Читать онлайн Месть Мими Квин, автора - Конран Ширли, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть Мими Квин - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть Мими Квин - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть Мими Квин - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Месть Мими Квин

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 26

Вторник, 4 июня 1940 года
На следующее утро Ник спрыгнул с кровати и поинтересовался:
– Когда будем завтракать?
– Когда захочешь, дорогой. – У Бетси отлегло от сердца. Она подошла к окну, выходящему на бухту, выглянула на улицу и вздрогнула. Был типичный пасмурный британский летний денек.
Бетси видела колючую проволоку, протянутую вдоль всего пляжа. Казалось, все побережье Британии сверкало этим упругим, жестким металлом. Пляжи были заминированы, так как власти считали их весьма подходящим местом для возможного вражеского вторжения.
Разглядывая удручающую картину, Бетси вспомнила, насколько холодно бывает в Англии в июне. Она взяла с собой совсем мало вещей, большую часть из которых она заказала в январе у Баленсиаги, нового испанского дизайнера, появившегося в Париже. А теперь ей требовалось теплое пальто, несколько платьев и по меньшей мере дюжина пар шелковых чулок.
Ход ее мыслей прервала горничная, которая принесла телеграмму. Бетси с удивлением прочла:
«ПОЭТ ЛОНГФЕЛЛО ПИСАЛ КАВЫЧКИ ЕСЛИ БЫ МЫ МОГЛИ УЗНАТЬ ТАЙНЫ НАШИХ ВРАГОВ МЫ БЫ НАШЛИ В ЖИЗНИ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ПЕЧАЛЬ И СТРАДАНИЯ ДОСТАТОЧНЫЕ ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ОБЕЗОРУЖИТЬ ЛЮБОГО ВРАГА КАВЫЧКИ ДОВЕРЬТЕСЬ СЕБЕ И МИМИ ОТНЕСЕТСЯ К ЭТОМУ СО ВНИМАНИЕМ ТЧК ИСКРЕННЕ ВАШ ТОБИ ФЭЙН».
– Ничего себе! – протянула Бетси.
Ник, завернувшийся в полотенце, как в саронг, появился из ванной комнаты. Он подошел к матери и взял телеграмму у нее из рук. Что еще случилось?
Ник посмотрел на мать:
– Этот дядя кажется весьма чувствительным человеком.
– Как ему только хватило наглости?!
* * *
Утренняя рутина Мими тоже была прервана стуком в дверь. Мальчишка принес ей телеграмму:
«ДОРОГАЯ ПОМНИ ПРОЩЕНИЕ ЭТО РОСКОШЬ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО КОГО ПРОЩАЮТ НО И ДЛЯ ТОГО КТО ПРОЩАЕТ ТЧК С ЛЮБОВЬЮ ТОБИ»
Мими, еще не надевшая перчатки, посмотрела на свои руки, державшие бланк телеграммы. Она поджала губы при виде неестественно белой, вздувшейся кожи и фыркнула.
* * *
О'Брайены позавтракали яичницей и тоненькими ломтиками странного серого хлеба, к которым прилагался кусочек маргарина не больше наручных часов Бетси.
После завтрака Саттон отвез Бетси в «Хэндлиз», самый модный местный магазин, где она с возмущением обнаружила, что вещи тоже продаются по карточкам.
Наконец «Даймлер» величественно подъехал к воротам порта, украшенным чугунной аркой, с которой свисал фонарь. Справа была строго охраняемая калитка для пешеходов.
Бетси наклонилась вперед:
– Саттон, пожалуйста, пойдите и узнайте, когда ожидается прибытие «Уверенного».
Шофер вернулся через двадцать минут, с сожалением качая головой.
– Они не дают мне никакой информации, мадам. Все в высшей степени засекречено.
Ник, настоявший на том, чтобы поехать с матерью, предложил свои услуги, но Бетси нетерпеливо покачала головой:
– Нечего тебе делать на ветру. Я сама пойду.
Дрожа от холода в своем розовом шелковом костюме, но с видом независимой и богатой женщины, Бетси пошла по каменной мостовой к вооруженным солдатам, полицейским и морякам, охранявшим въезд в порт с обеих сторон. Ее туфли на высоких каблуках отбивали дробь. Спустя несколько минут Бетси поймала себя на том, что повторяет одни и те же фразы людям с совершенно непроницаемыми лицами:
– Пароход из Бордо, «Уверенный»… Моя дочь Стелла О'Брайен… Моя внучка Кэролайн О'Брайен… Ей всего два месяца…
Но мужчины только качали головами. Один произнес: – Извините, леди.
