Читать онлайн Мужья и любовники, автора - Конран Ширли, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужья и любовники - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужья и любовники - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужья и любовники - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Мужья и любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

2 декабря 1978 года
Джуди прикнопила обложку декабрьского номера «Вэв!» к стене кабинета. На снимке были изображены Лили и Джуди. На Джуди было простое, с высоким воротником платье небесно-голубого цвета, а Лили выбрала для снимка построенное на резком рисунке линий платье с квадратным вырезом, пышными рукавами и широкой приталенной юбкой. Хотя женщины на фотографии держались за руки, они казались существами из двух разных миров. Миров, между которыми, при всем различии, готова вот-вот зародиться близость. «Я никогда и ни к кому не чувствовала такой любви, как к ней, — думала Джуди. — Лили — моя единственная кровная связь на этой земле. И в то же время она чужой, почти посторонний мне человек».
В кабинет вошла Лили, одетая в то же самое платье, что и на снимке, делавшее ее похожей на испанскую инфанту.
— Волнуешься, Лили? — спросила Джуди.
Лили пожала плечами.
— Подумаешь, очередная пресс-конференция.
Все равно, что бы мы ни сказали, это будет тут же переиначено и разнесено по свету в таком виде, что мы не узнаем собственных слов.
— А я все же думаю, что решение Кейт было правильным. — Джуди вспомнила, как Кейт, запихивая белье в дорожную сумку, давала последние наставления: «Самое разумное, что можно сделать в этой ситуации, — самим хватать каштаны из огня. Надо устроить пресс-конференцию за день до появления „Вэв!“ в киосках. Сообщите прессе все факты, и тогда журналистская братия вскоре угомонится и оставит вас в покое».
Лили подошла к Джуди и смущенно поцеловала ее в щеку; они никогда не целовались в губы.
— Я хотела бы кое-что тебе передать, — сказала Джуди, отодвигая ящик письменного стола и доставая оттуда маленькую смятую фотографию в серебряной рамочке. Молодой человек в спортивной шапочке и с бамбуковыми лыжными палками в руках весело улыбался с фото. — Это Ник, твой отец. — Джуди ладонями вниз протянула к дочери руки. На средних пальцах обеих рук были надеты золотые кольца, украшенные коралловыми бутонами. — Ник подарил мне эти кольца, когда мы расставались, чтобы, как он сказал, напоминать мне о том, что я всегда буду от него зависеть. С тех пор я их не снимаю. А теперь хочу одно подарить тебе, чтобы ты зависела от меня.
— А я уже от тебя завишу, — ответила Лили, пока Джуди надевала кольцо на длинный тонкий палец дочери. — Максина была так добра ко мне, а Пэйган и Кейт так поддержали меня после разрыва с Симоном. — Поколебавшись секунду, она добавила:
— Я никогда раньше не верила в существование женской дружбы. Вернее, у меня просто не было подруг.
По коридору простучала дробь каблучков, и в комнату влетела Пэйган.
— Послушай, Джуди! Такие меры предосторожности просто смешны. При входе они перетряхнули всю мою сумочку, вплоть до кошелька!
— Сядь, глупая, и помолчи. Лили как раз говорила мне о том, как прекрасен наш молчаливый союз.
Пэйган опустилась на кремовую софу, а Лили продолжала:
— Я чувствую, мне необходима женская поддержка, чтобы научиться справляться с проблемами. После Симона я решила жить одна и попытаться тверже стоять на ногах, иначе я так никогда и не узнаю, на что я способна. — Она посмотрела на длинный, почти бесконечный ряд окон в доме напротив. — Я все еще не знаю, кто я на самом деле, и я устала искать смысл жизни в любви.
— Путешествие к самой себе, которое каждой из нас рано или поздно предстоит совершить, — заметила Джуди.
— О, избавьте меня, ради бога, от философии, — рассмеялась Пэйган, вытягивая ноги на софе.
— Переживая трудные времена, человек сам не замечает, как меняется, — сказала Джуди, направляясь к двери.
