Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Суббота, 1 февраля 1969 года


Майк, в черных кожаных брюках и такой же куртке с расстегнутой молнией, стоял, расставив ноги, у камина в кабинете Адама, где весело потрескивали сосновые поленья. Лицо Майка было бледно, его светло-серые, широко поставленные глаза отражали гнев и ужас.
Адам потряс зажатым в руке номером „Ивнинг стандард".
– „Известная красавица лишилась глаза"! – выкрикнул он. – Я просил тебя хорошенько нагнать на нее страху, а не убивать ее! Ты же понимаешь, что такие вещи рано или поздно выплывают наружу!
– Я не меньше твоего встревожен. Каково, ты думаешь, мне сейчас? – Майку редко доводилось видеть брата в такой ярости. Раздраженным, сердитым – да, но сейчас он был просто в бешенстве. В отличие от Майка, который хорошо владел собой, но мог и сорваться, если его задевали за живое, Адам обычно держал свои чувства и эмоции под строгим контролем.
– Как, черт тебя побери, могло тан получиться?
– Ты же знаешь, Адам, этот народ не всегда поддается контролю. Одна из причин в том, что им просто нравится делать это, вот они и дают себе волю.
– Ты даже не нашел моих записных книжек! – проревел Адам.
– У нее в сумочке не было никаких книжек – только обычная женская дребедень, – возразил Майк. – Ее одежду тоже обыскали, но ничего не нашли.
Адам не стал говорить брату, что книжки оказались на своем обычном месте. Его бесило, что он не проверил тайник перед тем, как натравить на Аннабел людей Майка. Вдруг он спохватился:
– Нужно сделать так, чтобы это не дошло до Элинор! Конечно, газет она не читает, но телевизор-то у нее есть – стоит под самым носом! Тут могут возникнуть такие проблемы! – Еще не закончив говорить, он схватился за телефон и вызвал междугородную.
Когда ему ответила девушка-регистраторша, он коротко приказал:
– Дайте мне сестру Брэддок… Что значит „уволилась"?.. Тогда доктора Крэйг-Данлопа!
– Доктор Крэйг-Данлоп в отпуске, – пробормотала напуганная регистраторша. – Он уехал в круиз… по Карибскому морю.
– Когда он вернется? – рявкнул Адам.
– Собственно, круиз уже закончился, – заикаясь, ответила регистраторша. – Доктор прилетит самолетом, как только сможет. Я тотчас же позвоню вам, мистер Грант.
Адам был готов избить самого себя. Он не должен был выпускать Элинор из поля зрения ни на один распроклятый день. Почему доктор не сказал ему, что уезжает в круиз? Почему никто не сообщил, что сестра Брэддок собирается увольняться? О Господи, подумал он, если человек чего-то хочет, он должен позаботиться обо всем сам.
– Хорошо, – резко бросил он в трубку. – А пока кто отвечает за лечебницу?.. Тогда скажите заместительнице старшей сестры, что я хочу немедленно поговорить с ней… Естественно, об одной из пациенток… О миссис О'Дэйр.
Регистраторша снова начала заикаться:
– Мы получили строжайшее распоряжение не говорить о миссис О'Дэйр.
От ярости Адам едва не лишился дара речи.
– Я адвокат миссис О'Дэйр! – заорал было он, но вдруг оборвал сам себя на полуслове и тихо закончил: – Миссис О'Дэйр умерла?
Ответом было продолжительное молчание.
– Ну, так что – да или нет? – опять сорвался почти на крик Адам.
– Нет, миссис О'Дэйр не скончалась, – неохотно ответила регистраторша. – Но больше мне нечего вам сказать.
Но сказать ей было что, и немало. Что-то странное происходило в лечебнице „Лорд Уиллингтон", и Адам был уверен, что выудит гораздо больше информации от этой идиотки-регистраторши, чем от заместительницы старшей медсестры.
– Тогда я сам приеду в Истборн, – прорычал он, – и немедленно, если вы не скажете мне, что случилось с миссис О'Дэйр!
