Читать онлайн Остров амазонок, автора - Конран Ширли, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров амазонок - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.92 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров амазонок - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров амазонок - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Остров амазонок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Воскресенье, 11 ноября
Коттеджи в отеле «Пэрэдайз-Бей» были покрыты тростниковыми крышами и напоминали хижину вождя какого-нибудь племени. Коттеджи стояли в глубине пляжа. Каждый был окружен живой изгородью из розовых олеандровых деревьев и у каждого был свой внутренний дворик.
В каждом домике были две ванные комнаты, гардеробная и кухня, ведущая в просторную гостиную. Однако цветовая гамма и внутреннее убранство каждого коттеджа были отличны друг от друга. Стены коттеджа, в который въехала Кэри, были кремового цвета, потолок был обшит темным брусом; темный кафельный пол был покрыт огромным бледно-голубым ковром, который соответствовал цвету покрывал на двух кроватях. Мебель была плетеная, стены увешаны церемониальными одеждами, ткаными геометрическими черно-коричневыми абстрактными узорами.
На тумбочке у каждой кровати стояли стакан и небольшая бутылочка бренди. На кухне – бак с полным набором разнообразных напитков, ваза с фруктами и тарелка с печеньем. Дважды в день вазы наполняли новыми фруктами. В ванной комнате и на террасе стояли горшочки с орхидеями. Каждый вечер кровати разбирали, а подушки осыпали цветками красного жасмина. Горничные передвигались с достоинством и грацией, они шествовали, словно королевы по своим владениям; их лица поражали тонкостью черт, хотя сами они были приземисты. У каждой женщины за ухом был цветок, но, возвращаясь вечером в деревню, они вынимали их, потому что только вождь племени имел право носить цветок в волосах.
Когда они только приземлились, Кэри, глядя на залив, окаймленный пальмами, воскликнула:
– Это настоящий рай!
Она вошла в ванную, выложенную голубым кафелем, и повернула кран с холодной водой. Кран упал ей на руку. Она ввинтила его на место и вновь повернула, но вода не шла. Она попробовала кран с горячей водой. Через несколько минут из крана полилась тонкая струйка холодной воды.
– Хорошо, теперь можно принять душ.
Кэри повернула рычажок, контролирующий температуру воды, – поток кипятка обрушился на нее. Она вскрикнула и выскочила из душа.
В дверях показался Эд, он встревоженно посмотрел на нее, потом успокоился, увидев, что ничего страшного не произошло.
– Твой душ тоже не работает? – усмехнулся он. – Не вздумай пользоваться биде.
Полезное французское изобретение, обогатившее цивилизацию, стояло вплотную к стене, так что воспользоваться им могла бы только одноногая женщина. Эд заметил:
– Ты же понимаешь – они не могут перепрыгнуть из каменного века к биде.
Сейчас Эд нежился во дворике на солнышке, а Кэри читала ему туристический буклет:
– «Остров Пауи расположен на севере Австралии. Площадь – четырнадцать тысяч квадратных миль. Население насчитывает примерно пятьдесят одну тысячу человек. Климат тропический, сезон дождей продолжается с начала декабря до начала марта». Мы его не захватим, – заметила Кэри и продолжила: – «Большая часть Пауи покрыта горами; значительную часть острова занимают сандаловые леса. Столица острова, Куинстаун, находится на северо-восточном побережье, в устье реки Святой Марии».
Эд зевнул.
– Дорогая, я все это знаю. Я много раз здесь бывал.
Кэри остановилась. Откуда ни возьмись, вьюрок уселся на поднос, схватил крошку и улетел. Кэри опять взялась за чтение:
– «Остров известен обилием уникальных видов бабочек и красивых птиц; только райских птиц здесь насчитывается несколько десятков видов». – Она прервала чтение. – Эй, Эд, не спи хотя бы! Я же тебе читаю… – Она потянулась за стаканом апельсинового сока. – Эд, неужели это правда? Здесь пишут, что на острове нет дорог, подходящих для езды на автомобиле! «Широко используется воздушный транспорт, но он дорог, потому что погода непредсказуемо меняется, скалистые горы и неудобные взлетно-посадочные полосы затрудняют полеты». Эд, как же здесь тогда передвигаются?
