Читать онлайн Мужья и любовники, автора - Конран Ширли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужья и любовники - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужья и любовники - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужья и любовники - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Мужья и любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

5 сентября 1979 года
Пэйган не могла уснуть, то и дело переворачиваясь с боку на бок в душной стамбульской ночи.
В конце концов часа в три утра она решила выйти прогуляться по залитому луной саду. Это было совершенно безопасно. Все аллеи охранялись часовыми, не говоря уже об электронной системе тревоги.
Идя по дорожке между двух стен из кустов розмарина к круглому бассейну, где проживало семейство североамериканских черепашек, Пэйган прекрасно понимала, что за ней наблюдают.
Остаться один на один с собой во дворце Абдуллы не было возможности ни при каких обстоятельствах. Его телохранители несли бессонную вахту у дверей комнаты, а коридоры всегда были полны слуг, либо ждущих команды хозяина, либо просто спящих в углу.
Пэйган уселась на каменный борт бассейна, спугнув спящую там серую кошку, которая, зашипев, помчалась прочь и скрылась в темноте.
Какое-то воспоминание билось в глубине сознания Пэйган, пытаясь вырваться наружу. Что-то требовало ответа, как лежащее на столе нераспечатанное письмо.
Пэйган вскочила так стремительно, что чуть не свалилась в бассейн. В залитом лунным светом и причудливо испещренном тенями саду она отчетливо вспомнила, словно он стоял сейчас у нее перед глазами, гимнастический класс «Вэв!» и шуточки Тони относительно гарема. То есть женщины восприняли это как шуточки, сам же Тони терпеть не мог, когда над ним смеялись. И ведь тогда именно Пэйган сообщила Тони, что королевских наложниц душили шелковыми шнурками. Это не может быть совпадением! Тони — именно тот человек, которого Лили хорошо знала, которому доверяла, а потому для него не представляло большого труда выманить ее из гостиницы. Тони наверняка один из похитителей!
Пэйган бросилась ко дворцу, потеряв по дороге тапочку. Что есть силы неслась она по аллее, мокрой от росы. Силуэты пальм уже четко прорисовывались в предрассветном небе, когда Пэйган, отчаявшись связаться с Джуди по телефону, потребовала у полусонного начальника охраны лимузин.
Несясь по пустынным улицам, Пэйган вдыхала аромат жасмина, струящийся из-за древних заборов, и думала о том, как жестоко обошлась с подругой судьба, заставляя ее во второй раз переживать потерю дочери. Она вспомнила обложку «Вэв!», где Джуди была изображена вместе с Лили и где так четко запечатлелись их сходство — изящные, как у кукол, фигуры и маленькие руки — и различие: Джуди была голубоглазая блондинка нордического типа. Лили — экзотическая брюнетка. И как ни пытались они установить между собой действительно близкие отношения, насколько могла заметить Пэйган, им это так и не удалось. И эта разъединенность тоже удивительно явственно проступала на той обложке. Их совместная жизнь казалась Пэйган попыткой поместить под один колпак два абсолютно несхожих между собой организма. И как бы мать и дочь ни жаждали общности друг с другом, общего между ними было мало. Отсюда те красивые поздравительные открытки, которые они посылали друг другу, чопорные рождественские обеды, совместные походы в театр, в кино — куда угодно, где только не надо было разговаривать.
Пэйган думала о той близости, которой обе они мечтали достичь, — близости любви. «Интересно, а не то же самое происходит между мной и Абдуллой?» — задала она сама себе вопрос. Иногда во время акта любви она видела свою бледную руку рядом с его смуглой упругой плотью и чувствовала себя страшно далекой от него, несмотря на всю его нежность, все искусство и всю готовность ее собственного тела отвечать на ласки возлюбленного.
"В чем-то, мне кажется, Лили похожа на Абдуллу, — размышляла Пэйган, сорвав ветку жасмина и вдыхая ее аромат. — Оба они всегда начеку, всегда готовы броситься на свою защиту.
У обоих бешеный темперамент, оба отъявленные сластены. Иногда в повороте ее головы и во взгляде проглядывало что-то хищно-соколиное, как и у Абдуллы".
Неожиданно этот пестрый калейдоскоп мыслей Пэйган принял странное направление. Удивительное умозаключение все более и более укреплялось у нее в сознании. Поначалу появление его было столь неожиданным и неприятным, что она высунула голову в окно, надеясь, что встречный поток воздуха выдует скверные подозрения из ее головы. Но этого не произошло. Наоборот, она все более укреплялась в своих подозрениях.
