Читать онлайн Рыцарское слово, автора - Коул Кэндис, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарское слово - Коул Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарское слово - Коул Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарское слово - Коул Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коул Кэндис

Рыцарское слово

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Адриенна тяжело опустилась в кресло, судорожно сжимая подлокотники. Нельзя сказать, что она сильно устала, просто у нее от волнения дрожали колени и она не хотела, чтобы хоть кто-нибудь это заметил.
– Не моя вина в том, что здесь произошло, Адди, – твердым голосом произнес Люсьен. – Дело в том, что этот старый… хм…
– Я запрещаю тебе отзываться неуважительно о моем опекуне, – перебила его Адриенна. – И не смей называть меня Адди. Так звали меня те, кого уже нет в живых.
Глаза Люсьена полыхнули зеленым огнем – в эту минуту он походил на затравленного волка.
– Хорошо, я буду называть тебя миледи. Итак, миледи, выслушай мою исповедь. Когда-то все это, – Люсьен широким жестом обвел зал, – принадлежало моему отцу Гандольфу, и Эйншем был для нас с братьями родным домом. Гандольф владел не только замком, но и деревней Эвендейл, а также всеми земельными угодьями, которые были отписаны моему отцу Ранульфом. После смерти Гандольфа все это должно было перейти ко мне. – Он не сводил горящих глаз с Адриенны.
Она чувствовала его боль, но ее собственная казалась Адриенне сильнее.
– Однако этого не случилось. Почему? – спросила она.
– Потому, миледи, что твой опекун, которого ты называешь дедушкой, убил моего отца и захватил наше имение. Мне с братьями ничего не оставалось, как покинуть эти края. Но пришло время, и мы вернулись. Теперь наследство Гандольфа обрело своего истинного хозяина. Этим хозяином являюсь я, лорд Люсьен Эйншем.
Скрытая ярость, сквозившая в каждом слове Люсьена, нервировала Адриенну, но она держала себя в руках и виду не подавала.
– Это правда? – обратилась она к Озрику.
– Нет.
– Ах ты ублюдок! – вскричал Рейвен, устремившись к господскому столу, за которым сидел Озрик.
Адриенна тоже вскочила, словно подброшенная пружиной. Казалось, она сейчас перепрыгнет через стол и вцепится в волосы молодому лорду.
Люсьен шагнул вперед и жестом остановил Рейвена, после чего подошел к Озрику.
– Как ты смеешь отрицать очевидное? Или забыл, что шесть лет назад твое войско атаковало Эйншем, взяло его штурмом и предало огню? Не говоря уже о том, что в сражении законный владелец замка был убит и это позволило тебе захватить не только замок, но и приписанные к нему владения!
В глазах Люсьена зажглись злые огоньки, и Адриенне стало страшно. Однако Озрика, судя по всему, нисколько не пугали ни взгляд Люсьена, ни его громоподобный голос.
– Я не отрицаю, что упомянутые тобой события имели место, – спокойно произнес он. – Но обвинения твои ложны.
– Я тебя не обвиняю, просто перечисляю факты.
– Продолжай, – сказала Адриенна, которую разговор заинтересовал.
– Мой покойный отец был далек от морали, – промолвил Люсьен, приблизившись к Адриенне, – но Озрику подлостей не делал и своим врагом его не считал. Он просто о нем забыл, поскольку никаких известий не было. Что, спрашивается, подвигло Озрика на захват замка, если не корысть?
– Могу объяснить, – сказал Озрик, устремив взгляд на молодого рыцаря. – Дело в том, что Эйншем с самого начала предназначался мне.
Он произнес эти слова не повышая голоса, но они обрушились на Люсьена как гром среди ясного неба. Лицо его приняло озабоченное выражение, что не ускользнуло от Адриенны.