Насмерть перепуганной регистраторше вовсе не хотелось, чтобы этот озверевший адвокат наорал на нее еще и не по телефону.
– Вам незачем ехать, – пискнула она. – Миссис О'Дэйр здесь больше нет!
– Что значит „нет"?!!
Регистраторша, не отвечая, осторожно вытащила штеккер телефона из розетки. Адам повернулся к Майну:
– Разъединили. Думаю, преднамеренно. Ной черт у них там происходит?
Майка поразило, как быстро внимание брата переключилось с весьма неприятной проблемы, связанной с Аннабел, на события в лечебнице. Почему Адаму так важно, где находится Элинор? Он явно надеялся, что она умерла. Почему?
„Это наверняка связано с деньгами", – догадался Майн. Вероятно, он что-то там намудрил с ее завещанием. Какой же, однако, хладнокровный негодяй его брат!
Адам размышлял, постукивая указательным пальцем по зубам. Наконец он решил:
– Я сам съезжу в эту лечебницу и выясню, что все-таки там случилось. – Он посмотрел на часы: было ровно шесть. Сняв телефонную трубку, он обратился к Майку: – Поездом будет быстрее всего. – Затем в трубку: – Когда ближайший экспресс?
Получив нужную информацию, он повернулся к брату:
– Ты отвезешь меня на вокзал на мотоцикле! Ближайший поезд отправляется через пятнадцать минут, так что пошевелись, чертов лентяй!
Изумленный Майк вытаращил глаза. В обычных обстоятельствах Адам ни за что в жизни не решился бы сесть на мотоцикл. Он не понимал, чего ради Майк гоняет на этих громыхающих чудовищах, вечно грязный как кочегар, когда у него есть великолепный новый „Е-тайп", способный оставить далеко позади любой мотоцикл. Адам не понимал, что мотоцикл уже не был главным транспортным средством для людей с тощими кошельками. Теперь мотоцикл означал риск и сопутствующее ему возбуждение. Мотоциклист был человеком, готовым действовать, и даже самый дорогой „феррари" вполне мог превратиться в стремительно исчезающее пятнышко в зеркальце мотоцикла, обладающего хорошим ходом.
Но, кажется, Адам все-таки понял, что в часы пик самым быстрым средством передвижения в Лондоне является именно мотоцикл.
– Поехали! – скомандовал Адам брату, почти выбегая из кабинета.
В прихожей он накинул пальто и нетерпеливо оглянулся на Майка, натягивавшего на себя поверх куртки черное кожаное пальто, некогда принадлежавшее какому-то германскому офицеру и привезенное в качестве трофея в сорок пятом году из Мюнхена дядей братьев Грант.
– Скорее, скорее! – поторапливал Адам Майка. Братья не стали ждать медленно ползавшего вверх и вниз лифта и воспользовались лестницей черного хода. Прыгая со ступеньки на ступеньку, Майк на бегу подтянул ремешок шлема и надел кожаные перчатки: в случае аварии он предпочитал жертвовать своей кожаной амуницией, а не собственной кожей.
На улице уже стемнело. С утра светило солнце, так что дороги подсохли.
– Да шевелись ты, ради Бога! – простонал Адам. Мотоцикл завелся не сразу.
– Чемпион недоделанный! – презрительно бросил Адам, отлично понимавший, что мало что могло сильнее задеть его брата.
Майк, и без того взвинченный из-за происшествия с Аннабел, обернулся к нему:
– Если у тебя хреновое настроение, то нечего срывать его на мне!
– А это не твое собачье дело! Твое дело – выполнять то, что я тебе говорю! – громыхнул Адам.
Как всегда, столь резкая смена настроений у Адама ошеломила Майка. Он понимал брата, когда тот замыкался в себе, уходя от угроз и проблем внешнего мира, он понимал, что чувства Адама запрятаны глубоко в душе. Но он никогда не мог понять, почему из всех людей, живущих на свете, брат всегда выбирает именно его, чтобы сорвать накопившееся зло.
Майк еще раз лягнул стартер. Мотоцикл кашлянул.
