Читать онлайн Это не сон, автора - Конвей Лорна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Это не сон - Конвей Лорна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Это не сон - Конвей Лорна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Это не сон - Конвей Лорна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конвей Лорна

Это не сон

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

Кэролайн взглянула на свой черный костюм и подумала, что, наверное, подсознательно оделась в траур.
Волна гнева, которой ее занесло на самолет до Сантьяго, давно спала, и на буэнос-айресский рейс пересаживалась уже сникшая, удрученная Кэролайн. Когда же самолет местной авиалинии приземлился в Кордове, она уже готова была все бросить и сбежать, поскольку осознала весь ужас ситуации, в которую попала. Муж не любит ее. Он обманывает ее. Ее браку, возможно, пришел конец.
Однако в такси, которое везло ее к дому Риты, Кэролайн немного воспрянула духом. Если уж ей суждено лишиться мужа, она не отдаст его без боя. Этого требовала гордость. К тому же оставалась крошечная надежда, что права мать и во всем виновата Рита.
Кэролайн почувствовала себя чуть ли не польщенной, когда швейцар узнал ее и впустил в дом, даже не позвонив Рите, чтобы спросить, ожидает ли та гостью. Кэролайн не хотела давать времени любовникам одеться, или убрать в комнате, или хотя бы застелить постель!
Рита не держала постоянной прислуги, несмотря на баснословное богатство Карлоса. Как-то она поведала Кэролайн, что не любит посторонних глаз в доме, поэтому нанимает уборщиков, поваров и горничных только когда это необходимо. И они никогда не остаются на ночь.
– Ведь мой муж там, не так ли? – мило улыбаясь, спросила Кэролайн у швейцара.
– Да, сеньор Касарес здесь. Он не выходил из квартиры с тех пор, как приехал вчера.
При этих словах Кэролайн едва не стало дурно. Но она взяла себя в руки, твердо решив узнать все до конца. Она не отступит и не сбежит!
– Могу я отнести ваши вещи наверх, сеньора Касарес? – спросил швейцар.
Кэролайн вежливо отказалась. У нее была с собой только небольшая сумка. И она не собирается здесь надолго задерживаться.
Все внутри болезненно сжалось, когда она подняла руку к кнопке звонка у солидной парадной двери на втором этаже. Ей открыла совершенно незнакомая женщина лет сорока – высокая, полная, с добрым лицом и впечатляющим бюстом.
Представившись по-испански, Кэролайн быстро выяснила, что это сиделка, нанятая Тадео для того, чтобы ухаживать за Ритой после «несчастного случая».
Потрясенная и измученная Кэролайн обдумывала услышанное. Выходит, Рита все-таки пыталась покончить с собой. И Тадео действительно поспешил ей на помощь. Но это по-прежнему не снимало подозрений ни с одного из них.
– Где сейчас мой муж? – с невинным выражением лица поинтересовалась Кэролайн.
Ей было сказано, что он наверху, сидит с Ритой в ее спальне. Не желает ли сеньора, чтобы его предупредили о приходе жены?
– Нет-нет, – быстро сказала Кэролайн. – Меня ждут. И я знаю дорогу. Как чувствует себя сегодня Рита?
– Намного лучше.
О, голову даю на отсечение, что лучше, подумала Кэролайн, и ярость вспыхнула в ней с новой силой.
Огромная квартира Риты занимала полдома и была расположена в нескольких уровнях. Мраморные полы и лестницы, множество зеркал и декоративных колонн повсюду. Кэролайн всегда считала это жилище напыщенным и претенциозным, вполне под стать Карлосу.
Спальня Риты выходила на площадку второго этажа, и с каждой ступенькой сердце Кэролайн сжималось все больше и больше. Ужас охватывал ее при мысли о том, что ждет за дверью.
Однако дверь была открыта. И как только Кэролайн оказалась на площадке, ей стала видна внутренность комнаты. С того места, где она стояла, можно было рассмотреть только изножье кровати под балдахином. Но если пройти вперед и чуть влево, то будет видно – и слышно – намного больше.
Из комнаты доносился низкий приглушенный голос. Женский голос. Рита рассказывала что-то, что Кэролайн хотела услышать. Нет, должна была услышать!
