Читать онлайн Серебряный огонь, автора - Кордоньер Мари, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряный огонь - Кордоньер Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряный огонь - Кордоньер Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряный огонь - Кордоньер Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кордоньер Мари

Серебряный огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Назвать Терезу д'Ароне просто красивой женщиной означало бы недооценить ее необыкновенные качества. Она была больше, чем привлекательной.
Очень высокая для женщины, с черными как ночь волосами и столь же черными глазами, она воплощала идеальный тип испанской благородной дамы, модный в те времена при дворе. Хотя и не в расцвете своей юности, в двадцать семь лет она находилась на вершине обаяния. Накрахмаленная одежда из парчи с широкими юбками и тяжелым жабо выглядела на ней как наряд королевы-правительницы. Но и закрытое платье не могло скрыть излучения завораживающей чувственности, окутывавшей ее, как аромат порою слишком резких духов.
А еще – умение логически мыслить, невероятное тщеславие и холодное сердце, не позволявшее бесконтрольным страстям выбивать ее из колеи. Она была прекрасно вооружена для жизни благородной дамы при жаждущем развлечений дворе. И, прежде всего, твердо желала использовать все свои способности исключительно для собственного блага.
Филипп Вернон, хотя и раскусил с самого начала их связи честолюбивую партнершу, однако для собственного удобства предоставил ей возможность верить, что она может морочить ему голову, изображая из себя преданную женщину.
Когда она, как и на сей раз, развалясь, лежала среди шелковых подушек своей постели, выставляя напоказ сквозь тонкое домашнее платье очертания соблазнительно пышного тела, он, по крайней мере, получал мгновения сладострастного забытья, столь нужного ему с некоторых пор.
Сегодня, между тем, она решила устроить ему одну из тех сцен, которые маркиз ненавидел, как чуму. Но не видел способов предотвратить их.
Покорно откинулся он назад, положил руки под голову и уставился на балдахин с вышитым гербом благополучно скончавшегося господина д'Ароне.
– Что, черт побери, вы вбили себе в голову, Тереза? Вы ходите вокруг да около, как разъяренная кошка, и, готов поспорить на новый бриллиант прекрасной Габриэллы, преследуете какую-то цель! – пробормотал он, едва скрывая зевоту.
Тереза переменила позу, подчеркивая прелести своего бюста. Подкрашенные соски отбрасывали соблазнительную тень на край декольте. Капризно надув губы, она томно прикрыла веки.
– В самом деле? Вы его заметили? Ну что же, наш повелитель, во всяком случае, не упускает возможности иногда доказать даме сердца свою искреннюю преданность.
Маркиз сердито поднял брови. Вот, стало быть, куда она клонила.
– Чего же вам не хватает, Тереза? Клятвы верности или драгоценностей?
– Официального статуса, приличного для такой дамы, как я, дорогой! В конце концов, унизительно все время оставаться лишь вашей любовницей, к которой вы приходите, когда маленькая болезненная супруга выпускает вас из своих коготков...
Хотя Тереза произнесла данное требование игривым тоном, Филипп ясно расслышал скрытую в нем угрозу.
– Хотите сказать, что вам нужен другой покровитель, моя красавица? Получивший церковное благословение преемник господина д'Ароне, любезно оставившего вас после четырех лет супружества состоятельной вдовой? С каких пор у вас появилась потребность в столь скучной благопристойности?
– Не издевайтесь!
Благородная дама резво спрыгнула с кровати и подошла к камину, прекрасно понимая, что яркое пламя хорошо освещает контуры ее женских прелестей.
– Я еще не устарела для рождения детей. Рождения вашего наследника, которого не способна вам подарить худосочная протестантка, упрятанная в провинции, поскольку вы стыдитесь ее.
– Так что вы предлагаете? Отравленные конфеты? Тайно подосланного убийцу? – едко спросил маркиз.
