Читать онлайн Опасная леди, автора - Кордоньер Мари, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная леди - Кордоньер Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная леди - Кордоньер Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная леди - Кордоньер Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кордоньер Мари

Опасная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Яркий свет, проникший через открывающиеся занавеси, упал на лицо Леоноры, так что стало больно глазам. Ослепленная, она зажмурилась и, как бы защищаясь, вжалась глубже в подушки. Тихие шорохи в комнате говорили о том, что Джейн приступила к своим утренним обязанностям и что новый день начался.
С осознанием этого факта возвратились воспоминания. Воспоминания, сопровождаемые очень болезненной мигренью. Вероятно, она все-таки не очень хорошо спала, хотя не могла припомнить ни неспокойных снов, ни пробуждений. Леонора чувствовала себя разбитой, все тело болело, а когда она мужественно попыталась сесть в постели, то почувствовала поднимающуюся легкую тошноту.
– Доброе утро, миледи! – улыбнулась ей Джейн и подвинула ближе поднос с чашкой чаю.
Леонора отказалась.
– Спасибо, я не хочу чая! У меня такое ощущение, что я не смогу проглотить ни капли…
Она помассировала себе виски кончиками пальцев.
С мрачным юмором молодая женщина мысленно сказала себе, что все выглядит так, как будто Господь хочет лично ее наказать за все те чарующие, чудесные ощущения, которые она открыла для себя вчера в объятиях своего супруга. Если бы это не был ее собственный муж, она могла бы еще найти моральные основания для такой расплаты и смирилась бы с ней. Но сейчас она сочла просто досадным, что пришлось таким банальным образом вновь вернуться с неба на землю.
Этим утром она была далека от того, чтобы чувствовать себя такой же красивой и женственной, как накануне вечером. Скорее ее можно было сравнить с разбившимся о скалы и выброшенным на берег кораблем.
Между тем прилежная Джейн уже намочила в лавандовой воде тонкий батистовый платок и заботливо прикладывала его ко лбу своей хозяйки. Успокаивающий запах лаванды действительно немного помог, и Леонора решила проигнорировать свое недомогание и встать.
Джейн, со своей стороны, воспользовалась тем обстоятельством, что погруженная в свои мысли Леонора дала ей себя одеть и причесать. Однако же, если Джейн надеялась услышать ее мнение или похвалу своим усилиям, то она была бы разочарована еще раз. Леонора была настолько рассеянной, что почти не обратила внимания ни на новую прическу, ни на те незаметные изменения, которые произошли с ее темно-фиолетовым платьем.
Между тем воздушная прическа из локонов, которую Джейн ловко соорудила на ее голове, была подобна настоящему чуду. Мягкими волнами обрамляла она лицо, казавшееся теперь значительно уже. Кружевной воротник кремового цвета, который горничная смастерила, взяв одну из многочисленных нижних юбок свадебного наряда, смягчил строгость ее простого платья и подчеркнул синеватый тон ткани.
Джейн хотелось бы иметь в распоряжении одну из баночек с румянами, которым леди Аманда была обязана своим цветом лица, но среди имущества леди Уинтэш не было ни одного косметического средства.
Несмотря на это, изменений было достаточно, чтобы сидевший в одиночестве за завтраком Феннимор взглянул с удивлением, когда Леонора вошла.
– Доброе утро, моя дорогая! Хотя бы ты не оставляешь меня на произвол судьбы. У тебя новая прическа? Чудесно, я же знал, что у тебя прекрасные волосы!
Будучи не совсем в своей тарелке, Леонора рассеянно ответила на приветствие и пропустила мимо ушей комплимент.
– Я опоздала? – поинтересовалась она, взглянув на пустые стулья.
– Нет, – успокоил ее виконт Февершем. – Но моя мать предпочла сегодня завтракать в своих покоях, а Герве, по-видимому, выпил вчера бренди несколько больше нормы. Час назад он выглядел так, будто попал между мельничными жерновами. Я предполагаю, что он сейчас пытается привести свою голову в порядок на свежем воздухе.
– Он уже ушел?
Феннимор попытался понять оттенок сожаления, послышавшийся, как ему показалось, в голосе Леоноры. До сих пор у него всегда было впечатление, что она, по возможности, старалась не попадаться Герве на глаза. Что же изменило это отношение?
– Да. Но если ты спросишь меня, куда, то я здесь пас. Может быть, он сейчас заехал к каким-нибудь арендаторам. После смерти отца ему пришлось уволить управляющего имением и самому начать заниматься всеми неотложными делами. Хочешь немного чаю? Ты ничего не ешь…
Леонора отодвинула от себя пустую тарелку.