– Быть пилотом в этой стране – смертельно опасное занятие. Один из самолетов, принадлежащих фирме «Нэксус», разбился здесь только на прошлой неделе. А вот вертолеты чувствуют себя в здешних условиях великолепно.
Кэри продолжала чтение:
– «На острове насчитывается по крайней мере семнадцать различных племен».
Эд зевнул:
– Пиджин, наверное, очень красочен. Они называют вертолет «машиной, которой управляет посланец Иисуса Христа», а любого несимпатичного человека или машину – «греховным творением».
Кэри улыбнулась и снова начала читать:
– «Право собственности находится под контролем родовых кланов. Деревенские вожди поддерживают свой статус, лишь продолжая раздачу еды и подарков членам клана…»
– Как только перестанешь раздавать подарки, они скинут тебя с трона.
– Ты только послушай, Эд! «На охоте островитяне используют луки и стрелы, топор или дубину». Как жаль, что мы приехали сюда только порыбачить, а не поохотиться! Интересно было бы посмотреть, как Артур размахивает дубиной!
– Да уж!
Кэри продолжила:
– «Местная денежная единица – кина…»
Эд зевнул:
– Кина – значит раковина. Раньше они обменивали ракушки на товар, потом стали использовать монеты, а теперь используют бумажные деньги, как и все в мире.
– «Для оценки имущества используются еще свиньи». Эд, слышишь, свиньи!
– Конечно, свиньи и жены, которые будут работать, – все это признаки благополучия. Мяса мало, и его имеют право есть только мужчины. Они убивают свиней в конце ноября. Это очень важный деревенский праздник.
– Хоть бы мы не застали его! – Кэри вновь взялась за чтение: – «Следы Второй мировой войны еще можно обнаружить на пляжах и в лесах вдоль побережья». Что за следы, Эд?
– Обломки грузовиков, полузатопленные самолеты и суда – все, что еще не разобрали местные жители. В джунглях много обломков самолетов. Остались, конечно, лишь остовы.
– «В 1975 году была провозглашена независимость острова, и он перешел под протекторат Объединенных Наций. Австралийское правительство установило контроль над разрушительными межплеменными войнами». Почему они воевали между собой, Эд?
– Потому что если человек племени А напивается и оскорбляет человека из племени Б, то все племя Б обязано за него отомстить. Естественно, человека из племени А поддерживает его племя. Поэтому достаточно обозвать человека соппо – ублюдок, – и вот уже развязана межплеменная война. Месть же всегда бывает очень жестокой. – Эд уселся поудобнее и вытянул ноги. – К сожалению, стоило только австралийцам уйти отсюда, как войны возобновились. Пойдем поплаваем?
– Я тебя утомляю?
– Да.
– Соппо!


Пэтти не захотелось отправляться на ознакомительную экскурсию на вертолете. В платье с открытой спиной она стояла и любовалась высоченными кустами красного жасмина, окружавшими огромный бассейн на открытом воздухе.
Пэтти неохота было лететь в шумном вонючем вертолете. Может быть, она сходит прогуляется по белому пустынному пляжу, пока еще не слишком жарко, а потом, может быть, сплавает к тому маленькому островку в миле от берега. Она уже плавала туда вчера вечером до ужина. Смотреть там было нечего – все было покрыто дикими зарослями. Островок совершенно не походил на Райский залив, где каждый листик знал свое место. Она размышляла об этом, когда плыла назад, видя перед собой тростниковые крыши, вытянувшиеся вдоль береговой линии по обе стороны от главного здания гостиницы.
После плавания она еще побегала трусцой по пустынному пляжу – в это время публика уже одевалась к ужину, – потом она еще сделала круг около гостиницы. Поверх шестифутовой проволочной ограды уже зажигались огни. Они освещали небольшую полоску земли, за которой чернели джунгли, живущие ночью своей особой жизнью, наполненные звуками насекомых и голосами неизвестных животных.