– Бросьте, Филипп! Вы отлично знаете, что я не рассчитываю на подобные способы. Они чересчур примитивны, Я полагаю, что вы получили бы поддержку короля, если бы назвали в качестве причины развода подтвержденное бесплодие вашей супруги, положив тем самым конец призрачному браку.
У Вернона мгновенно пропала охота к вечерним любовным играм. Он тоже встал с кровати и начал завязывать шнурки кружевной рубашки, несколько минут назад развязанных Терезой.
– Развод, – пробормотал он задумчиво. – Поздравляю с блестящей идеей. Вы обсудили ее с прекрасной Габриэллой? Она вам пообещала, что король Генрих с удовольствием объявит о расторжении протестантского брака?
Тереза д'Ароне подавила в себе весьма неприятное чувство. Разговор пошел совсем не так, как был ею запланирован. Раздраженно она возразила:
– Почему бы и нет? – Солгать вам, Филипп, означало бы недооценить ваш ум. Я люблю вас, вам это известно, но унизительное положение любовницы я бы не хотела сохранять до конца своих дней. Похоже, что ваша болезненная супруга не скоро освободит место для другой.
Маркиз де Анделис казался целиком поглощенным застегиванием рубиновых пуговиц на черном бархатном жилете, натягиванием сапог и надеванием перевязи для шпаги. Небрежным движением руки поправил он белый кружевной воротник на верхней одежде, заменивший на сей раз жабо, подтянул манжеты на рукавах и взялся за бархатный берет.
Терезе д'Ароне понадобилась вся женская выдержка, чтобы не вцепиться десятью пальцами в его лицо. Ведь подобной глупой яростью она перечеркнула бы свои планы.
По-лисьи подошла она к маркизу, окутала его пряным запахом резких восточных духов и подняла безукоризненное лицо с приоткрытыми губами в ожидании поцелуя.
– Я люблю тебя, Филипп! Люблю тебя больше собственной жизни! – прошептала она, перейдя на доверительное «ты».
Тереза мастерски умела придавать своему голосу оттенок, средний между страстной мольбой и отчаянием. Наряду с обнажившейся тяжелой грудью этого было, по ее мнению, достаточно для соблазнения здорового мужчины.
Но уже не Вернона.
Ему все чаще начинало надоедать чередование эротики и колкостей, столь характерное для прекрасной любовницы. То и дело появлялось между ним и Терезой лицо с выразительными серыми глазами. Пышные формы темпераментной мадам д'Ароне не могли вытеснить из памяти изящное гибкое тело.
Приятнейшие воспоминания о той незабываемой ночи и о неведомых ему прежде ощущениях до сих пор сохраняли свою яркость.
– О чем вы думаете?
Тереза прижалась к нему, давая возможность почувствовать мягкость крупного бюста.
– Клянусь всеми святыми, если бы я не была уверена в обратном, я бы решила, что вы влюбились в другую.
Анделис сухо рассмеялся и запечатлел на белом лбу небрежный поцелуй, похожий на прощальный.
– Вам следует определить, мой соблазнительный ангел, совратить ли вам меня или обругать. Сделайте выбор спокойно, не торопясь. Мешать не буду. Надеюсь увидеть вас на банкете у короля. Всегда к вашим услугам, мадам!
С огромным трудом разгневанная дама сдерживала свои чувства, пока не убедилась, что ее яростный крик никто не сможет услышать. Затем схватила серебряный кувшин с вином, стоявший возле окна на столике, и со всей силы запустила его в дверь. Крышка отскочила, и красная мальвазия тонкими струйками потекла по резным половицам. Драгоценная жидкость незаметно затекла под шкаф, покуда мадам д'Ароне выкрикивала бранные слова из солдатского лексикона, пришедшие ей на ум.
