Читать онлайн Месть Мими Квин, автора - Конран Ширли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть Мими Квин - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть Мими Квин - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть Мими Квин - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Месть Мими Квин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Пятница. 27 января 1905 года.
Мюзик-холл «Энджел»,
Айлингтон, Лондон
Оркестр настраивался. Мими подглядывала в дырочку в занавесе. На сцене Бетси лениво покачивала ногой в белой туфельке, сидя на украшенных цветами качелях.
– Ну как сегодня зал, Мими?
– Отлично, зрителей много, – отозвалась та.
Так всегда бывало по пятницам, когда люди получали заработанные за неделю деньги. Театр открывался в шесть часов, и до девяти, когда начинали представление, зрители могли выпить и закусить. Дирекция зарабатывала деньги на спиртных напитках, позволяя проституткам раскручивать мужчин на выпивку.
Последние две недели номер «сестер Бриджес» открывал первое отделение спектакля в мюзик-холле. Мими всегда старалась петь потише, чтобы не заглушать слабенькое сопрано Бетси, а та в свою очередь оставляла самые сложные па только для своих сольных проходов. Их номер имел успех, отношения подруги сохранили прекрасные. Так что две шестнадцатилетние девушки наслаждались жизнью. У них были деньги, каждый вечер они надевали нарядные платья и получали огромное удовольствие от аплодисментов. Чего еще желать?
– Девочки, вы готовы? Начинаем, – прошипел из-за кулис помреж.
– За кого он себя принимает, за русского царя, что ли? – проворчала Бетси, в последний раз разглаживая юбки. Обе девушки были в одинаковых платьях из розовато-сиреневой тафты, туго перетянутых в талии. У корсажа – букетик фиалок. Маленькие задорные плоские шляпки удерживались на голове розовато-сиреневыми атласными лентами, завязанными под подбородком. Наряд дополняли белые перчатки, белые туфельки и белые чулки.
Медленно, тихо занавес поднялся. В зале зашикали.
Мими как следует толкнула Бетси, и та полетела на качелях вперед, демонстрируя пышные нижние юбки и готовясь сбросить в зал свою туфельку. Ее всегда возвращал какой-нибудь молодой человек, надеявшийся познакомиться с хорошенькой актрисой.
Бетси запела:
Хочешь покачаться со мной?Хочешь раскачать меня?Разве ты не хочешь обнять меня?Как тебе будет чудесно со мной…
Даже в тех самых фешенебельных клубах Лондона был известен другой, менее приличный вариант этой песенки, что и заставляло публику веселиться.
* * *
Когда «сестры Бриджес» вернулись в гримерную, миссис Бриджес быстро начала раздевать Бетси, потому что во втором отделении им предстояло выйти на сцену в костюмах испанских танцовщиц. Она все выспрашивала у Бетси, каковы ее шансы.
Дело было в том, что «сестры Бриджес» были на прослушивании в театре «Гэйети», собираясь поступить в кордебалет. Они сидели среди других красиво одетых очаровательных семнадцатилетних девушек. Все были в самых лучших своих шляпках, и никто не забыл принести с собой щипцы для завивки и маленькие бутылочки с денатуратом. Ведь если попасть под дождь, придется снова завиваться. Все усиленно делали вид, что результат прослушивания их совершенно не волнует. Все шептались, сплетничали, наслаждаясь слухами, как пирожным.
– Но ты должна была понять, понравилась ты им или нет! – настаивала миссис Бриджес.
– Мам, ну они просто сказали, как всегда: «Спасибо, следующая».
Мать Бетси не знала, что девушки пообещали друг другу – либо они обе попадут в кордебалет, либо никто. Но предполагался и другой вариант. Если только Бетси примут в кордебалет – а на это было очень похоже, – Мими почти не сомневалась, что ей позволят петь соло.
Два великолепных букета оранжерейных цветов стояли около Бетси на туалетном столике. Миссис Бриджес позволяла ей принимать цветы от воздыхателей, потому что они, в отличие от драгоценностей, не могли нанести ущерб репутации девушки.