Неужели Джуди спала с Абдуллой, неужели он отец Лили? Она вспомнила ту ложь, которой Джуди пыталась укрыться от расспросов подруг в детстве, и о той лжи о ее отце, которой Джуди пыталась затуманить голову Лили. Зачем она упорно повторяла по телевизору, что отец девушки — погибший в джунглях английский солдат, в то время как все подруги Джуди прекрасно знали, что, хоть Ник и сходил по ней с ума, между ними никогда ничего не было. И, конечно, Ник не мог быть отцом Лили. Потом Пэйган вспомнила своего мужа сэра Кристофера и его последнюю шутку о том, что у голубоглазых родителей не может родиться кареглазый ребенок. И у Куртиса, и у Энджелфейса были голубые глаза. Спироса Старкоса, когда они жили в Гштаде, поблизости не было, а потому он тоже исключался. «Может, я и не получу никогда Нобелевской премии в области генетики, — печально сказала себе Пэйган, — но игнорировать эти факты даже я не в силах».


— А я говорю тебе, что эту открытку написал Тони, — доказывала Пэйган ничего не понимающей со сна и смотрящей на нее округлившимися от ужаса глазами подруге. — Помнишь тот наш дурацкий спор о порядках в гареме?
— Очень смутно.
— Но ведь ты же присутствовала, когда я рассказывала Тони о том, что неугодных наложниц душили шелковыми шнурами! — настаивала Пэйган. — Это не может быть совпадением!
— Но я уверена, что в Стамбуле каждый второй знает эту легенду. Не хочешь же ты уверить меня, Пэйган, что парень, который способен только накачивать мускулы на Пятидесятой авеню, может организовать похищение в Турции? — Джуди еще не до конца проснулась.
— Нет, конечно, я не могу предположить, что этот осел сам до всего додумался. Но он на кого-то работает.
— Да, это возможно. — Джуди вскочила с кровати, натягивая светло-бежевую сорочку. — Но ведь мы так и не знаем, где он держит Лили.
— Да, я пока не уверена, — произнесла Пэйган, выглядывая в окно. Несмотря на все напряжение, она не смогла не залюбоваться сверкающей гладью воды, из которой, казалось, вырастали Голубая мечеть и храм святой Софии. — Но я думаю, что между второй запиской и королевскими наложницами существует какая-то связь. Ты не знаешь, где их держали?
Пэйган смотрела на сверкающие купола и минареты Топкапского дворца, и вдруг ее осенило.
Она поняла, где именно Тони может прятать Лили, — там, где никто не будет искать, потому что это место охраняется, там, куда посторонним вход запрещен.
Джуди и Пэйган бросились к лимузину. Когда они выезжали со стоянки, вслед за ними тронулся «Мерседес».
В машине Джуди, хотя и с огромной неохотой, призналась подруге, что отец ее дочери действительно король Абдулла. Ей пришлось объяснить, как именно все произошло. Грустная улыбка скривила губы Пэйган.
— Но почему ты никогда мне ничего об этом не рассказывала? — спросила она.
— Как я могла? — простонала Джуди. — Ты моя подруга, и ты была влюблена в него. Как я могла признаться, что твой возлюбленный меня изнасиловал? И что хорошего могло из этого выйти? К тому же, я уверена, сам Абдулла не считал это насилием. Для него это был нормальный способ обращения господина со слугой. Наверняка он даже не помнит об этом и уж, конечно, не позволил бы сейчас себе ничего подобного.
С тех пор, как нам было шестнадцать, система ценностей в этом мире очень изменилась.
Пэйган молчала. Положив руки ей на плечи, Джуди повернула подругу к себе лицом.
— Пожалуйста, не разрушай своего будущего из-за того, что в моем прошлом произошло нечто чудовищное.
Пэйган, казалось, онемела.
— Не вздумай сказать что-нибудь Абдулле, — продолжала Джуди. — А я намерена по-прежнему скрывать все от Лили. Ведь целый мир знает о том, что у них был роман. А это значит, что, сами того не ведая, они оказались повинны в кровосмесительстве. Зачем же возлагать такую тяжкую ношу вины на людей, которых мы любим? И чего мы этим добьемся?