Бетси просила, умоляла, упрашивала, даже заплакала, как Пикфорд в ее ранних фильмах, но часовые не обращали на нее никакого внимания.
В отчаянии она остановила мужчину в промасленном комбинезоне. Тот любезно ее выслушал, потом ответил:
– Ничего не знаю, леди. Здесь работают двадцать пять тысяч человек, и корабли с беженцами причаливают постоянно. Лучше всего вам, леди, ждать здесь, пока ваши не появятся.
– Я не сдамся, пока их не встречу. Я буду сидеть здесь двадцать четыре часа в сутки, пока не увижу Стеллу, – мрачно заявила Нику вернувшаяся ни с чем Бетси.
Неважно как, но Бетси увезет дочь и внучку в безопасный Лос-Анджелес.
Вдруг Бетси дернулась вперед. Великолепной формы ярко-красным ногтем с отличным маникюром она ткнула вперед и выдохнула:
– Не могу поверить!
Мими слезла с заднего сиденья мотоцикла, чмокнула водителя в щеку и направилась к воротам порта.
Ник впервые видел загадочного демона, всю жизнь терзавшего душу его матери. Маленькая легкая фигурка в темно-синем шерстяном костюме с короткой юбкой, черные чулки и черные высокие ботинки на низких каблуках. Она явно была готова ждать часами, потому что через руку у нее было переброшено тяжелое пальто. Ее неестественно ярко-рыжие волосы были собраны сзади в сетку на средневековый манер.
Мими прождала у ворот около часа, а потом вдруг устремилась навстречу морскому офицеру, который вышел на улицу. Она явно спрашивала у него что-то, и было очевидно, что он ей ответил, а не просто отмахнулся.
Раздраженная Бетси терялась в догадках, что мог этот офицер сказать Мими.
Мими развернулась и целеустремленно пошла вверх по улице. Почти не раздумывая, Бетси распахнула дверцу «Даймлера» и бросилась догонять ее на своих высоких голливудских каблуках. Она почти сразу же поскользнулась на брусчатке, с трудом удержалась, чтобы не упасть, и замахала рукой Нику. Тот подбежал к матери.
– Быстро! Догони ее, Ник, пока она не исчезла! Выясни, что узнала эта женщина!
Ник догнал Мими у телефонной будки, куда та собиралась зайти.
– Миссис Фэйн, – выдохнул он, едва переводя дыхание.
Мими резко обернулась. На ее лице было написано изумление. Лицо молодого человека было ей знакомо, но она никак не могла вспомнить, где его видела.
– Я Ник О'Брайен, сын Бетси, – он протянул ей руку.
Мими, словно во сне, пожала ее.
– Мы с мамой так и не сумели выяснить, когда прибывает корабль Стеллы. А вы узнали?
Мими помедлила, а потом неохотно произнесла:
– Предположительно, «Уверенный» должен был выйти из Бордо третьего июня, но судно задержали в порту. Никто не знает почему. Несколько раз объявляли тревогу, но все было впустую. Корабль двигается зигзагом из соображений безопасности. Я как раз собиралась позвонить мужу и сказать ему, чтобы он пока не ждал меня.
– Это точно?
– Мой сын работает в порту, и я только что говорила с одним из его товарищей.
– Спасибо. – Ник горячо потряс затянутую в перчатку руку. Они оба замялись, чувствуя, что надо сказать что-то еще, но оба не знали, что именно.
Мими приветливо кивнула и вошла в телефонную будку. И тут же вышла из нее.
– Черт побери, не работает! Я позвоню Тоби из паба.
Ник вернулся к матери с новостями.
– Ха! – фыркнула Бетси. – Откуда нам знать, что она сказала правду? Может быть, она хочет, чтобы мы уехали! Я не сойду с этого места!
Тем не менее после полудня «Уверенный» так и не появился, а они не взяли с собой никакой еды. Бетси нагнулась вперед и постучала по стеклу, отделяющему салон от водителя:
– Обратно в отель!
Когда они повернули за угол, Ник увидел Мими, тоже направлявшуюся в гостиницу. Он слегка толкнул локтем мать, но та с вызовом покачала головой. Не собирается она делить свою машину с этой женщиной. «Даймлер» проехал мимо.
С большим трудом Ник открыл скрипящие дверцы лифта. Они вошли, и в последнюю минуту кто-то запыхавшийся ворвался в кабину.
