Читать онлайн Серебряный огонь, автора - Кордоньер Мари, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряный огонь - Кордоньер Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряный огонь - Кордоньер Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряный огонь - Кордоньер Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кордоньер Мари

Серебряный огонь

Читать онлайн

Аннотация

Захватывающие, полные тайн и опасных приключений, безудержной любви и изысканных чувственных сцен, дарящие отдохновение усталым душам и новые импульсы горящим сердцам - таковы произведения современной писательницы из Германии Мари Кордоньер, автора многочисленных популярных женских романов.
Они ведут читателя в мир старинных английских замков, опасных подземных ходов, родовых поместий и их преданий, наконец, королевского французского двора со всеми присущими ему красотами и интригами... Но все это лишь фон, на котором рисуется необыкновенная судьба юной девушки, сумевшей преодолеть все мыслимые и немыслимые препятствия на своем пути к любви и счастью.


Следующая страница

Глава I

Август 1594 года – Сюрвилье
Гроза с ливнем, напоминавшим всемирный потоп, довершила разрушения, начатые людьми. Окруженные плетеной изгородью поля, серо-коричневые, покрытые слоем грязи, словно перепаханные рукой взбесившегося великана, представляли собой жалкое зрелище. Охота, устроенная владельцем Сюрвилье для себя и своих друзей, закончилась, и для жнецов этим летом не осталось работы.
Безудержная кавалькада благородных господ и их егерей, разрушая на своем пути плетни, пронеслась подобно шторму по золотому морю спелой пшеницы. Уцелевших колосьев едва ли хватило бы для утоления голода будущей зимой. Но и эти жалкие остатки уже несколько часов утопали в грязных потоках.
Затуманенный взор Фелины был направлен поверх полуразрушенной стены из валунов, отделявшей сельскую церковь и крохотное кладбище от пашни. Она не замечала ни опустошений на полях вблизи кладбища, ни наскоро вырытой могилы возле своих босых ног. Очертания грубо сколоченного креста растворялись в летящей с небес воде.
Могила стала прибежищем лишь для растоптанного тела. Сердце ее отца осталось там, снаружи, среди уничтоженных надежд на добрый урожай. Оно прекратило биться прежде, чем он в порыве безысходного отчаяния бросился навстречу лошадям графа и его егерей.
Однако влага на щеках Фелины означала лишь следы ливня, а не следы печали. В девушке пылал огонь, способный высушить любые слезы и свести на нет любое горе.
От застывших пальцев на ногах до последнего, промокшего насквозь локона она была полна ненависти и гнева, которые ей хотелось выкрикнуть наружу, чтобы избавиться от их непомерного давления, спиравшего воздух в груди. Однако таким выкриком она, вероятно, огорчила бы доброго аббата Видама, который всегда старался внушить ей смирение, столь нужное, по его мнению, Фелине.
Смирение! Само это слово распрямило ее плечи и заставило сжаться в узкую щель побледневшие губы.
Может быть, ей еще и спасибо сказать за то, что граф де Сюрвилье не считал нужным соблюдать указ короля. Разве Генрих IV в числе первых указов не запретил с марта месяца охоту на вспаханных полях и виноградниках во всем Французском королевстве? Кто он такой, этот граф, позволивший себе попросту забыть об этом указе своего повелителя? И где судья, способный наказать графа за убийство ее отца, за лишение Бландины надежды на будущее, за изгнание самой Фелины из родных мест?
Мысли о сестре на время смягчили суровые черты девушки, отразив в них глубокое отчаяние.
Бедная, милая, далекая от мирских страстей Бландина! Скромный вклад, необходимый для ее поступления в монастырь благочестивых жен в Бомоне, должна была обеспечить продажа будущего урожая. Найти убежище за стенами монастыря было не только горячим желанием сестры. Умершая три года назад мать также мечтала, чтобы малышка обрела там надежный приют.
Но ни в каком монастыре не нужны нищие с пустыми руками. Никто в это трудное время не пожалеет двух девиц, у которых нет уже ничего кроме скромной одежды на их телах. Беднейший крестьянин из их деревни ожидал бы, по крайней мере, нескольких су или клочка земли в приданое, если бы решился жениться на одной из них.
Однако немногие скопленные отцом монеты ушли на покупку дорогих семян и нового плуга. Эти расходы могли бы оправдаться после сбора урожая! И надежда не была напрасной. Плотные колосья тянулись кверху на упругих стеблях в таком количестве, которое обещало после уплаты аренды владельцу Сюрвилье немалый остаток для Жана и его детей. Заслуженная награда за тяжелые годы беспросветного труда и жизни впроголодь.
Теперь же у них был лишь выбор между возможностью побираться или поступить служанками в замок Сюрвилье.
Фелина даже не почувствовала, как ее пальцы сжались в кулаки. Участь служанки, такой прелестной, как Бландина, в этом замке нетрудно было себе представить. Да еще и служить убийце их отца! Нет, уж лучше умереть с голоду!