– Как жаль, Мими, что тебе цветов не прислали, – с фальшивой улыбкой посочувствовала миссис Бриджес.
– Мне все это ни к чему, – отрезала Мими. Она никогда не принимала приглашений и всегда спрашивала у привратника, свободен ли путь, прежде чем выйти из театра.
– Ты никогда не выйдешь замуж, если не научишься вести себя с джентльменами полюбезнее, – фыркнула миссис Бриджес.
– Да пропади оно пропадом, это замужество! Я видела, что брак сделал с моей мамой и с другими женщинами нашего квартала. Я никогда не выйду замуж.
– Но тогда тебе понадобятся сбережения на черный день, – подчеркнула мать Бетси, – а состояния не будет, если не будет кавалеров.
Миссис Бриджес чуть слышно рыгнула.
– Ох, простите. Это все мой нежный желудок.
– Мам, ведь я предупреждала тебя, не ешь шоколадный крем после селедки и маринованного лука, – усмехнулась Бетси. – Почему бы тебе не заглянуть в паб на другой стороне улицы и не успокоить твой желудок чем-нибудь подходящим? Я к тебе присоединюсь сразу после спектакля.
Миссис Бриджес явно обрадовалась. Она никогда не возражала против пары глотков бренди. Она обернула вокруг шеи боа из перьев, поправила шляпку и направилась в бар для дам в пабе «Свинья и свисток».
Мими торопливо откалывала от волос сиреневую шляпку и прислушивалась к разговорам девушек вокруг нее. Говорили о костюмерше. То Дорин перегрела утюг и сожгла юбку, то Дорин забыла выстирать блузку, а еще отдала платье Доры более полной девушке, и платье порвалось по швам. Скандал, да и только.
Вылинявшее розовое трико Мими надо было перекрасить, но, чтобы добиться нужного цвета, требовалась сноровка. Похоже, Дорин с этим не справиться. Мими повернулась к Бетси:
– Я, пожалуй, пойду в костюмерную покрасить трико. Тебе что-нибудь нужно?
– Гм-м, – отозвалась Бетси, в очередной раз не слыша подруги – она пробовала новую подводку для глаз.
– Бетси, черт тебя подери, ты меня не слушаешь! – Мими рассмеялась, привычное дело. – Я сказала, что собираюсь в костюмерную.
– Как тебе кажется, вот этот синий цвет на внешней стороне века делает мои глаза больше? – Занятая только самой собой, Бетси отодвинулась от зеркала и послала своему отражению сияющую улыбку.
– Бетси! Мне покрасить твое трико?
Бетси повернулась, чтобы видеть себя в полупрофиль.
– Нет, спасибо, моими вещами всегда занимается мама.
– Значит, увидимся позже. В «Свинье и свистке», да?
– Гм.
Мими надела зимнее пальто, потому что в неотапливаемой прачечной стоял ужасный холод. Она просунула голову в дверь костюмерной:
– Можно я покрашу мое трико сегодня вечером, Дорин?
– Только побыстрее, крошка, – кивнула Дорин. Она сидела за длинной стойкой и покрывала картонную корону золотой краской. – Я совершенно забыла, что эта корона еще не высохла. Приходится все переделывать. Проклятье!
На эту стойку складывали костюмы и там же их проверяли, когда брали перед спектаклем. За ней расположилось королевство, в котором правила Дорин.
Мими обогнула стойку, пробралась между рядами висевших костюмов и открыла дверь в прачечную, расположенную в самом дальнем конце. В маленькой комнате стоял большой деревянный стол, у выложенной белым кафелем стены выстроились керамические раковины в ржавых пятнах. Окно располагалось под самым потолком.
Мими чиркнула спичкой, зажгла газ, закрыла дверь в прачечную, чтобы сохранить тепло, выбрала нужный чан и насыпала туда краску.
