Читать онлайн Две женщины, автора - Коул Мартина, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Две женщины - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Две женщины - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Две женщины - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Две женщины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Пробудившись, девочка потерла слипшиеся веки и прислушалась. В ночной тишине раздавалось только тихое посапывание сестры. Постель была теплая и мягкая. Сьюзен прижалась к сестре, и они лежали рядышком, близко-близко друг к другу. Сон опять сморил ее.
Их разбудил резкий звук – что-то в доме грохнуло.
Сьюзен поняла, что спала она недолго, – у нее еще не онемела рука, как обычно бывало, когда она спала всю ночь, обвив руками худенькое тельце сестрички.
Отец орал во всю глотку.
– Старый дурак! – хихикнула Дэбби. – Лучше бы дрых, чем орал.
Сьюзен тоже рассмеялась.
Родители ссорились и дрались уже второй день подряд. И все из-за того, что мать нанялась на работу в местный паб. Отец был уверен, что она работала там только потому, что завела шашни с владельцем паба.
Он будто чуял, когда у жены заводился любовник, и почти всегда оказывался прав.
Оттого девчонки и веселились. Одной исполнилось девять, другой восемь, они уже знали счет, и их забавляло, что папаша до сих пор не мог подсчитать, сколько у мамы было любовников. Но они притихли, когда услышали звук удара и вслед за этим по застеленному линолеумом коридору застучали мамины каблуки.
– Жирный ублюдок! Дождешься, я насажу твою тушу на нож!
– Как же, насадишь! Это тебя насаживают на стручок все, кому не лень! Ты только на то и годишься, мразь.
Битва на самом деле только начиналась. Раздался глухой стук, и девочки догадались, что это отец приложил их мать головой о стену. Они зажмурились.
– Иди ты, Сью. В прошлый раз я вставала.
Сев в кровати, девочка помотала головой:
– Ни за что. Ты же знаешь, он меня ненавидит. Знаешь ведь.
Громкая возня и звуки ударов подсказали им, что драка переместилась в тесную прихожую.
– Так. Новая лампа – вдребезги. Сейчас у мамаши совсем съедет крыша.
Дэбби оказалась права. Джун Макнамара завопила пронзительным голосом:
– Ты, подонок! Грязный ублюдок! Тебе все тут надо разрушить, да?
Битва разгоралась, и сестры знали, что в этот момент происходило: мать яростно защищала свое добро, а отец, насмехаясь, орал: «Отдавай, корова блудливая, а ну отдавай!» Он хохотал, что еще больше распаляло ярость Джун. А отцу только этого и надо было.
Девочки сидели с широко раскрытыми глазами, замерев в кровати. Они наперед знали, что будет дальше: Джоуи Макнамара примется всерьез молотить свою жену чем попало, наставит ей синяков и, может быть, даже поломает кости.
Дэбби спрыгнула с кровати. В свои девять лет она уже была не по возрасту высокой девочкой, и к тому же прехорошенькой. Среди окрестных убогих домишек и царившей в округе нищеты она казалась слишком красивой, созданной для другой жизни. С опаской приоткрыв дверь спальни, Дэбби нерешительно шагнула в коридор.
Джун лежала на полу в гостиной, лицо превратилось в кровавое месиво. Муж, нависнув над ней, прерывисто, со свистом, дыша, рвал ее волосы. Сьюзен в страхе спряталась за сестрой. Но в это время стали барабанить в дверь – приехала полиция, и девочки вздохнули с облегчением.
– Ну-ка, Джоуи, открывай, приятель! Мы знаем, что ты дома!
Сьюзен побежала в прихожую и открыла дверь. Оттолкнув девочку, чтобы не путалась под ногами, в дом ворвался сержант Симпсон и с ним еще двое полицейских. Девочка видела, как они с трудом оторвали папашу от матери. При этом Джоуи лягался, норовя попасть жене ногой по голове, но постоянно промахивался.
– Остынь, парень. Ты уже и так подпадаешь под две статьи! Мало тебе? Хочешь заработать статью за нападение на полицейских?
– Она шлюха… Старая шлюха! Трахается с хозяином «Виктори», да будет вам известно. А сам он черный, как головешка, и яйца у него черные… У, дрянь!
Он опять попытался накинуться на жену.
– Делает из меня посмешище, все про это знают… Джун вырвало на махровый коврик с оранжево-желтыми цветами, и у одного из полицейских, самого молодого, тоже начались спазмы.
– Пошли, Джоуи. Посидишь ночь, утром разберемся. Проспись и остынь, приятель.