— А кто-нибудь еще знает? — спросила Пэйган.
— Только один человек. Максина сразу же догадалась, как только увидела Лили. Но она сообщила мне об этом много позже, в одно из воскресений, когда Тони вез нас на ужин к Гриффину.
Максина сказала, что сейчас сходство не так сильно, но, увидев Лили впервые, она сразу вспомнила Абдуллу в юности. Те же манеры, те же черты, тот же бешеный темперамент.
Джуди тогда не стала подтверждать догадки Максины. Но Максина и без того прекрасно все поняла, даже то, почему Джуди оказалось так трудно установить теплые доверительные отношения с Лили. Потому что свою красоту Лили унаследовала от человека, который изнасиловал ее мать. Гоня эти мысли от себя, Джуди все-таки не могла не ощущать разочарования, потому что дочь ее не была плодом любви. Сама Лили не знала об этом, но она была ребенком борьбы и ненависти.
— Мы бы хотели осмотреть ту часть гарема, которую обычно не показывают туристам. — Пэйган опустила пятисотлировую бумажку в карман одного из гидов. Привыкший иметь дело с туристами, у которых денег гораздо больше, чем разума, он спокойно произнес:
— К сожалению, это запрещено. Я ничем не могу вам помочь. — И он легко подтолкнул Джуди и Пэйган на улицу.
— Черт! — выругалась Пэйган, выходя на залитый солнцем, вымощенный старинным булыжником двор. — Наверное, нужно было дать ему больше.
Джуди не отвечала, потому что в это время внимательно осматривала двор. Водрузив на нос очки в черепаховой оправе, она вглядывалась в колоннаду с противоположного края двора.
— Пэйган, это, наверное, похоже на сумасшествие, но я только что видела там Марка.
Марк медленно шел к главным воротам. Джуди бросилась за ним, едва не сбив с ног чету немецких туристов.
— Это он, он, я уверена! Марк! Марк!
Она бежала к колоннаде, выкрикивая имя Марка, и знакомая фигура в хаки появилась между колоннами. Задыхающаяся Джуди остановилась перед ним.
— Марк! Что ты тут делаешь? А мы думали, что ты все еще в тюрьме, подозреваемый номер один.
— Они выпустили меня после того, как мой издатель пустил в ход свои связи и надавил на полковника Азиза. Я поехал за вами, согласуясь с принципом бикфордова шнура — необходимо пройти его по всей длине, чтобы в конце выяснить, в чем дело. Итак, в чем же дело, Джуди?
Почему вы с Пэйган как полоумные кинулись осматривать достопримечательности?
Джуди улыбнулась.
— Мы, кажется, догадались, где похитители держат Лили. — Джуди не стала бы ни в чем признаваться Марку, но ей необходима была помощь, чтобы проникнуть в гарем. — Мы думаем, они в старинной части гарема, но мы не можем туда проникнуть, потому что он закрыт. Ты сможешь нам помочь?
— Это, наверное, не так сложно, — ответил Марк. — Во-первых, давайте пристроимся к следующей туристической группе. Экскурсия начнется в десять часов. — «Как только представится случай, надо ее обнять, — думал он. — У меня не слишком хорошо получается рассказывать о своих чувствах словами».
И вновь Джуди и Пэйган, но теперь уже в сопровождении Марка, отправились по лабиринтам дворца. Они осмотрели оружейную комнату, сокровищницу и гардеробную султана. Некоторые из комнат были украшены резьбой, другие позолотой, третьи инкрустацией, а некоторые великолепной росписью. Они прошли мимо апартаментов султана и вместе с другими туристами вышли к баракам Черных Евнухов.
Преисполненный сознания собственного достоинства, гид выстроил своих туристов в кружок возле гарема, и, пока он заливался соловьем, Пэйган прошла в самый конец группы.
Неожиданно она схватилась за плечо стоящего перед ней японца, и тот так и осел под ее весом.
Пэйган же со стоном опустилась на пол. Туристы сгрудились возле ее простертого на мостовой тела.
— Назад! Назад Расступитесь! — кричал гид.
Поскольку всеобщее внимание было отвлечено Пэйган, Марку и Джуди удалось проскользнуть в ворота гарема. Над одним из дверных проемов они заметили декоративную решетку. Между ней и верхушкой аркообразной двери оставалось небольшое отверстие. Джуди, сняв туфли, забралась на плечи Марка, подтянулась и проскользнула сквозь отверстие на ту сторону. Марк последовал за ней. Лежа на ворохе строительных комбинезонов, они прислушивались к тому, как Пэйган повели в комнату для оказания первой помощи.