– По-видимому, я чем-то испортила себе желудок, – пробормотала она и выпила предложенный им чай.
После этого она почувствовала себя чуточку лучше, хотя головная боль не унималась.
– За вчерашним ужином, – кивнул Фенн понимающе. – Все ясно. У нормального человека действительно может отразиться на нервах и желудке, если ему придется увидеть, как Герве боготворит мою мать. Для меня загадка то, что он попался на ее удочку, поверив в разыгрываемую ею роль нуждающейся в помощи, беззащитной вдовы. Он ведь разумный человек! Вероятно, причина в том, что он долго был солдатом и ему мало приходилось общаться с дамами типа моей матери.
– Боже мой, Феннимор! Как ты говоришь о своей матери?
Леонора была настолько ошеломлена, что выпалила этот вопрос, не шепча и не запинаясь, как обычно. Она обратила внимание, что Фенн еще вчера, во время разговора на башне, сказал нечто подобное.
– Так, как она того заслуживает! – упрямо настаивал он на своей критике. – И не надо так негодующе сверкать на меня глазами. Подожди, ты еще увидишь, что под бархатистыми лапками леди Аманды Уинтэш прячутся очень острые когти. Эта восхитительная особа страстно любит во всем огромном мире только одного человека – себя самое!
– Поскольку я ее знаю очень короткое время, то не имею определенного мнения по этому поводу, – отвечала Леонора.
Она пыталась говорить честно и объективно. Ни за что не хотела поддаваться ревности. А возможно, после вчерашнего вечера у нее уже и не было основания ревновать. Она считала, что в любом случае было неприлично так говорить о своей матери.
– Я была бы рада, если бы у меня была мать, – упрекнула она невоспитанного виконта и добавила: – Я еще ни разу не слышала от леди Аманды недоброго слова. Как раз наоборот…
– Именно так, – подтвердил Феннимор упрямо. – Это я и имею в виду. В этом и заключается ее искусство. Ее шипы всегда закутаны в тончайшие шелка, но поверь мне, несмотря на это, они колются очень больно. Ты очень скоро поймешь это, и Герве, я надеюсь, тоже…
Леонора бросила на него испытующий взгляд из-за края своей чашки.
– Мне кажется, ты очень любишь своего сводного брата…
– Он славный малый, – кивнул Фенн уже намного менее агрессивно. – Собственно говоря, он для меня больше отец, чем брат. Он все понимает. Когда я думаю, сколько раз он помогал мне выпутаться из каких-то идиотских историй, а мой родной отец ничего и не знал об этом… Он заслужил лучшего, чем этот хаос долгов и обязанностей, который обрушился на него вместе с наследством.
– Он мог бы быстро избавиться от них, если бы позволил мне помочь ему, – предложила Леонора, на что последовал возмущенный возглас протеста.
– Никогда гордость не позволит ему это сделать. Неужели трудно понять, что он хочет своими собственными силами вернуть Уинтэш в то состояние, в котором он был когда-то?
Леонора немного резко поставила чашку тонкого фарфора на блюдце.
– Я задаю себе вопрос, зачем он тогда вообще дал согласие на наш брак, если ему неприятно принять от меня даже маленькую сумму? – вспылила она так сильно, что Феннимор невольно слегка подался назад.
– Ты разве не знаешь? – осведомился он и сразу же сам ответил на свой вопрос: – Ну да, конечно, с женщинами редко говорят о таких вещах. Твой отец не оставил ему выбора. Он отказался уступить закладные на замок и на земли. У Гера был один выбор: либо жениться на тебе, либо позволить, чтобы родительский дом был продан с молотка. Дела обстояли так, что твой отец регулярно скупал долговые обязательства десятого графа и использовал их для «маленького» шантажа. Герве, с его преувеличенным чувством ответственности за мать и за меня, конечно, сдался…
Наверное, так должен чувствовать себя человек, когда у него останавливается сердце. Леонора хватала ртом воздух, прижимая кулак к туго зашнурованному лифу. Теперь ей кое-что стало ясно!
Но все же, почему отец прибегнул к таким крайним мерам, чтобы найти ей мужа? Была ли она в его глазах настолько непривлекательна и безнадежна, что он не видел другого шанса?
– Леонора! – Феннимор искал ее взгляда. – Я был против того, чтобы Герве женился только ради спасения этих старых стен, но теперь я придерживаюсь другого мнения. Я считаю, моему брату повезло, что ему досталась ты!