Никто кроме аббата все равно не отметит ее смерть даже заупокойной молитвой.
Отец был замкнутым, молчаливым, ему мало было дела до других. Да и хижина, стоявшая на самом краю Сюрвилье, возле леса, на участке земли, где давно не работала мельница, отделяла жизнь семьи от жизни остальной деревни. Мать и Бландина искали утешения в молитвах.
Только Фелина, насколько помнила себя, разделяла любовь отца к земле и к животным. С ранних лет она помогала ему скорее как батрачка, чем как дочь. Арендная плата, наложенная графом на крестьян, была так высока, что часто справиться с ней можно было лишь за счет полуголодного существования. И лишние руки уменьшали нужду.
Фелина только теперь ощутила подлинный страх перед жизнью. Никто не спрашивал о ее чувствах. Как только весть о смерти Жана дошла до замка, управляющий графа назначил нового арендатора. До ближайшего утра им нужно было освободить хижину для Мориса и четырех членов его семьи.
Бландина охотно приняла бы предложение этого крестьянина с бычьей шеей остаться в доме, пока сестры не найдут себе нового жилья. Но старшая сестра категорически возражала.
Хотя в свои двадцать два года она оставалась незамужней, но инстинктивно чувствовала, что скрыто за многозначительными взглядами, которые Морис бросал на бледную хрупкую Бландину, и в своей грубой деревенской одежде напоминавшую беззащитный нежный цветок. То, что Морис женат, вряд ли удержит его от обладания той, которую он захочет!
На первое время приют им предложил добрый аббат, а потом...
Их будущее вселяло ужас даже в такую энергичную девушку, как Фелина. Но ведь она ничего не изменит, стоя подобно каменному памятнику перед могилой отца и лелея дурацкие мечты о мести. Не в ее силах было напугать такого человека, как граф, сколько бы ярких картин ни создавала ее фантазия.
Она плотнее натянула на худые плечи ветхий коричневый платок, потемневший и потяжелевший от воды. Затем решительно закинула за спину толстую косу и пошла между могил к кладбищенским воротам. Она замерзла, но этот холод не имел ничего общего с ливнем, проникавшим порой до самой кожи. Холод таился внутри, притупляя все ощущения и превращая сердце в тяжелый бесчувственный камень.
Фелина, дочь крестьянина Жана, ничего уже не ждала от жизни. Она охотно отдала бы то немногое здоровье, которое в ней сохранилось, за право лечь в землю вместо отца. Он теперь навсегда избавлен от нищеты, от голода и забот. Чего же его оплакивать? Она скорее чувствовала зависть, чем печаль.
Дождь без устали барабанил по крыше кареты. Он пропитал влагой тяжелые кожаные занавески, закрывавшие окна, и, казалось, проникал даже за обитые бархатом подушки.
Филипп Себастьян Вернон, маркиз де Анделис, сдвинулся на середину сиденья и невольно ощупал тонкими благородными пальцами верхнюю часть накидки. Конечно влажная! Беззвучно выругавшись, он скрестил руки на груди.
Как хотелось бы ему уступить просьбам хозяина и остаться до окончания чертова ливня! Но ему самому было лучше всех известно, что послание, полученное им после полудня, не терпело отлагательств. Поспешным отъездом он, по крайней мере, оказывал последнюю услугу любви той, которая послание отправляла.
При крутом повороте он ударился правым плечом об оконную раму. Проклятье, он что с ума сошел, этот парень на козлах? Пусть торопится, но не так, чтобы опрокинуть экипаж вместе с хозяином на грязной дороге. Маркиз уже собирался как следует стукнуть рукоятью шпаги по задней стенке, выражая кучеру свое неудовольствие. Однако в этот момент второй неожиданный толчок с такой силой швырнул его между подушек, что украшенная драгоценными камнями рукоять стукнула ребрам его самого.
Грубую брань маркиза на сей раз заглушили ржание лошадей, скрип колес и испуганный крик мужчины внизу. Затем карета остановилась.
Забыв о своих до блеска начищенных сапогах из испанской кожи, маркиз спрыгнул прямо в грязь проселочной дороги.
Пока непрерывный дождь превращал белые перья на бархатном берете в жалкое подобие прежней красоты, стекая по бархату вниз, маркиз старался разглядеть, что произошло впереди. Не сразу он понял, что серый, грязный комок, лежавший возле копыт передней лошади, был человеком.
Люди, сопровождавшие маркиза, склонились вокруг, закрывая тело от его взора. Приказ господина нарушил молчание.
– Этот человек появился откуда-то прямо перед лошадьми, – пожаловался кучер, опасаясь, что гнев на лице господина не сулил ему ничего хорошего.
Для того, кто с самого начала требовал быстрой езды, происшествие было весьма некстати.
– Болван! Она мертва? – спросил маркиз скорее между прочим, догадавшись по задравшейся юбке, грязным босым ногам и стройным икрам, что на дороге лежала женщина.
– Нет, ваша милость, сердце бьется, но бедняжка не шевелится. Что будем делать?