Длинные мрачные коридоры Лувра, по которым маркиз возвращался в свои покои, не годились для поднятия настроения. Получить разрешение на расторжение брака из-за бесплодия – у короля, который сам по этой причине расторгнул свой брак с первой супругой, Маргаритой Валуа, было бы простой формальностью. Только дьявольский ум мог обнаружить явное сходство двух ситуаций и использовать его в собственных интересах.
Если мадам д'Ароне, нашептав в заинтересованное ухо близкой подруги Габриэллы д'Эстре, поставит об этом в известность короля, то Генрих Наваррский даст маркизу дружеский совет поступить так же, как однаждыпоступил он сам.
Как следует относиться к дружеским советам короля, знал каждый при дворе. Даже доверительно произнесенные фразы требовали быстрого, беспрекословного исполнения.
Филипп между тем собирался окончательно порвать с Терезой.
Безмерная жадность ее страстей отталкивала маркиза не меньше, чем неразборчивость в средствах для достижения влияния и власти. При малейшем шансе устранить счастливую фаворитку короля Тереза ухватилась бы за этот шанс двумя руками, забыв о прежней дружбе с Габриэллой д'Эстре. Однако, к ее сожалению, разборчивый властелин предпочитал в ту пору светлокожих и рыжеволосых дам.
Вот из-за чего ей приходилось терпеть скромную роль доверенной подруги при красавице Габриэлле. Роль, угрожавшую свободе Филиппа Вернона.
Как мог он свою свободу защитить?
Погруженный в раздумье, он толкнул тяжелые створки дверей, ведущих в небольшие апартаменты, которые по милости короля Генриха служили ему приютом при посещении Лувра. Не каждый дворянин удостаивался такой чести, и маркиз умел оценить преимущество роскошного жилья. Но сегодня в помещении он оказался не один.
Приземистая фигура занимала обитый кожей стул перед камином. Ступни сидящего покоились на каминной решетке.
Меньше всего ожидал маркиз встретить под крышей дворца этого человека. Обхватив пальцами рукоятку серебряной трости, с довольным выражением на морщинистом угловатом лице под седыми волосами, Амори де Брюн кивнул вошедшему зятю.
– Я не призрак, Филипп!
– Отец! Вы, собственной персоной?
– Неужели я так изменился за два месяца, что моя персона способна вызывать сомнения? – спросил старик с ухмылкой.
– Но... Боже мой... Вы при дворе? Разве возможно? Что-то случилось?
Маркиз де Анделис с трудом удержался от желания ущипнуть себя за руку.
– Ничего не случилось, Филипп! Но неплохо, наверное, закрыть двери, чтобы наше свидание не стало темой сплетен для любопытных ушей во дворце.
Младший автоматически повиновался, использовав паузу, чтобы справиться с потрясением. Затем обратился к тестю.
– Рассказывайте!
Амори де Брюн, которого не задели ни мрачно сдвинутые брови Филиппа, ни его резкий тон, удобно откинулся на спинку стула.
– Как легко понять, мы решили увеличить число твоих домочадцев в Париже. Должен признаться, что король оказал необычайно восторженный прием моей персоне.
– Мы? Король? Я действительно ничего не понимаю! Выражайтесь, пожалуйста, яснее.
Де Анделис подошел к столу, стоявшему рядом с камином, где, как обычно, находился стеклянный графин с белым вином. Это вино из Луары маркиз особенно любил за легкую свежесть. Протянув серебряный кубок тестю, он потом налил и себе, надеясь преодолеть шок и разобраться, наконец, что к чему.
– Мы? Неужели вы приехали не один? Неужели вы отважились...
Амори де Брюн бесцеремонно прервал зятя.
– Здоровье твоей любимой жены позволило ей сопровождать меня. Король был в восторге и пригласил маркизу в качестве почетной гостьи на сегодняшний банкет!
– Хотел бы я знать, кто из нас двоих лишился рассудка, – пробормотал Филипп, опускаясь на темно-красный бархатный диванчик в глубине оконной ниши. – Так король вас уже видел?
Мсье де Брюн, не скрывая удовольствия, кивнул.
