Читать онлайн Две женщины, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Две женщины - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Две женщины - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Две женщины - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Две женщины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Розель сидела у себя в гостиной и потягивала бренди. Она до сих пор находилась в состоянии крайнего шока. Почему ей самой не пришло это в голову? Почему у нее ни разу не возникло ни малейшего подозрения, что Барри могла убить Венди? Но, с другой стороны, с чего бы возникнуть таким подозрениям? Как можно подозревать в этом девочку? Венди была ребенком, жертвой.
Сейчас перед ними стояла почти неразрешимая дилемма. Если Венди расскажет правду, а, судя по всему, именно так она и хотела поступить, девочка может оказаться в гораздо худшем положении, чем она думает. Ее упекут за решетку так же, как и ее мать, но только в ее случае все будет иначе. Она слишком молода для суда и слишком молода для тюрьмы, так что ее отправят в какую-нибудь детскую колонию.
Розель зашла в спальню и посмотрела на спящую девочку. Казалось, признание сняло камень с души Венди. Теперь она выглядела спокойной и умиротворенной. Даже миссис Иппен почувствовала что-то. Она практически беспрекословно разрешила Венди остаться на ночь у Розель.
Розель налила себе бренди и сделала глоток. Бедная Сьюзен абсолютно невиновна. Розель позвонила Ивану:
– Мне нужен номер ее телефона, и как можно скорее… – Она улыбнулась в трубку и вежливо сказала: – Конечно, Иван, я прекрасно понимаю, который сейчас час. Но, черт возьми, это очень срочно!
Она положила трубку и, сев на диван, закурила. Ночь обещала быть чертовски долгой.


Сьюзен лежала на койке. Она была в смятении. Итак, Венди все рассказала. Хотя Сьюзен доверяла Розель, как самой себе, но она знала, что тайна – уже не тайна, стоит ею с кем-либо поделиться. Правда могла быть ужасной вещью. Иногда она могла принести больше вреда и проблем, чем ложь.
Мать и отец научили ее этому. Она прикрыла рукой глаза и вздохнула. Мэтти соскользнула со своей кровати и встала на колени возле Сьюзен.
– Я думала, ты на меня за что-то обиделась, Мэтти. Ты не обмолвилась со мной ни словечком с тех пор, как я вернулась со свидания.
Мэтти не сразу заговорила с ней. В полумраке комнаты Сьюзен видела, как горят ее глаза.
– Тебе мало того, что ты увела у меня друзей? Теперь ты решила еще и адвоката забрать? Вот как ты решила отблагодарить меня за мою доброту и дружбу. – Мэтти говорила тихим, зловещим голосом. – Я как подумаю, с чем я была вынуждена смириться, когда пришлось делить камеру с особой, которую я не взяла бы даже в уборщицы. Но я решила помочь тебе, взяла тебя под свое крылышко. А ты оказалась как и все остальные, – мразью, гнусной мразью.
– Ты о чем?
Только таких разборок не хватало сегодня Сьюзен. Мэтти ухмыльнулась:
– О, я знаю, какую игру ты затеяла. Я хорошо знаю таких, как ты, Сьюзен. Вы любите все грести под себя. Я дарю тебе свою дружбу, а ты, как и все остальные, используешь меня. Но на сей раз тебе это даром не пройдет. Я скорей убью тебя, Сьюзен, чем позволю забрать у меня все.
Сьюзен молчала. Она почувствовала прикосновение холодного металла к своей шее и поняла, что это нож. Она слышала приближающиеся к их камере шаги надзирательницы, совершавшей обход. Скоро откроется заслонка окошка и в камеру заглянет бдительное око, убедиться, что все в порядке. Порядком здесь и не пахло, но вряд ли Мэтти позволит Сьюзен сообщить об этом.
– Виктор совершил ту же ошибку… Болтал обо мне со всякими людьми. Говорил, что я изменилась к худшему. Но я не изменилась, ни капельки не изменилась… просто прекратила притворяться. Притворяться, что все так замечательно, что я люблю его, забочусь о нем. Ты не можешь представить, как тяжело притворяться, будто тебе не безразличен противный, занудливый мужик. Иногда я зевала ему в лицо… а он притворялся, что не замечает. Теперь я хочу разобраться с тобой. Ты провернула сделку за моей спиной и увела Джеральдину. Она больше не хочет работать со мной, и все из-за тебя. Я почувствовала это во время нашего разговора. Видишь ли, ей некомфортно со мной, потому что она во мне видит себя. Собственно, как и вы все.
Открылась заслонка, и голос тихо спросил:
– Все в порядке?
Мэтти ответила с готовностью:
– Да-да, мы болтаем. Не спится.
Заслонка опустилась, и надзирательница, тяжело ступая, пошла дальше. Сьюзен притихла. Она боялась вздохнуть, чтобы не вывести Мэтти из себя. Внезапно Мэтти снова заговорила:
– Теперь вот еще Анджела нарисовалась, а я здесь, взаперти, и ничего не могу сделать. Она, как обычно, хочет забрать то, что принадлежит мне. Все, что у меня есть. Она всегда хотела заграбастать себе все. Но я разделаюсь с ней, я придумала, как именно. Так что остаешься только ты.
Сьюзен лежала в холодном поту.
– Что ты собираешься сделать? – прошептала она чуть слышно.
Мэтти улыбнулась широкой улыбкой:
– Я собираюсь убить тебя. Разве не так я всегда решаю свои проблемы?..
Джеральдину разбудила настойчивая трель телефона. Сняв трубку, она устало выдохнула: «Алло». Услышав голос Розель, бодрый и возбужденный, она села в постели.
– Где, черт подери, ты раздобыла мой домашний телефон? Розель тихо рассмеялась.
– Я могу раздобыть все, что мне нужно. Записывай мой адрес – думаю, тебе стоит подъехать прямо сейчас. Это не может ждать до утра. Когда ты узнаешь, о чем идет речь, скажешь мне спасибо.
Спустя десять минут Джеральдина уже мчалась по улицам ночного города. Она была рассержена, но заинтригована.