Мими так стремилась успеть в лифт, что разглядела своих попутчиков, только когда кабина поползла вверх. Бетси наградила ее холодным взглядом, а потом стала смотреть прямо перед собой. Мими покраснела. Она повернулась к Бетси спиной и принялась рассматривать дверцы лифта. Ник никак не мог придумать, что бы такое сказать или сделать.
Лифт остановился между двумя этажами. В напряженной тишине женщины смотрели, как Ник сражается с кнопками.
Мими нетерпеливо потрясла решетку и закричала:
– Помогите! Мы застряли! Кто-нибудь, вытащите нас отсюда! Да где же все, черт побери?!
Бетси даже подпрыгнула, услышав знаменитый бархатный голос во всей его красе.
Наконец подошел лысеющий управляющий, который в военное время отвечал еще и за лифт. Он встал на колени и обратился к застрявшим:
– Прошу прощения, леди. Эта машина устраивает иногда такие штуки, но мы вас немедленно вытащим.
«Немедленно» затянулось на пятнадцать минут. Наконец лифт медленно пополз вниз. Там ждал управляющий с извинениями. Что поделаешь, война.
– Интересно, на что они ссылаются в мирное время? – сердито поинтересовалась Бетси у Ника, когда они поднимались по широкой лестнице.
– Он просто не захотел признать свою вину, – не без намека ответил Ник, открывая дверь их апартаментов. Бетси рухнула в кресло и стряхнула с ног туфли.
– Как только мы встретим Стеллу, немедленно уедем из этой дыры!
Ник решился задать свой вопрос:
– Не могла бы ты вести себя чуть более дружелюбно, когда мы снова встретим миссис Фэйн? У нее явно хорошие связи здесь, а мы никого не знаем. Она поделилась с нами тем, что узнала сегодня утром. Если бы не она, мы все сидели бы там и ждали.
– Я подумаю об этом, милый, – бросила Бетси, ясно давая понять, что ни на какие уступки она идти не намерена.
Обратная дорога в порт заняла неожиданно много времени, на улицах откуда-то появилось огромное количество автомобилей. Саттону удалось припарковаться у ворот порта с большим трудом. Мими тоже была здесь. Она разговаривала с тем же самым офицером, что и утром.
И вдруг хлынул настоящий ливень.
– Почему бы нам не пригласить миссис Фэйн к нам в машину? – предложил Ник. – Если она располагает информацией, это будет только разумно.
Бетси замялась. Она привыкла все делать по-своему. Но этим утром, сидя в холодном «Даймлере», она вспоминала свой разговор с сыном. Особенно ей запомнились его слова о том, что их вендетта напоминает смертоносный пинг-понг. Ник спросил тогда: «Ради чего все это?» И теперь Бетси неохотно начала пересматривать долгую историю своей ссоры с Мими.
– Ты прав. Есть смысл пригласить ее в машину. Пока дождь не перестанет. Но я должна тебя предупредить, что она, вероятно, откажется. Поговори с ней ты, милый. Если я попрошу, она точно не сядет.
Ник открыл дверцу и поставил одну ногу на подножку, но потом сел обратно.
– Мама, это должна сделать ты. Пожалуйста, пригласи ее сама. – Бетси покачала головой, и Ник добавил:
– Это ради Стеллы, мама.
Бетси медлила…
Она чувствовала себя очень странно, когда, нагнув голову, бежала под дождем, странно разбрасывая ноги в стороны, словно у нее были связаны колени. Приближаясь к группе мужчин в форме, она думала о том, как ей пригласить Мими в машину – сурово? Небрежно? С улыбкой?
В эту секунду Мими случайно повернула голову. Не веря своим глазам, она смотрела на Бетси. Розовый шелковый костюм с короткой юбкой и розовый льняной плащ. Туфли на высоких каблуках, украшенные кокетливыми бантами. Белокурые волосы – седые пряди аккуратно подкрашены – были собраны на макушке. И от этого она выглядела очаровательно, вызывая ностальгию по временам короля Эдуарда. Маленькая плоская шляпка была кокетливо сдвинута на одно ухо. Глядя на нее, Мими вспомнила тот день, когда Бетси впервые разрешили сделать высокую прическу. Как она радовалась тогда….
Неожиданно ворота порта распахнулись, и оттуда хлынула волна велосипедистов. К несчастью, Бетси оказалась как раз у них на дороге. Она в ужасе остановилась, не зная, куда бежать – налево или направо. Бетси переминалась с ноги на ногу. Велосипедист, ехавший прямо на нее, крикнул: «Решайтесь побыстрее, миссис!» – и едва не задел ее.