Джоуи кивнул, но, когда полицейские стали выводить его из комнаты, неожиданно попятился и с размаху опустил каблук ботинка на руку жены.
Джун завизжала. Вскочив с пола, она набросилась на мужа. Девочки широко открытыми, испуганными глазами наблюдали эту сцену. Сержант Симпсон глянул на Сьюзен и, пожав плечами, посоветовал:
– Беги к бабушке, одна нога здесь, другая там. Сообщи, с каким счетом закончилась встреча, и скажи, чтобы шла сюда. Твою маму надо отвезти в больницу, он ей вышиб все мозги.
Кивнув, Сьюзен пошла в детскую, натянула брючки и надела старое пальтишко. Вот так всегда. Самая паршивая работа доставалась ей, и все из-за того, что она была крупнее Дэбби и не такая хорошенькая. И еще потому, что все считали ее старшей сестрой, а на самом деле она была младшая.
Вернувшись в гостиную, Сьюзен увидела, что мать сидит на диване, прижав к груди покалеченную руку, и гладит ее другой рукой, а Дэбби, обняв мать за плечи, пытается ее успокоить. Но вдруг Джун резко высвободилась из объятий дочери и тяжело вздохнула.
«И когда только Дэбби научится не лезть к людям в неподходящее время?» – подумала Сьюзен. Незаметно выскользнув из дома, она быстро пошла по Коммершиал-роуд в ту сторону, где жила Айви Макнамара. Было четыре часа утра. Бабушка вряд ли обрадуется тому, что ей придется вылезать из теплой кровати в такую рань, и, честно говоря, трудно упрекать ее за это, размышляла Сьюзен.
Пока она добиралась до бабушкиного дома, у нее окоченели ноги. Девочка тихо постучала в дверь. Переминаясь с ноги на ногу в ожидании, она уже точно знала, что бабушка сейчас поднимет крик.
«Кого это принесло посреди ночи!»
Сьюзен не любила свою бабушку со стороны отца. Никто ее не любил. Айви Макнамара – зловредная, вздорная, горластая старая сука. Так говорили о ней люди, и это еще самые мягкие их слова.
Дверь распахнулась, и перед внучкой предстала бабушка во всей своей красе. Голову ее наподобие защитного шлема плотно покрывали ярко-желтые бигуди. В углах беззубого рта пузырилась слюна, изборожденное глубокими морщинами лицо было заспано. Грязные ногти на немытых руках напоминали когти хищной птицы. Чистоплотность никогда не входила в число достоинств Айви. Ей было всего пятьдесят семь лет.
– Ладно, входи, только быстрей. Ты выпускаешь все тепло из дома!
Сьюзен прошла за ней в спальню. Айви достала из шкафа старую меховую шубу и надела ее.
– Поищи мои зубы, не могу же я идти без них. Пошарив глазами вокруг, девочка увидела зубы в стакане на столике у кровати.
– Вот они, ба.
Айви впихнула их в рот. Мгновенно лицо ее помолодело, впалые щеки и рот разгладились.
– Ну, что на этот раз?
– Полиция увезла папку. Он колотил мамку.
Айви расхохоталась и одновременно громко пукнула.
– Прознал про нее и про черномазого из «Виктори»? Из-за этого?
Сьюзен кивнула.
– Чертова шлюха, вот она кто! Не знаю, зачем он на ней женился, а ведь я ему говорила – не женись, только он и слышать не хотел. До того ему хотелось ее поиметь, эту самую шикарную подстилку в наших краях. Увидишь, ты потом проклянешь день, в который ее отгулял, сказала я ему тогда. Так и вышло.
Сьюзен привычно выключила слух. Бабушка начала ругать ее маму последними словами. Девочка слышала это много раз, такие сцены то и дело повторялись. Айви продолжала поносить сноху, а внучка терпеливо стояла в дверях спальни и следила за сборами. Айви натянула на ноги чулки, поверх них – носки, а затем влезла в короткие теплые сапоги с меховой оторочкой. Ансамбль дополнила огромная вязаная шляпа. Прихватив безразмерную кожаную сумку, битком набитую всякой всячиной – от старых пайковых книжек для неимущих и свидетельств о рождении детей до рекламок льготных товаров, – Айви кивнула внучке, давая понять, что она готова.
Не глотнув даже теплого чая, в плохоньком пальтишке, без теплого свитера и шарфа, под пронизывающим ветром Сьюзен возвращалась домой по зимним улицам Лондона.