Джеймси вошел в дом через заднюю дверь. Он тихо закрыл ее и улыбнулся себе под нос. Вот крику-то будет. Повернувшись, он увидел маленького мальчика, стоявшего в проеме.
Джеймси не верил собственным глазам. Она ни за что не посмела бы… Одним прыжком добравшись до выключателя, он включил свет. Он был взбешен.
– Где твоя тетя Дэбби?
Ему ответил глубокий голос, который заставил его вздрогнуть:
– Она здесь, приятель, рядом. Мы слышали, как ты крался к задней двери, и решили устроить тебе хороший прием.
Джеймси закрыл глаза. В гостиной он подумал, что ошибся адресом. Комната была похожа на свалку. Так, по крайней мере, раньше сказала бы Дэбби. Дом наконец-то выглядел жилым. На диване сидели трое детей, малыш Барри прижался к своей тете.
– Ну, зачем пожаловал? Кэрол дала от ворот поворот? – спросила Джун.
Джеймси ничего не ответил, и Дэбби громко рассмеялась:
– Ты попала в самую точку, мама. Знаешь, Джеймси, я боюсь, тебе не повезло, приятель. Все места в этом доме заняты и освободятся еще очень не скоро.
– Это мой дом, Дэбби! Мне решать, кому приходить, а кому уходить, – прорычал Джеймси.
– У моего мужа, ее отца, несколько иное мнение по этому поводу, – тихим голосом сказала Джун. – Думаю, мне стоит тебя предупредить, приятель: если Джоуи сильно разозлить, он начинает поступать так, как поступал ты с его дочерью. Моя Дэбби всегда была его любимицей. Она многое скрывала от него, но теперь больше не будет.
– Можешь не волноваться, я ему не все рассказала, – добавила Дэбби. – Выложи я все, он бы уже нашел тебя, дорогой!
Джеймси с обреченным видом направился к двери. Больше он никогда сюда не вернется.
Джун весело посмотрела на дочь:
– Вот и твой папочка пригодился. Можно хотя бы попугать им трусов и негодяев.
Все рассмеялись, даже Рози.


У Сьюзен ныло все тело. Она уже более часа находилась в одном и том же положении, но боялась пошевелиться. Мэтти держала нож у ее горла.
– Джеральдину наняла для меня Розель, Мэтти. Клянусь тебе.
– Не лги. Ты рылась в моих вещах, я проверяла. Ты читала мои письма. Ты, двуличная дрянь!
Сьюзен осторожно покачала головой:
– Я не делала этого, Мэтти. Ты же знаешь, я бы никогда не сделала этого.
Она почувствовала, как по лбу скатилась капелька пота и упала на подушку.
Мэтти снова рассмеялась:
– Сделала бы, Сьюзен, еще как сделала бы, ты не смогла бы устоять перед подобной возможностью. А кто смог бы? Я сама частенько рылась в твоих вещах. Даже после того, как Райанна запретила мне делать это. Как я погляжу, теперь Райанна предпочитает общаться с тобой, а не со мной. Все женщины предпочитают тебя. С чего бы, скажи на милость?
Сьюзен поспешила ее успокоить:
– Ты же знаешь, они боятся меня.
Острое лезвие впилось ей в горло.
– Ты порезала меня, Мэтти! Я чувствую кровь.
Кровь текла по шее Сьюзен вместе с потом. Боже, неужели ее жизнь закончится в камере тюрьмы? Неужели она станет еще одной жертвой Мэтти Эндерби и ее болезненного воображения?