В самом деле, только подобной задержки ему и не хватало. Хотя Филипп и не испытывал к графу никаких дружеских чувств, все же нельзя в благодарность за приглашение на охоту стать причиной смерти его крепостных.
Кучер был прав, что им теперь делать? Непогода, казалось, отрезала их от остального мира. Если бы и нашлась в Сюрвилье добрая душа, способная ему помочь, в такой ливень она вряд ли рискнула бы выйти на улицу.
Даже силуэт церкви, из которой, видимо, вышла женщина, был едва различим. Маркиз уже собирался отдать распоряжение, чтобы лежавшую в обмороке отнесли в храм. Но один из всадников вдруг дотронулся до ее плеча, и голова молодой женщины тяжело откинулась в сторону.
Маркиз застыл при этом движении. Омытое дождем худое девичье лицо тускло блеснуло, словно гемма. Даже дрожащее движение длинных темных ресниц, отбросивших тень на бледные щеки, было до боли привычным. Оно позволяло надеяться, что женщина скоро придет в себя, и в промежутке между ударами сердца он принял авантюрное решение, которое и сам себе не смог бы объяснить.
– Нельзя оставлять ее здесь, несите в карету! Мы возьмем ее с собой!
– Нет!
Внезапно резким движением молодая женщина вырвалась из рук своих спасителей и встала на ноги. Еще покачиваясь, покрытая грязью, она уже была готова сразиться с целым светом.
– Я не крепостная! Если вы меня тронете, я созову всю деревню! – прохрипела она.
Пока слуги ждали решения хозяина, де Анделис не спеша приблизился к ней. Темные пятна на накидке, прикрывавшей широкие плечи, доказывали, что его добротная одежда тоже недолго сможет выдерживать потоки воды.
Шаг за шагом отступая к каменной ограде скромной церквушки, Фелина невольно оказалась в западне между ней и чужими мужчинами. Вероятно, этот высокий господин захотел позабавиться с нею. Один из графских гостей, решила она. Один из тех всадников, чьи лошади вчера втоптали в растерзанное поле тело ее отца. Она не замечала, что каждая искорка жгучей ненависти сверкала огнем в ее глазах.
Именно этот взгляд заставлял маркиза колебаться. Те серые глаза, которые он знал, были нежными, словно покрытыми легкой дымкой, витающей над утренним морем, когда облака скрывают восходящее солнце. Они не подходили для страстного, яркого, серебряного огня, пылавшего на возмущенном девичьем лице.
Ее темные зрачки были окружены кольцами из расплавленного серебра, которое ближе к краям радужки становилось почти черным, контрастируя с ослепительными белками ее глаз. Обрамленные черными шелковистыми, необычайно длинными ресницами глаза были не только самыми прекрасными, но и самыми гневными на свете! Ни один враг не смотрел еще на него с такой ненавистью, а их было немало, когда он на стороне короля сражался за дело гугенотов.
– Кто ты? – спросил он спокойно, не реагируя на ее возмущенный возглас.
– Не та, которой вы могли бы распоряжаться! – ответила она с гордостью, равной его собственной и совсем не соответствовавшей ее грязным лохмотьям.
– Разве тебя не научили отвечать на вопросы и уважительно говорить с вышестоящими?
Небрежным движением он взял Фелину за подбородок и повернул ее голову, удивляясь чистоте и соразмерности профиля, необычайно красивого на фоне грубой каменной кладки.
Преодолев свой первый испуг, девушка быстро вырвалась из его руки и отступила в сторону.
– Я вас не знаю, – произнесла она еле слышно, не обращая внимания ни на испуганные лица сопровождавших, ни на холодный взгляд господина, пытавшегося исправить неловкость насмешкой.
– Простите, замурзанная барышня. Разрешите представиться – Филипп Себастьян Вернон, маркиз де Анделис, верный слуга Его Величества короля нашего Генриха Наваррского. Не окажете ли мне теперь честь, в свою очередь назвав себя?
Если он надеялся смутить деревенскую девушку, его ждало разочарование. Наоборот, отвращение на ее лице усилилось еще и враждебностью. Однако врожденная осторожность удержала ее от новых оскорбительных высказываний, способных усилить раздражение маркиза.
– Меня зовут Фелиной. Арендатор Жан был моим отцом, – пробормотала она.
Фелина. ласкательная кличка для игривого котенка, звучала насмешкой по отношению к этой выпустившей когти тигрице с хриплым голосом.
– Был? Значит он мертв? – уточнил де Анделис.
– Умер вчера. Компании охотников из замка не было дела до крестьянина, желавшего спасти свой урожай. Его растоптали!
Вот откуда ненависть в глазах. Хотя маркиз оставался внешне спокойным, он ясно вспомнил тот печальный случай во время его вынужденного участия в охотничьей затее графа де Сюрвилье.
Попытки короля Генриха IV сблизить дворян-гугенотов и дворян-католиков после их военного противостояния оказывались далеко не всегда приятными для тех, кого они касались. Без настойчивой просьбы своего повелителя ему бы и в голову не пришло даже подумать об участии в охоте на графской земле. Де Сюрвилье, старый вояка с плохими манерами, не относился к тому кругу элегантной молодежи, которую маркиз собрал возле себя.