Уворачиваясь, Бетси потеряла равновесие и тяжело упала на землю. Поток велосипедистов каким-то чудом не задел ее. Они исчезли так же быстро, как и появились, а Бетси осталась сидеть на грязных камнях мостовой. «Это все Ник виноват! Если бы он не заставил меня пригласить Мими…» И тут она поняла, что снова, как маленькая девочка, пытается свалить вину на кого-то другого.
Мими бежала к своему поверженному врагу. Бетси больше не выглядела как кинозвезда. Она сидела на брусчатке, ноги широко раскинуты в стороны. Одна изящная лодочка свалилась с ноги, чулки порваны, лицо испачкано, колени содраны. Вся ее одежда оказалась в грязных брызгах. Маленькая шляпка уныло свисала с уха.
Мими, намеревавшаяся помочь Бетси встать, вдруг остановилась. Она неожиданно вспомнила такой же дождливый день, когда Бетси только что подарила ей алый зонтик. Мими свалилась в лужу, они обе перепачкали новые весенние пальто, но никак не могли насмеяться.
Мими хихикнула.
Сидящая в грязи Бетси крикнула:
– А ну-ка убери эту улыбку с лица, Мими Фэйн! Что тут, черт побери, смешного?
А Мими все смеялась и никак не могла остановиться. Она дрожащим пальцем указала на Бетси: «Ну и кто теперь у нас маленькое черномазое чучело?»
На мгновение Бетси удивилась, а потом ее лицо смягчилось – она все вспомнила. Она посмотрела на крошечную фигурку своей подруги, завернутую в нелепую накидку, скрывавшую ее до школьных ботинок. Желтый клеенчатый капюшон на странных рыжих волосах.
Медленно, очень медленно Бетси улыбнулась:
– Ты тоже не слишком шикарно выглядишь, милочка. Совсем не как куколка, дорогая. – И, вспоминая тот день из их далекой юности, Бетси, сидя на грязной мостовой, от души расхохоталась.
В окно «Даймлера» изумленный Ник наблюдал, как Мими нагнулась и помогла его матери встать. Бетси скинула и вторую лодочку. Обнявшись, обе женщины подошли к стене, прислонились к ней и хохотали, как две школьницы.
Наконец, отсмеявшись, они обе подошли к машине. Невозмутимый Саттон открыл им дверцу. Они сели, и Бетси взяла Мими за руку. Они обменялись невыразимо печальными и любящими взглядами.
– Я без тебя скучала, подруга, – спокойно призналась Мими.
– Я тоже. Ты даже представить не можешь, как сильно я скучала.
– Ты только вспомни, как мы кутили с тобой у рыбного лотка после того, как испортили наши пальто!
– Да, Мими, давай забудем обо всем, что случилось потом. – Из глаз Бетси потекли слезы, и краска для ресниц оставила две темных полосы на ее щеках.
Ник, незамеченный, перебрался на переднее сиденье и сел рядом с Саттоном. Не желая упускать второй шанс, он велел Саттону очень медленно ехать в гостиницу.
– Ты не слишком изменилась, старушка, – солгала Бетси.
Мими подумала: «Она прилично поправилась», но вслух сказала:
– Ты тоже, моя дорогая.
– После смерти Джека я все время ела, чтобы успокоиться. Я просто объедалась шоколадными батончиками, можешь себе представить? Но я собираюсь сесть на диету… со следующей недели.
– Тебе не нужна диета, Бетси. – Мими отлично помнила первое правило женской дружбы. – Если ты и прибавила немного, тебе это идет. – И она сказала правду. Черты Бетси немного расплылись, зато у нее не было морщин.
Мими с любопытством спросила:
– Ты по-прежнему очищаешь лицо оливковым маслом?
Бетси кивнула.
– Забавно, а мне по-прежнему не нужна диета, – Мими еще раз оглядела Бетси. – У тебя до сих пор красивые глаза.
– Как говорят, время оставляет женщине что-то одно, не уродуя этого с возрастом – ноги или плечи, руки или грудь.
– В моем случае это уши, дорогая.
Они все еще держались за руки. Бетси осторожно разжала пальцы и сняла перчатку с руки Мими.
– Прости меня, Мими.
Та молчала. Наконец-то она это сказала.
Мими вдруг почувствовала себя удивительно свободной, очищенной, словно она осознала, что всегда преувеличивала вину Бетси. И со счастливой улыбкой она произнесла вслух:
– В конце концов, Бетси, ведь не ты же подожгла театр!
