не мог выбрать подходящего момента. Дэйви Митчелл, конечно, уже покойник. Бойси и Дэниэл никогда не простят такого публичного оскорбления. Дэйви Митчелл, пьяный или трезвый, должен был это понимать.
Но следовало втолковать близнецам, что нельзя убивать людей просто так. Они часто вели себя гораздо более жестоко, чем того требовали обстоятельства. Зачастую небольшие долги выбивались с такой свирепостью, что удивлялись даже видавшие виды крутые парни из Ист-Энда. Несколько фунтов стерлингов – и Бойси с Дэнни могли переломать человеку руки и ноги. Причем в их действиях не просматривалось никакой логики: людей, которые задолжали им приличные суммы, не трогали неопределенно долгое время, а потом в один прекрасный день Бойси требовал вернуть долг без всякого предупреждения. Такое поведение могло когда-нибудь привести к беде.
Он обязательно должен поговорить с парнями. Хотя бы ради Бриони. Потому что потерю своих мальчиков она не переживет. Какими бы взрослыми они ни казались, для нее они все равно дети Эйлин, и она никогда не сможет увидеть в них ничего дурного, что бы они ни делали.
Из-за своей слепой любви к близнецам Бриони неотвратимо приближалась к катастрофе, и в глубине души Томми понимал, что у него нет ни малейшего шанса поймать ее на краю обрыва.


Бойси вошел в часовню. Дэниэл уже был там и сидел у открытого гроба. Лицо его было бледным, глаза – пустыми. Он протянул руку брату, и тот крепко сжал ее.
– Бедная тетушка Розали. Посмотри на нее, Бойси. Она не причинила зла ни одному человеку в своей жизни.
– Да. Это точно. Жалко ее, – тихо произнес Бойси. Несколько секунд он смотрел на Розали, лежащую в гробу, а затем сказал: – Я так и думал, что найду тебя здесь, Дэнни. Я пришел сегодня пораньше, после того как встретил этого сучонка Митчелла. Полагаю, ты уже слышал?
Лицо Дэнни потемнело от гнева.
– Да, я слышал.
– Как по-твоему, не нанести ли ему небольшой визит?
Дэнни повернулся на стуле и, взяв брата за руку, стиснул ее до боли. Затем улыбнулся уголком рта и поинтересовался:
– А как ты думаешь, что я скажу?
Взгляды их одинаковых голубых глаз надолго встретились. Бойси негромко рассмеялся.
– Я так и думал, что ты скажешь именно это. Пошли.


Мария пришла к Бриони сразу после шести. Она нежно поцеловала подругу в щеку, кивнула Томми и, налив себе бренди, произнесла:
– Слушай, Бри, я понимаю, что на твоих плечах сейчас лежит бремя других забот, но я должна поговорить с тобой… – Она сделала паузу. – Поговорить о твоих близнецах.
Бриони приподняла бровь, в то время как Томми смотрел в свой бокал, мысленно благодаря Марию, чуть-чуть опередившую его.
– Что о близнецах, Мария? – спокойно спросила Бриони.
– Эта задница Дэйви Митчелл в одном кабаке при всем народе окунул их в дерьмо по самые уши. Вывалял их в грязи по самое некуда. Он также отпускал грязные реплики по поводу Розали.
Бриони нахмурилась.
– Продолжай.
– Ходят упорные слухи, что мальчики за ним охотятся, хотят его крови. Ты должна остановить их. Сегодня один полицейский по секрету сообщил мне, что полиция следит за ними. Они хотят поймать близнецов с поличными. Если они тронут Митчелла, им конец. И ни судьи, ни политики нам не помогут. Никто не захочет мараться, выгораживая убийц.
Томми был поражен тем, как наглядно Мария обрисовала ситуацию. Она не старалась сгладить острые углы, как сделал бы он сам, просто сказала все, как есть.
Бриони молча переваривала услышанное.
– Они вышли из-под контроля, Бри. Я тебе уже и раньше это говорила. Тебе нужно серьезно поговорить с ними – сейчас, пока еще не слишком поздно. Если близнецы прибьют Митчелла, они подпишут себе смертный приговор, и никакие пожертвования и хорошие отношения с политиками не помогут тебе.
– Что Митчелл говорил о Розали? Мария отмахнулась и сказала с досадой:
– Да фигню всякую. Он был пьян в стельку. Какая тебе разница? Слова не могут обидеть ее. Ничто уже не может обидеть ее.
Бриони поднялась со стула и поставила стакан на стол. Она медленно зажгла сигарету, медленно затянулась и надолго задержала дыхание, прежде чем выпустить дым.
Мария тяжело вздохнула.
– Бога ради, Томми, скажи ты ей. Если она меня не хочет слушать, может, хоть тебя послушает.
– Мария права, Бри. Ты должна попытаться остановить их, не дать им даже приблизиться к Митчеллу. На улицах только об этом и говорят. Если они тронут его, им конец. Просто и ясно. Я собирался поговорить с ребятами сам, но, если честно, я не был уверен, что у меня это получится.
Бриони едва заметно кивнула и с отсутствующим видом произнесла:
– Оставьте мальчиков мне.