По-видимому, это возбужденное создание выражало свое презрение дворянину.
Со скоростью выдоха маркиз завершил свои размышления, не спуская с Фелины глаз.
– А что с другими членами твоей семьи? – продолжил вопросы маркиз, удивив этим не только сопровождавших, но и смутившуюся Фелину.
– Остались только я и Бландина. Это моя сестра. Мать уже давно умерла.
Решение маркиза вдруг обрело в его мозгу абсолютную ясность.
– Тогда поедем со мной, ты об этом не пожалеешь!
Фелина почувствовала глину на пальцах, судорожно сжавших складки промокшей юбки. За кого же принимает ее господин? Она не считала за честь для себя оказаться под эдаким дворянином на сеновале. У нее еще оставались гордость и девственность. Она знает, как их защищать!
– Нет!
Мрачный отказ прозвучал столь решительно, что де Анделис понял: одними уговорами ничего не изменить.
Он схватил девушку за руку и почувствовал недюжинную энергию, с которой она молча оказывала ему сопротивление.
– Чего бы на свете ты желала больше всего?
Фелина впервые взглянула прямо в резко очерченное лицо под промокшим беретом. Для этого ей пришлось откинуть назад голову.
Она разглядела кустистые темные брови и выступающие скулы. А также тонкий рот, казавшийся жестоким и язвительным. Потом она сосредоточила внимание на карих с зеленым оттенком глазах, напоминавших ей хищную птицу, следящую за своей добычей перед тем, как ее схватить.
Он был молод, вероятно, не достиг еще и тридцати, однако на нем были заметны следы пресыщения, делавшие его значительно старше. Неужели в нем заключался ответ на ее страстные молитвы? Неужели Господь оказывал помощь через таких вот людей?
– Что вы имеете в виду, сеньор? – Ей нужно было лучше понять его вопрос.
– Мне хотелось бы, чтобы ты поехала со мной. В награду я исполню твое самое большое желание. Если, конечно, это в моих силах.
– Вполне! – Фелина тоже не стала терять времени на бесполезные колебания. Такая нищая, как она, не могла себе позволить этой роскоши. – Внесите за мою младшую сестру вклад в монастырь благочестивых жен в Бомоне, и я буду в вашем распоряжении.
Последние слова она произнесла с трудом. Но если чудо, о котором она молила Бога, действительно свершилось, надо прежде всего обеспечить надежный приют Бландине и лишь потом подумать, что значит продать свою свободу.
– Согласен, – кивнул маркиз. – Поехали!
– А сестра?
Де Анделис вздохнул. Он не мог позволить себе еще одной остановки, время подгоняло. Но выбора у него не было. Он слишком хорошо понимал недоверчивость девушки.
– Где твоя сестра?
– В нашем доме. Мы должны покинуть его до утра. Уже назначен новый арендатор. Сестра ждет меня.
– Показывай дорогу кучеру. Я полагаю, что ты лично хочешь проверить, как я сдержу свое слово. Наш путь лежит через Бомон. Мы можем захватить твою сестру, и я пообещаю настоятельнице внести соответствующий вклад. А теперь поехали, время не терпит!
– А я...
Фелина отпрянула назад перед его раздраженным взглядом. Кажется, терпение не относилось к числу его достоинств.
– Мне это надоело! Что еще?
– Ничего.
Она пожала плечами и повернулась к церкви и скромному жилищу аббата спиной. Если они не придут туда сегодня вечером, аббат Видам Соржен будет беспокоиться.
Но маркиз уже вскочил в карету, и опасность, что он раздумает, сдвинула ее с места. Может быть, настоятельница монастыря сообщит аббату позже обо всем.
Несмотря на дождь, она взобралась на козлы, понимая, что маркизу не понравится, если ее грязная юбка окажется на бархатных подушках. В то время как, плотнее закутавшись в платок, она горделивым молчанием встречала любопытные взгляды кучера, внутри нее шла борьба между гневом и надеждой. Чего хочет от нее чужой дворянин?
Не свидания на сеновале, это ей вроде бы стало ясно. Хотя многих гостей графа устроило бы такое развлечение, и немалое число незаконных детей знатных господ уже росло в Сюрвилье. Холод, исходивший от маркиза, означал скорее отвращение, чем опасность изнасилования.
Она стиснула зубы и подавила в себе навязчивый страх.
Все своим чередом. Сначала нужно придумать подходящую историю для Бландины, чтобы она не беспокоилась. Малышка с ее неизменной доброжелательностью не позволит Фелине продавать себя. К счастью, она весьма доверчива и далека от всего мирского. Она поверит в любую сказку, необходимую ложь, не задавая лишних вопросов.
Фелина придумала, что еще их мать якобы оставила определенную сумму у аббата для поступления Бландины в монастырь. Когда дочь назвали в честь милосердной святой Бландины, благочестивой жене Жана было указано свыше за счет экономной жизни скопить деньги для этой цели.
Как только младшая сестра окажется за безопасными стенами Бомона, Фелина сможет разобраться в той судьбе, которую предназначил для нее чужой дворянин. Какие бы опасности ей при этом не грозили! Моля о чуде, нельзя задумываться о всяких там мелочах.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряный огонь - Кордоньер Мари