Она заставила себя улыбнуться дрожащими губами.
– Как мило с твоей стороны, что ты говоришь так. Но не утруждай себя обманом из вежливости. Все же спасибо за то, что ты мне рассказал. Теперь я по крайней мере знаю, почему Герве меня так сильно презирает. Наверное, вчера вечером он действительно был очень пьян…
Только ее сильнейшая растерянность была причиной того, что она проговорилась, упомянув прошлый вечер. К счастью, виконту не пришла в голову идея связать факты воедино.
– В этом ты права, – подтвердил он. – У него, наверное, голова нестерпимо трещит с похмелья. Я могу предположить, что это не очень приятное ощущение…
– Откуда можешь это знать ты, бессовестный щенок! – ответил ему саркастический, заметно хриплый голос.
Фенн повернулся на своем стуле, со смущенной улыбкой на губах, но милорд Уинтэш уже обратился к своей супруге, приветствуя ее безукоризненным поклоном. Леонора пробормотала:
– Доброе утро.
Как долго он уже стоял в дверях? Какие фразы из их разговора он слышал?
Из-под полуопущенных ресниц она наблюдала, как он сел к столу и осторожно налил себе чаю. Он был бледнее обычного, и только темные тени, которые залегли под глазами глубже, чем всегда, указывали на излишества прошедшего вечера.
– Как жаль, что я нарушил вашу дискуссию о состоянии моего здоровья, которая была в самом разгаре, – иронически заметил он во внезапно возникшей тишине и подлил молока в свою чашку.
– С твоим похмельем я попал в самую точку, – ухмыльнулся Фенн и поднялся. – Очень сожалею, Герве, но я не дам тебе возможности выместить свое плохое настроение на мне. Может быть, тебя успокоит присутствие твоей милой жены!
Леонора предпочла бы задержать Фенна, но он ушел так быстро, что она не успела произнести ни слова. Смущенно смотрела она на свою пустую тарелку. Присутствие графа так неожиданно оживило события прошедшего вечера, что ее лицо и шея заметно покраснели. Она не знала, чего ей ожидать: извинений или объяснений.
Герве Кройд тоже боролся с совершенно незнакомым ему чувством смущения. С восходом солнца он пришел в себя на диване в библиотеке, с тяжелой головой, которая совершенно отказывалась служить ему, когда он хотел вспомнить подробности прошлой ночи.
Воспоминания были лишь отрывочными, и ему не удавалось понять, было ли это в действительности или существовало только в его воображении. Приснилась ли ему женщина в изумрудно-зеленом пеньюаре с распущенными волосами? Невинные и в то же время такие сладкие поцелуи, мягкая упругость шелковистой кожи. Была ли то игра его воображения?
Вот что получается, когда человек ищет решения своих проблем в бутылке бренди. Что за проклятая путаница!
Ясно было только одно: он напился, как целый полк драгун, у которых пересохло в горле. Не могло быть другого объяснения тому, что ему так живо представилось, как он страстно желал и целовал свою незаметную и непривлекательную жену. Именно ту особу, которая была ему навязана таким унизительным путем.
Из-под нахмуренных бровей он бросил на нее изучающий взгляд, который впервые был лишен предубеждения и гнева.
Она выглядела печальной. Молодой, одинокой и невзрачной.
О чем она думает, спрашивал он себя в необычном приливе сочувствия к ней. Что ее угнетает? Не была ли она, так же как и он сам, лишь жертвой? Объектом торговой сделки, проведенной ее тщеславным отцом, который в своем желании получить дворянский титул действовал настолько же безрассудно и цинично, как и его собственный родитель, когда спустил состояние Уинтэшей в игорных домах Лондона.
Она что-то сделала со своими волосами. До сих пор он ни разу не замечал, что они такими красивыми волнами обрамляли ее лицо. И красноватые отблески от света, падавшего сзади сквозь высокие окна на эти мягкие локоны, показались ему новыми и необычными.
Естественно, она ни в коей мере не могла тягаться с леди Амандой, но сегодня утром она, безусловно, выглядела очень женственной и хорошенькой. К тому же, за столом были выгодно скрыты некоторые детали ее полной фигуры, а темно-фиолетовый тон платья несколько освежал и оттенял бледное лицо.
Несмотря на все это, он окончательно пришел к выводу, что пылкая сцена в библиотеке была только плодом его воображения. Даже в состоянии опьянения он не мог бы счесть свою супругу соблазнительной настолько, чтобы полностью позабыть хорошие манеры.