* * *
Спустя двадцать минут Дорин сладко зевнула, потянулась и, начисто забыв, что Мими находится в прачечной, натянула пальто, надела галоши и вышла из костюмерной. Зато она не забыла как следует запереть дверь – если пропадут вещи, отвечать придется ей.
Костюмерша заглянула в гримерную и увидела Бетси, которая сидела одна и все еще подбирала грим поэффектней.
– Не хочешь выпить пива? – поинтересовалась Дорин.
– Нет, спасибо, но можешь найти мою мать в «Свинье и свистке». Я к вам скоро подойду.
– Поторопись. Ты последняя. Я не могу закрыть гримерную, пока ты не уйдешь. Ну я вернусь минут через двадцать.
* * *
В прачечной Мими закатала рукава и отжала свежевыкрашенное трико. Она повесила его на веревку. К утру высохнет.
Вот только руки теперь не отмоешь. Вид у нее такой, будто она только что кого-то зарезала. Мими выключила газовый рожок, распахнула дверь и обнаружила, что в костюмерной совершенно темно.
– Дорин! – громко позвала она. Никто не ответил. – Ну что за рассеянная корова! – пробормотала Мими. Пришлось вернуться в прачечную, найти спички и снова зажечь лампу. Она посмотрела на маленькие серебряные часики, приколотые к корсажу. Пятнадцать минут двенадцатого. Дорин, наверное, закрывает гримерные. Или, чего доброго, отправилась в паб, чтобы пропустить стаканчик. Недурное положеньице!
Мими оставила дверь в прачечную открытой, чтобы в костюмерной было посветлее. Она уныло подергала ручку. Дверь не открылась.
Ладно, все могло быть и хуже. Подумаешь, переночует здесь, и по водосточной трубе спускаться не надо, и постель она себе устроит шикарную – шотландские пледы, дюжина шалей, бархатные плащи, отделанные искусственным мехом.
Хотя нет, не придется ей ночевать среди дешевого бархата и поддельных мехов. Бетси-то знает, что она пошла красить трико. Бетси станет ее искать. Только и дела, что немного подождать.
В холодной комнате Мими поежилась, потом чихнула. Лучше ей все-таки вернуться в прачечную и согреть себе чаю.
* * *
Бетси наконец с удовлетворением оглядела себя в зеркале и захлопнула коробку с гримом. Она огляделась по сторонам. Пальто Мими на вешалке не было. Небось снова отправилась посмотреть, как уходит публика. Вот смешная! Ну да ладно. Бетси посмотрела на часы. Господи, она и представить не могла, что уже так поздно. Мама ее ждет и наверняка будет ворчать. Следует поторопиться.
Бетси прошла мимо Фреда Дженингса, стоявшего у двери на сцену. Он служил в театре пожарным и собирался первый раз обойти здание.
– Спокойной ночи, мисс. Больше никого не осталось наверху?
– Нет, я последняя. Если Дорин вернется, скажите ей, что я заперла гримерную.
– Она увидит ключ на доске, мисс.
– Да, конечно. – Бетси открыла дверь в крошечную комнату, повесила ключ на доску рядом с ключом от костюмерной и заторопилась в «Свинью и свисток».
* * *
Склад красок находился в подвале, прямо под сценой, рядом со складом декораций и мастерской плотника. Фред Дженингс подошел к складу без двадцати двенадцать.
Он открыл дверь, и ему пришлось отступить. Навстречу рванулась масса желто-оранжевого пламени. Фред развернулся и побежал к сигналу тревоги, наверх через сцену. А за его спиной уже бушевал огонь, пожирая все на своем пути, словно голодный зверь.
Мюзик-холл «Энджел» стоял на углу Айлингтон-Хай-стрит и Ферн-лейн. Дженингс еще не успел добраться до сигнала тревоги, когда полисмен, совершавший обход по Ферн-лейн, заметил яркий свет под боковой дверью. Пока он приглядывался, из щели пополз дым.