– Разумеется, это сделала не я, – холодно ответила та.
Мими вспомнила кое-что еще и снова засмеялась:
– И Джолли Джо ошибался! Ведь это не ты заперла меня тогда в спальне, когда мы обе надеялись, что известный импресарио обратит на нас внимание.
Бетси вырвала руку и посмотрела прямо перед собой:
– Мне очень не хочется признаваться в этом, Мими, но Джолли Джо был прав. Это я тебя заперла. – Вот так. Она сказала это. И тут же почувствовала невероятное облегчение.
Мими глубоко вздохнула и не без труда пробормотала:
– Мы только что решили оставить все неприятное в прошлом. Так что давай забудем.
Бетси прошептала:
– Мы были девчонками, когда в последний раз держались за руки, а теперь мы уже бабушки.
– Ты, я и Глория Свенсон, – пробормотала Мими, включая в их компанию и знаменитую американскую актрису.
Бетси улыбнулась этой слабой попытке пошутить. Мими чувствовала, как нежность к Бетси заполняет все ее существо, прогоняя возмущение, гнев, желание отомстить. Обе женщины с любовью смотрели друг на друга. И как в былые времена, каждая знала, о чем думает другая – об их потерянной дружбе.
– Ты знаешь, мы сами себя наказали, – прямо сказала Мими.
– Ты чертовски права, – печально согласилась Бетси. – Мне жаль, что понадобилось столько времени, чтобы я это поняла.
Они сидели молча, держась за руки. А Саттон радовался, что мадам забыла поднять разделительное стекло. Он все равно как пьесу по радио прослушал.
Они уже подъезжали к отелю, когда Мими спохватилась:
– Я с тобой собственное имя забуду! Этот парень сказал мне, что «Уверенный» не появится раньше завтрашнего дня. Утром они смогут сказать нам более точно. Судя по всему, в Бордо царит неразбериха. Так что сегодня нам нечего болтаться у ворот порта. Тебе незачем волноваться. Ты не пропустишь Стеллу с ребенком.
– Откуда ты знаешь о Стелле и малышке?
Мими сунула руку в свою сумку на длинном ремешке, достала телеграмму и протянула ее Бетси.
– Эй! Но она же адресована Максу Фэйну в клуб «Гаррик»! Как она к тебе попала?
– Посыльный принес ее из клуба, – объяснила Мими. – В телеграммах всегда что-то срочное. Поэтому я ее вскрыла.
– Твоя телеграмма – почти точная копия моей, – заметила Бетси. – Мне и в голову не приходило, что посольство в Париже попросит твоего сына встретить корабль.
– Я полагаю, так захотела Стелла.
Бетси поморщилась. Так свободно говорит о ее дочери! Обе женщины замолчали. Старые раны не затягиваются быстро.
Наконец Мими не выдержала:
– Я так рада, что мы снова с тобой подруги, Бетси. У меня никогда больше не было такого друга, как ты.
– У меня тоже. – Бетси ощущала это куда острее, чем Мими. Она никогда не испытывала такой открытой, ясной нежности к другой женщине. И ни одна женщина не относилась так к ней. Для этого Бетси была сначала слишком красивой, а потом чересчур богатой.
Мими с грустью заговорила:
– Видишь ли, Макс не знает о приезде Стеллы. Я не смогла с ним связаться.
– Это не имеет значения. Они увидятся позже. – Теперь Бетси незачем выдумывать для Стеллы мужа – героя войны, погибшего в сражении. Общественное мнение утешится, когда Макс разведется и женится на Стелле.
Мими покачала головой.
– Макс как раз помирился с женой перед тем, как узнал, что Стелла ждет ребенка… А потом у Физз были преждевременные роды, и ребенок умер… – Голос Мими звучал как-то тускло. – Физз сказали, что скорее всего у нее больше не будет детей… Так что Кэролайн останется единственной моей внучкой…
Бетси гневно прервала ее:
– Ты хочешь сказать, что Макс не собирается жениться на Стелле?
Впервые после своего приезда в Портсмут Мими от всей души понадеялась, что Макс не появится вдруг из-за угла или не окажется в баре гостиницы. Она спокойно и уверенно покачала головой:
– Нет. Он даже не рассказал Физз о Стелле. – Мими глубоко вздохнула. – Но мой сын примет на себя всю ответственность, как отец ребенка. Он хочет, чтобы Стелла об этом знала.