Бернадетт сидела на кухне и поедала торт. Она очень любила вкусно поесть и грызла себя за это. Едва она переставала следить за собой, как тут же набирала вес. В доме было тихо, как на кладбище. Девочки уехали к Молли. Матушке Джонс стало лучше, и она требовала много внимания. Девочкам нравилось помогать бабушке, а Молли нравилось их общество. Лизель до сих пор сердилась на бабушку и едва разговаривала с ней. Эта мысль развеселила Бернадетт. Лизель – словно героиня романа. Именно так она о себе и думает. Только потому, что она молода и что мать ее знаменитость, девушка считает себя какой-то особенной. А она всего-навсего полукровка!
Бернадетт понимала, что мысли ее гадки, в глубине души она их стыдилась, но, боже мой, как приятно отпустить поводья! Ее родственнички вообще-то сильно о себе возомнили. Они все – нули, никто из них ничего из себя не представляет: ни Бриони, ни Керри, ни Лизель. И уж тем более ничтожество та длинноногая проститутка, которая сейчас, в этот самый момент кувыркается с ее мужем, грязным двуличным кобелем!
Покончив с тортом, Бернадетт налила себе большой бокал виски. Она выпила его залпом, и ей стало весело. Затуманенным взглядом она обвела сверкавшую чистотой кухню, с трудом встала с кресла и подошла к длинной деревянной полке, на которой стояли заварочные чайники самых разных видов, ее любимые чайнички, ее коллекция, чудом уцелевшая во время войны. Одним взмахом руки она разрушила все. Чайники упали на пол, осколки разлетелись по всем углам.
Аккуратно ступая между осколками, она вышла из кухни и пошла через холл в гостиную. Там она достала свадебные фотографии и начала их топтать. Улыбавшееся ей с фотографии лицо Маркуса Бернадетт что было силы вдавила каблуком в пол.
Немного погодя она, качаясь, поднялась по тщательно отполированной лестнице в супружескую спальню, открыла шкаф и начала выгребать одежду мужа.
Бойси и Дэниэл пережили настоящий шок, когда увидели, что в их игорный дом в Кэннингтауне вошла Бриони.
– Привет, мальчики! Не ожидали?
Бойси встал и предложил ей свой стул. Бриони села.
– Я слышала, вы оба ищете Дэйви Митчелла? Вроде бы он в кабаке наговорил лишнего о вас и о нашей семье?
Дэниэл прикурил сигарету и передал ее Бриони. Она взяла с благодарностью.
– Он зарвался. Нужно преподать ему урок хороших манер.
– Совершенно с вами согласна, – сказала Бриони. – Но сейчас не время. Завтра вы хороните Розали. Я не хочу, чтобы хоть что-то омрачило ее похороны. Запомните это оба. Ни до, ни после похорон не будет никакого насилия. Это дань уважения.
Дэниэл открыл было рот, собираясь возразить, но Бриони остановила его движением руки:
– Я пришла сюда не для того, чтобы спорить. Я здесь для того, чтобы сказать вам: никакой жестокости, никакого насилия. Пусть сначала пройдут похороны.
Близнецы молча вперили взгляды в поцарапанную поверхность деревянного стола.
– Ну и?.. Вы слышали, что я сказала?
Бойси посмотрел на Дэниэла, взгляды их встретились. Бриони наблюдала за братьями, как наблюдала и тогда, когда они были детьми. Порой ей казалось, что они понимают друг друга без слов и брат может читать мысли брата. Близнецы одновременно кивнули.
– Я серьезно, – настаивала Бриони. – Я не хочу, чтобы какое-нибудь зверство омрачило проводы Розали. Если вы откажете мне в этом, я никогда не прощу вас.
Дэниэл очаровательно улыбнулся и нежно взял ее руки в свои.
– Мы не откажем тебе, мам. Не волнуйся. Все будет тип-топ. Бриони облегченно вздохнула.
Про себя же Дэнни подумал: «Он получит свое. Дэйви получит свое. Через несколько недель по-любому».