Джеральдина молча слушала рассказ Розель. Каждый раз, когда ее взгляд падал на Венди, она вздрагивала. Так долго держать все в секрете, а затем найти в себе силы признаться, – немногие сумели бы выдержать подобное испытание.
Джеральдина не понаслышке знала о подобных страданиях! Разве ее отец был другим? Разве не был он слишком «любезен» со своими дочерями? Настолько, что мать не решалась оставлять их с ним наедине. Тем не менее она не спешила уходить от отца и той благополучной жизни, которую он обеспечивал.
Все это имело свои последствия. Теперь одна из дочерей была замужем за человеком, который оказался копией их отца, другая испытывала к представителям сильного пола такую ненависть, которая порой казалась просто патологической. Джеральдина знала, что никогда не избавится от этого чувства.
– Что ты собираешься делать, Венди?
– А как вы думаете, что я должна делать? Джеральдина покачала головой:
– Не знаю, честное слово. С точки зрения закона твоя мать может выйти из тюрьмы хоть завтра. Но что будет потом… Они посадят тебя вместо нее. Но твоя мать не для того пошла на жертвы, чтобы начать все сначала. Думаю, тебе стоит ограничиться лишь частью правды, рассказать только то, что он сделал с тобой. Твоя мать, мне кажется, согласится на компромисс. Но готова ли ты рассказать об этом во всеуслышание, вот в чем вопрос?
Венди тихо ответила:
– Все время, пока она в тюрьме, я не нахожу себе места. Каждый день, каждый час, каждую минуту. Я вижу, как уничтожают нашу семью. Я проглатываю все, что люди говорят обо мне и моей семье. И в глубине души хочу лишь одного – лечь и умереть. Я больше не вынесу этого. Мне так и хочется рассказать всем, что я ужасный человек. Что я убила своего отца бутылкой и позволила своей матери взять вину на себя. Ей, матери четверых детей, которые остались без ее внимания и заботы.
Венди говорила спокойно, без всяких эмоций.
– Если ты расскажешь обо всем, ты швырнешь ей в лицо всю ее заботу, Венди. Ты сама это знаешь. Сделай так, как говорит Джеральдина. Скажи только о том, что послужило мотивом для убийства, – взмолилась Розель.
– Такой приговор маме вынесли из-за особой жестокости убийства. Она размозжила ему голову, потому что я исцарапала и искусала его, – только поэтому. Чтобы уничтожить улики. Другой причины не было. Если бы она вызвала полицию сразу, ее никто бы ни в чем не обвинил.
Джеральдина начала сердиться:
– Послушай, Венди. Твоя мать сделала это, чтобы уберечь тебя от тюрьмы, и я склоняюсь к тому, что она поступила правильно. Ею двигал материнский инстинкт, она хотела защитить тебя – своего ребенка. Ты не должна говорить всей правды, раз дело зашло так далеко. Это убьет твою мать.
Венди уставилась в пол. Наконец заговорила Розель:
– Давай, девочка, скажи им ровно столько, сколько нужно, чтобы Сьюзен оказалась на свободе. И ни словом больше!


Сьюзен чувствовала, как сталь впивается в ее плоть все глубже и глубже. Размахнувшись, она ударила Мэтти кулаком с такой силой, на какую только была способна. Мэтти отлетела к стене и врезалась в шкаф. Дверцы шкафа распахнулись, и все его содержимое вывалилось наружу, погребя Мэтти под книгами и одеждой.
Сьюзен вскочила с кровати, но одновременно с ней поднялась и Мэтти. В коридоре раздались шаги надзирателей, которые спешили на шум. На драки в камерах часто закрывали глаза, если, конечно, женщины не собирались пускать в ход ножи. Тюремщики с неохотой встревали в личные разборки. Но если в результате разборок происходил несчастный случай и кто-то получал серьезную травму, то могло начаться расследование. Поэтому, услышав грохот в камере Матильды Эндерби, надзиратели заторопились.
Мэтти стояла, слегка покачиваясь. Она выставила вперед руку с ножом. Бросившись вперед, она яростно замахнулась и попыталась полоснуть сокамерницу.
– Я убью тебя, Далстон! Я порежу тебя на кусочки и буду смотреть, как ты подыхаешь, сука! Так же, как я смотрела, как подыхал Виктор.
Сьюзен дрожала от ужаса. В полумраке Мэтти казалась безумной – такая мегера была вполне способна воплотить свои угрозы в реальность. Сьюзен вцепилась Мэтти в горло, а когда лезвие оказалось на опасном расстоянии, приперла противницу к нарам. Размахнувшись, она что было силы ударила Мэтти кулаком по лицу.
От сильного удара из носа Мэтти хлынула кровь, но лезвие продолжало полосовать воздух совсем рядом. В глазах Мэтти светилось безумие, и это придавало ей дьявольский вид.
– Я убью тебя, Далстон. Клянусь, убью! – повторяла она. – Ты покойница, Далстон!
Тогда Сьюзен изловчилась и снова ударила ее кулаком по лицу, и Матильда Эндерби повалилась на пол. Дверь в камеру распахнулась, и Сьюзен испытала огромное облегчение. Она, задыхаясь, произнесла:
– Вы, черт подери, немного припозднились!