– Какого дьявола эта проклятая жестянка не заводится? – крикнул Адам, ударяя ногой по боковой панели.
– Не смей калечить мой мотоцикл! – заорал Майк. После стольких лет зависимости от брата, незаслуженных унижений и обид, которые тот наносил только потому, что у того было плохое настроение, он почувствовал, что должен расквитаться. Пора уже Адаму перестать обращаться с ним, как с собакой. Пора, давно пора наконец проучить братца. Показать, что не только он может быть сверху. На сей раз он, Майк, – хозяин положения. Он припугнет Адама так, что тому хватит на всю жизнь.
Черный „эгли винсент" с никелированной рамой завелся с третьего толчка. Слушая его грохот, Майк улыбнулся про себя: мотор его машины был способен гнать ее со скоростью сто сорок миль в час.
С Кэдогэн-Плейс Майк свернул налево, на Понт-стрит. С ревом мотоцикл влетел на Белгрейв-сквер, обрамленную светлыми, классической архитектуры зданиями.
– Эй! – крикнул полуоглохший от дьявольского грохота Адам в самое ухо Майку. – Здесь же одностороннее движение! Ты не туда свернул!
Майк улыбнулся. Он знал, что вечерами, в это время, на Белгрейв-сквер не бывает много машин.
„Эгли", прибавляя скорость, понесся вокруг черной, с острыми концами решетки сквера, что находился посередине площади.
– Что это ты вытворяешь? – прокричал Адам, задыхаясь от встречного ветра.
Испуг брата заставил Майка усмехнуться. Его охватила эйфория, как после бокала шампанского на голодный желудок. Его мотоцикл, вздрагивая под хозяином как горячий конь, рвался вперед.
Ветер хлестал по лицу и глазам Адама, выжимая слезы. Ему казалось, что дома наклоняются над ним… нет, это мотоцикл заложил крутой поворот. Адам был в ужасе, голова у него кружилась. Когда „эгли" резко вильнул в сторону, чтобы уклониться от встречного лимузина, он вскрикнул и еще крепче обхватил руками Майка.
Майк рассмеялся. За спиной его сердито загудел клаксон, но „эгли" в клубах выхлопного газа уже вылетел с Белгрейв-сквер. Майк понимал: Адаму кажется, что он управляет машиной зверски, дико, и, возможно, что он не владеет ею полностью. Однако он-то знал, что его железный конь абсолютно подчинен ему.
Оставив позади площадь, вместо того чтобы повернуть направо, к вокзалу Виктория, Майк свернул налево.
– И вокзалу ведь не сюда! Нуда тебя черт несет? – Ветер загнал слова Адама обратно ему в глотку.
Тут Адам вполне серьезно подумал, не спрыгнуть ли ему с мотоцикла, но решил, что это еще опаснее, чем, тесно прижавшись к спине брата, мчаться вместе с ним сквозь темноту, пронизанную огнями встречных машин.
По мере того как „эгли" набирал скорость, возбуждение Майка нарастало. Адам, никогда не дававший себе труда думать о других, теперь на собственной шкуре испытывал, что такое оказаться в чужой власти, что такое насилие над волей и пронизывающий душу и тело ужас.
Впереди „эгли" замаячила высокая триумфальная арка с решетчатыми воротами. Они были закрыты. Майк направил машину прямо в ворота, как будто собирался в лепешку разбить ее о них.
Адам вскрикнул.
В последнюю секунду „эгли" резко свернул в сторону.
Теперь по левую сторону навстречу Адаму угрожающе неслись деревья, бросавшие длинные тени в отблесках старинных фонарей; справа показалась ограда Букингемского дворца.
– Прижмись ко мне! – приказал Майк через плечо.
И начался какой-то жуткий слалом. Сверкающее никелем железное чудовище врезалось в поток машин и заметалось между ними. Протестующий вой клаксонов перекрыл даже грохот мотоцикла. Втянув голову в плечи, изо всех сил прижавшись к спине Майка, Адам старался не думать ни о чем, кроме того, что он еще жив. Мысли рвались в крошечные, бессвязные клочки.