Она приблизилась на цыпочках к двери, откуда могла разглядеть Тадео. Он сидел в кресле рядом с кроватью, наклонившись вперед, и его поза свидетельствовала о том, что он напряженно и внимательно слушает. Кэролайн не могла видеть лица мужа – только часть темной шевелюры.
Лицо Риты тоже не попадало в поле зрения, но по положению ног можно было понять, что женщина лежит, придвинувшись к тому краю, у которого сидел Тадео. Кэролайн представила себе эту картину: бледное, трагически красивое лицо, длинные черные волосы, рассыпанные по белоснежной подушке…
Кэролайн подошла еще ближе, найдя место, с которого было слышно каждое слово.
– Ты не понимаешь… Не можешь понять! – прерывающимся от избытка эмоций голосом говорила Рита. – Разве я могу объяснить тебе это? Но я любила тебя, Тадео! Ты единственный из мужчин относился ко мне с уважением. Ты был таким добрым и заботливым. Таким внимательным, хотя я и держала тебя на расстоянии вытянутой руки. Но я боялась тогда спать с тобой. Боялась, что ты обнаружишь, что я не та чистая и невинная девственница, которой ты меня считал. А потом появился Карлос, и… Ну, ты знаешь, что было дальше.
– Да, – вздохнув, сказал Тадео. – Теперь знаю, Рита. Но в то время мне ничего не было известно. Представь, что я должен был почувствовать, когда вошел в спальню брата и увидел то, что увидел.
– О, Тадео, – жалобно воскликнула Рита. – Не напоминай мне! Мы оба поступили низко! Но я уже тогда была порочной. Да и какой еще могла я быть, раз поступила так. И теперь еще поступаю. Я чувствую себя очень виноватой, и мне стыдно. Двух недель не прошло со смерти Карлоса, а я оказалась в постели с… – Ее голос прервали рыдания.
– Ну-ну, – успокаивал плачущую женщину Тадео. – Перестань терзать себя. Что сделано, то сделано. И ничего уже не изменить, Рита. Да и вины твоей особой в случившемся нет.
– Ты продолжаешь повторять это, Тадео, но я не могу обвинять только мужчин в том, что моя жизнь сложилась так, а не иначе. Должно быть, есть во мне что-то, что пробуждает в них низменные инстинкты. Повторяю, ты единственный, кто относился ко мне с уважением. О Боже… почему я не вышла за тебя, когда судьба предоставила мне такую возможность?
С Кэролайн было довольно. Она шагнула вперед как раз в тот момент, когда Рита нежно прикоснулась ладонью к щеке Тадео. А он, накрыв ее своей, печально посмотрел на лежащую женщину. Кэролайн замерла на полдороге и молча наблюдала за этой сценой.
Рита вскрикнула и вырвала руку.
Тадео проследил за направлением ее взгляда. Но, заметив жену, казалось, скорее удивился, чем почувствовал себя застигнутым на месте преступления.
– Кэрри! – воскликнул он, вскакивая. – Что ты здесь делаешь?! Твоя мать сказала…
– Моя мать солгала, – перебила его Кэролайн по-испански, чтобы Рита все поняла. – Я последовала за тобой сюда, чтобы застать тебя с этой… шлюхой, так сказать, в процессе. Мне не совсем удалось задуманное, – с горечью усмехнулась она, – но я видела и слышала достаточно, чтобы догадаться, в чем дело.
– Кэрри, ты поняла все не так, – настаивал Тадео, на его красивом лице была написана растерянность.
– О, пожалуйста, не держи меня больше за дуру. – Ее голос был тверд и холоден, слова вылетали с презрением, но сердце разрывалось от боли. – Откровенно говоря, у меня уже были некоторые подозрения. Помнишь тот день, когда у меня разболелась голова? Я не лежала тогда в постели. Я приехала сюда, и меня стошнило от того, что я увидела. Твою машину на стоянке, Тад. Мой муж вовсе не надрывался в офисе, а был здесь, в постели со своей очаровательной невесткой.
Рита застонала и спрятала лицо в подушку, а Тадео, как ни странно, набросился на жену.
– Как тебе вообще могло прийти в голову подобное?!