Пэтти повернулась спиной к саду, в этот час залитому солнцем, и сказала:
– Я не хочу ехать на экскурсию, Чарли, не обижайся, но я лучше останусь в гостинице.
Чарли снял солнечные очки:
– Ты себя хорошо чувствуешь? Ты не объелась случайно, как Гарри?
– Гарри съел несвежих устриц за ужином. Если бы со мной произошло нечто подобное, я бы уже с утра лежала пластом в кровати. – Она поправила лямку платья. – Все в порядке, я хочу просто поваляться на пляже.
– Как тебе угодно. Я хочу, чтобы ты по-настоящему отдохнула во время этого путешествия.
– Что-то мне не нравится в этом месте… – сказала Пэтти. – Не смейся, Чарли, я знаю, я чувствую это. Это как-то связано с гостиничным персоналом. – Она задумчиво нахмурилась. – Я просто чувствую, что за их улыбками скрывается враждебность.
За десять лет совместной жизни Чарли научился уважать интуицию Пэтти.
– Средний доход жителя острова меньше двухсот долларов в год. А на эти деньги живет вся семья. Можно понять островитянина, который подает завтрак стоимостью семь долларов какому-то белому туристу, а тот даже не удосуживается доесть его. Может быть, именно это ты и ощутила своим шестым чувством.
– Наверное, они не любят туристов, – согласилась Пэтти. – Может быть, их унижает то, что они вынуждены продавать свое гостеприимство за твердую валюту, их унижает то, что на них смотрят, как на обитателей какого-то зоопарка, что розовощекие туристы спрашивают друг друга: «Не правда ли, эти аборигены, какие они милые!» Может быть, туризм лишь усиливает у местных жителей ненависть к белым?
– Дорогая, ты в отпуске! Не создавай лишних проблем! – Чарли обнял Пэтти и поцеловал ее в волосы.
Пэтти все равно продолжала:
– Чарли, ты уверен, что мы здесь в безопасности? Ты видел ограду? Мы же в концентрационном лагере класса люкс. Почему?
– В США каждые двадцать три минуты кого-то убивают, каждые шесть минут кого-то насилуют, каждые четыре секунды что-то крадут. Я не знаю, где именно можно чувствовать себя в безопасности, но, видимо, надо стремиться быть в безопасности там, где ты находишься в данный момент. – Он вновь поцеловал ее мягкие шелковистые волосы и взглянул на часы. – Мне надо быть на вертолетной площадке через семь минут.
Дверь резко распахнулась.
В дверях стоял человек. На нем были белые шорты и белая рубашка, на которой играли блики солнечного света, проникавшего сквозь деревья. Он был худощав, у него были белокурые волосы и обветренное лицо. Он посмотрел через голову Чарли на Пэтти и спросил с австралийским акцентом:
– Извините, но это вы плавали вчера вечером на остров? – У него были ярко-голубые глаза, светлые ресницы и светлые брови.
– Да я, – ответила Пэтти, очень довольная собой.
– Вам чертовски повезло, что вы туда добрались, и еще больше повезло, что вернулись обратно. Завтра мы будем ловить акул в тех водах. – Он кивнул и вежливо добавил: – Всего доброго, – с этими словами он повернулся и исчез за деревьями.


После экскурсии на вертолете Изабель и Родди решили поиграть в теннис с Пэтти и Чарли. Изабель шла, помахивая ракеткой и нежась в лучах заходящего солнца, в направлении к теннисному корту. Зеленые аллеи по краям были усажены кустарниками, усыпанными белыми и лиловыми цветами.
Изабель полет очень понравился. С воздуха остров был еще красивее, особенно прибрежная зона – когда ярко-голубые прибрежные воды соединяются с ярко-зелеными джунглями. Сверху казалось, что джунгли абсолютно непроходимы. На этот раз их ежегодное путешествие оказалось на самом деле интересным, думала Изабель, махая ракеткой в знак приветствия Пэтти и Чарли, которые уже ожидали их на теннисном корте. Изабель вдруг подумала, что следующим президентом компании наверняка станет Чарли. Он во многом походил на Артура – все правление компании состояло из холодных, грубых и решительных людей, но Чарли к тому же обладал еще инстинктом убийцы. Изабель в этом не сомневалась.