Книга просто чудесна!Меня всегда завораживала эта эпоха...Мне было интересно следить за развитием судьбы девушки-сироты...Сколько Фелине довелось испытать:гибель отца,неожиданная сделка с богатым и красивым дворянином,чёртова гордыня Филиппа Вернона,интриги против неё Терезы Д"Ароне,бегство из замка с целью спасти любимого...Беременность.И долгожданное воссоединение! А тут ещё выясняется, что она-богатая наследница,считавшаяся умершей.
Серебряный огонь - Кордоньер МариФьора
2.05.2011, 14.40





Книга достойная. Рекомендую тем, кто любит Макнот. Уровень чуть пониже, но захватывает.
Серебряный огонь - Кордоньер МариМария
29.10.2013, 22.51





как то не зацепил 7 б
Серебряный огонь - Кордоньер Маритая
20.03.2014, 21.48





Мне очень понравилась книга.Закончила читать с улыбкой и приятным осадком на душе.
Серебряный огонь - Кордоньер МариСветик
19.07.2015, 15.52





А мне роман как то не очень .
Серебряный огонь - Кордоньер МариMarina
20.07.2015, 9.13





очень понравился роман. захватывающий сюжет, а какая любовь!!! 10 баллов. пойдет в мою копилку лучших романов.
Серебряный огонь - Кордоньер МариЮля
4.08.2015, 23.02





Спасибо, Фьора, что рассказали весь роман. Теперь и читать не нужно. Вообще-то теперь перед такой информацией пишут модное нынче слово «СПОЙЛЕР»... это так, на будущее ;)
Серебряный огонь - Кордоньер Маригость
4.08.2015, 23.43





захватывающе, очень легко читается, мне понравилось
Серебряный огонь - Кордоньер Мариледи
6.08.2015, 23.03





Очень миленький романчик,читается очень легко.
Серебряный огонь - Кордоньер МариЮстиция
7.08.2015, 23.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100