Кэролайн с ненавистью смотрела на него, отметив, что Тадео уже ничего не отрицает.
– Из разговора твоих родителей я узнала немного больше, чем рассказала тебе, Тад. Делия делилась с твоим отцом тревогой по поводу того, что ты, возможно, по-прежнему любишь свою бывшую невесту и, вполне вероятно, не засиживаешься допоздна в офисе, а наслаждаешься тем, чего был лишен во время вашей помолвки.
Теперь Тадео выглядел раздавленным. А Рита неистово мотала головой и рыдала в подушку.
– Одному Небу известно, как мне могло прийти в голову такое, – издевательски продолжила Кэролайн. – Учитывая то, какой жеребец ты и какая шлюха она! Но тогда я сказала себе, что это случилось всего лишь раз, что ты не любишь ее, а поступаешь так только из эгоизма или жажды мести. И вот обезумевшая от любви дурочка, какой я была тогда, твердо вознамерилась вернуть тебя. А ты… – На мгновение голос подвел Кэролайн. – А ты, – швырнула она в лицо Тадео, изо всех сил борясь со слезами, – ты позволил мне унизиться так, что я до сих пор содрогаюсь, вспоминая об этом. Все убеждали меня закрыть глаза, даже моя собственная мать. Я так и поступала. Но после тех телефонных звонков я не могла больше прикидываться слепой.
– Телефонных звонков? – с недоумением переспросил Тадео.
– Да, черт возьми, телефонных звонков! Этой… особе! Я получила счета, где был указан ее номер, в тот же день, когда ты, бросив все, полетел сюда. Один из этих проклятых разговоров длился целых два часа! А второй звонок был сделан в вечер нашей годовщины!
Тадео застонал.
– Кэрри, ради Бога, позволь мне объяснить!
– Ты не сможешь, Тад. Да и поздно что-либо объяснять. Я все равно ничему не поверю. Я хочу развода. И я хочу оставить себе детей.
Он вздернул подбородок, и на его надменно красивом лице отразилась решимость.
– Нет, ты их не получишь! И развода ты не получишь тоже!
– Вот как? Посмотрим! – бросила Кэролайн. – Если помнишь, у моей матери есть весьма влиятельные знакомые юристы. Они помогут мне отсудить детей. И ни тебе, ни тем более твоей грязной потаскушке не позволено будет даже приближаться к ним!
Никогда еще она не видела мужа таким потрясенным. Какое-то время Тадео стоял, опустив руки, и просто смотрел на нее. Но затем собрался и твердым, рассудительным голосом, глядя ей прямо в глаза, начал:
– Кэрри, ты должна меня выслушать. Если не ради меня, то хотя бы ради наших детей. Это совсем не то, что ты думаешь. Ты все не правильно поняла. Я люблю тебя, а не Риту. И я никогда не спал с ней. Я только говорил с ней, старался помочь после смерти Карлоса.
– Думаешь, я поверю? В таком случае, с кем она оказалась в постели так быстро после смерти обожаемого мужа? Кто довел ее до такого состояния? – И она презрительно махнула рукой в сторону рыдающей под покрывалом фигуры. – О нет, Тад, нет… ты ошибаешься. Я не собираюсь слушать все новую и новую ложь. Я ухожу. Меня тошнит от вас обоих.
Она направилась к двери. Но Тадео, быстро преградив дорогу, схватил жену за руку и резко повернул лицом к себе. Доведенная до бешенства Кэролайн размахнулась и свободной рукой отвесила ему пощечину. Потрясенный, он глубоко втянул в себя воздух. То же сделала и Кэролайн, заметив красный отпечаток на его щеке, оставленный ее ладонью.
– Перестаньте… перестаньте немедленно! – выкрикнула Рита, садясь в постели, с расширившимися от ужаса глазами и с всклокоченными волосами. – Я спала не с Тадео, Кэролайн. Это был совершенно незнакомый мужчина, которого я подобрала в баре. Я привела его сюда и позволила делать со мной в постели мужа такие вещи, о которых хорошие девочки вроде тебя даже не подозревают!
Пока Кэролайн в полной растерянности хватала ртом воздух, Тадео простонал:
– Рита, замолчи. К чему эти подробности? Кэрри поймет все, как только я объясню ей, что произошло… наедине.