Он немедленно бросился на Хай-стрит, остановил кеб и прокричал что-то кучеру. Старушка-кобыла показала всю прыть, на которую только была способна. Кеб мчался на пожарную станцию Айлингтон, до которой было всего полмили.
Получив сигнал тревоги, пожарные выехали немедленно. Фред бросился к ним навстречу, как только услышал скрип тормозов. Пламя уже распространилось по всему зданию. Высокие языки огня поднимались в небо, отражаясь в окнах окружающих домов.
Несмотря на поздний час, вокруг театра собралась толпа. Полиция с трудом освободила прилегающие к театру улицы от зевак, желающих взглянуть на бесплатное шоу.
Вскоре вокруг театра собралось тринадцать красных пожарных экипажей с выдвижными лестницами. Но невозможно было пробиться сквозь стену огня, бушевавшего как раз там, где лежали сложенные декорации.
* * *
Наверху в прачечной Мими дремала в гнездышке из бархатных венецианских плащей, пока ее не разбудил странный шум с улицы. Они чихнула, потянулась и тут услышала странный шум. Словно в театре быстро-быстро аплодировала толпа зрителей.
Мими потянула носом воздух. Запах дыма! Несомненно, запах дыма! Девушка быстро вскочила на ноги и посмотрела на окно под потолком. Стекло стало оранжевым. Вся прачечная была ярко озарена этим светом, идущим с улицы.
Театр горел!
Мими в ужасе рванулась в соседнюю комнату к выходу и сразу же увидела, как маслянистый черный дым сочится в щели. Она снова попыталась открыть дверь, поворачивая ручку то туда, то сюда. Бесполезно. Дверь заперта.
Мими попыталась открыть большое окно в костюмерной. За ее спиной раздался громкий треск. Это лопались от жара на полках стеклянные колпаки, прикрывавшие шляпы и парики. Мими вскарабкалась на одну из швейных машин и попыталась открыть окно. Окно не открывалось. Мими посмотрела вниз. В переулке не было ни души.
Где же театральный пожарный? Ведь в театре всегда дежурит пожарный! Неужели он не обязан проверить все здание? Так где же он?
* * *
Через час уже ничто не могло остановить огонь. Пламя добралось до крыши, его подхватил ветер, и зеваки услышали такой рев, словно поезд на полном ходу влетел в туннель. Сквозь треск пламени послышался громовой удар.
– Крыша падает, сэр! – закричал потемневший от копоти пожарный, выбежавший из здания, обращаясь к командиру пожарных Арчеру. Пожарные один за другим выскакивали из пламени, отбегая в сторону.
Остаток крыши рухнул. Пламя взметнулось еще выше. Густой черный дым повалил вверх, окутывая покореженные кирпичные стены и сгоревшие перекрытия.
Теперь уже ничто не могло спасти театр.
* * *
Мими судорожно старалась вспомнить все, что она знала о пожарах. Самой большой опасностью был дым. Надо держать лицо как можно ниже, потому что пламя и дым поднимаются кверху, так что на уровне пола может оказаться пара дюймов чистого воздуха… Если ей удастся разбить маленькое окно, то она сможет глотнуть свежего воздуха. Где-то она видела топор…
Мими побежала туда, где хранился театральный реквизит. Топор оказался из папье-маше. А блестящее римское копье – крашеной палкой от метлы. Мими подскочила к большому окну и начала молотить ею по стеклам. Если стекла вылетят, у нее появится надежда, потому что ледяной ветер ворвется в костюмерную, которая уже начала заполняться дымом.
* * *
– Нашли человека, сэр! – с трудом перекрикивал гул бушующего пламени пожарный. – Верхнее окно в задней части здания.
– Перенесите туда рукава! – приказал Арчер. Он мрачно вытер покрытое копотью лицо. Он знал, что надежды мало. Команда бросилась вниз по Ферн-лейн к переулку за театром. Пожарные рукава змеями проползли по мостовой. Начали поднимать лестницу к окну.