Пригретые теплым сентябрьским солнцем, Джуди и Марк тихо лежали на своем импровизированном ложе, ожидая, когда туристы с той стороны ворот отойдут подальше. Неожиданно Марк привлек ее к себе и поцеловал в рот своими потрескавшимися на солнце, обветренными губами. И Джуди вдруг ощутила, что, кроме этого поцелуя, для нее перестало что-либо существовать.
— Тебе все понятно? — произнес Марк, отрываясь наконец от Джуди. — Я люблю тебя, а не Лили. Хочу только тебя и никого больше. Один к ста, что я буду волноваться при виде красивой женщины, но ведь то же самое может сказать о себе любой мужчина. Но ты — та женщина, с которой я хотел бы провести всю жизнь.
Чуть позже он спросил:
— А почему ты никогда не отвечала на мои письма?
— Я даже не открывала их: боялась причинить себе боль.
— Я так и думал, именно поэтому я стал писать Лили. Просил ее переговорить с тобой, объяснить все, как есть. Но и от нее ответов не приходило.
— Наверное, у твоей корреспонденции была та же судьба, что и у писем ее поклонников. Позже мы это выясним. Но сейчас необходимо найти Лили.
Джуди открыла сумочку и извлекла оттуда дорогой путеводитель, включавший план дворца.
Марк взял у нее книжицу и ручку.
— Мы сейчас находимся на холме и не заблудимся, если будем запоминать, куда сворачиваем.
— Отличная мысль. Но во дворце около трех сотен комнат.
Джуди встала и пошла вдоль мрачного узкого коридора между двумя стенами, куда Почти не проникал свет дневного стамбульского неба.
По сторонам от темных коридоров было расположено множество маленьких комнаток, соединенных между собой лестничными пролетами, мрачными переходами и внутренними двориками. Некоторые стены были выложены изразцами цвета морской волны с изображениями цветов.
Через глазницы окон Джуди видела запылившиеся незажженные фонари, висящие в комнатах давно умерших наложниц. Она заглядывала в красивые зеркала, все еще поблескивавшие, подобно пыльным кусочкам серебра, в серых комнатах. В некоторых из комнат не было даже оконных перекрытий, в других уцелели остатки мебели — затянутые паутиной диваны, разорванные куски розового бархата.
Марк аккуратно вычеркивал каждую комнату, которую они обследовали, однако вскоре понял, что туристический план составлен неточно. Но Джуди он ничего об этом не сказал. Марк просто шел за ней в полном молчании, наблюдал, в каком возбужденном, почти экстатическом состоянии находится его спутница.
Несколько коридоров через разломанные лестничные пролеты вели к комнатам на нижних этажах дворца. В некоторых комнатах пахло сыростью, в других — мочой и гнилью. Одна комната кишмя кишела крысами, суетившимися возле трупа кошки.
Наконец Джуди остановилась, замерев в ярком солнечном свете позднего сентябрьского утра.
— Мы уже были здесь. Я помню эти изразцы с изображением кипариса.
Они стояли посередине небольшого внутреннего дворика, со всех сторон окруженного стенами с застекленными окнами. Под окнами находились наглухо задраенные железные ворота, а с другой стороны — ворота, широко распахнутые.
— Этот план плохо составлен, Джуди, — произнес наконец Марк. — Я надеялся, что нам удастся выбраться отсюда, прежде чем мне придется тебе об этом сообщить. У нас будут с этим проблемы. К тому же спички кончаются.
— Но, Марк! Это же безнадежно. Мы никогда не найдем ее!
— Нет, найдем. — Обхватив Джуди руками, Марк привлек ее к себе, и она ощутила спокойствие и умиротворение. И вдруг Джуди почувствовала нечто, показавшееся ей знакомым. Среди гнили и вони подземелья проступал свежий насыщенный запах. Это был аромат масла для ванн, которым обычно пользовалась Лили.
Джуди отстранилась от Марка и предостерегающе поднесла палец к губам. Она принюхивалась, он тоже. Марк понимающе кивнул. Они внимательно огляделись по сторонам. Все казалось по-прежнему погруженным в дремоту. Должно быть, запах им почудился. Но неожиданно они услышали его вновь.