– Нет-нет, Тадео, она должна узнать это от меня! – воскликнула Рита. – Только тогда она поверит тебе. Я не вынесу, если тебе придется страдать из-за меня. Только не тебе. Ты самый хороший человек на свете! Но на свете есть и плохие люди, Кэролайн, – с надрывом продолжала она, и в ее глазах появился безумный блеск. – Очень плохие люди! Мой отец был одним из них.
– Твой… отец? – переспросила Кэролайн.
– Да. Мой отец. Мой дорогой, любимый папочка, которым я восхищалась. Когда умерла мать, мне было всего двенадцать лет. В ночь после похорон он перенес меня в свою постель, чтобы я заняла место мамы. И на следующую ночь тоже…
Кэролайн замерла. Она слышала, что такое бывает, но не знала никого, с кем бы это случилось лично.
– Ты можешь представить, чтобы отец делал это со своей дочерью?
Ошеломленная Кэролайн смогла только отрицательно покачать головой.
– Когда мне исполнилось шестнадцать, отец забрал меня из школы, чтобы я постоянно находилась при нем. Видишь ли, он был богатым человеком. Он мог не работать, если не хотел Вот мы с ним и путешествовали по миру, и отец везде представлял меня как свою дочь. Однако за закрытыми дверями я была ему не дочерью. Я была его наложницей, его очень покладистой маленькой наложницей.
Кэролайн задохнулась от изумления и возмущения. И на губах Риты появилась леденящая кровь улыбочка.
– Тебя это шокирует, не правда ли? То, что тогда я была покладистой? Но ты подумай… что еще я знала? А ведь все мы хотим любви, пусть даже это была извращенная любовь, какую питал ко мне отец. Знаешь, моя мать покончила с собой, лишь бы избавиться от него.
– Довольно! – твердо произнес Тадео. Но Рита не собиралась останавливаться.
– Нет, Тадео. Ты советовал мне обратиться к врачу, говорил, что беседа с ним может помочь. Что ж, думаю, разговор с твоей женой поможет мне больше. Потому что ей необходимо это знать. Потому что тогда она поверит тебе.
– Позволь мне хотя бы закрыть дверь, – пробормотал Тадео. – Уж во всяком случае, кому-то другому об этом знать ни к чему.
Пока он делал это, дрожащая Кэролайн устроилась на краешке кровати и попросила Риту продолжать. Тадео только покачал головой и, отойдя к окну, уставился в него. Он явно уже слышал душераздирающую исповедь невестки и не хотел выслушивать ее вновь.
Рита отбросила с лица спутанные волосы и с решительным видом оперлась спиной на подушки.
– Со временем вкусы моего отца стали… разнообразнее. Он начал приводить домой других мужчин, которых я должна была тоже развлекать. Незнакомцев, которых находил в баре или в казино. Однажды вечером в Лас-Вегасе он познакомил меня с Карлосом.
Глаза Кэролайн округлились. Рита кивнула.
– Да-да. Теперь ты начинаешь понимать. Вскоре после этого случая отец внезапно скончался от инфаркта, и я унаследовала его деньги. Я по глупости думала, что смогу начать новую жизнь, забыть о прошлом и превратиться в другую женщину. Достойную женщину. Я вернулась в наш кордовский дом и попыталась осуществить мои планы. С Тадео я познакомилась случайно, на улице. Я неслась по тротуару, обвешанная пакетами с покупками, и споткнулась о маленькую собачонку. Тадео помог мне собрать рассыпавшиеся свертки, а потом пригласил на чашку кофе. Мы стали встречаться, и все, казалось, шло чудесно. Но всякий раз, когда он целовал меня, я боялась – боялась зайти слишком далеко, боялась, что он узнает обо мне больше, чем мне хотелось бы. Он считал меня застенчивой и невинной, и я позволяла ему так думать. Когда Тадео предложил мне выйти за него замуж, я ответила согласием, но поставила условие, что не лягу с ним в постель до тех пор, пока мы не поженимся. Тадео, будучи джентльменом, согласился.