* * *
Мими услышала грохот и увидела, что дверь в костюмерную упала внутрь и пылает. Жар усиливался. Из коридора рвались ревущие языки пламени. Мими подняла воротник, обмотала голову мокрой шалью. Потом натянула огромные рыцарские перчатки, так казалось надежнее, и, отчаянно кашляя, пятилась от пламени. Больше она ничего не могла сделать. Несколько минут жизни, а потом мучительная смерть. И она совершенно одна.
«Не сдавайся! – приказала себе Мими. – Не сдавайся!» – и упала на пол.
* * *
У пожарных оказалась слишком короткая лестница.
– Мы не можем добраться до человека, сэр, нам придется пробовать изнутри!
* * *
– Шеф, только что прибыла команда с Риджент-стрит! – раздался крик с другой стороны.
Арчер с облегчением увидел, что это одна из новых машин с длинной выдвижной лестницей и более длинными рукавами.
* * *
Пожар оставил только небольшой участок у самой стены прямо напротив окна. Но теперь она была там не одна.
Прежде чем сгорел подвал, оттуда выбрались крысы.
Мими не столько увидела, сколько почувствовала, как что-то коричневое промелькнуло у ее ноги, и тут же ошалевшая крыса стала взбираться по ее правому ботинку. Мими закричала.
В отчаянной надежде на спасение крыса вспрыгнула на ее плотную саржевую юбку. Мими поняла, что больше она не вынесет. Даже в самых страшных снах она не переживала такого ужаса. Крыса карабкалась все выше. Мими инстинктивно сжала колени. Крыса укусила ее в отчаянном порыве освободиться. Мими вскрикнула и вдохнула дым. Огненные лезвия вонзались ей в руки, в ноги, в ступни. Она ощутила запах паленых волос и упала в обморок, прикрывая лицо руками. Крыса наконец выбралась из ее юбок, оставляя за собой кровавый след.
Вдруг что-то изменилось. В окно ворвалась струя воды.
Мими очнулась и, не веря своим глазам, увидела на фоне горящего неба силуэт человека. Черная тень била топором снова и снова, пока рама не вывалилась на пол. Пожарный бросился к Мими, перебросил ее через левое плечо и, крикнув: «Держитесь, мисс!» – ступил вместе с ней на лестницу.
Мими трясло. Ей бы так хотелось поспать, если никто не возражает… но боль, какая ужасная боль! Мими снова почувствовала запах горелого мяса… Кто-то плакал… И тут благодатная темнота снова поглотила ее.
* * *
Только через два часа после начала пожара пожарным наконец удалось справиться с огнем. В три тридцать утра они еще лили воду на остывающие угли, чтобы не дать пламени разбушеваться вновь. На рассвете Арчер осмотрел то, что осталось от почерневшего здания театра. Передняя часть оказалась нетронутой, и даже зрительный зал не пострадал, только закоптился.
Задняя часть здания оказалась абсолютно уничтоженной, включая мастерские, сцену, склады, гримерные, костюмерную и переходы. Сцена стояла под открытым небом. Все сложные машины по смене декораций превратились в груду искореженного черного металла.
Причину пожара так и не нашли. Никто не узнал, что на складе красок загорелись лоскуты, смоченные маслом.
* * *
Три дня спустя Мими услышала чьи-то рыдания. Она вдохнула запах антисептика и с трудом открыла слипшиеся глаза. Мелькнуло залитое слезами лицо Бетси, и Мими снова потеряла сознание.
* * *
– У нас нет зеркала, – неубедительно уговаривала Мими сестра. – Не переживай. С твоим лицом все в порядке. И волосы снова отрастут. Ты скоро поправишься, дорогая. – Выражение лица женщины противоречило ее словам.