Пэйган нервно ходила взад и вперед с наружной стороны дворца. Казалось, Джуди и Марк исчезли целую вечность тому назад. Она только что позвонила полковнику Азизу, и Джуди и на сей раз оказалась права: полковник явно считал их парой взбалмошных истеричек. Недаром Джуди собиралась сначала получить доказательства, а потом уже обращаться к полковнику.
Пэйган решила сама попытаться проникнуть в гарем и поискать там Джуди. Она побродит там буквально минут десять, а если не обнаружит ничего подозрительного, то вернется и позвонит Абдулле. А тот договорится с полковником Азизом.
Она составила великолепный план проникновения в гарем. Официальная часть экскурсии предполагала осмотр крыши. Пэйган решила дождаться следующей группы, спрятаться на крыше, а потом, когда туристы уйдут, пройти по крышам гарема и попытаться найти вход в квартал сверху.
Убедившись, что следующую группу ведет другой гид, а не тот, перед которым она разыграла сцену обморока, Пэйган приступила к осуществлению задуманного плана. Пока экскурсантам показывали верхнюю часть дворца, откуда открывался вид на Диван и здание министерств, Пэйган спряталась в одной из комнат, а когда туристы ушли, выбралась через окно на парапет.
Крыша Топкапского дворца, с ее башенками, арками, куполами, напоминала пустой покинутый город. Пэйган было довольно легко сориентироваться, потому что внизу она видела знакомые уже здания города.
Без особого труда она пробиралась по крыше мимо всевозможных башенок и укреплений, пока не поняла наконец, что находится уже в районе гарема. В этой части дворца никто не жил с 1909 года. Некоторые из окон заросли паутиной, некоторые едва держались на своих петлях. Пэйган выбрала самое ветхое оконце, выбила стекло каблуком туфли, потом аккуратно просунула руку в пробоину, повернула шпингалет и влезла внутрь.
Окно вело на лестничную площадку. Пэйган стала спускаться вниз по узкой грязной лестнице, пока не оказалась в вонючем мрачном коридоре, пол которого был изъеден мышами. Медленно продвигаясь по нему, она свернула за угол, и тут кто-то с силой схватил ее и она услышала у себя на щеке тяжелое дыхание мужчины.
Пэйган вскрикнула. Сзади ее руки были зажаты, как в тисках.


Спустя полчаса Марк и Джуди так все еще и не смогли напасть на след Лили.
— Заглянем еще в этот закоулок, если там ничего не находим, сдаемся и идем назад, — предложила Джуди.
— Это совершенно бессмысленно, — неохотно ответил Марк. — Мы израсходовали все спички, и у нас могут возникнуть сложности с возвращением назад. Давай сосредоточимся на этом, ладно?
Когда они уходили, так и не заглянув в тот закоулок, в коридоре открылась одна из тяжелых железных дверей и пара темных глаз уставилась в спину удаляющимся людям.


— Какое счастье, что он вынул у нас изо рта кляпы, — прошептала Пэйган Лили. Обе женщины лежали на замызганном, в зеленую полоску матрасе в углу грязной комнаты. Свет проникал сюда из окна, находящегося высоко, под самым потолком. Рама от окна давно сгнила.
— Он же знает, что нас никто не услышит, даже если мы будем громко звать на помощь, — тоже шепотом отозвалась Лили. — Как ты думаешь, где мы находимся?
— В гареме Топкапского дворца. — Пэйган попыталась сменить позу. Ее ноги и руки были крепко связаны веревкой. У Лили на руках были наручники, а ноги тоже связаны веревкой. В комнате громоздилась старая мебель, пропахшая кошачьей мочой, изъеденная крысами, и сгнившие драпировки, сваленные рядом с медным подносом.
Лили прислушивалась к шагам — не возвращается ли Тони. За четыре дня своего плена она уже привыкла к звукам его тяжелых башмаков и, куда бы он ни шел, мысленно следовала за ним.
Сейчас она ничего не слышала.
— Как он захватил тебя? — спросила Пэйган, которая наконец-то более или менее удобно устроилась, прислонясь спиной к подернутой паутиной стене.