Бетси чувствовала себя бесконечно униженной. Ее дочь, Стелла, забеременела от мужчины, у которого была беременная жена! Этот сын Мими – просто грязная крыса! Если бы Джек был жив, он бы стер в порошок этого ублюдка!
Мими с трудом произнесла:
– Мне совсем не хочется этого говорить, но Макс и в самом деле повел себя как мерзавец.
С видимым усилием Бетси взяла себя в руки и прогнала прочь гневные мысли.
– Нам надо будет это как-то уладить, – сказала она.
Мими поняла, чего стоили Бетси эти слова, и увидела в этом живое подтверждение тому, что Бетси искренне хочет возродить их прежнюю дружбу. Она молча поднесла к губам белую руку Бетси с ярко-красным маникюром и поцеловала ее.
Когда «Даймлер» подъехал к входу в гостиницу, Бетси наконец улыбнулась.
Мими не испытывала такого блаженства с того времени, когда ей удалили зубы мудрости.
* * *
В десять часов вечера Мими снова попыталась позвонить Тоби. Она оставила ему сообщение: «Мы отлично похихикали с Бетси во время ленча». Телефонистка строго выговорила ей:
– Это совсем не похоже на военное сообщение!
– Вы ошибаетесь, – заверила ее Мими.
Бетси решила, что ей следует лечь пораньше, а Мими была слишком возбуждена, чтобы спать. Она решила пойти в бар, что-нибудь выпить, а потом позвонить мужу еще раз.
Когда она открыла дверь бара, до нее донеслись обрывки странных фраз:
– Дюнкерк… Флотилия… Бомбежки… Я и не думал выбраться оттуда живым…
Мими ткнула локтем в бок ближайшего к ней парня в морской форме:
– Что происходит, приятель?
Офицер обернулся к ней и улыбнулся:
– Ничего особенного. Королевский флот только что спас британскую армию от нацистов во Франции.
Мими огляделась вокруг в поисках официанта. К бару ей точно было не пробраться. Народу собралось немыслимое количество.
Мими решила, что капелька бренди не стоит таких хлопот, развернулась, чтобы уйти, и буквально налетела на Гая Финдли. Того самого лейтенанта, у которого Макс одалживал мотоцикл в обмен на пару контрамарок в «Минерву».
– Кого я вижу! – воскликнула Мими. – Вот такой крупный парень мне и нужен, чтобы… – Она замолчала не договорив.
Молодой человек смотрел на нее с открытым ртом, на его лице застыло выражение ужаса.
– З-здравствуйте, – выдавил он.
Мими вгляделась в его побелевшее лицо.
– Что случилось с Максом?
– Прошу вас, не спрашивайте меня, миссис Фэйн. – Сдавленный, сверхвежливый голос смолк. Гай схватил своими огромными холодными ладонями ее руки в перчатках. Он почти подталкивал ее к стене. – Вы должны быть мужественной, – с трудом произнес он. – Ох, черт…
– Скажите же мне, – горячим шепотом поторопила его Мими, на самом деле не желавшая ничего слышать.
В конце концов Гай опустил глаза, сглотнул и промямлил:
– Мы с Максом были вместе в Дюнкерке, руководили посадкой солдат в лодки. Макс работал в лодке рядом с моей. Нас постоянно бомбили, бомбардировщики пикировали и расстреливали нас из пулеметов… – Он посмотрел прямо в глаза Мими. – О господи, простите, миссис Фэйн… Я видел, как Макса ранили. На моих глазах он упал за борт и скрылся под водой…
– Почему вы так уверены, что это был именно Макс?
– Он окликнул меня незадолго до этого.
– Что Макс сказал?
Гай помялся:
– Макс спросил: «Ты часто здесь бываешь, старый мерзавец?» – выпалил он.
Мими вдруг стало очень больно, ее сердце безжалостно сжала чья-то рука, а кровь так сильно стучала в висках, что, кажется, вот-вот лопнут барабанные перепонки. Как она умудряется выжить в этот ужасный момент? Да ей и не хочется жить. Это нечестно, что ее единственное дитя отняли у нее так быстро, так легко и так жестоко, когда вокруг полно других матерей, у которых много детей и все они пока еще живы! Это нечестно! Ведь эта проклятая война только что началась. И что Макс делал во Франции, когда она была уверена, что он занят безопасной канцелярской работой?
Мими отвернулась и ничего не видящими глазами стала смотреть на маленького юркого бармена. Ей казалось, что все его движения замедлились, словно мелодия на старинном граммофоне, который забыли подзавести.