— Не думаю, чтобы Лили или я согласились с тобой, — тихо проговорила Пэйган. — Трудные времена топят человека, а на плаву ему помогают держаться друзья.


Приемную «Вэв!» оккупировали фоторепортеры.
Журналисты сыпали вопросы как из пулемета:
«Как вы ощущаете себя в роли матери, Джуди?», «Видели ли вы фильмы с участием Лили?», «Что вы думаете о ее снимках для календарей?»
— Кто отец Лили? — неожиданным выстрелом прозвучал голос репортера «Нью-Йорк пост».
— Отец Лили студент из Великобритании, которого я встретила в Швейцарии, — спокойно ответила Джуди.
Пэйган внимательно разглядывала потолок.
«Конечно, у Джуди есть свои соображения, по которым она решила скрыть правду. Но в чем они состоят, лучше пока не спрашивать», — размышляла леди Свонн.
— И что все находят в Лили? Титьки и задница, а больше ничего! — бросил через плечо своему соседу лысеющий фотограф. — Нет, все эти юные секс-символы не для меня. Мне подавай матушку. Ей ведь, должно быть, уже все пятьдесят, а выглядит потрясающе.
— Мисс Джордан сорок пять! — обернулась к нему агент по рекламе из «Вэв!».
— О! Еще невеста!
Услышав этот разговор, Джуди вдруг почувствовала себя уязвленной и впервые подумала о том, что у материнского статуса есть, пожалуй, и не совсем приятные стороны.
А собравшиеся на пресс-конференцию журналисты тем временем переключили внимание на Лили.
«У вас действительно все кончено с Симоном Пуаном?», «Вы выходите замуж за Спироса Старкоса?», «Это правда про сенатора Рускингтона?», «Правда, что вы беременны?», «Правда, что вы умираете от рака груди?».
Лили улыбалась, хмурилась, поворачивалась направо, налево, то скрещивала, то распрямляла ноги — каждый фоторепортер стремился получить ее эксклюзивное фото.
— Не представляю себе, зачем я пришла, — смеясь, прошептала Пэйган Тому. — Ни я, ни сбор пожертвований в пользу нашего института никого не волнуют.
Джуди, обернувшись, прислушивалась к их разговору и вдруг поймала свое отражение в зеркале.
«Да, наверное, мне вполне можно дать все пятьдесят, — вздохнула она. — Я стала матерью, и весь привычный уклад моей жизни просто пошел ко дну. Вот так, в одночасье! Ну нет! Завтра я наконец сниму это надоевшее платье. Никто не смеет списывать меня со счетов только лишь потому, что у меня красивая дочь!»


Декабрьский номер «Вэв!» был распродан в секунду.
Уже на следующий день после его появления Том Шварц, Джуди и юрист журнала собрались в кабинете Гриффина.
Хозяин выдержанного в приглушенно-серых тонах кабинета раздраженно потер переносицу.
— Так это правда или нет? — Он протянул исковое заявление юристу.
— В таких вопросах никого не волнует, как обстояло дело в действительности. Сенатор Рускингтон подал на нас в суд за клевету.
Джуди откинулась в кресле.
— Лично я не думаю, что нам надо терять сон по этому поводу. «Вэв!» сталкивался с подобными ситуациями и раньше и каждый раз с честью выходил из них.
Гриффин взглянул на юриста.
— А на чем строится его обвинение?
— В опубликованном в вашем журнале интервью Лили утверждает, что сенатор Рускингтон пытался изнасиловать ее, когда они оба были в Испании и гостили в летней резиденции герцогини Сантигосской.
Гриффин казался изумленным.
— Лили утверждает, — пояснил Том, наклоняясь к нему, — что сенатор был похож на отвратительную дохлую черепаху и вел себя как похотливый козел, накурившийся ЛСД.
Джуди усмехнулась.
— Но он действительно смахивает на черепаху, и любая вашингтонская проститутка знает, что он старый козел. А нашим читателям нравится, когда эти надутые деятели получают щелчки.