Кэролайн старалась не думать о том, насколько же Тадео должен был любить Риту, если готов был ждать до первой брачной ночи. С ней он вел себя совершенно иначе. С их первого свидания он не признавал слова «нет» в качестве ответа. Было ли это свидетельством искренней страсти или реакцией на то, что когда-то он не настоял на своем с Ритой? – спрашивала себя Кэролайн.
– Когда Тадео привез меня на уик-энд в поместье своей семьи, чтобы отпраздновать помолвку, – продолжала Рита, – я не могла предположить, что его брат окажется одним из тех мужчин, которых я ублажала по требованию моего отца. Как правило, мы не пользовались настоящими именами. К несчастью, Карлос сразу же узнал меня и, не теряя времени, устроил так, чтобы мы оказались наедине. Я пыталась сделать вид, что не понимаю, о чем он говорит, но обмануть его не удалось. С помощью шантажа Карлос завлек меня в свою спальню прямо в вечер помолвки и постарался сделать так, чтобы Тадео застал нас. После того как Тадео разорвал помолвку, Карлос принудил меня выйти замуж за него.
– Но ведь ты совсем не должна была выходить за него замуж, – сказала Кэролайн, пытаясь понять эту женщину.
Рита снова улыбнулась. На сей раз печально.
– В том-то и беда, что должна была. Не знаю почему, но мужчины вроде моего отца и Карлоса, похоже, обладают… какой-то властью надо мной. Я не могу оказать им «нет». Карлос утверждал, что ночь, когда отец привел его ко мне, была лучшей в его жизни. Что он никогда не забывал меня и не мог поверить своим глазам, когда я появилась в их доме как невеста его брата. Он с ума сходил от ревности, пока не узнал, что я не спала с Тадео. Он заявил, что я должна принадлежать только ему и его не заботит, если кто-то пострадает при этом. Карлос твердил, что любит меня. Но после нашей свадьбы стал приводить в дом других мужчин, как и мой отец. Ему тоже нравилось наблюдать…
Рита сгорбилась и уставилась на покрывало.
– Когда он погиб, я надеялась, что наконец-то освобожусь от всей этой мерзости. Но, видимо, ошибалась. Оставшись одна, я стала пить, а потом, однажды выйдя из дому, сама нашла приключение на свою голову. Похоже, я приговорена к такому образу жизни. Возможно, иначе я просто не могу существовать. Возможно, мне это необходимо.
– Вздор! – возмущенно воскликнула Кэролайн, и Рита подняла на нее взгляд. – Ты всего лишь сбита с толку и одинока. Многие женщины заводят интрижки, оказавшись в сходной ситуации. И что это ты толкуешь про приговор? Просто так неудачно для тебя складывались обстоятельства. Хороший специалист поможет тебе разобраться в себе. А потом, позже – хороший человек… Но не мой хороший человек! – добавила она твердо.
При этих словах Тадео повернулся от окна, и их глаза встретились. В его взгляде все еще читалась тревога, в ее – понимание. Кэролайн улыбнулась, и Тадео медленно улыбнулся в ответ. Их улыбки сказали так много – о любви и прощении, о возродившемся доверии.
И все же Кэролайн вынуждена была признать, что Рита тысячу раз права. Услышать правду из ее уст было намного лучше, чем из уст мужа.
Ему она не поверила бы так быстро и безоговорочно. Возможно, решила бы, что он продолжает лгать. Но ни одна женщина не расскажет о себе столько порочащего ее при мужчине, на которого имеет виды. При всей широте взглядов Тадео в чем-то был очень старомоден. Он не пенял Кэролайн на то, что она не была девственницей, когда они встретились. Но этот «грех» был несравним с сексуальным опытом женщины, которую вынуждали развлекать десятки мужчин самыми изощренными способами.
В глубине души Кэролайн была не уверена, что психиатр сможет решить все проблемы Риты. Но попытаться имело смысл. И обратиться, возможно, следовало к женщине-психиатру. Не стоит лишний раз испытывать судьбу. Ведь Рита очень красива, а мужчина – всего лишь мужчина, даже если он врач!
– Думаю, Рита, – снова заговорила Кэролайн, – что тебе нужно лечь в хорошую клинику, под наблюдение милой, понимающей дамы-психиатра. Мы с Тадео сейчас же займемся поисками. А тебе тем временем не помешает принять расслабляющую ванну и переодеться в ночную рубашку. Я пришлю сиделку, чтобы она тебе помогла, ладно?
