Читать онлайн Две женщины, автора - Коул Мартина, Раздел - ПРОЛОГ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Две женщины - Коул Мартина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Две женщины - Коул Мартина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Две женщины - Коул Мартина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Мартина

Две женщины

Читать онлайн

Аннотация

Казалось, судьба уготовила юной Сьюзен только одни испытания – равнодушие матери, жестокость и деспотичность отца, полуголодное, нищее существование… Очень рано девушка сполна познала цену коварства и предательства. Но неожиданно в ее жизни наметились перемены – красавчик Барри, кумир всех женщин в округе, обратил на скромную школьницу свое внимание. Любовь преображает Сьюзен, наполняет ее счастьем. Тем временем злой рок снова расставляет сети на пути бедной девушки. Сможет ли она выдержать новые удары судьбы и отстоять свое счастье?..


Следующая страница

ПРОЛОГ

Воздух в тюремном фургоне был горяч и влажен. Зной летнего дня, накаляя металлическую обшивку, превращал внутреннее пространство в подобие парилки. Сьюзен Далстон ощутила, как капля пота стекла вниз по ложбинке между грудей, щекоча кожу. Она устало опустила голову и закрыла лицо руками.
– Нельзя ли попить чего-нибудь холодненького? Хоть глоток?
Офицер тюремной охраны презрительно мотнула головой:
– Почти приехали. Подождешь.
Сьюзен наблюдала, как охранница нарочито медленно, словно желая продлить удовольствие, сделала большой глоток из банки с пепси-колой, а затем издевательски причмокнула губами. Подавив сильное желание дать наглой суке в морду, заключенная отвела глаза и стала смотреть в пол. Мордобой оказался бы гадине только на руку. Сьюзен Далстон была осужденной, а значит, в полной власти этой женщины. Подняв голову, она посмотрела охраннице прямо в глаза и усмехнулась.
– Чего смешного?
Сьюзен грустно покачала головой:
– Просто жалко мне тебя, бедняжку. В такую жару замурована в этой душегубке. Правда ведь, несправедливо? И потом еще тащиться обратно в Дарэм. Тяжелый денек, так ведь?
Офицер охраны кивнула:
– Да, но сегодня вечером я буду лежать в своей любимой кроватке, глядеть в ящик и ласкать шишечку моего муженька. А тебя что ждет? Мне хотя бы есть к чему стремиться.
«Душегубка» резко остановилась. У Сьюзен саднило кожу на запястьях. Сьюзен знала, что с нее вполне могли снять наручники, но не надеялась на такую милость. Дэнби была сволочная вертухайка, так все говорили. Сьюзен не желала унижаться перед ней, тем более что Дэнби все равно откажет и получит от этого огромное удовольствие.
Сьюзен мотала пожизненный срок за убийство и давно привыкла к мысли, что тюремщики должны быть именно такими тварями, как Дэнби. Они открыто наслаждались своей властью над заключенными. В какой-то степени Сьюзен понимала эту женщину. Болтали, что муженек у Дэнби большой ходок по женской части, дети-школьники плохо учатся, а дом, в котором они жили, за неуплату мог в любой момент перейти к другому хозяину.
Вертухаи сплетничали друг о друге почище заключенных.
Сьюзен понимала, что унижать окружающих служило своего рода отдушиной для бедолаги Дэнби. В конце концов, такова человеческая натура. Надо же Дэнби как-то тянуть лямку своей скотской жизни и зверской работы.
Фургон снова тронулся, и у Сьюзен вырвался вздох облегчения. В Лондоне уличное движение просто ужасное, особенно после полудня. Ее запихнули в фургон в пять тридцать утра, и с тех пор ей только один раз позволили сходить в туалет и перекусить. У Дэнби с собой был огромный пакет с едой, будто она собралась на пикник. Тюремщица жрала и пила от пуза, прекрасно зная, что Сьюзен не может поесть, скованная по рукам и ногам наручниками и кандалами.
Зарешеченное окошко приоткрылось, и грубый мужской голос протрубил из кабины:
– Почти на месте, девочки. Еще минут десять – и мы наконец сможем размяться.
Он оставил окошко открытым, и до Сьюзен донеслась мелодия песни Дэвида Боуи «Жизнь на Марсе». Закрыв глаза, она тяжко вздохнула.
Дэнби вперила в нее острый взгляд.
– Далстон! – внезапно шепотом позвала она. Открыв глаза, Сьюзен вовремя успела отвернуться – брызги пепси-колы, оставшейся на дне банки, едва не попали ей в лицо. Темная жидкость залила светлый арестантский комбинезон.
– Тебя не выпустят, не жди, уж я об этом позабочусь.