Облетев с диким ревом статую напротив Букингемского дворца, мотоцикл ринулся к Моллу. Там Майк включил максимальную скорость.
Щеки Адама оттягивало назад, дыхание рвалось из легких. Слева промелькнули зубчатые стены Сент-Джеймсского дворца. Прямо перед „эгли" горели красные огни светофоров.
Майк не снизил скорость.
Адам закрыл глаза.
В тот момент, когда „эгли" домчался до первого светофора, красный свет сменился желтым. „Эгли", грохоча, продолжал свой путь.
Адам, удивленный тем, что до сих пор жив, открыл глаза и увидел впереди массивный серый силуэт арки Адмиралтейства.
Дико взвизгнули тормоза: Майк резко сбросил скорость, прежде чем свернуть на Трафальгарскую площадь. На какое-то мгновение переднее колесо „эгли" оторвалось от асфальта.
Когда мотоцикл замедлил ход, мозг Адама снова приобрел способность мыслить.
– Что я должен сделать, чтобы ты остановился? Чего ты хочешь? – крикнул Адам сквозь какофонию шумов: мотор вновь работал на пределе, из выхлопного отверстия вырвалось пламя.
Круто заложив направо, Майк крикнул через плечо:
– Десять процентов от того, что ты имеешь от компании Дав!
– Проклятый педераст! – взвыл Адам. – Нет! Майк усмехнулся. Значит, он верно угадал: Адам действительно доит семейную компанию. Он рванул рукой вниз, и скорость еще увеличилась.
Теперь они мчались вокруг Трафальгарской площади. В центре ее возвышалась колонна Нельсона с пьедесталом, охраняемым четырьмя огромными бронзовыми львами. Их охватывал аккуратный полукруг железных столбиков. Дальше поднимались два фонтана с бронзовыми русалками и дельфинами и подсвечиваемой снизу водой. Конечно, было слишком темно и холодно, чтобы там болтались туристы или продавцы разной мелочи, но зато транспорта на площади, как всегда, было полно.
„Эгли" громыхал, оставляя позади простые красные автобусы, неповоротливые глыбы двухэтажных автобусов и бежево-черные такси.
Адам снова подумал, что, пожалуй, спрыгнуть с мотоцикла на полном ходу менее опасно, чем оставаться на нем. Он почти решил, что спрыгнет, когда Майк замедлит ход, чтобы повернуть направо – если, конечно, надумает повернуть – в дальней части площади.
Но пока „эгли" летел вверх по холму, Адам разглядел ряд железных колонок, ограждающих ведущие на площадь каменные ступени: удариться головой об один из этих столбов означало бы верный конец.
Тогда он решил держаться крепче и помнить о том, что Майк – прекрасный водитель, хотя, конечно, не приходилось надеяться, что он не станет рисковать: мотоциклисты делают это постоянно.
Майк свернул направо. „Эгли", рокоча мотором, пронесся впритирку между двумя столбами.
Звук, вырвавшийся из легких Адама, когда мотоцикл с грохотом рванулся вниз по ступеням на площадь, был уже не человеческим криком, а животным воем, исполненным смертельного ужаса.
Стая голубей взлетела в воздух, шумно хлопая крыльями, когда „эгли", проскочив лестницу, протарахтел мимо фонтанов и темных, припавших к земле фигур львов и снова вырвался на мостовую.
Вновь Майк бросил мотоцикл вправо. „О Боже! – подумал Адам. – Он хочет снова повторить весь этот кошмар!"
Наклонившись вперед, он прокричал в самое ухо брату:
– Ладно! Десять процентов! Твоя взяла!
Майн усмехнулся навстречу бьющему в лицо ветру. Он знал, что Адам не даст ему ни пенни, но он и сам говорил об этих деньгах не всерьез. Они были не нужны ему. Все, чего ему хотелось, – это взять верх над Адамом, заставить его умолять о пощаде. Хотя бы один-единственный раз.
– Ты уверен, что ты действительно собираешься дать мне десять процентов? – поддразнил Майк брата, закладывая крутой вираж.