Родди бывал особенно нежен к Изабель, когда они вместе играли в теннис. Он влюбился в нее, когда впервые увидел на корте еще в колледже. Через сетку на него смотрели большие голубые глаза, на лбу застыла решительная складочка, и он подавал ей короткие мячи, которые она не могла не отбить… если, конечно, приложит к тому хоть небольшое усилие. Родди играл хорошо, но делал он это забавы ради, он не стремился подчинить себе партнера по игре.
Несмотря на то, что Чарли брал индивидуальные уроки тенниса, Родди и Изабель выиграли все сеты. Но позже, глядя на постное и унылое лицо Чарли, Изабель подумала, что, вероятно, от него зависит ее будущее продвижение по службе. Возможно, ей следовало бы и проиграть эту партию; Родди понял ее мысли – он узнал напряженную складку на лбу.
Стоя в душе, Родди прокричал:
– Если ты хочешь, чтобы Чарли взял тебя к себе, Изабель, то не переживай из-за сегодняшней игры, потому что он будет набирать в свою команду только победителей.
Он повернул ручку душа на «холодно» и встал под струю воды, но тут же выпрыгнул вон, ощутив хлынувший кипяток.
– Черт, они что, хотят нас убить? – выкрикнул он зло.


Сюзи резко села в постели. Было еще совсем темно.
– Бретт?
– Все в порядке, дорогая, – откликнулся Бретт из ванной. – Извини, что разбудил тебя. Я искал противоастматический аэрозоль и уронил бутылочку на пол.
Сюзи нырнула под одеяло, но заснуть не могла. Бретт не хотел признавать свою слабость и старался не упоминать о своей астме. Все в «Нэксусе» знали о его заболевании, но не подавали виду. Бретт очень болезненно реагировал на любой намек. Он и Сюзи не говорил об астме, пока они не поженились.
Бретт на цыпочках прошел к двери, и Сюзи сказала сквозь сон:
– Ты, наверное, сошел с ума – вставать так рано во время отпуска. Не понимаю, чем тебя так привлекает рыбная ловля.
– Это приятно возбуждает, – объяснил Бретт, как бы извиняясь за свою слабость, но Сюзи уже спала.
При слабом свете занимающейся зари Бретт едва-едва видел тропинку, по которой шел к пляжу. На нем была ветровка, но он дрожал от холода, направляясь к морю. Он хотел бы объяснить Сюзи всю прелесть рыбалки. Какой захватывающий момент, когда на крючок попадается крупная рыба. Как волнует ощущение, что только тонкая леска связывает тебя с твоей добычей. Как ты чувствуешь ее неистовое сопротивление, которое постепенно слабеет. Рыба устает, перестает биться, смиряется с неизбежным.
Бретт уже видел фигуры людей, едва различимые в свете утренней зари, – они копошились на платформе, выдающейся футов на двадцать в море. Он спрыгнул на борт тридцативосьмифутового спортивного судна. Его поддержала сильная рука капитана.
– Рад, что вы не опоздали. Спасательные жилеты в каюте. Там же вы найдете кофе. Не знаю только, оставили ли вам что-нибудь. – Он говорил с австралийским акцентом, проглатывая часть гласных звуков.
В наполненной людьми каюте пахло рыбой и дизельным маслом. Кэри налила остатки горячего кофе из термоса в пластмассовую чашку.
– Бретт, я надеюсь, что вкус его окажется лучше, чем запах.
Бретт сел на одну из голубых скамеек, кивнул Артуру, Эду и Чарли. Мотор заработал, и корпус завибрировал. Бретт видел, как уходил вдаль просыпающийся остров, окутанный серой мглой и напоминающий китайскую акварель. Темные очертания гостиницы были едва различимы на фоне пальм, по верхушкам которых уже разбегались солнечные лучи. Еще дальше вздымались горы, их верхушки становились все ярче по мере того, как разгоралось солнце и светлело небо.