Маркус развлекался с Лавинией в одном из лучших номеров. Посетителей было пока мало, и Маркус пользовался временной передышкой в работе подружки. Эта девушка, сидевшая на краешке кровати и расчесывавшая волосы, в «Бервике» могла бы стать самой сладкой приманкой – с ее ножками, с ростом под сто восемьдесят, с обхватом груди в сто семь сантиметров и с талией шириной в ладонь. Ах, какие длинные у нее ножки! Никогда в жизни ему не приходилось видеть ног такой длины. Она не была натуральной блондинкой, но других изъянов в ее совершенной внешности не имелось. Кожу девушки отличала безупречная гладкость.
Маркус глубоко затянулся сигаретой и улыбнулся, когда Лавиния посмотрела на него. Брови, выгнутые дугой, придавали ее глазам ярко-голубого цвета некую таинственность. Чувственные пухлые губы снова вызвали в нем внутренний трепет.
Лавиния, чье настоящее имя было Салли Дженкинс, лениво улыбнулась ему:
– Ты сегодня очень энергичен.
Голос ее прозвучал низко, с хрипотцой – нарочито сексуально.
Маркус засмеялся. Он знал все приемы проституток, но тем не менее ему приходилось признать, что Лавиния действительно искусна в своем ремесле. Правда, иногда его раздражало то, что она играла с ним, как со своим клиентом. Он не был влюблен в нее, ничего подобного. Связь с лучшей девкой Лондона для Маркуса являлась делом принципа. Он не платил ей, поэтому она могла бы вести себя естественно. Но Маркус знал по опыту, что большинство девушек не знают, когда стоит перестать играть. Даже крики восторга Лавинии превратились в заученные и отработанные стоны. Она провела с ним за шесть месяцев больше времени, чем любая другая женщина, но какой бы восхитительной она ни казалась, дни их связи были сочтены.
Бернадетт в последнее время стала похожа на робота. Маркус знал, что жена переживает смерть сестры, и понимал также, хотя и не мог признаться в этом самому себе, что сегодня ночью ему следовало бы остаться дома, с ней. Но Лавиния пока еще слишком сильно привлекала его. Он оправдывал себя как только мог. Почувствовав, что желание у него пропало, Маркус от окурка предыдущей сигареты зажег новую.
– Я присмотрела хорошенькую квартирку сегодня. Подумываю снять ее, – заявила Лавиния.
Маркус затянулся сигаретой и промолчал.
– Я не могу позволить себе эту квартирку, но она правда хорошенькая. Такая классная!
Маркус выпустил колечко дыма и перевел взгляд на девушку. Она все еще расчесывала волосы, отражаясь во множестве зеркал на стенах комнаты. Он мог видеть около двадцати Лавиний под разным углом.
– Я правильно понял тебя, Лавиния? Это должна быть очень дорогая квартира, если ты не можешь ее себе позволить.
Она пристально посмотрела на него.
– Мы могли бы встречаться там чаще. И девочки не будут ничего знать.
Маркус закашлялся, потушил сигарету и встал. Тело его, несмотря на возраст, все еще было стройным и подтянутым.
– Послушай, Лавиния, солнышко: мне не нужны постоянные отношения, я говорил тебе об этом с самого начала. У меня жена и двое детей…
Лавиния подошла к нему, груди ее соблазнительно покачивались. Она положила руки Маркусу на плечи и заглянула ему в глаза.
В этот самый момент и разразился гром.
Они услышали крики, взвизги, брань и уставились друг на друга, оцепенев. Маркус схватил брюки, полагая, что это буянит кто-то из клиентов или девушек, и в это время дверь с грохотом распахнулась.
Никогда еще в своей жизни Маркус не был так ошарашен – на пороге он увидел Бернадетт с двумя чемоданами в руках. Она посмотрела на него, затем на Лавинию. Маркус стоял в полуспущенных брюках, рот его приоткрылся от изумления.
Бросив чемоданы, Бернадетт выпрямилась и громко произнесла:
– Он нужен тебе, дорогуша? Получи его! Его белье и все прочее.
Толпившиеся позади нее девушки наблюдали за этой сценой с ликованием.
Подарив Маркусу и Лавиний на прощанье презрительный взгляд, Бернадетт, собрав остатки достоинства, растолкала толпу и решительным шагом удалилась прочь.