Опустив голову, Сьюзен снова стала смотреть в пол. Вскоре тюремный фургон остановился у главных ворот тюрьмы Холлоуэй. Минут пятнадцать ничего не происходило, но наконец дверь фургона открыли. Дэнби почти волоком вытащила заключенную из машины, и теперь Сьюзен стояла, подставив лицо свежему ветерку. Ее охватило чувство пустоты и безнадежности.
Мрачный фасад тюрьмы не предвещал ничего хорошего. Он говорил о том, что ожидало Сьюзен за стенами этого здания: прочно запертые двери, грохот железных запоров, лязг ключей. Такой будет ее жизнь отныне и навсегда.
Сьюзен провела в заключении уже два года и могла бы свыкнуться с тюремным существованием. Но неудачная апелляция – мимолетный луч надежды на освобождение, который мелькнул и потух, – оказалась для нее окончательным приговором. Только теперь она осознала с предельной ясностью, что ее ждет.
Сьюзен знала, что ей никогда не выйти на волю, если она не расскажет, как все было на самом деле. В то же время она знала, что никогда не сможет об этом рассказать. Она никогда и никому не сможет рассказать всей правды! Все происшедшее так страшно, так еще живо в ее памяти! Говорить об этом просто невозможно. Есть вещи, которые человек должен навсегда похоронить в своей душе.
Сьюзен горько улыбнулась, понимая нелепость своего положения.
Вновь прибывшую зарегистрировали. Передача ее с рук на руки прошла без сучка без задоринки. Дэнби упорно нашептывала принимавшей их тюремщице гадости про свою подопечную, но офицер тюрьмы Холлоуэй не удосужилась принять их к сведению. Ей приходилось выслушивать такое постоянно.
Прервав Дэнби на полуслове, она спокойно сказала: – Возвращайтесь в главный вестибюль. Вас отведут с другими сопровождающими в столовую. Дальше вам ходу нет.
Дверь захлопнулась перед носом Дэнби, и Сьюзен не могла не улыбнуться. Глядя на заключенную сквозь прочную решетку, Дэнби подмигнула ей:
– Я еще доберусь до тебя, Далстон.
– Скорее это я доберусь до вас, миссис Дэнби. Тюремщица освободила Сьюзен от наручников и кандалов, и та последовала за ней по пыльному коридору, растирая затекшие запястья.
– Сразу видно, что она из Дарэма, с севера. Все они там такие! Думают, что лучше нас, потому что у них тюрьма покруче нашей! Завели порядочек! Вся тюряга на ногах по двадцать три часа в сутки! Даже у мелких карманников нервы не выдерживают, не говоря уже об отпетых уголовниках.
Офицер охраны отомкнула ключом еще одну дверь.
– Ела?
Сьюзен отрицательно покачала головой:
– Нет, только рано утром. Но капля пепси мне все же перепала.
Она тихо засмеялась, но тюремщица осталась серьезной, не поняв смысла шутки.
– Живи тихо и будь попроще, Далстон. Мы тут все знаем про тебя и про разборку, которую ты устроила. Нам стало известно, что птичка того заслуживала и что ты вроде бы поступила по справедливости. Но здесь это для тебя не козырь. У нас и без того забот хватает, чтобы еще с тобой нянчиться. Понятно? Хочешь вздуть кого-то – делай это по-тихому, в своей собственной камере. Чтобы никто не видел. А не у всех на глазах. Поняла меня? А?
Сьюзен кивнула. Она уже не улыбалась.
– Имей в виду, тут на работах попадаются лесбиянки, и не все они заключенные. Будь поосторожней. Что бы ты ни делала – обдумывай каждый свой шаг и будь благоразумна. Это единственный совет, который я хочу тебе дать. Мы уже кое-что знаем о тебе – думаю, ты об этом догадываешься. То, как ты замочила своего муженька, жизнь твою здесь не облегчит. Будет тебе трудно, увидишь. Так что последуй моему совету, милая, будь скромницей, не балуй, и всем от этого будет только лучше.
В молчании они дошли до бокового корпуса. По мере их приближения шум и гам, производимый сотнями женских глоток, становился все сильнее и сильнее, пока и вовсе не сделался оглушительным.
Но мало того что у Сьюзен в ушах стоял страшный гомон, – ей в нос ударили сразу все запахи женской тюрьмы. Воняло переваренной капустой – обеденным блюдом заключенных, к этому примешивались еще более резкие запахи – пота, дешевого мыла и дезодорантов. В здании надрывалось радио, и женщины изо всех сил старались его перекричать. Сьюзен понимала, что все их внимание приковано к ней, как к новенькой. Она выпрямилась и прижала кулек с вещами к груди. Состав заключенных был обычным для любой женской тюрьмы: проститутки с самыми невероятными прическами и цветом волос, в ярком, вызывающем гриме, мелкие воровки – похитительницы кредитных карточек, торговки наркотиками с тяжелым взглядом и одутловатыми лицами. Тюрьма другая, а физиономии те же.
Сплошной мрак. Ничего хорошего тут ждать не приходилось.