— Мы попадаем под первую поправку? — поинтересовался Гриффин.
Юрист откашлялся.
— В данном случае нет, потому что сенатор обвиняет мисс Джордан в злом умысле. Если суммировать, " он утверждает, что «Вэв!» систематически травит его за то, что он в свое время голосовал против закона о равных правах в своем штате.
— Он действительно голосовал против, — заметила Джуди, — и мы писали об этом. Ему тогда от нас хорошенько досталось.
— Какова сумма возмещения, которую он требует? — спросил Гриффин.
— Шестьдесят миллионов баксов, то есть на деле около пяти, но и этого достаточно в настоящий момент, чтобы вывести журнал из строя.
К сожалению, именно сейчас наши финансовые дела обстоят не слишком хорошо, — ответил Том.
Гриффин в задумчивости теребил в руках подставку для карандашей.
— Но я не могу поверить, — взорвалась Джуди, — что сенатор, да и вообще кто бы то ни было, пустит нас по миру только за то, что мы говорим правду, и только потому, что у него толковые юристы!
— Джуди, ты прекрасно знаешь, что дело тут не в чьей-то правоте или справедливости! — Гриффин был раздражен ее наивностью. — Закон есть закон. Сенатор Рускингтон был моим хорошим другом в Вашингтоне, — медленно проговорил он. — Лили подтвердит, что все напечатанное в «Вэв!» правда?
Джуди оглядела серьезные лица собравшихся.
— Конечно, подтвердит! — отрезала она, но неожиданно уверенность ее покинула.


Двумя днями позже Джуди торопливо шла по направлению к конторе Гриффина. Казалось странным это назначение еще одной официальной встречи, тем более что сегодня они обедали вместе. И вообще Гриффин в последнее время вел себя довольно странно. А может быть, он всегда был таким и его поведение — типично мужская реакция на отказ? После десяти лет объяснений, происходивших по меньшей мере раз в неделю, почему он не может на ней жениться, Гриффин был удивлен, раздражен и зол, когда Джуди очень кратко объяснила ему, почему не хочет выходить замуж.
Да, пожалуй, именно с этого момента он повел себя странно, особенно в отношении Лили, имени которой он никогда не произносил, а вместо этого говорил с сарказмом «твоя дочь». Например: «Я вижу, что подставной дружок твоей дочери уехал из города». Если бы в ее жизни не было нового и пока еще тайного увлечения, Джуди, наверное, мучительно размышляла бы, чем она вызвала неудовольствие Гриффина. Теперь же, когда у нее был Марк, все стало гораздо проще. Но наибольшую радость Джуди доставляла ее собственная все возрастающая свобода. Она не зависела больше от Гриффина, его измен, его дурного настроения, его лжи. И поэтому не чувствовала никаких угрызений совести по поводу дивных часов, проведенных с Марком.
К удивлению Джуди, в кабинете Гриффина она застала двух юристов.
После внушительного вступления, посвященного корпоративным интересам их издательской империи, редакционной политике «Вэв!» и т.д. и т.п., Гриффин, избегая смотреть Джуди в глаза, попросил одного из юристов объяснить ей позицию концерна «Орбит».
— Вы понимаете, Джуди, — начал тот, — учитывая давние связи «Орбит» с сенатором Рускингтоном, нам не хотелось бы, чтобы название концерна и далее ассоциировалось с издательским домом «Вэв!».
— Какие еще давние связи?! — взорвалась Джуди.
— Нам не хотелось бы их афишировать. Но мы намерены продать принадлежащие «Орбит» пятьдесят процентов акций третьим лицам.
— По какой цене? — Глаза Джуди за стеклами очков недобро блеснули сталью: она поняла, что этот отлично продуманный гнусный демарш — плод политики Гриффина.
— Десять свыше рыночной цены.
— Мы можем предложить двадцать. — У Джуди и Тома было по двадцать четыре процента акций «Вэв!», еще двадцать процентов принадлежали Кейт.