– Тебе? – с изумлением спросил Люсьен. – Повторяю, ты не смеешь называть себя законным лордом Эйншема! Всем известно, что твой дедушка Ранульф объявил своим наследником Гандольфа, так что Эйншем и Эвендейл принадлежали ему по праву, а после его смерти должны были перейти ко мне. Другое дело, что ты не захотел с этим смириться и на протяжении многих лет готовился захватить Эйншем, что в конечном счете тебе удалось. Но ты не только лишил меня отца, убив его, ты лишил меня законного наследства.
Так вот о какой миссии говорил Люсьен! Он собирался вернуть Эйншем любой ценой, и король здесь ни при чем. Люсьен потратил на подготовку этой операции массу физических и умственных сил, а сейчас, добившись своей цели, обвинял Озрика в том же самом грехе – неуемном стремлении вернуть свою собственность.
Какая ирония судьбы! При других обстоятельствах Адриенна наверняка не сдержала бы улыбки, слушая своего мужа, но сегодня ей было не до смеха.
– Да, Эйншем мой по праву! – вскричал Озрик, стукнув тяжелым кулаком по столу. – Ранульф в обход своих сыновей и дочерей завещал Эйншем мне. И в этом нет ничего удивительного, поскольку я был старшим сыном его старшего сына. Я слышал собственными ушами, как он об этом говорил. – Озрик перегнулся через стол и, глядя Люсьену в глаза, добавил: – Об этом знали все – и в первую очередь Гандольф.
– Ты лжешь! – воскликнул Рейвен.
– Веди себя достойно! – бросила Адриенна, устремив взгляд на черноволосого лорда. – Скажи ему, Люсьен, чтобы помалкивал и не мешал выяснить истину.
– Но ведь это все брехня! – брезгливо поморщившись, заявил Рейвен.
– Не мешай ей, прошу тебя, – перебил брата Люсьен. – Позволь ей выслушать нашего заклятого врага. Пусть скажет все, что считает нужным.
– Но мы-то знаем правду! – крикнул Питер, стоявший у дверей большого зала.
– В таком случае и ей, и нам придется выслушать очередную ложь.
– Дедушка никогда не лжет, – заявила Адриенна, обращаясь к мужу. – Это вы двое говорите неправду – по крайней мере мне.
– Послушай, Адди…
Заметив возмущение в глазах Адриенны, Люсьен прикусил язык и, повернувшись к Озрику, спросил:
– Если все внуки Ранульфа знали, что Эйнщем предназначается тебе, а не Гандольфу, каким образом моему отцу удалось его заполучить?
– Каким образом? – воскликнул старый лорд, задрожав от гнева. – А ты вспомни, каким образом Гандольф получал то, что ему хотелось иметь!
Лицо Люсьена приняло на миг болезненное выражение, но он тут же овладел собой и, вперив в Озрика яростный взгляд, крикнул:
– Не желаю я ничего вспоминать – сам скажи!
– Ты несчастный, обманутый человек – вот ты кто! – неожиданно произнес Озрик – гнев его вдруг улетучился. Он уже выплеснул всю злобу, и в душе остались только жалость и снисходительность к обделенному отцовской лаской молодому человеку. – Гандольф убил их всех до единого, – негромко сказал Озрик. – Он бы и меня зарезал, если бы в тот день, когда умер Ранульф, я не был в Нормандии. Приспешники моего кузена просто не сумели меня разыскать.
– По-моему, Люсьен, мы вовсе не обязаны выслушивать весь этот бред, – мрачно заметил Рейвен. – Дедушка решил рассказать нам сказку. Это все его фантазии – от первого до последнего слова.
Люсьен пропустил эти слова мимо ушей и повернулся к Озрику.
– Этого не может быть, – пробормотал он. – Гандольф, правда, имел обыкновение пинать собак и иоколачшит. женщин, но чтобы убивать мужчин! Такого я не могу себе представить.