* * *
Две недели спустя Фред Дженингс, театральный пожарный, который дежурил в ту ночь, появился в ногах больничной кровати Мими. Он держал в руке букетик поздних подснежников. Фред пришел в ужас от того, как выглядела Мими. Большая часть волос сгорела, а те, что остались, были подстрижены совсем коротко. С одной стороны лицо было перевязано – там ожог шел от корней волос до самого уха. Ее отчасти защитили плотная саржевая юбка и ботинки, но Фред Дженингс знал, что у девушки ожог второй степени на спине, ожоги третьей степени на руках, ногах и ступнях. Больше всего пострадали икры, колени и кисти.
Мими, все еще очень сильно страдающая от боли, понимала, что ей повезло остаться в живых.
Фред нагнулся и положил подснежники на тумбочку возле кровати.
– Если бы пожар начался чуть попозже, мисс! – печально заговорил он. – Я всегда проверяю костюмерную через двадцать минут после начала первого обхода, так что я обязательно нашел бы вас.
– Вы ни в чем не виноваты, Фред, – прошептала Мими.
– Да, мисс. Я знаю, что поступил правильно. – Дженингс должен был ей кое-что сказать. Он действительно не хотел, чтобы его обвиняли в том, что он не спас Мими.
– Эта ваша подруга, мисс, ну вы знаете, такая хорошенькая, она сказала мне, что наверху никого не осталось. Она сказала мне, что все уже ушли. А то бы я успел спасти вас. Время было, мисс.
– Что?– Мими не могла поверить, что пережила весь этот ужас и так обгорела только потому, что Бетси солгала пожарному, сказав, что она уже ушла из здания!
* * *
Когда Бетси снова пришла навестить ее, Мими вскинула перевязанные руки и крикнула:
– Убирайся отсюда!
Бетси в изумлении уставилась на нее:
– Что случилось?
– Я все знаю, Бетси, я все знаю! Ты сказала пожарному, что я ушла! Вот почему я оказалась в огненной ловушке! Он легко мог спасти меня, если бы только знал, что я наверху. – Мими неуклюже протянула вперед обмотанные бинтами руки. – Бетси, взгляни на меня! Когда мне меняют повязку, я вижу только почерневшее мясо, кровь и гной. И теперь я знаю, что в этом виновата ты, Бетси!
– Ты не можешь обвинять меня в том, что начался пожар! – Лицо Бетси сразу стало испуганным. – Я ни в чем не виновата, Мими! Почему бы тебе не обвинить Дорин? Ведь это она заперла дверь!
– Но Дорин мне не лучшая подруга. Я думала, что ты любишь меня! Но ты сказала Дорин, что я ушла из театра!
– Но я и в самом деле думала, что ты уже ушла! – захныкала Бетси. – Я не могу точно припомнить, как это было, только Дорин сказала, что вроде все уже ушли… И твоего пальто не было на вешалке!
– Потому что я пошла наверх, в эту чертову прачечную, где до ужаса холодно! Я же тебе говорила!
– Ну я забыла… Ты же не можешь винить меня за то, что я забыла о каком-то пустяке!
– Нет, могу! Я обвиняю тебя в том, что тебе было дело только до себя самой! В том, что ты была так невнимательна! Потому что именно из-за этого со мной такое случилось! – И снова Мими медленно, неловко подняла вверх забинтованные руки. – Посмотри на меня! Мое тело обожжено. Одному богу известно, на что похоже мое лицо там, под повязкой. С моей карьерой покончено. И все только потому, что ты заявила, что я ушла из театра!
Мими никогда не осмеливалась показать свою ярость своему ужасному отцу, который унижал и истязал ее. С восьми лет она мучилась от гнева и тяжести вины. Но Бетси Мими не боялась, поэтому у нее не было никаких оснований молчать и делать вид, что ничего страшного не произошло. И как только Мими дала волю своему гневу, вся ярость, копившаяся долгие годы, обрушилась на Бетси.
Пухленькая сестра поспешила со своего поста к кровати Мими.
– Я думаю, вам лучше уйти, мисс, – повернулась она к Бетси.
Та поплелась к выходу между двумя рядами белых кроватей, вытирая слезы жалости к самой себе надушенным платочком.