Дома Дэбби, вскипятив воду, заваривала чай. Лицо матери было страшно разбито, и девочки старались на нее не смотреть. Бабушка Макнамара тут же принялась за дело, и сестрички совсем сникли. Крепко схватив сноху двумя руками за лицо, чтобы осмотреть повреждения, она не церемонясь повернула ее голову в одну сторону, потом в другую и заключила:
– Ничего, не сдохнешь! Даже если он когда-нибудь тебя пришибет, кто его за это осудит? Кругом только и разговоров что про тебя и черномазого из паба.
Девочки переглянулись и состроили гримасы. Мистер Омомуру, как они его называли, был такой хороший. Он угощал их лимонадом и хрустящим печеньем и так смешно рассказывал об Африке и о своей семье.
Джун смыла кровь с лица. Вид у нее был уже не такой страшный, но лицо опухшее и в синяках. Встав с дивана, она, пошатываясь, подошла к подоконнику, где стояло зеркало, прислоненное к оконной раме, и, взглянув на себя, застонала:
– Скот проклятый! Смотрите, что он со мной сделал!
Айви хрипло захохотала:
– Вряд ли ты кому понравишься с этаким мурлом! Все равно Джоуи пришибет тебя, когда выйдет.
Казалось, эта мысль доставляла ей особое удовольствие. Джун, подкрепившись чаем с бренди, не осталась в долгу перед свекровью и накинулась на нее:
– Да заткнись ты, старая дырявая лоханка!
Рука ее страшно распухла, сделавшись чуть ли не втрое больше. Сьюзен налила в таз холодной, почти ледяной воды, и мать с тяжким вздохом опустила туда руку.
– Так получше. По-моему, тебе пора уматывать, Айви, как считаешь? Или ты собираешься околачиваться здесь, пока не выпустят из кутузки твоего милого сыночка, чтобы досмотреть представление до конца?
Айви заткнулась. Она знала, что перегнула палку. Джун вполне могла выкинуть ее из дома, и старуха решила немного помолчать. Ей вовсе не хотелось пропустить момент, когда ее сынок вернется домой. В противном случае что она расскажет подружкам во время игры в бинго?
* * *
Чуть позже в прихожей тесной квартирки раздался громкий женский голос:
– Ты дома, Джуни?
Мод Грэнгер вошла в кухню и, заметив Айви, кивнула ей.
– Видела старину Билла, когда он забирал твоего. Срам, как твой муженек с тобой обращается. Гляди, как он тебя отделал! Во что превратилось лицо!
Джун снова поставила чайник на плиту и поморщилась – рука сильно болела.
– Он скоро вернется – обычно их выталкивают после полудня, и все начнется сначала. Он уверен, что я кручу любовь. Как всегда.
– И как всегда, это правда, – ввернула Айви.
Джун посмотрела на нее и тяжело вздохнула: она старалась держать себя в руках.
– Я не кручу любовь. Ты что, не знаешь? Человек платит мне за работу, Айви, а без этих денег мы бы не прожили, потому что твой дорогой сын пропивает все, что заводится в доме. Усвой это своей чертовой башкой!
Джун сразу же пожалела, что так откровенно высказалась при Мод, у которой был длинный язык. Она знала, что ее слова в тот же день станут известны всей округе.
Вытаращив на Джун глаза, Мод ахнула:
– Ой, Джуни, ты одна, бедняжка, стараешься, на тебе все держится.
Айви передразнила ее:
– Одна на всех, такая хорошая. Да, Джуни? Мой сынок плеснет тебе в глаза кипятком, когда я перескажу ему, что ты тут говорила.
Джун села у кухонного стола. Ей хотелось плакать. Ее лицо было обезображено, оно распухло и почернело от синяков. Сколько еще недель пройдет, пока ее внешность хотя бы отчасти восстановится, пока она станет похожа на себя. Рука продолжала болеть, а спина ныла так, словно вот-вот переломится пополам. Все тело саднило. Но Джун привыкла к этому. Гораздо больше ее тревожило другое: она знала, что ее муж на сей раз долго терпеть не будет. А ей, что ни говори, нравился ее новый любовник. Он был симпатичный, нежный, добрый и обращался с ней с уважением. Кроме того, он был щедр.
Джун годами подрабатывала проституцией по ночам, как большинство ее соседок. С этого они жили, это был их основной доход. Детям новые ботинки надо покупать? Надо! Ну и шли на панель, на какое-то другое занятие у них не хватало мозгов.
Но про такое дело не стоило трепаться, тем более при Мод. Пусть она поищет темы для сплетен на церковном собрании или где-нибудь еще.