– Похоже, ты так и не понял истинной натуры своего отца. – Старый лорд скривил рот в усмешке. – Но в одном ты прав: Гандольф и в самом деле не убивал мужчин собственными руками. Как я уже говорил, я выжил только потому, что его наймиты не смогли до меня добраться. Зато они нашли и убили всех моих кузенов – одним перерезали глотку, других отравили. Гандольф делал все чужими руками, сидел за стенами замка своего папаши и ждал, когда его люди расчистят для него путь к баронскому креслу Эйншема.
– Но ты же вернулся в Англию, – громким голосом произнес Рейвен, снова вступая в разговор. – А уж здесь людям Гандольфа не составило бы труда тебя выследить. Так почему же они этого не сделали? Или тебя заколдовал волшебник, и ты на время превратился в невидимку?
– Помолчи! – приказала Адриенна. – Я не потерплю неуважения к старшим, пока являюсь хозяйкой этого дома. И еще – если твоему отцу удавалось устранять неугодных с помощью наемных убийц, то что помешает мне поступить таким же образом? Короче, я тебя предупредила: помни об этом, сэр.
Рейвен ответил Адриенне недобрым взглядом, но замолчал.
– Объяснись, дедушка, очень тебя прошу. Озрик глубоко вздохнул.
– Я ничего не знал о смерти Ранульфа, а потому прожил за границей несколько лет. Позже, узнав о кончине дедушки, я навестил своего кузена Гарольда. Выяснилось, что его давно уже нет на свете. Но осталась в живых его вдова, она-то и рассказала мне о том, что ее мужа убили по приказу Гандольфа.
Между тем Гандольф заявил о своих правах на Эйншем. Тогда у него была другая жена, которая не задержалась на этом свете – не выдержала, должно быть, побоев и издевательств. У него и дети были, но они тоже один за другим умерли, и Гандольф женился на вашей матери. Тогда я не мог вернуть себе Эйншем, и мне оставалось лишь благословлять Господа, что я остался в живых. Короче говоря, я оставил на время это дело.
Вернувшись в Англию, я женился на хорошей женщине, которая родила мне сына, и мы жили душа в душу. Однако я ни на минуту не забывал о Гандольфе и о наследстве Ранульфа. И копил деньги, чтобы в один прекрасный день вернуть себе Эйншем. Когда у меня набралось достаточно средств, чтобы навербовать солдат, я вернулся в эти края и взял Эйншем штурмом. Я не чувствовал за собой никакой вины, поскольку знал, что Эйншем изначально предназначался мне.
Озрик продолжал сверлить Люсьена взглядом. Люсьен тоже смотрел ему прямо в глаза. Это был своего рода поединок: и Озрик, и Люсьен обладали сильной волей, и ни тот ни другой не хотел отводить взгляда.
Адриенна, сжав кулаки с такой силой, что ногти впились в кожу, с напряжением следила за этой молчаливой дуэлью. И не она одна – весь зал, затаив дыхание, наблюдал за двумя претендентами на Эйншем, которые нисколько не сомневались в справедливости своих притязаний. Время словно остановилось. Казалось, этот поединок будет продолжаться вечно.
– Ну вот, Люсьен. Теперь ты знаешь всю правду. Всю, как она есть.
Звук ее голоса привлек внимание собравшихся да заигравших в гляделки Люсьена и Очрика. Адриенна, стараясь скрыть охватившее ее волнение, продолжала:
– Скажи своим людям, чтобы они вложили мечи в ножны и выпустили из-под стражи гарнизон замка. Ты не имеешь на Эйншем никаких прав и сам об этом знаешь. Брось это дело и уходи с миром. Бери пример с Озрика – отказавшись призвать своих солдат к оружию, он поступил мудро.
– Уйти с миром?! – вскричал Люсьен, и звук его голоса прокатился эхом под сводами зала. Адриенна подумала, что он сейчас вспрыгнет на помост, схватит ее за волосы и вышвырнет вон, как тряпичную куклу. Но ничего подобного не произошло. К немалому удивлению Адриенны, Люсьен расхохотался и покачал головой. – Прикуси язычок, миледи, не то люди подумают, что ты рехнулась. Никого выпускать я не собираюсь и уходить не намерен. Эйншем – мой.