— До смешного легко. Я пошла на базар, купила ковер, а потом взяла такси и поехала обратно в отель. Тони ждал меня в вестибюле. Он донес ковер до моего номера, сообщив, что Джуди послала его присмотреть за багажом. Это неудивительно, потому что багаж мы уже дважды теряли. Потом он сказал, будто Джуди просила передать, что ждет меня в чайной Сагучи. Будто бы она там встретила торговца бриллиантами. Тони сказал, что она хочет выбрать мне подарок. Это было похоже на правду, ведь мы только что поссорились и Джуди, видимо, хотела загладить свою вину. Я настолько привыкла, что Тони правая рука Джуди! В общем, я ничего не заподозрила, пока он не удушил меня чем-то в такси. Это, наверное, была маска с хлороформом. В общем, какой-то химической дрянью, которую он сунул мне в нос. Очнулась я здесь. — Она поежилась. — У него тут целый арсенал, ружья, гранаты и еще бог знает что. Он все это держит в соседней комнате. Так что веди себя осторожно, Пэйган, чтобы не вызвать его гнев. Может быть, тогда он нас развяжет.
Она подняла голову и прислушалась: в коридоре раздавались шаги Тони.
— Наверное, что-то идет не по плану, потому что он нервничает и ведет себя агрессивно, как настоящий безумец.
Тяжелая стальная дверь со скрипом отворилась, и Тони уставился на них. Лили мягко улыбнулась ему, как ей казалось, чисто дружеской улыбкой, в которой не было и тени попытки соблазна.
— Будь добр, Тони, развяжи нас. Я уже не чувствую своих ног, кровообращение нарушилось.
— Может быть, попозже развяжу. — Тони подошел к окну, разглядывая желтую розу в лучах полуденного солнца. Как только стемнеет, им придется уходить из дворца.
Пэйган решила попытать счастья:
— Не будешь ли ты так добр принести воды, Тони!
Тони взял с подноса медный кувшин и направился к Пэйган. Сначала он глотнул из кувшина сам, а потом поднес его к губам женщины, резко откинув ее голову назад, так, будто перед ним была тряпичная кукла.
Пэйган захлебнулась, вода побежала вниз по ее лицу, оставляя мокрые пятна на перепачканном черно-белом костюме.
— А может, вы хотите еще и поесть, леди Всезнайка Свонн?
Тони подошел к столу, на котором валялась открытая коробка восточных сладостей. Он вытащил оттуда зеленую засахаренную полоску и сунул ее под нос Пэйган.
— Но я ненавижу восточные сладости, — попыталась было возразить она.
— Открывайте рот!
— Все отлично, Тони, но Пэйган просто н любит… — вмешалась Лили.
— Я сказал, откройте рот, Пэйган.
Пэйган неохотно разжала губы, и Тони засунул тянучку ей в рот. Не успела Пэйган ее прожевать, как за первой конфетой последовала вторая, потом третья. Пэйган сделала попытку выплюнуть отвратительную сладкую массу, но он грубо зажал ей рот и держал так до тех пор, пока она не проглотила все конфеты.
— А теперь пирожное. — Тони взял огромный кусок пахлавы и целиком засунул его Пэйган в рот. Она вытаращила глаза в безмолвном ужасе и с трудом заглотила кусок. Все лицо Пэйган было в отвратительной липкой сладкой пасте. Слезы бессильного гнева побежали из голубых глаз Пэйган.
Неожиданно Тони вскочил и прислушался.
Потом схватил автомат и бросился к окну.


Выходя из дворца, Джуди и Марк увидели Грегга, полковника Азиза и несколько машин с вооруженными полицейскими.
— Слава богу, Пэйган догадалась вызвать полицию, — сказал Марк, идя навстречу полковнику Азизу.
В глубине души полковник считал эту вылазку полнейшим бредом, но, поскольку ему звонила приятельница короля Абдуллы, он не мог не принять мер.
Полицейские быстро рассредоточились по двору, а Марк указал на то место, где, согласно плану, находился внутренний дворик.
— А я уж думала, нам не удастся выбраться оттуда живыми, — прошептала Джуди, вглядываясь в массивные каменные стены. Она смотрела на причудливую крышу дворца — сочетание покатых куполов, острых позолоченных башенок и прямых, как иглы, врезающиеся в небо, красных орудийных бойниц. И когда она подняла голову кверху, в одном из окон показалось хорошо знакомое ей лицо.
— Смотрите, смотрите! Там в окне Тони!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужья и любовники - Конран Ширли


Комментарии к роману "Мужья и любовники - Конран Ширли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100