– Ты больше не сердишься на Тадео? – устало спросила Рита.
– Теперь, когда ты все объяснила, нет.
– Он любит тебя, – с трудом произнесла Рита. – Не меня. Да и как меня можно любить после того, что я ему сделала? Но ты… ты и дети… Вы для него все. Он говорил мне об этом сегодня утром. Он выглядел таким несчастным, когда позвонил тебе, а твоя мать сказала, что ты больна, лежишь в постели и не можешь подойти к телефону. Тебя ведь это ужасно огорчило, правда, Тадео?
Тот кивнул.
– Да, Рита. Да, я очень беспокоился. Кэролайн встретилась с ним взглядом и поняла, что он говорит искренне. Слезы подступили к ее глазам при мысли, как близки они были к несчастью. Но Кэролайн справилась с ними. Меньше всего Рита нуждалась сейчас в ее слезах.
– Что ж, тебе больше не о чем беспокоиться, – отрывисто сказала она. – Я здесь, и я верю тебе. Вам обоим, – добавила Кэролайн, поворачиваясь к Рите и ободряюще глядя на нее. – А теперь мы с Тадео спустимся вниз и пришлем к тебе сиделку…
– Боже мой, ты была неподражаема там, наверху, – похвалил ее Тадео, когда сиделка была отправлена в спальню Риты.
Они остались вдвоем в огромной гостиной. Тадео стоял у бара и наливал себе виски. Кэролайн сидела на одном из диванов у облицованного мрамором камина. Она отказалась от напитков, ее все еще мутило от пережитого.
– Такая рассудительная, – продолжал Тадео. – И такая сильная. Каких только доводов я ни выдвигал, чтобы убедить Риту обратиться к врачу. Ты же управилась за пять секунд. И не просто пойти к врачу, а лечь в клинику – ни больше ни меньше! Теперь я понимаю, что должен был взять тебя с собой.
Он улыбнулся ей. Тут силы покинули Кэролайн, и к глазам ее снова подступили слезы. Умом она простила Тадео, но сердце, бедное, исстрадавшееся сердце все еще продолжало кровоточить.
– Да, должен был, Тад! – выпалила она. – Ты должен был с самого начала все рассказать мне о Рите. И ты должен был сказать, что любишь меня, намного, намного раньше.
Со сдавленным рыданием Кэролайн уронила голову на руки и разрыдалась.
В мгновение ока Тадео оказался рядом и, заключив ее содрогающееся тело в объятия, стал утешать, поглаживая по спине и шепча слова оправданий.
– Да, должен был, – согласился он. – И мне жаль, что я этого не сделал. Мое единственное оправдание, Кэрри, это то, что я мужчина. Типичный гордый аргентинский мужчина. Когда я приехал в Лондон, мое самолюбие было ужасно уязвлено. Тогда мне была неизвестна предыстория отношений Риты и Карлоса, и я чувствовал себя преданным обоими. Весьма пренеприятное чувство. Но потом вдруг я обнаружил, что смотрю в самые прекрасные в мире синие глаза и они искрятся, подавая мне невероятно сексуальные сигналы.
Поэтому я поступил так, как поступил бы любой мужчина на моем месте.
– Ты соблазнил меня, – всхлипнула Кэролайн, уткнувшись ему в грудь.
– Ох, Кэрри… ну и кто из нас теперь не до конца честен? Я и не думал тебя соблазнять. Ты хотела меня так же, как я тебя.
Кэролайн несколько мгновений обдумывала услышанное, а затем взглянула на Тадео, и уголки ее рта приподнялись в простодушной улыбке.
– Верно. Я влюбилась в тебя с первого взгляда.
– А я в тебя – через неделю. Нет, нет, я не лгу, – настаивал он, обхватывая ее лицо ладонями и принуждая смотреть ему в глаза. – Во всяком случае, не сразу. Я признаюсь, что вначале не смог распознать мою любовь к тебе. Я все еще был слишком зол на весь мир, для того чтобы осознать глубину моих чувств. И все еще воображал, что влюблен в Риту.