– Нет, не твой!
– Мой! Что бы там ни говорил этот старый сочинитель сказок. Прав он или нет, уже не имеет значения. Твой опекун – мой заклятый враг, которого мне удалось наконец одолеть. Теперь лорд Эйншем – я, и тебе придется с этим примириться.
– Но у тебя нет на Эйншем никаких прав!
– Наоборот, все права на моей стороне. Я захватил замок и принудил гарнизон сдаться. Скажи спасибо, что все обошлось без кровопролития, чего не скажешь об Озрике. При штурме он убил не только Гандольфа, но и множество ни в чем не повинных людей.
Адриенна глубоко вздохнула, на дрожащих ногах поднялась с места и, прикусив губу, посмотрела на Люсьена в упор. Теперь этот человек казался ей еще более чужим и далеким от нее, чем в тот день, когда они впервые встретились на ярмарке в Фортенголле.
– Что ж, оставайся в Эйншеме, милорд, если тебе так уж этого хочется. Оставайся, но помни: в один прекрасный день мы вернемся и отберем у тебя замок. Если дедушка умрет, твоим заклятым врагом стану я. Если же умру я, твоими врагами станут мои дети. Так что жди нас и почаще оглядывайся, не то получишь удар ножом в спину!
Сказав это, Адриенна едва не умерла от страха. Подобного она не испытывала ни разу в жизни – даже в тот роковой миг, когда на нее с Шарлоттой напали разбойники. Ее взгляд был прикован к рукам Люсьена: она не сомневалась, что он сейчас выхватит из ножен кинжал и перережет ей горло. Самопровозглашенный лорд Эйншем ни в ком не нуждался – а уж в ней и подавно. Он получил замок, и теперь ему ничего больше не надо.
Адриенна ушам своим не поверила, услышав раздавшийся в зале смешок. Вслед за черноволосым братом Люсьена, которого она сразу невзлюбила, стали смеяться и другие, те, что пришли с братьями. Под конец не выдержал и сам Люсьен. Запрокинув голову, он разразился оглушительным хохотом.
– Не понимаю, в чем причина вашего дурацкого смеха? – спросила Адриенна, переводя взгляд с одного воина на другого.
– В тебе, моя дорогая женушка. Знала бы ты, как уморительно сейчас выглядишь, посмеялась бы вместе с нами.
– Не смей называть меня женушкой! – крикнула Адриенна. – Я тебе не нужна, а раз так, то и ты мне не нужен. Колечко, которое ты надел мне на палец сегодня утром, не так уж трудно снять и выбросить!
– Неужели? – Люсьен подошел к Адриенне, заглянул ей в глаза и спросил: – И вес, что было между нами, тоже нетрудно выбросить?
У Адриенны от гнева вспыхнули щеки.
– Это самое «все», на которое ты намекаешь, происходило между нами в основном до венчания и ничего для меня не значит.
– А как же будущий ребенок? Он тоже ничего для тебя не значит?
– Никакого ребенка у меня не будет!
– Не будет? Ты уверена?
Улыбка на губах Люсьена становилась все шире. Он приподнял ее лицо и привлек ее к себе. Адриенне оставалось лишь удивляться, что она не оказывает ему никакого сопротивления.
– А если ты ошибаешься и ребенок все-таки родится? Он должен иметь не только мать, но и отца. Так что хочешь ты того или нет, наши отношения не так-то легко порвать.
– Повторяю: ребенка не будет! – продолжала настаивать на своем Адриенна, вырываясь из объятий мужа. На этот раз она проявила настойчивость, и Люсьену ничего не оставалось, как отпустить ее.