Тут в кухню вошли девочки. Их бабушка продолжала говорить гадости. По словам Айви выходило, что Джун – плохая жена и мать и вообще никудышная женщина. Сьюзен попросила у матери разрешения пойти на улицу поиграть.
Но Джун не успела ответить: кто-то сильно застучал во входную дверь – так, что казалось, она вот-вот сорвется с петель.
Джун вздохнула.
– Погляди, кто там, ладно? – попросила она дочку. Открыв дверь, Сьюзен увидела перед собой огромного темнокожего мужчину.
Он ласково ей улыбнулся:
– Мама дома?
Сьюзен смешалась. Ей нравился этот дядя, он был такой добрый. Но она понимала, что для бабушки его приход все равно что красная тряпка для быка.
В это мгновение Дэбби вбежала с криком на кухню:
– Мам, там этот черный пришел, он стоит за дверью! Джун возвела глаза к потолку и подавила в себе желание взвыть от отчаяния. Ну почему судьба так несправедлива к ней? С трудом поднявшись со стула, она сказала:
– Помолчи, Моди, а то пропустишь самое интересное. Сердце бешено колотилось в груди, когда она выходила из кухни. Джейкоб Омомуру отличался добротой, она это знала, и оттого ей было еще труднее. Муж мог запросто убить ее из-за Джейкоба. Будь у нее побольше мозгов, она сбежала бы с любовником. Но знала, что не сделает этого. Она боялась жизни, боялась столкнуться с ней лицом к лицу. Джоуи стал бы преследовать ее, и всем пришел бы конец.
Джейкоб стоял на пороге не смущаясь, на глазах у всех соседей. На нем был темно-синий костюм и в тон ему рубашка и галстук. Прекрасные густые вьющиеся волосы, которые так нравились Джун, были коротко подстрижены. Его большие миндалевидные черные глаза смотрели на Джун с мольбой. Джейкоб Омомуру любил ее, и, сознавая это, Джун втайне чувствовала себя счастливой женщиной. Но жизнь ее уже сложилась как сложилась, и она не могла ничего изменить.
Увидев, какое у нее лицо, Джейкоб притянул ее к себе и стал утешать. Джун зажмурилась. Она ощущала тонкий запах сандалового мыла и дорогих сигарет. Но в это время к двери приблизилась свекровь, и Джун вырвалась из объятий любовника.
Лицо Айви побелело от ярости, рот, готовый изрыгать ругательства, злобно ощерился.
– Оставь ее в покое, черномазый ублюдок! Мой мальчик перережет тебе глотку, когда узнает, что ты здесь был!
Джейкоб, огромный, внушительный, возвышался над головами взбудораженных женщин и девочек. Мод от возбуждения чуть не подпустила в трусики. «Это куда интереснее, чем бывает по телику», – расскажет она позже в тот же день, напрашиваясь на чашку чая и сигаретку поочередно ко всем соседкам.
– Пойдем со мной, Джун. Уйдем отсюда, любимая. Я сумею позаботиться о тебе и твоих дочках.
Джун посмотрела в его красивое лицо и покачала головой.
– Нет, уходи, Джейкоб. Скоро вернется Джоуи, и, если он застанет тебя здесь, он устроит кошмар, – произнесла Джун безучастно, словно не испытывала к Джейкобу никаких чувств.
Джейкоб умоляющими глазами смотрел в лицо своей любимой. Он знал, какой репутацией пользовалась Джун Макнамара. Это ни для кого не являлось секретом. «Почти шлюха» – так говорили про Джун, и это «почти» было чем-то вроде ее клички среди обитателей Ист-Энда. Но в том и состояло ее единственное достоинство, и Джун им пользовалась. «Золотая жила, – так называли некоторые женщины определенную часть своего тела, Джейкоб не раз сам это слышал. Но он любил большие тяжелые груди Джун и приятное влажное местечко у нее между ног.
Он понимал, что у них нет будущего. Шел 1960 год, и брак между негром и белой женщиной был практически невозможен. Но Джун дала ему то, чего он никак не ожидал встретить в холодном Лондоне. Она подарила ему минуты счастья. Работать в «Виктори» ему было нелегко. Он глотал оскорбления белых посетителей, которые делали вид, что шутят, принимал их деньги, но всегда чувствовал, что ходит по лезвию ножа. Огромный рост и физическая сила да прирожденная осторожность пока спасали его.
Джун теснила его к ступенькам крыльца, а свекровь вопила во весь голос, стараясь, чтобы все соседи услышали ее и выскочили на улицу.