Герве Кройд боялся поставить себя в смешное положение, если бы спросил об этом Леонору, либо – как он хотел – обременить ее извинениями за неловкость, о которой она даже не имела представления.
Гнетущая тишина длилась бесконечно. Мысли молодой женщины путались, и голова вновь начала сильно болеть.
Было два основных варианта объяснения ситуации: либо лорд Уинтэш был слишком пьян, чтобы вспомнить обо всем сейчас, либо поцелуи в библиотеке не значили для него ничего, кроме небольшого развлечения в промежутке между двумя бокалами бренди. А нежности достались ей лишь потому, что в этот момент у него под рукой не оказалось другой особы женского пола.
Неприязнь и высокомерие, которые отличали его отношение к ней в первые недели их супружества, позволяли ей заподозрить последнее.
Чего же она, собственно, ждала? Чтобы он посмеялся над ней? Чтобы он понял, как отчаянно она его любила? Какими глупыми и детскими оказались ее мечты при свете дня!
Леонора встала так внезапно, что он удивленно вздрогнул.
– Извини, – сказала она, и подавляемая злость на себя придала ее голосу необычную твердость и выразительность. – Завтракай спокойно. Я распоряжусь, чтобы тебе подали еще эля и пару маринованных селедок. Это поможет быстрее устранить последствия алкоголя. Желаю тебе хорошо провести день.
Поскольку Леонора вышла из комнаты для завтрака, не дожидаясь его ответа, она лишила себя возможности наблюдать интересную сцену, а именно: графа, потерявшего дар речи.
Разрываясь между растерянностью и озадаченностью, он спрашивал себя, была ли эта забота вызвана рассказом Феннимора о его похмелье или тем, что Леонора все же действительно была свидетельницей того, как он напился.
Если да, то своим промедлением он упустил последнюю возможность приличествующим образом извиниться перед ней.
Проклятье! Если бы он только знал, что произошло прошлой ночью в библиотеке! Что заставило его искать утешения в бренди?
Ну, по крайней мере, это было ему ясно. Стопка неоплаченных счетов все еще лежала на письменном столе в библиотеке. Портниха леди Аманды, ее ювелир, модистка, белошвейка – все, видимо, ожидали, что он немедленно ликвидирует задолженности.
Из каких денег он должен это сделать, после того как категорически отказался принять финансовую поддержку Леоноры?
Его мачеха не придавала значения этой проблеме. Во время беседы после званого обеда Герве дипломатично попытался попросить ее быть более экономной и потерпел полный крах. С невинным упрямством она заявила, что состояние Уинтэшей восстановлено.
– Ты зря беспокоишься, дорогой! – засмеялась она. – Убери счета в ящик стола и забудь о них!
– Что за чертова чепуха!
– Милорд?
Ливрейный лакей, который в этот момент вносил на серебряном подносе маринованные сельди, остановился на пороге как вкопанный. Его круглые испуганные, слегка навыкате глаза мало отличались от рыбьих глаз на блюде. Остаток мрачного юмора помог Герве воспринять эту курьезную картину, но затем он смягчил свое ругательство извиняющейся улыбкой.
– Я не это имел в виду, мой дорогой! Но все же я был бы тебе благодарен, если бы ты отнес этих тварей обратно в кухню. Мой желудок сейчас не в состоянии перенести подобное удовольствие…
Один Феннимор, который знал своего брата лучше, чем кто-либо другой из членов семьи, мог бы сказать, что в этом саркастическом замечании таилось очень большое напряжение. Настроение Герве, которое и до этих пор было не очень хорошим, упало до предела, хотя день еще по-настоящему и не начался.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная леди - Кордоньер Мари



роман просто замечательный!!!советую прочитать
Опасная леди - Кордоньер Мариася
16.04.2012, 20.53





С наслаждением прочитала этот роман,и ,хотя сюжет ,довольно заезженный,удовольствия от этого не убавилось. Читаетя легко и недолго.Последняя глава слегка скомкана.
Опасная леди - Кордоньер МариРАЯ
28.10.2013, 14.02





по мне так сюжет совсем не заезженный ,впервые читаю такой мрачный роман. лично мне не понравилось.
Опасная леди - Кордоньер Марианна
28.10.2013, 21.03





как то не зацепил 7
Опасная леди - Кордоньер Маритая
3.03.2014, 22.44





Интересно, но предсказуемо. А героиню, страх за жизнь заставил похудеть. Героя, страх за жизнь героини заставил осознать свои чувства.
Опасная леди - Кордоньер МариТаня Д
28.12.2014, 20.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100