– Не важно. – Люсьен сел на край стола. – Ты останешься моей законной женой, поскольку ты мне нужна, вопреки твоему утверждению. Я тебе так скажу: тот факт, что мы сочетались законным браком, еще больше укрепляет мое положение хозяина Эйншема. Наш брачный договор в этом смысле гораздо важнее любой армии. Ведь ты законная наследница Озрика, а он дал за тобой в приданое замок Эйншем и все его угодья. Таким образом, Эйншем в любом случае переходит ко мне, а после моей смерти – к моим детям… Остается нерешенным один вопрос. – Улыбка сбежала с губ Люсьена, а взгляд стал жестким. – Когда именно я стану хозяином Эйншема – при жизни твоего опекуна или после его смерти?
Адриенна округлила глаза и перевела полный ужаса взгляд на Озрика. Победа Люсьена сделала его излишне самоуверенным, а опекуна повергла в глубокое уныние. В то же время Адриенну не оставляла мысль, что не только ее собственная судьба, но и судьба Озрика зависит от нее, а вовсе не от Люсьена. Но чтобы эта мысль стала реальностью, действовать надо очень умно и осторожно.
– Отпусти Озрика, – едва слышно произнесла Адриенна. – Тогда я останусь твоей законной женой.
– Мудро. – Люсьен снова расплылся в улыбке.
– Но ты должен дать мне рыцарское слово, что не причинишь Озрику зла.
Люсьен нахмурился и с подозрением посмотрел на Адриенну. Но в следующую секунду его лицо обрело прежнее выражение, и он, пожав плечами, сказал:
– Ладно, даю тебе рыцарское слово.
– А еще обещай мне, что не выгонишь его и он будет жить в замке вместе с нами.
– Адди… прости, Адриенна, ты требуешь от меня слишком многого. Ведь Озрик – мой враг.
– Враг, которого ты победил. Так будь великодушен. – Люсьен прерывисто вздохнул, и щека его дернулась.
– Хорошо, я не причиню ему вреда, и он будет жить в Эйншеме до конца дней своих. Теперь ты довольна?
– Громче!
– Что ты сказала? – озадаченно спросил Люсьен.
– Я попросила тебя говорить громче. Хочу, чтобы твои слова услышали все собравшиеся здесь. Чтобы знали, как ты великодушен.
Люсьен перевел дух, повернулся лицом к залу и громко произнес:
– Я, Люсьен из Эйншема, даю рыцарское слово в том, что не причиню лорду Озрику вреда и позволю ему, если он того пожелает, жить в Эйншеме до скончания его дней.
– Люсьен, тебе не следовало бы давать подобных клятв, – сказал Питер.
Люсьен беспечно махнул рукой.
– Это не имеет значения, братец.
Когда Люсьен снова повернулся к Адриенне, на губах у нее появилась загадочная улыбка.
– Ну а теперь я произнесу клятву. Слушай меня, мой муж! Я никуда не уеду из Эйншема и буду тебе верной женой перед Богом и людьми, но в постель с тобой больше не лягу. Если после сегодняшней нашей близости у нас с тобой не появится ребенок, имей в виду, что законного наследника у тебя никогда не будет и ты не сможешь передать своему старшему сыну ни присвоенного тобой титула, ни замка Эйншем с его угодьями.
Адриенне оставалось лишь удивляться, как у нее хватило смелости такое сказать. Зато теперь она была уверена, что одержала над Люсьеном и пришедшими с ним людьми нравственную победу и хоть в малой степени отомстила за себя и своего опекуна.
Адриенна знала, что никогда не забудет выражения гнева и отчаяния на лице супруга после того, как он услышал данную ею клятву. С мыслью о том, что счастье ее навеки разрушено, Адриенна спустилась с помоста и направилась к лестнице, которая вела в жилые покои.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рыцарское слово - Коул Кэндис



читайте,интересно. Вторая книга="Страсть рыцаря".
Рыцарское слово - Коул КэндисТальяна
1.10.2013, 19.31





читать можна, 9 балов..
Рыцарское слово - Коул Кэндистату
2.09.2015, 13.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100