– Счастливый случай. Его Величество, почтив своим присутствием вместе с группой придворных стройку нового моста через Сену, собирался возвращаться. Увидев мой герб на карете, приказал остановиться. Король полагает, что твое благотворное влияние заставило упрямого протестанта, забыв о прошлых ударах судьбы, отказаться от дальнейших упреков в адрес Парижа и повелителя Франции.
Из подтекста следовало, что теперь невозможно отослать псевдосупругу снова в провинцию, пока ее здесь никто не увидел.
Филипп плотно сжал губы и спросил, демонстрируя недовольство:
– Зачем вы приехали, отец? Кому и что хотели доказать? Вы бросили неопытную девушку в осиное гнездо, где царят придворные интриги и безжалостный этикет. Неужели она это заслужила?
– Неужели она заслужила то, что, соблазненная тобой, потом была оставлена, как стоптанный сапог?
Совершенно неожиданная вражда вспыхнула вдруг между мужчинами, всегда испытывавшими друг к другу полную взаимопонимания дружбу.
Маркиз недолго раздумывал над тем, кто в этом виноват.
– Она пожаловалась? – прошипел он возмущенно. – Быстро же она освоила женские игры. Тщательно скрываемое тщеславие и неудержимая жажда власти и влияния. Немножко слез, немножко вздохов, и она уже обвела вас вокруг пальца. Я считал вас, отец, мудрее...
– А я вас человечнее, Филипп Себастьян Вернон!
Серые глаза встретились с зеленовато-коричневыми, и Вернон потупил взор. Однако он не собирался оправдываться за случившееся.
Во-первых, это касалось только Фелины и его самого, во-вторых, он не был разнузданным ландскнехтом, нуждающимся в оправдании за изнасилование целомудренной девицы.
– Возможно ли, чтобы вы не представляли себе последствий вашего поступка? Решили наказать меня таким способом за мои глупости? Наказать с помощью супруги, которую двор в лучшем случае примет за наивную провинциалку?
Амори де Брюн с наигранным равнодушием, не поднимая на Вернона глаз, пожал плечами.
– Тебе придется смириться с этим после того, как король с радостью приветствовал появление маркизы де Анделис в Париже.
– А где сейчас высокородная госпожа, которой я по глупости вложил в руки оружие, позволяющее шантажировать меня?
Вопрос Филиппа был подчеркнуто циничным, а зрачки его глаз сузились от гнева.
В ответ прозвучало:
– Она отдыхает, дорогой! Герцогиня де Бофор, сопровождавшая Его Величество, по-дружески позаботилась о камеристке, поскольку мадам Берта осталась в замке. Мы не должны в данный момент беспокоить Мов.
На сей раз маркиз удержался от проклятий, готовых сорваться с губ.
Помещения, которые король предоставлял в Лувре своим верным дворянам, были все-таки слишком малы для того, чтобы двое могли с успехом разойтись. Совместное проживание в подобном помещении под пристальным вниманием любопытных придворных стало бы испытанием терпения и нервов. Не говоря уже о реакции Терезы д'Ароне на столь внезапное появление супруги. В то, что внезапным оно оказалось и для него, мадам д'Ароне ни за что и никогда не поверит.
Габриэлла д'Эстре обнаружила опытным глазом природную красоту утомленного лица Фелины и почувствовала отнюдь не христианское злорадство. Жаль, что Тереза д'Ароне не была в тот день среди сопровождавших герцогиню дам. Вот, стало быть, почему Филипп Вернон при каждой возможности уезжает в провинцию!
Новоиспеченная герцогиня де Бофор отлично знала, что Тереза д'Ароне домогалась ее дружбы ради собственной выгоды. Той были нужны уши короля, а вовсе не благосклонность мадам д'Эстре. С подобной спутницей всегда приятно сыграть какую-либо необычную шутку.