– О… – У Кэролайн упало сердце, и она потупилась. Мысль, что Тадео был влюблен в Риту, занимаясь любовью с ней, с Кэролайн, все еще причиняла ей боль.
– Эй! Я же сказал: «Воображал, что все еще люблю Риту». На самом деле я никогда не любил ее. Если бы любил, то неужели смог бы неделями не прикасаться к ней? Неужели ты думаешь, что я был бы таким же терпеливым и с тобой, «даже если бы ты была девственницей? Я как-то обронил, что должен был заполучить тебя. И причина заключалась вовсе не в похоти. В любви!
У Кэролайн захватило дух от страсти, звучащей в его словах. Это был тот Тадео, которого она полюбила, ее горячий аргентинский мужчина, со сверкающими черными глазами, способный преодолеть любые преграды.
– Ко дню нашей свадьбы я уже знал, что моя так называемая любовь к Рите – ничто в сравнении с тем, что я испытываю к тебе! – с жаром воскликнул он. – Когда рождался Хуан, я видел, что ты страдаешь, и готов был жизнь отдать, лишь бы уменьшить твою боль. А когда нашего сына положили тебе на руки и ты улыбнулась ему, меня переполнила такая любовь к вам обоим, что я не мог говорить. И конечно же самым величайшим моим недостатком была неспособность сказать: „Я люблю тебя“. Я… люблю… тебя, – повторил Тадео, целуя жену в губы после каждого слова. – Не знаю, почему это казалось мне столь трудным. Возможно, это чисто мужское. Мы, мужчины, странные создания. Но любовь к тебе переполняла мое сердце, Кэрри, и я старался доказать это множеством различных способов. Помнишь, как после рождения Хуана мне не терпелось поскорее отвезти вас на Мар-Чикиту, чтобы показать моим родителям? А потом, когда мы приехали туда и ты была так добра, так мила со всеми, я полюбил тебя еще больше. Я не мог больше сдерживаться, помнишь?
У Кэролайн сжалось сердце.
– Да… помню. Но, честно говоря, Тад, после слов твоей матери мне стало казаться, что твой преувеличенный интерес к сексу тогда был вызван тем, что ты находишься рядом с Ритой, но не можешь быть с ней. А в последнее время, когда ты перестал заниматься любовью со мной, я решила: это оттого, что ты с Ритой.
Тадео, казалось, испугался по-настоящему; его руки бессильно упали.
– Боже мой… Кэрри, даю тебе честное слово, что это никак не связано с Ритой. Я ужасно уставал, только и всего. Я мучился неизвестностью и опасался, что смерть Карлоса изменит мою жизнь. Я не хотел, чтобы отец предложил мне вернуться в Аргентину. Я работал как каторжный, чтобы закончить все дела до нашего отъезда. День, когда ты видела мою машину у дома Риты, был единственным, когда я навещал ее. Рита позвонила мне в офис. Она плакала и твердила, что расскажет моим родителям все. Я понятия не имел, о чем она говорит, но ее истерические выкрики заставили меня поспешить к ней. Тогда-то она и поведала мне всю неприглядную историю своей жизни, и я понял, что должен сохранить услышанное в тайне от родителей, особенно от отца. Карлос для него был светом в окошке. Его убило бы то, что любимый сын оказался на поверку развратником. Тебе я тоже ничего не рассказал, потому что… стыдился моего брата. Вот и все, что было, Кэрри. Клянусь тебе… Проклятье! У мамы не было никаких оснований предполагать то, что она предположила. Ума не приложу, почему это пришло ей в голову.
– Возможно, тебе следовало бы сказать ей как-нибудь, что ты больше не любишь Риту. Хотя, может быть, и к лучшему, что я подслушала тот разговор. Он заставил меня очнуться, снова стать собой и перестать притворяться кем-то другим. Вынудил трезво взглянуть на наш брак и понять, что он не так совершенен, как кажется.
– Мне он кажется вполне совершенным.
– Правда, Тад? Ты действительно так думаешь?