Поднимаясь по лестнице, Сьюзен услышала громкий смех. На нее смотрела пара широко раскрытых прекрасных зеленых глаз. Их обладательница – изящная девушка, настоящая куколка – радушно улыбалась Сьюзен. Та чуть не ответила ей улыбкой, но сдержалась.
Офицер оттолкнула девушку:
– Она из детоубийц, Далстон. Ты ее берегись. С виду ангел, а сама хуже бешеной собаки. Выбросила своего ребенка с шестнадцатого этажа из окна квартиры на тротуар. Депрессия на почве развода. Когда-то она выйдет, но до тех пор мы хлебнем с ней горя.
Офицер охраны проводила Сьюзен до камеры и открыла дверь. Тюремщица вошла внутрь, и Сьюзен последовала за ней. Ее охватило дурное предчувствие. Никогда заранее не известно, с кем предстоит делить камеру, и, пока приспособишься, приходится несладко.
На верхней койке лежала Матильда Эндерби – женщина с темными глазами и копной безукоризненно причесанных каштановых волос. Она тут же села и одним быстрым взглядом смерила новенькую с головы до ног. Затем, повернувшись к тюремщице, спросила с вызовом:
– И вы поселяете эту вместе со мной?
Голос у нее был низкий, глубокий, чуть с хрипотцой, а выговор – как у дамы из приличного общества. Офицер охраны, не принимая такого тона, бросила ей жестко:
– Послушай, Эндерби, тут у нас не выбирают, кому с кем жить, милочка моя. Ты лишилась такого права в ту ночь, когда замочила своего муженька. Поскольку вы обе осуждены за убийство мужа, то думаю, между вами гораздо больше общего, чем тебе кажется на первый взгляд.
Тюремщица вышла и плотно закрыла за собой дверь. Сьюзен положила свою котомку на нижнюю койку и развязала ее. Первое, что она сделала, – достала фотокарточки детей и письма от них. Затем расправила то немногое, что у нее было из одежды, и уложила стопкой в пустой ящик небольшого шкафчика.
Матильда Эндерби следила за каждым ее движением. Закончив, Сьюзен улеглась на койку и стала рассматривать лица своих детей на фотокарточках. Особенно долгим и нежным взглядом она смотрела на самого маленького.
Матильда вышла из камеры и вскоре вернулась с двумя большими кружками чая. Она открыла пачку с леденцами и высыпала несколько штук на тумбочку, стоявшую рядом с койкой Сьюзен.
– Ты и в самом деле забила своего мужа?.. Перебив ее, Сьюзен язвительно продолжила:
– Нанеся сто пятьдесят два удара молотком по голове? Да, так и было. Я даже считала удары, чтобы меня ничто не отвлекало.
Матильда кивнула. Она словно окаменела, лицо ее сделалось неподвижным. Взгляд ее цепких глаз, мгновенно фиксировавший все, что происходило вокруг, остановился в какой-то одной ей видимой точке. Женщины помолчали.
– А что случилось с тобой?
Матильда криво улыбнулась:
– Ты что, не узнаешь меня? Я ведь была в центре внимания всей прессы. Скоро меня выпустят. Я пронзила его сердце одним ударом ножа. Негодяй заслужил такую кару после всех мук, которые мне довелось пережить из-за него.
В голосе Матильды слышалась горечь, когда она спросила Сьюзен:
– Почему ты это сделала?
Сьюзен пожала плечами:
– Сама не знаю.
– Ты знаешь, конечно, только не хочешь говорить.
Ближе к вечеру, когда гомон в тюрьме утих и дверь с лязгом заперли до утра, Сьюзен наконец осталась наедине со своими мыслями. Ночь за ночью она думала об одном и том же. Только в темноте она позволяла этим мыслям овладевать сознанием. Она думала о том, что совершила, но еще важнее для нее было понять, почему она это совершила.
Сьюзен знала: чтобы объяснить себе свои поступки, надо вернуться к воспоминаниям детства и юности. Это могло стать ключом к пониманию того, что случилось позже. Целых два года работавшие со Сьюзен психиатры упорно давили на нее, пытаясь найти мотив ее преступления. И в конце концов Сьюзен поняла, какой у нее был мотив и почему она сделала это со своим Барри.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Две женщины - Коул Мартина



С самого начала роман просто разрывается от жестокости, насилия и злости героев! Но конец просто замечательный! Действительно переживаешь вместе с ГГ! Респект автору!!!
Две женщины - Коул МартинаКатрин
19.06.2012, 8.38





под глубоким впечатлением!!!!!
Две женщины - Коул Мартинанаташа
19.06.2012, 20.21





знаете,это не роман,а целая эпопея!но поражает, что все героини подвергались насилию в детстве.книга очень тяжелая для чтения,тому кто хочет просто отдохнуть читать не рекомендую.
Две женщины - Коул Мартинасветлана
19.06.2012, 20.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100