Отхлебывая кофе, Бретт оглядел каюту. В углу было сложено рыболовное снаряжение, которое любому человеку покажется кучей хлама, если он только не рыбак.
В дверном проеме показался капитан.
– Всем удобно?
Все закивали в знак согласия. Чарли узнал ярко-голубые глаза, карамельного цвета волосы, такого же цвета брови.
Капитан сказал:
– Мой помощник вынужден был отправиться в Дарвин – его матери худо. Но я уверен, что мы справимся и с одним подручным. Он сообразителен.
Капитан забрался в рубку и запустил двигатель. Он направил судно в открытый океан, прислушиваясь к шуму волны за бортом и к успокаивающему рокоту мотора.
Небо стало золотым, а вода из черной стала серой. Капитан поглядел вниз на худощавого мальчика внизу на палубе и крикнул ему:
– Уинстон, вытри скамейки и приготовь удочки!
Мальчик быстро и ловко выполнил распоряжения капитана. Насвистывая, он достал семь удочек. Когда на все удочки была закреплена наживка, он крикнул:
– Капитан. Все готово.
– Иди сюда и берись за руль.
Мальчик вскарабкался по короткой лесенке под бьющийся на ветру навес и, гордый, уселся на высокое сиденье за штурвалом. Капитан прошел в каюту и заглянул внутрь:
– Мы удалились на три мили от берега. Погода для рыбалки отличная.
Все поспешили на палубу и заняли приготовленные для них места.
У Эда клюнуло почти сразу. Спиннинг начал раскручиваться, пока он не затормозил его движение. Лодка остановилась, остальные рыбаки намотали лески, чтобы не помешать Эду. Все с завистью смотрели, как Эд подводил рыбу к борту корабля. Она сопротивлялась, но тем не менее шла к борту, и, очевидно, это была не слишком крупная рыба.
Несколько минут спустя мальчик вытащил тунца среднего размера и бросил бьющуюся рыбину на палубу.
– Четырнадцать фунтов. Это только начало, – пробормотал капитан. – Что-нибудь покрупнее еще поймаете. – Он имел в виду акулу. Каждый турист хотел поймать именно акулу.
Эд поднялся и предложил свой стул Кэри. После первого улова свое место надо было уступать следующему рыбаку. Этот пункт этикета рыбаков позволял себе нарушать лишь Артур, неизменно занимавший центральный стул.
Через полчаса они натолкнулись на стаю тунцов. Два часа спустя, когда был сделан перерыв и все наконец перевели дыхание, на палубе бились и хватали воздух ртом еще четырнадцать рыб.
Капитан смотрел на блестящую чешую, на выпученные глаза – казалось, каждая пойманная рыба собирала все свои силы, пытаясь, сделав одно мощное усилие, подпрыгнуть в воздух и вернуться в море, – но потом они понимали тщетность своих попыток и сдавались, содрогаясь в последней агонии.
Уже было половина девятого, солнце жарило вовсю, но влажности не чувствовалось, под навесом гулял легкий бриз. На поверхности моря не было заметно даже зыби; легкое покачивание судна, жара, рокот мотора – все это вместе нагнало на Кэри дремоту. Ей нравилось думать, что в Питтсбурге сейчас холодно.
Еще два часа они сидели с удочками в руках и ждали новой добычи. К полудню поручни были уже такими горячими, что до них невозможно было дотронуться. Капитан предложил всем солнцезащитный лосьон. У всех рыбаков были черные очки, широкополые шляпы, но лицо могло обгореть и от отраженного солнца.
Кэри попросила мальчика зачерпнуть ведро морской воды и облить ее, чтобы немного охладиться. Но он покачал головой и улыбнулся. Когда морская вода высохнет, то каждая гранула соли становится своеобразной линзой и увеличивает действие солнца на кожу.
Почти все освежающие напитки в холодильнике уже кончились, оставалось, правда, еще немало пива. У капитана был еще джин, виски, водка в одном из шкафчиков, но он видел, это эта группа рыбаков хотела удить рыбу, а не пить.