Вечер накануне похорон Розали выдался холодным, ночью снова прошел снег, который утром засверкал белизной, скрывая слякоть улиц. Бриони окинула взглядом собравшуюся у могилы семью, и ее посетило нехорошее предчувствие. Мать и Абель стояли бледные, с поджатыми губами. Она знала, что ее мать будет безумно скучать по Розали.
Она взглянула на Керри, поддерживаемую с одной стороны Лизель, а с другой Эвандером. Несмотря на ранний час, она явно успела выпить. Хочет того Керри или не хочет, но после Нового года ей придется уехать. Иначе она допьется до смерти. Бриони догадывалась, что, если бы Эвандер вернулся в Штаты, Керри чувствовала бы себя намного счастливее. У нее все пошло наперекосяк. Воспоминание о его предательстве не давало ей жить. Однако Лизель, казалось, радовало то, что отец рядом. Она даже собиралась навестить его в Америке.
У Кисси на щеках, испещренных красными прожилками, еще блестели слезы. Бедная Кисси. Им столько пришлось пережить вместе. Волна чувств окатила Бриони, когда она смотрела на свою старую подругу. Затем ее взгляд остановился на Бернадетт и Маркусе – на тихом и пришибленном Маркусе. Бриони была рада видеть их снова вместе. Обе их дочери горько оплакивали свою тетушку. Бриони наблюдала за ними. Еще две девушки из рода Каванаг, с тем же твердым взглядом, с той же манерой держаться. Казалось, черты породы Каванаг просто невозможно вытравить. Манера смотреть на мир являлась самым узнаваемым фамильным признаком Каванаг и одновременно – признаком внутренней силы.
На близнецах лица не было от горя. Бриони взирала на них с отчуждением, невозможным еще несколько дней назад. Однако некоторые вещи, рассказанные Томми, изменили ее отношение к ним. Бриони была уверена: она сможет пережить шок от того, что узнала про их мстительность, про их садистские методы. Они были ее мальчиками, независимо от того, что делали. Но ей хотелось использовать свое влияние на близнецов, помочь им увидеть их ошибки. Она могла попробовать изменить ребят.
Джонатан ля Билльер стоял рядом с мальчиками. Лицо его было серым. Замечательно, что он смог прилететь из Голливуда на похороны. Он был хорошим другом много лет и оставался таковым сейчас.
Бриони смотрела на гроб, и ей представилась живая Розали много лет назад в подвале, хлопающая в ладоши, радостно встречающая сестру. Бриони продала себя для того, чтобы вырвать свою семью оттуда, чтобы дать ей лучшую жизнь, и что в результате? Эйлин мертва, Розали мертва, а у нового поколения проблемы такие, что холод и голод кажутся игрушками по сравнению с ними.
Стоила ли игра свеч?
На такой вопрос Бриони не могла ответить. Сейчас, когда на ее сердце лежала свинцовая тяжесть утраты, ей было не до анализа собственной жизни. Только будущее сможет расставить все по местам, и только внимательный взгляд в прошлое позволит разглядеть тусклый проблеск правильного ответа. Она подождет.
Всю свою жизнь она чего-то ждала. И прежде всего – своего родного сына. Несколько лишних лет ничего не значат.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка ночи - Коул Мартина



Очень интересный роман!! Это практически сага семьи с непростой историей. Советую прочитать!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаАнна
27.05.2013, 15.07





Гарний роман про сильну жінку, яку не зломало життя і яка пройшла свій життєвий шлях з гордо піднятою головою. Читайте і не пожалкуєте!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаИнна
7.07.2013, 13.18





отвратительный роман, очень затянутый,так и не смогла дочитать, ни интересных героев,ни сюжета
Хозяйка ночи - Коул Мартиналюбитель
8.07.2013, 9.56





Хороший роман.
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
16.07.2013, 8.13





Я под впечатлением...настолько роман хорош.Очень жизненный.Для тех кто любит только коротенькие книжки,он конечно тяжеловат...Но когда-нибудь я ещё его перечитаю.Хороший писатель..мне понравилось
Хозяйка ночи - Коул МартинаОльга
18.07.2013, 14.58





Это третий роман писательницы, который я читаю... На протяжении прочтения меня не покидало чувство отвращения к ГГ. Но тем не менее, я перечитывала его несколько раз, но все с тем же чувством... Все таки Мартина Коул - отличная писательница!rnРОМАН ВЕСЬМА СПЕЦИФИЧЕН!!! НА ЛЮБИТЕЛЯ МАТОВ И ПИКАНТНЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ!!!
Хозяйка ночи - Коул МартинаВики
20.03.2014, 22.44





очень понравилось-супер
Хозяйка ночи - Коул Мартинаарина
16.07.2015, 18.23





Весьма странная книга!!! На мой взгляд ничего особенного! Не захватывает! Читаю 37 главу и думаю, когда же начнется кульминация... Дважды начинала читать и также легко бросала на середине, ну, думаю,надо дочитать до конца и избавиться от этой книги.
Хозяйка ночи - Коул МартинаВиола
19.02.2016, 0.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100