— Джуди! Поверь мне, это дикая цена. — У Тома был огромный опыт биржевых игр. — Не позволяй сделать из тебя дурочку только потому, что тебе хочется утереть нос этому чертову штрейкбрехеру! — Том откинулся на спинку кресла. — Вся имеющаяся у нас наличность пойдет на оплату юристов, чтобы хоть как-то противостоять натиску этой скотины Рускингтона.
Джуди никогда не видела Тома таким встревоженным.
— Я вижу, что у тебя на уме. Ты думаешь:
«Если бы не эта кинозвезда, мы никогда не попали бы в такую передрягу».
Том ничего не ответил.
— Ты знаешь, я и сама так думаю, — грустно добавила Джуди. — Нет на свете такой матери или такого отца, которые не имели бы никаких неприятностей от своих чад.
— Да, дети, — вздохнул Том. — Когда они вырастают, родители надеются, что проблемы закончились, на самом же деле тут только и начинаются настоящие проблемы. — Наклонившись, Том положил руку на плечо Джуди. — Какой смысл разбираться, почему это произошло и чья в том вина? Куда лучше соображать, как выбраться из этой ситуации. Но, честно говоря, думаю, нам это не удастся. Боюсь, что даже тебе, Джуди, на сей раз придется спасовать.
«Ну вот и настал тот момент, когда мы оба нуждаемся в моральной поддержке. Кто же нам ее окажет?» — с грустью подумала Джуди. И тем не менее она постаралась, чтобы слова ее прозвучали как можно более бодро:
— Ну случаются же иногда чудеса!
— Какие, например?
— Ну, не знаю, Том. Дай мне время подумать.
А вот, скажем, ты похищаешь Лили, требуешь за нее десять миллионов долларов, получаешь выкуп и отдаешь деньги мне!
Том рассмеялся:
— Отличная идея! Только я не знаю, как приступить к ее исполнению.
— Слабак! Если я не могу положиться на тебя, то на кого же мне тогда рассчитывать?
Она подняла трубку телефона.
— Кому ты собралась звонить? — поинтересовался Том.
— Куртису Халифаксу.
— Честно говоря, я всегда удивлялся, почему Халифакс нас так преданно опекает. Конечно, я знаю — он твой давний обожатель, но боюсь, что роль вечного Санта-Клауса не для него.
Джуди печально усмехнулась и набрала номер.


— Пошел вон отсюда! — Тони ударил своим тяжелым кожаным башмаком в живот фоторепортера. Тот, чертыхаясь, отлетел от лимузина, а машина на бешеной скорости рванула со стоянки возле аэропорта.
— Да, эти ребята, пожалуй, слишком настойчивы, — пробормотал Тони, когда машина затормозила возле здания, где располагалась редакция «Вэв!».
Лили ничего не ответила. Она поднесла к уху радиотелефон.
— Джуди! Это невозможно! — Голос Лили в телефонной трубке звучал так, будто она звонила из открытого космоса. — Мы просто шагу не можем ступить. Если бы не Тони, меня разорвали бы на куски. Мне пришлось запереться в туалете и вылезать через окно.
— С Пэйган все в порядке?
— Да. Но ты была права: оказалось просто сумасшествием с моей стороны ехать провожать ее в аэропорт. Эти репортеры действительно меня напугали. Я лучше вернусь в Европу.
— Не беспокойся. Лили. Я уже нашла, где ты сможешь переждать, пока шум уляжется, — поживи пару дней в квартире Марка в Гринвич-Виллидж. Я сейчас пошлю кого-нибудь в отель за твоими вещами. Тони тебя проводит, а я подойду позже.


Сотрудники Джуди превратили обитель Марка во временное пристанище кинозвезды со скоростью и заботой, которые тронули Лили до слез. По всей комнате были расставлены вазы с белыми лилиями, постель заново убрана, простыни, отороченные изящным кружевом, благоухали свежестью и чистотой, на стеклянной полочке в ванной комнате красовался набор косметики, тщательно подобранный заведующим отделом красоты в журнале. Упиваясь новой для себя ролью телохранителя мировой знаменитости, Тони внимательно проверил все окна и двери.