– Если рыба перестает клевать, когда луна находится в первой четверти и идет прилив, это означает одно – поблизости акула. – Капитан почти заглушил мотор, позвал мальчика и велел ему вывесить за борт сетку с уловом.
Судно медленно плыло по морю еще около часа – ничего не произошло. Внимание рыбаков притупилось.
Внезапно удочка Кэри так сильно дернула, что она чуть не выпустила ее из рук. Леска начала быстро раскручиваться.
– Кажется, у вас на крючке крупная рыба! – крикнул капитан. – Дайте ей немного отойти, потом соберите все силы и ведите ее к борту. Все остальные скрутите леску, пожалуйста!
Капитан спустился вниз по лестнице и встал за спиной у Кэри, замерев в ожидании. Уинстон занял его место у штурвала.
Леска ослабла.
– Она сама плывет к борту, – пробормотал капитан. – Быстро крутите спиннинг, иначе она сорвется с крючка.
Леска вновь натянулась, и она ее опять отпустила. Леска ослабла, и Кэри опять начала крутить спиннинг. Неожиданно леска дернулась, и Кэри чуть не потеряла удочку.
Все наблюдали за тем, что происходит по кильватеру судна.
Леска ослабла, потом вновь сильно дернулась. Это произошло так внезапно, что темные очки слетели с ее носа, упав на палубу, но Кэри, занятая борьбой с рыбиной, даже не заметила этого.
– Она слишком велика для тебя, Кэри. Давай я займусь ею, – предложил Артур.
– Ничего, Артур, все в порядке, – сказала Кэри твердо.
Наступило молчание, потом Эд сказал:
– Кэри, может быть, ты на самом деле уступишь Артуру удочку?
– Эд, это моя рыба, а уж поймаю я ее или потеряю – это мое дело.
– Кэри…
– Ладно, Эд, пусть она развлечется. – Голос Артура звучал равнодушно.
Семьдесят три минуты спустя Кэри подтащила к борту серую прибрежную акулу. Акула безуспешно пыталась освободиться, продолжая сражаться со своим невидимым противником. Наконец воля ее была сломлена. Капитан, все это время стоявший позади Кэри и тихо подававший ей советы, заорал Уинстону, чтобы он поставил мотор в нейтральный режим работы и достал багор.
Когда акула была уже почти побеждена, капитан натянул пару кожаных перчаток. Потом он перегнулся через борт и воткнул багор в точку прямо за злобно глядящим глазом акулы. Не без труда капитан и Уинстон накинули петлю из каната на хвост акуле и вытащили ее на палубу судна.
– Будьте осторожны! – предупредил капитан. – Если акула вдруг жива, вы рискуете потерять ногу.
Все отступили назад, не отрывая восхищенных глаз от огромной сверкающей туши.
Пока они возвращались в гавань, Кэри оставалась в каюте, не в силах сдержать дрожь, вызванную сильным напряжением, которое она пережила. Одежда ее была насквозь мокрой от пота. Она чуть не плакала от боли в руках, ладони и запястья ее были стерты в кровь, она не могла даже шевельнуть ими.
Но она одержала победу. Она не только вела борьбу с акулой. Она сражалась с Артуром. Странно, что она может противостоять Эду и Артуру, но не в состоянии перечить парикмахеру, подумалось ей.
Никто не пришел и не поздравил ее, кроме капитана, просунувшего широко улыбающуюся физиономию в дверной проем и шепнувшего:
– Молодчина!
В коттедже Эд орал на вымотанную рыбалкой Кэри:
– Зачем тебе понадобилось выставляться? Неужели ты не понимаешь, что твое поведение мешает моему продвижению? – Он схватил маленькую бутылочку бренди с прикроватной тумбочки и опрокинул содержимое в стакан. – Почему ты не можешь, как все другие жены, болтать о детях и тряпках? Ну зачем тебе удить рыбу, скажи на милость?
– Если бы ты подцепил акулу, то, конечно, отдал бы ее Артуру?