«Шутка» герцогини была на полголовы ниже Фелины и, не будучи толстой, обладала округлыми формами. Под жестко накрахмаленным полотняным чепцом скрывались каштановые локоны. На овальном, удлиненном лице с розоватыми губами и маленьким, дерзко задранным кверху носиком выделялись черные глаза.
Иветта Дюрос, так звали молодую женщину, приходилась сестрой любимой горничной мадам де Бофор. Горничная заверила госпожу, что руки Иветты способны превратить в привлекательную даму даже дурнушку.
Получив от герцогини рекомендательное письмо, Иветта появилась в покоях маркизы и без долгих разговоров принялась за работу.
Фелина, на которую, словно могучий поток, обрушились события путешествия и первых часов пребывания в Париже, отдала себя в ее руки. Чрезвычайно благодарная Иветте за то, что не надо ничего решать самой.
Потрясенная неожиданной милостью короля, невероятной величиной столицы и роскошью королевского дворца, Фелина с трудом могла поверить в действительность происходящего.
Ловкая, энергичная парижанка, одетая в строгое черное платье, прогнала за ненадобностью двух служанок и приняла на себя руководство всем хозяйством маркизы де Анделис. Хотя ей было чуть за двадцать, она обладала уверенностью полководца и знанием всех тайн женской красоты.
– Мадам затмит всех остальных на банкете, – пообещала Иветта тоном, не допускавшим сомнений.
Затем критическим взором изучила содержимое дорожного сундука, где лежала одежда Фелины или, соответственно, Мов Вернон. С точки зрения господствовавшей тогда моды все платья были весьма скромны. Оставалось лишь надеяться на искусство портнихи, сшившей их, по крайней мере, в соответствии с фигурой.
Низенькая горничная осторожно потрогала кусок серебристого шелка, привлекшего ее внимание, и вытащила затем все сверкавшее платье. Довольная улыбка растянула ее крупный рот почти до ушей, когда она кивнула.
– Это подойдет. Сделаем из нужды добродетель, мадам! Положитесь на Иветту!
Поскольку Фелине не оставалось ничего другого, она молча наклонила голову и ограничилась тем, что слушала и разглядывала свою горничную, столь же прилежную, сколь и словоохотливую.
Привыкшая к ворчливой мадам Берте, Фелина с удивлением и интересом следила за ее речью. Немногие вопросы, заданные маркизой, вызвали искреннюю симпатию Иветты. То, что благородная дама не гнушалась разговора с простой горничной, было редким явлением во дворце.
Зрелая и опытная не по годам камеристка знала почти каждую из жизнерадостных красоток при дворе короля Генриха. По примеру своего монарха они, особенно более молодые, не слишком строго блюли мораль и верность.
Большинство благородных дам давно утратили следы невинной свежести и юности, особенно заметные у Мов Вернон. Маркиза выглядела очаровательной, сама того не подозревая, что придавало ей особую, неотразимую привлекательность.
У прекрасной Терезы непременно возникнет один из ее приступов ярости, о которых кое-что знали только слуги. В этом Иветта уже не сомневалась. Тут не требовались и осторожные намеки сестры.
Чуть утомленная, но гордая своей работой камеристка, отступив на шаг, стала рассматривать свою новую госпожу. Улыбнувшись, она молча указала той на зеркало, и Фелина доставила ей удовольствие, поднявшись со скамеечки, на которой ее причесывала Иветта, и посмотрев на себя в зеркальное стекло.
– О, Мадонна, неужели ты волшебница, Иветта? – вырвалось у нее.
– Нет, мадам, я вас только одела и причесала, остальным вы обязаны Господу Богу, – ответила та скромно, хотя и испытывала удовольствие от оказанных услуг.
Глаза Фелины восторженно разглядывали в зеркале серебристую фигуру. Иветта сознательно отказалась от модных, но тяжеловатых подушек на бедрах, и эластичная материя покоилась лишь на одной крахмальной нижней юбке, обтекая тело подобно сверкающей воде, прежде чем упасть на пол в виде короткого шлейфа. Все выглядело необычным и смелым.