Джун не выдержала и закричала:
– Заткнись, старая кошелка! Закрой пасть и убери отсюда свою задницу!
Повернувшись к любовнику, Джун опять стала умолять:
– Уходи, прошу тебя. Ты только все портишь. Он растерзает меня, когда узнает, что ты здесь был. Уходи, оставь меня в покое!
От волнения она охрипла. Джейкоб чувствовал, что все кончено, и у него упало сердце. Он проиграл битву, – да нет, он проиграл войну. Он посмотрел в ее изувеченное лицо:
– Ты дурочка, Джун. Я предлагаю тебе путь к спасению, я предлагаю тебе другую жизнь.
Джун вызывающе захохотала:
– У меня своя жизнь, Джейкоб, и на хрен мне ты и такие, как ты.
Она поняла, что ранила его, и уже ласковей закончила шепотом:
– Лучше давай все забудем, давай забудем.
Джейкоб хотел еще что-то сказать, но в этот момент свекровь выкинула проделку в своем духе, окатив их холодной водой из ведра. Айви добилась своего – соседи высыпали на улицу. Скоро появится ее сынок – вот тогда она покуражится на славу. Даже если Джун вышвырнет ее сейчас из дома, то будет где пристроиться в ожидании сыночка – любая из соседок с радостью позовет к себе и угостит чашечкой чая.
Джун, как разъяренная кошка, бросилась на свекровь:
– Ах ты, старая сука! Ты что делаешь?
Та побежала назад, в дом, Джун за ней. Невестка гоняла свекровь по тесной комнате, та же визжала от страха на потеху соседям, которые умирали со смеху. «Если старуха подохнет, всем станет только легче», – думала Джун. Девочки словно завороженные смотрели, как их мать отвешивала Айви звонкие оплеухи, а та в ответ пыталась вцепиться невестке в волосы.
– Потаскуха! Сынок размажет тебя по стенке, когда я ему все расскажу. Снюхалась с черномазым! Да ты хуже портовых девок, с любым ляжешь. Они на негров не бросаются – не то что ты!
Схватив свекровь за волосы, Джун проволокла ее по комнате и швырнула в кресло у телевизора.
– Он приличный человек! – закричала Джун. – Слишком даже хорош для таких, как я! Была бы я капельку поумней, убежала бы к нему, уж точно убежала бы. Но я знаю, что ни ты, ни твой мерзкий сын не дадите мне житья ни на минуту! Твой сынок все у меня отнял, все. Посмотри, как мы живем, в какой ужасной нищете! Поклонись себе в ножки, ведь это твоя работа, Айви! Славно ты воспитала своих сынков, ничего не скажешь! Дома шаром покати! Еще хуже, чем у тебя!
Измотанные от непрерывного крика и беготни, женщины на мгновение затихли. В комнате наступила тишина. Они враждебно смотрели друг на друга.
– Может, налить вам по чашечке чаю? – предложила Мод.
Джун рявкнула в ответ:
– Отвали, Моди! Мало тебе того, что ты тут сегодня увидела? Иди домой и займись своими детьми. Не переживай, все услышишь через стенку, как обычно.
– Я налью тебе чаю, мам, – тихо проговорила Сьюзен. Джун грустно посмотрела дочери в глаза.
– И капну туда виски, ладно? – добавила дочь. – Чтобы у тебя в голове прояснилось, хорошо?
Закрыв за Мод дверь, Сьюзен поставила на плиту чайник. Через пять минут она принесла две кружки горячего чая, одну – маме, другую – бабушке.
Обе женщины тяжело переживали скандал, но не желали сознаться в этом. Джоуи вот-вот вернется, и женщины его ждали. В каком он будет настроении? Никто не знал. Все зависело от его настроения. Вот он смеется, а через минуту – уже в ярости и начинается драка.
Стояла такая тишина, что было слышно, как тикают часы на кухне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Две женщины - Коул Мартина



С самого начала роман просто разрывается от жестокости, насилия и злости героев! Но конец просто замечательный! Действительно переживаешь вместе с ГГ! Респект автору!!!
Две женщины - Коул МартинаКатрин
19.06.2012, 8.38





под глубоким впечатлением!!!!!
Две женщины - Коул Мартинанаташа
19.06.2012, 20.21





знаете,это не роман,а целая эпопея!но поражает, что все героини подвергались насилию в детстве.книга очень тяжелая для чтения,тому кто хочет просто отдохнуть читать не рекомендую.
Две женщины - Коул Мартинасветлана
19.06.2012, 20.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100