Эд не знал, что ответить на этот вопрос. Он подошел к тумбочке Кэри и вылил бренди из ее бутылочки к себе в стакан.
– Боже мой, – только и сказал он.
– Эд, что тебе важнее – жена, семья или компания?
– Не нужно драматизировать!
– Я не драматизирую. Мне кажется, ты даже не представляешь, как тебя высасывает «Нэксус». Если ты станешь президентом, мы, наверное, вообще не увидим тебя дома.
– Ты, конечно, преувеличиваешь.
– Я просто надеюсь, что это Рождество будет отличаться от предыдущего. Ты был дома в сочельник и в Новый год. Все остальное время, шесть недель кряду, ты был на работе…
Эд повернулся к ней спиной и уставился на деревья и кусты; аккуратно подстриженные, они напоминали зеленых пуделей.
– Если бы я не знала о том, что ты занят хромитом, я подумала бы, что ты завел себе подружку, – раздраженно закончила Кэри.
– Что ты сказала?
Кэри подняла глаза и взглянула на него, продолжая растирать лосьоном свои ободранные руки.
– Я сказала, что если бы я не знала, что ты обнаружил хромиты на Пауи…
– Откуда тебе известно о хромитах?
– Когда ты сильно устаешь, то говоришь во сне.


– Нашу гостиную как будто убрали в траур, – сказал Артур, оглядев свой коттедж. Везде, где можно, стояли белые лилии. Артур с отвращением вдохнул тяжелый, приторный аромат, висевший в комнате.
Сильвана лежала в кровати и нехотя оторвалась от книги. Артур ни слова не сказал о рыбалке, и она знала ответ, не спрашивая.
– Здесь так принято, но я попрошу, чтобы они унесли цветы.
Артур взял книгу, которую она читала:
– «Избирательность влечения». Захватывающий заголовок! Я хочу чего-нибудь выпить, – сказал он.
Сильвана подошла к бару и плеснула Артуру щедрую порцию скотча.
Через полчаса лилии исчезли из номера, Артур лежал в плетеном шезлонге во дворике, потягивая вторую порцию виски. Допив стакан, он поставил его на землю и сказал:
– Я решил сделать Чарли своим преемником. У него есть хватка, необходимая, чтобы успешно руководить транснациональной компанией.
Сильвана подумала: «Это жестоко» – и спросила:
– Почему не Эда?
– Мужчина, который не в состоянии контролировать поведение своей жены, не сможет управлять огромной компанией.
Он сказал это, имея в виду и свой дом.
– А тебе не пришло бы в голову рассмотреть и кандидатуру Изабель, будь она чуть постарше? – спросила Сильвана.
– Упаси меня бог. Для дел такого масштаба она еще не доросла, – фыркнул Артур. – К тому же я никогда не предложу на этот пост женщину. Они слишком легко поддаются чужому влиянию.
Сильвана молча вышла в гостиную и налила ему еще один стакан виски.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Остров амазонок - Конран Ширли

Разделы:
ВступлениеКнига i12Книга ii3456Книга iii78910111213141516Книга iv171819202122Книга v232425Книга vi262728Книга vii2930313233

Ваши комментарии
к роману Остров амазонок - Конран Ширли



Прочитала на одном дыхании.Великолепная книга,а Конран Ширли стала одной из любимых авторов. Вам большое спасибо за возможность читать её книги.
Остров амазонок - Конран ШирлиНаталья
12.08.2015, 6.03





Выражаю автору восторг о прочитанном. Ничего такого подобного я еще не читала.Этот роман настолько великолепен и интересен, от него просто невозможно оторваться. Настолько интересно описаны моменты выживания и самоотверженность нескольких женщин в диких джунглях, их смелость и сплоченность. Я просто не могла оторваться от прочтения этого романа, хотя поначалу его было трудно расчитывать из-за множество персонажей. Читайте и нисколько не пожалеете о потраченном времени, роман просто СУПЕР, и жанр его не совсем - любовный.
Остров амазонок - Конран ШирлиОльга
22.12.2015, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100