Лили впервые за долгое время ощущала спокойствие и истому. Она не то чтобы спала, а впала в какое-то странное забытье и потому не слышала бесконечных позвякиваний колокольчика в передней. Наконец дверь, тихо скрипнув, открылась.
В дверях стоял Марк. Он видел отражение спальни в гигантском зеркале, тянувшемся с пола до потолка в прихожей. Возле зажженного камина лежало диковинное существо — полуженщина-полукошка, греющаяся у огня. Потом он понял, что это, должно быть, и есть Лили — знаменитая дочь Джуди.
В течение нескольких минут он чувствовал себя просто парализованным мгновенно возникшим и страстным желанием обладать этой женщиной. Потом он наконец нагнулся, поставив на пол ящик с аппаратурой. Лили встревоженно оглянулась на шум.
— Вы Марк?
Марк почувствовал, как все внутри его замирает, будто он летит с крыши дома на тротуар.
— У нас есть что-нибудь выпить? — Он прошел в кухню. — Вот, нашел! — Марк вернулся к Лили, которая к этому моменту уже успела надеть джинсы и свитер, и протянул ей бокал шампанского.
Лили, улыбнувшись, подняла бокал.
— У вас лед на ресницах.
Марк положил полуфунтовую банку икры и несколько ломтиков хлеба на поднос и поставил все эти яства возле камина.
— Как вы познакомились с моей матерью? — спросила Лили, вгрызаясь в намазанную икрой горбушку острыми крепкими зубами. О, как ей нравилось это жизнеутверждающее словосочетание «моя мать»!
— Мне так трудно поверить, что мы встретились всего несколько недель назад. Я никогда не встречал никого похожего на нее и влюбился в Джуди с первого взгляда, — начал Марк. — Я увидел ее на выставке моих сидонских фотографий.
Джуди была похожа на живого любопытного маленького терьера, взявшего след. Она так внимательно смотрела на фотографии, в то время как остальные только пили и зевали от скуки. Мне польстил ее интерес. А потом она опубликовала несколько моих фотографий в журнале.
И пока они оба трудились над опустошением банки с икрой, он не переставая говорил о Джуди.
— А почему вы стали военным фотокорреспондентом?
— Потому что я не стал солдатом, — печально улыбнулся Марк. — Я родился в военной семье, мой отец был полковником-пехотинцем, и он хотел, чтобы я пошел по его стопам.
— Так почему же вы не пошли? — Лили налила себе еще один бокал шампанского.
— Мой отец был в Корее с самого начала войны. Он лишился двух пальцев на ноге, потому что отморозил их. Это оказалась его единственная рана. Но потом, уже перед самой отправкой домой, один из младших офицеров сошел с ума и разрядил свой револьвер в окружающих. Среди них был и мой отец. Он выжил, но тронулся рассудком. С тех пор он как пятилетний ребенок; — Марк замолчал, вспомнив высокую сутуловатую фигуру, которая, как привидение, бродила по их просторному дому в Сан-Франциско. — Армия погубила моего отца. Вот почему я не стал военным.
— Но ведь то, что вы делаете, прославляет войну.
— О нет! Я надеюсь, что мои фотографии показывают ужас войны.
Они молча смотрели на огонь.
— Теперь я поняла, что значит иметь брата, — сказала Лили. — Давайте выпьем за братскую любовь.
Впервые в жизни Лили почувствовала, как славно провести пару часов с симпатичным молодым человеком, не ощущая никакой угрозы с его стороны. Но пока снег все более и более толстым слоем покрывал крыши дома напротив, обычно молчаливый Марк ни на секунду не переставал говорить. И только необходимость поддерживать разговор отвлекала его от все нарастающего желания обладать Лили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужья и любовники - Конран Ширли


Комментарии к роману "Мужья и любовники - Конран Ширли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100