– Да… За исключением тех случаев, когда ты притворяешься в постели. – Он кривовато улыбнулся. – Но положение, несомненно, исправилось после того, как ты решила, что я способен на измену, так что и мне, наверное, тоже следует поблагодарить маму. Впрочем, я шучу. Я вернулся домой тем вечером под впечатлением ужасной истории, рассказанной Ритой, и с единственным желанием – оказаться в твоих любящих объятиях. Вместо этого мне сказали, что ты заболела. Затем я вошел в спальню, где лежала ты, такая прекрасная, что мне пришлось броситься в ванную и целую вечность простоять под ледяным душем. Когда ты стала ласкать меня, я почувствовал себя самым счастливым – и самым несчастным – человеком на свете.
– Я тоже не могла понять, что ощущаю, – печально сказала Кэролайн. Тадео растерялся.
– Ты хочешь сказать… Ты думала… Она кивнула.
– Ох, должно быть, я просто сошла с ума. В его темных глазах мелькнул веселый огонек.
– Постарайся почаще сходить с ума.
– Скажи мне одну вещь, Тад.
– Все что угодно, – искренне ответил ее муж. – Ты ведь не забывал о том ожерелье, вер но?
Тадео вздохнул.
– Нет. Не совсем. – Он наклонился вперед, чтобы взять с кофейного столика свой бокал, и отпил виски, прежде чем продолжить. – Я собирался подарить ожерелье Рите на свадьбу. Когда мы разорвали помолвку, я не мог на него смотреть, поэтому засунул в домашний сейф и сделал вид, что его не существует. Это моя мать снова извлекла его на свет божий перед нашим отъездом и сказала, что самое время преподнести его тебе. К тому времени я уже был всем сердцем согласен с ней. Даже пожалел, что сам не додумался до этого. Ты ведь помнишь, тогда я понятия не имел, что она сказала обо мне и что по этому поводу думаешь ты. Ожерелье должно было просто показать, как я тебя люблю. – Тадео усмехнулся. – Мы, мужчины, предпочитаем демонстрировать любовь, а не говорить о ней.
Поставив бокал на столик, он взял руки Кэролайн в свои и погладил большими пальцами тыльные стороны ладоней.
– Мне очень жаль, если в результате того, что я говорил или делал, ты почувствовала себя униженной. Я никогда не буду просить тебя вести себя так, как той ночью. Обещаю…
– О… – разочарованно выдохнула Кэролайн.
– Если, конечно, ты сама этого не захочешь, – добавил Тадео с озорной улыбкой.
– Ты неисправим.
– А ты невероятно красива.
Он погладил ее по щеке, и сердце Кэролайн перевернулось в груди.
– Обними меня, Тад, – с трудом выдавила она. – Просто обними меня…
Он обвил ее руками – теплыми, сильными и надежными. Она со вздохом положила голову ему на грудь, слушая, как бьется его сердце, полное любви к ней.
Хороший человек, сказала о нем Рита.
И она права.
Он хороший человек, ее муж. Ее Тад.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Это не сон - Конвей Лорна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Это не сон - Конвей Лорна



путем
Это не сон - Конвей ЛорнаАлиса
29.04.2010, 12.22





довольно поучительно - в плане открытости в браке и нагромождения своих домыслов.
Это не сон - Конвей ЛорнаНиэль
14.04.2011, 9.31





В романе хорошо прописаны отношения гг, было интересно следить за из развитием
Это не сон - Конвей ЛорнаОльга
23.02.2013, 18.49





Удивительно, как женщина с таким характером могла себя подавлять целых 5 лет. А в любовь героя и вовсе верится с трудом: 5/10.
Это не сон - Конвей Лорнаязвочка
23.02.2013, 22.41





Достаточно интересно и поучительно. Не надо делать скороспелых выводов и не разобравшись, постоянно себя накручивать. А мне в любовь Гг-я верится.
Это не сон - Конвей Лорнаиришка
7.08.2014, 5.05





Если не считать того времени,что героиня подозревает мужа в измене, то всё оставшееся время "кукушка хвалит петуха, а петух кукушку". Роман не плох, но и особого восторга не вызывает,не верю, что барышня после пяти лет безвольного повиновения мужу вот так бы фырчала на него.Герой не плох просто не заметил как его жена из девочки превратилась в женщину.
Это не сон - Конвей ЛорнаНика
22.05.2016, 13.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100