Джун помогала детям укладываться спать. Барри протянул к ней руки. Джун, немного помедлив, улыбнулась и прижала его к себе. Она ощущала всем своим телом его тепло, и это ощущение было удивительно приятным. Она и не подозревала, сколько нежности заключено в ней.
– Я люблю тебя, бабушка!
Глаза Джун наполнились слезами. Она наконец поняла, какое это чудо – дети. Может быть, ей стоило родить сыновей. Она всегда предпочитала женщинам мужчин.
– Я тоже люблю тебя, мой маленький рыцарь! – Эти нежные слова сорвались с ее уст сами собой. – Давай-ка теперь ложись и спи.
Она вышла из комнаты и наткнулась на Дэбби.
– Они прелесть, правда, мам?
Джун утвердительно кивнула. Она была слишком взволнована, чтобы говорить.


Сьюзен сидела в темном карцере. Сон не шел к ней. Она была слишком возбуждена. Причинять вред Мэтти Эндерби совершенно не входило в ее планы. Тем не менее, это произошло. Сьюзен закрыла глаза и вздохнула.
История повторялась, как и тогда, с Барри. Это будет ирония судьбы, если сейчас, когда у нее появился реальный шанс выйти на свободу, ей предъявят еще одно обвинение в убийстве.
Жизнь определенно издевалась над ней.
Мозг Сьюзен лихорадочно работал. Сара ведь взяла вину на себя. Сказала, что сама виновата. Что же делать ей, Сьюзен?
Она начала мерить комнату шагами, ей казалось, что стены сжимаются вокруг нее. Если Мэтти умрет, вместе с ней умрет и ее надежда на освобождение. Она опустилась на пол и горько заплакала. Все возвращалось на круги своя. Она снова оказалась там, откуда пришла. В камере, совершенно одна, не знающая, что делать. У нее было такое чувство, что где-то в немыслимой дали Барри смеется над ней.


Мэтти открыла глаза и увидела яркий белый свет. Голова раскалывалась от боли. Над кроватью склонился молодой доктор. Она почувствовала запах его одеколона и сигарет.
– Наконец-то вы пришли в себя.
Он говорил басом, что несколько не вязалось с его внешностью: на вид ему было лет двадцать. Она уставилась на него:
– Что произошло?
Врач ничего не ответил. Вместо этого он промерил ее показатели и записал их в медицинскую карту.
Мэтти закрыла глаза и вновь погрузилась в сон. Молодой врач из психиатрического отделения покачал головой. От этой женщины уже досталось двум медбратьям и санитару, кроме того, она разгромила его процедурный кабинет, искусала и исцарапала его самого. Ночью ему пришлось дежурить одному, и как раз в его дежурство им и доставили эту буйную пациентку. Потребовалось целых две инъекции либриума, чтобы хоть как-то ее успокоить и уложить на кровать со смирительными ремнями.
Ему хотелось, чтобы она подольше оставалась без сознания, а та женщина-заключенная, которой удалось вырубить Матильду Эндерби, работала у них в отделении.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Две женщины - Коул Мартина



С самого начала роман просто разрывается от жестокости, насилия и злости героев! Но конец просто замечательный! Действительно переживаешь вместе с ГГ! Респект автору!!!
Две женщины - Коул МартинаКатрин
19.06.2012, 8.38





под глубоким впечатлением!!!!!
Две женщины - Коул Мартинанаташа
19.06.2012, 20.21





знаете,это не роман,а целая эпопея!но поражает, что все героини подвергались насилию в детстве.книга очень тяжелая для чтения,тому кто хочет просто отдохнуть читать не рекомендую.
Две женщины - Коул Мартинасветлана
19.06.2012, 20.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100