– Миссис Фэйн, вы хорошо себя чувствуете?
– Нет, – с трудом выдохнула Мими. – Я не чувствую себя хорошо. Я никогда больше не буду чувствовать себя хорошо. – Из нее ушла вся энергия, вся сила. Она чувствовала себя опустошенной и знала, что так теперь будет до конца жизни.
– Господи, не надо мне было вам говорить!
– Я все увидела в ваших глазах, – прошептала Мими.
Кто-то подошел к ней и протянул большой стакан с бренди. Мими покачала головой. Она не могла дышать, не только что глотать.
– Вам нужен свежий воздух, мадам. – Старый официант твердой рукой вывел ее из бара на пустую террасу. Полная луна сияла над серым, сверкающим, беспокойным морем.
Почему она ничего не почувствовала, когда умер Макс? Как она могла шутить и смеяться, когда ее ребенок, которому она дала жизнь, которого носила в своем теле девять месяцев, которого она считала частью себя, погиб. Как она могла не заметить, что эта ее часть вдруг исчезла?
Ее мозг затопила ужасная картина. Тело Макса безвольно покачивается на кровавых волнах, потом вода засасывает его все глубже и глубже в безмолвную бездну океана, все дальше и дальше от его матери.
Мими была абсолютно уверена, что, когда ее сын погружался в холодную воду, он звал ее. Его крики будут теперь вечно звучать для нее. Как она будет дальше жить с этим?
Она не помнила, как вернулась в гостиницу. Ненадолго удалось забыться сном. Ей снилось, что она пробивается сквозь серый плотный туман, безнадежно следуя за слабым детским голосом, зовущим ее: «Мамочка, где ты?.. Мне так страшно…»
Мими проснулась. Холодная комната действовала на нее угнетающе. Она подошла к окну, подняла штору затемнения и распахнула его. Ночной воздух был так же холоден и нем, как и ее душа. Где-то в глубине ее тела образовался кусок льда, замораживающий Мими изнутри. Она не могла даже поплакать как следует, хотя рыдания душили ее.
Когда серый рассвет залил ее комнату, Мими высунулась из окна. Как она будет жить с этой отчаянной болью?
Она посмотрела вниз, на каменную террасу.
И тут Мими сообразила, что Тоби еще не знает о смерти сына.
Ей надо как можно быстрее вернуться к нему, прежде чем придет официальное извещение из военного ведомства. Он не должен быть один, когда его принесут. Мими постарается спрятать извещение и дать Тоби возможность пожить счастливо еще немного. Она будет откладывать этот разговор, пока сможет.
Но прежде чем вернуться на Фицрой-сквер, она должна встретить эту молодую женщину, которая будет нести на руках то, что осталось от Макса. Но и Стелле она не должна говорить о его смерти. У нее пропадет молоко, тогда и ребенку будет плохо.
А это значит, что она не может рассказать о случившемся даже Бетси.
Она может оставить веселую записку и первым же поездом выехать в Лондон, но… Ей так хочется увидеть дочку Макса! Бетси увезет их в Америку, Тоби должен обязательно увидеть внучку до их отъезда. Как-то надо сделать, чтобы Физз ни о чем не узнала.
Мими хотелось, чтобы у нее была ясная голова, ей так много нужно обдумать. Благодарение богу, «Уверенный» будет в порту только во второй половине дня. Это даст ей время немного прийти в себя. Пока она не готова ни с кем разговаривать.
* * *
Час спустя необходимость думать и действовать оживили практический ум Мими.
– Давай соберись, моя девочка, – приказала она себе, глядя в зеркало.
Теперь у нее был четкий план. Встретить ребенка Макса, а потом позаботиться о Тоби. Она будет горевать позже, вместе с мужем. А пока… Ведь она актриса, верно?
– Так что иди на сцену и играй свою роль! – сурово сказала Мими своему отражению.
* * *
В ресторане по радио громко играла оркестровая музыка, потому что с началом войны Би-би-си отдавала предпочтение бодрящим мелодиям.
Бетси, ковырявшая вилкой своей ленч, вскочила с места, когда увидела Мими.
– Как это замечательно, дорогая! Они будут здесь всего через несколько часов!
Бетси так радовалась предстоящей встрече с дочерью и внучкой, что не заметила ни выражения лица Мими, ни ее подавленного настроения.