– Это нечестно! Нечестно! Я ни в чем не виновата! Ведь не я подожгла театр!
Бетси никогда не была ни в чем виновата. Она вообще не была способна ни за что нести ответственность. Поэтому она всегда все переворачивала с ног на голову, только бы обвинить кого-нибудь другого. Она не хотела… Не понимала… Ее никто не предупредил… Никто не мог ожидать… Отрицая свою вину, Бетси пыталась избавиться от нее, но чувство вины все равно не давало ей покоя.
У Мими тоже образовалась острая потребность взвалить на кого-то вину за свое изуродованное тело. Она не хотела жить с мыслью, что ее жизнь искалечена только потому, что она решила покрасить трико. Мими с яростью отпихивала от себя вторую несчастливую карту, которую сдала ей судьба.
В ее сознании произойдет странный переворот, и Мими обвинит Бетси и в тех мучениях, что выпали на ее долю в детстве. И, чтобы найти себе оправдание, она станет неосознанно преувеличивать вину Бетси. Мало-помалу, день за днем, в сознании Мими Бетси Бриджес превратится в монстра.
* * *
– Как ты здесь очутился? – Мими уставилась на бледное треугольное лицо Бейза, который стоял в ногах ее кровати, одетый в изящный рыжевато-коричневый клетчатый костюм и канареечного цвета жилет.
Он чуть заметно пожал плечами. – Разумеется, об этом не печатали на первой странице «Сцены», но ты же знаешь, как быстро у нас разносятся слухи. – Он открыл плетеную корзину. – Бутылка шампанского и бокал – это от Джо. Этот виноград от его супруги. Дэйзи прислала розовую воду, а нарциссы от Джесси.
И следующие десять минут Бейз болтал без умолку, чтобы скрыть свой ужас. Он не мог представить, насколько сильно пострадала Мими.
– Где вы все теперь играете? – еле слышно спросила Мими.
– Вчера вечером закончили выступать в Борнмуте, завтра начинаем в «Хоув Лицеум». Дженкинс не смог найти время, чтобы прийти самому, но велел тебе передать, чтобы ты ни о чем не беспокоилась. Он оплатит твои больничные счета. Вернешь деньги когда сможешь.
Мими знала, что в театральном мире «когда сможешь» означало «можешь не возвращать». У нее на глаза навернулись слезы.
– Эй, я не за тем сюда пришел, чтобы ты начала хлюпать носом! – И Бейз осторожно добавил: – Джолли Джо говорит, что будет рад, если ты к нему вернешься. Руки и ноги можно прикрыть.
– А лицо?
Бейз замялся:
– Сестра сказала мне, что все пройдет. Да, в конце концов, есть же грим, можно по-другому причесать волосы. Хороший парикмахер с этим справится.
Он не сказал только, что ее придется гримировать под негритянку.
Из глаз Мими брызнули злые слезы.
– Вот моя судьба! Третьесортные туры и необходимость до самой смерти прятать лицо! Бетси стаптывает туфли в кордебалете театра «Гэйети», ей на все наплевать, а ведь все это со мной случилось по ее вине!
– Я вроде слышал, что после пожара с Бетси никто в труппе не разговаривает, – спокойно ответил Бейз. – Особенно после того, как она попыталась свалить вину на Дорин. Я же говорил, слухами земля полнится.
Мими раздраженно выкрикнула:
– Я сама поквитаюсь с Бетси, пусть даже на это уйдет вся моя жизнь!
Бейз склонил голову к плечу.
– Неужели тебе больше нечем заняться? Зачем тратить время на месть?
– А чем еще прикажешь мне заняться? Я изуродована навсегда, так что путь на сцену для меня закрыт. А у меня и шиллинга за душой нет! Что я могу делать?
Бейз отщипнул виноградину от спелой грозди. Он кинул ее в рот и улыбнулся:
– У меня есть идея.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Месть Мими Квин - Конран Ширли


Комментарии к роману "Месть Мими Квин - Конран Ширли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100