Из прямоугольного выреза, мягко сбегавшего от краев плечей к середине груди, поднимался вверх почти на две ладони жесткий серебристый кружевной воротник. К нему были прикреплены маленькие каплевидные жемчужины. Такие же жемчужины украшали разрезы на широких рукавах, закрепленных у кистей рук кружевными манжетами.
Тяжелый пояс из продолговатых серебряных звеньев, украшенный сапфирами, сходился под нижней частью лифа, а его сверкающий голубовато-серебряный конец свободно свисал по подолу.
Золотисто-каштановые волосы были уложены душистыми локонами на затылке, и каждое движение заставляло вспыхивать голубоватые бриллианты, украшавшие верхние края заколок. Пудру и румяна Иветта накладывать не стала, лишь слегка подчернив ресницы и брови да растерев на губах Фелины необычную помаду. В результате рот напоминал по цвету спелую землянику, а серые глаза казались еще больше и глубже, чем всегда.
– Этот вырез, нельзя ли поднять его повыше? Мне как-то неловко предстать перед королем полуобнаженной. Что он подумает обо мне? – пробормотала наконец Фелина.
Иветта довольно хихикнула.
– Его Величество будет наверняка очарован. Погодите, вы еще увидите туалеты других дам. Мадам д'Ароне, например, демонстрирует свой бюст, как пару блестящих райских яблок. Подозреваю, что она даже подкладывает что-то снизу под лиф, чтобы еще больше подчеркнуть и без того пышные груди.
Как раз этого имени не хватало Фелине, чтобы справиться со своей неуверенностью. Глубокий вздох опасно натянул и ее лиф. Затем она откинула назад голову.
– Хорошо, Иветта! Я готова!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряный огонь - Кордоньер Мари



Книга просто чудесна!Меня всегда завораживала эта эпоха...Мне было интересно следить за развитием судьбы девушки-сироты...Сколько Фелине довелось испытать:гибель отца,неожиданная сделка с богатым и красивым дворянином,чёртова гордыня Филиппа Вернона,интриги против неё Терезы Д"Ароне,бегство из замка с целью спасти любимого...Беременность.И долгожданное воссоединение! А тут ещё выясняется, что она-богатая наследница,считавшаяся умершей.
Серебряный огонь - Кордоньер МариФьора
2.05.2011, 14.40





Книга достойная. Рекомендую тем, кто любит Макнот. Уровень чуть пониже, но захватывает.
Серебряный огонь - Кордоньер МариМария
29.10.2013, 22.51





как то не зацепил 7 б
Серебряный огонь - Кордоньер Маритая
20.03.2014, 21.48





Мне очень понравилась книга.Закончила читать с улыбкой и приятным осадком на душе.
Серебряный огонь - Кордоньер МариСветик
19.07.2015, 15.52





А мне роман как то не очень .
Серебряный огонь - Кордоньер МариMarina
20.07.2015, 9.13





очень понравился роман. захватывающий сюжет, а какая любовь!!! 10 баллов. пойдет в мою копилку лучших романов.
Серебряный огонь - Кордоньер МариЮля
4.08.2015, 23.02





Спасибо, Фьора, что рассказали весь роман. Теперь и читать не нужно. Вообще-то теперь перед такой информацией пишут модное нынче слово «СПОЙЛЕР»... это так, на будущее ;)
Серебряный огонь - Кордоньер Маригость
4.08.2015, 23.43





захватывающе, очень легко читается, мне понравилось
Серебряный огонь - Кордоньер Мариледи
6.08.2015, 23.03





Очень миленький романчик,читается очень легко.
Серебряный огонь - Кордоньер МариЮстиция
7.08.2015, 23.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100