– Ник торчит у ворот порта с раннего утра. Саттон говорит, там собралась такая огромная толпа, что мы не сможем поставить машину поблизости. Это все из-за Дюнкерка. Продолжают прибывать оставшиеся в живых. Газеты, разумеется, только об этом и говорят. Здорово, что мы оказались здесь, когда это случилось, правда? – Продолжая говорить, Бетси подписала счет, подхватила сумочку и стремительно полетела вперед – блестящая фигура в васильково-синем шелке и таких же шелковых туфлях.
Усевшись в «Даймлер», Бетси подняла стекло. На лице Мими застыла полуулыбка. Ее подруга явно намеревалась произнести речь.
– Я все утро думала, дорогая, и хочу кое-что тебе сказать. – Бетси вздохнула. – Я знаю, что меня никто никогда не считал хорошей актрисой, но на самом деле я почти гениальна! Я играла всю свою жизнь. В восемь лет роль послушной, хорошей девочки. Потом я изображала, что люблю Джека… А потом я играла роль жены богатого парня и светской дамы…
– Многие женщины так живут. – Мими постаралась, чтобы ее голос звучал сочувственно.
– Разумеется, я люблю моих детей, но я опять играла роль образцовой матери и ожидала, что они будут чистенькими, умненькими, хорошенькими… Ну просто семья из мюзикла. А это не всегда было хорошо для них. – Бетси снова вздохнула. Фиалковые глаза смотрела прямо в зеленые глаза Мими. – Но я никогда не притворялась по отношению к тебе, Мими. Тебя я искренне любила. Это было настоящим и очень важным для меня. Ты ворвалась в мою жизнь как комета и зажгла ее, честное слово. Ты была для меня всем, Мими.
– Да, мы неплохо повеселились, – вяло согласилась Мими.
Бетси продолжала:
– Мне действительно жаль, что я вела себя как упрямая ослица.
Мими коротко кивнула.
– Гордость стоит дорого. Мы обе это поняли.
Саттон повернулся и постучал в стекло.
– Я не могу подъехать ближе, мадам. – Вся улица перед портом была запружена военными машинами. Медсестры и моряки подсаживали раненых в грузовики.
– Бедные мальчики! – воскликнула Бетси.
– Но они живы, мадам, – не удержался Саттон. Мими еще крепче закусила губу, она не может позволять себе сорваться сейчас.
– Пойду узнаю, что происходит. – Она вышла из машины. Ей потребовалось полчаса, чтобы пробраться сквозь толпу к воротам и вернуться к Бетси, которая с Ником и Саттоном стояла у машины.
– «Уверенный» только что бросил якорь.
Услышав новости, Бести вдруг стала моложе, живее, нетерпеливее. Она почувствовала невероятное облегчение. Это изматывающее ожидание практически подошло к концу!
Десять минут спустя Бетси показалось, что она увидела Стеллу. Но она ошиблась. Ее возбуждение сразу исчезло, и она расплакалась. Мими обняла ее за плечи, успокаивая:
– Не плачь, старушка, – а потом язвительно добавила: – А то вся краска потечет.
Через три часа у ворот вдруг началось какое-то оживление. Через толпу прорвались две женщины в шубах. Они обе несли шкатулки для драгоценностей. За ними следовал худой мужчина средних лет в плаще и черном берете. Он тащил два чемодана.
Бетси воскликнула:
– Ник, спроси, с какого он парохода!
Ник протолкался вперед:
– Прошу прощения, сэр, вы прибыли на «Уверенном»?
– Exсusеz-mоi. Jе nе раrlе раs l'аnglаis.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Тогда Ник перешел на французский, очень старательно, по-школьному строя фразы.
– Вы из Бордо?
– Да, а где такси?
– Вы приплыли на пароме «Уверенный», месье? – не отступал Ник.
– Да, а где поезд на Лондон?
Ник пожал плечами.
– Сожалею, месье, но нет ни такси, ни поездов. – Он обернулся к матери и, торжествующе улыбаясь, поднял вверх большой палец.
Обрадованная, полная надежды, Бетси обняла Мими.
– Я вот-вот увижу свою внучку.
Чтобы скрыть свои чувства, Мими спрятала лицо в платье Бетси и хрипло пошутила:
– Я тебя не представляю в роли бабушки. Ты совсем не седая, да и вообще не похожа.
– Бабушки теперь не седеют, они становятся блондинками, – твердо ответила Бетси. И, вдруг став серьезной, спросила: – Но вот становятся ли они взрослее и мудрее?
Мими, не колеблясь, кивнула:
– Повзрослеть никогда не поздно.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Месть Мими Квин - Конран Ширли


Комментарии к роману "Месть Мими Квин - Конран Ширли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100