– Да!!!
– Точно?
– Да! Да!!!
– Я тебе не верю!
Ветер сорвал смех с губ Майка и унес вдаль. Отличная гонка!
Достигнув конца площади, „эгли" на сей раз никуда не свернул. Подобно гигантской черно-серебряной пуле, он с ревом пронесся мимо полисмена, управлявшего светофором, и только тут повернул налево, на Стрэнд.
Справа от Адама замелькали огни вокзала Чэринг-Кросс. От бешеной скорости его затошнило, и он мог только надеяться, что его не вырвет…
А если даже и вырвет – какая, к черту, разница?
На ближайшем светофоре зажегся зеленый.
На следующем – тоже.
Сердце Адама застучало о ребра, когда „эгли" рванулся к третьему светофору, где проезжая часть разделялась надвое железными рельсами.
На третьем светофоре также горел зеленый.
Адам успел увидеть, что они подлетают к серебристому металлическому подъезду отеля „Савой". Перед вращающимися дверями стояли швейцары в зеленой форме и в цилиндрах.
Швырнув мотоцикл влево, Майк описал круг по периметру островка Олдвича и вновь помчался по направлению к „Савою".
В этот момент разразился ливень, собиравшийся с самого полудня. Майк немедленно сбросил скорость.
Вздохнув с облегчением, Адам ссутулился, чтобы хоть как-то защититься от дождя, но ледяные струи лились ему на шею, затекая под одежду, а поднять воротник пальто он не мог – не осмеливался: обеими руками он крепко держался за Майка, обхватив его за талию. „Я убью его, когда он наконец остановится", – подумал Адам.
Когда они приблизились к ярко освещенному переулку, в глухом конце которого стоял „Савой", зажегся зеленый свет светофора, открывая путь „эгли".
Из переулка на улицу медленно выруливал величественный коричневый „бентли", не заметивший смены огней.
Майк рванул вправо, чтобы избежать столкновения с тяжелым и прочным как танк „бентли", и тут же ему пришлось снова вильнуть, чтобы не налететь на перегородку из рельсов, делящих пополам дорогу.
Впереди „эгли" какой-то итальянский бизнесмен только что расплатился с таксистом и, не глядя, по привычке открыл правую дверцу машины, чтобы выйти.
„Эгли" врезался в распахнутую дверцу такси.
Дверцу сорвало с петель. Пухлого итальянца отбросило в салон машины, он сломал большой палец. Майка и Адама швырнуло в воздух вместе со злосчастной дверцей.
Адам головой врезался в узорчатый голубой фонарный столб и, отлетев, плашмя рухнул на асфальт.
„Эгли", завалившийся на левый бок, пронесся еще несколько метров по мостовой Стрэнда, царапая ее и высекая снопы искр.
После этого некоторое – казалось, очень долгое – время не происходило ничего.
Майн лежал лицом вверх на мостовой, между своим мотоциклом и такси. Когда он попытался сесть, его левую руку и ногу пронзила такая боль, что он снова откинулся на спину. Подняв правую руку к левому плечу, он нащупал клочья мяса и липкую кровь: рукав куртки отсутствовал. Он ощупал левое бедро: та же липкая кровь, те же клочья мяса. Кожаной штанины не было. Но коленная чашечка была цела: он чувствовал ее. Снова, и опять безуспешно, он сделал попытку согнуть ногу в колене.
Наконец он медленно приподнял голову и огляделся вокруг. „Эгли" валялся слева от него; колеса еще вращались.
– Дьявол! – пробормотал Майк. В конце концов, ногу ему починят, но эта незаменимая машина пропала безвозвратно.
Дождь хлестал его длинными струями. С трудом, превозмогая боль, Майк перевернулся, опираясь на правый локоть. Где Адам? Насколько только мог, он изогнулся всем телом вправо, чтобы посмотреть назад.
Футах в семи позади Майка на мостовой неподвижно лежал Адам.
Несмотря на дождь, прохожие с поднятыми воротниками собирались вокруг.
– Кто-нибудь, вызовите полицию! – крикнул женский голос.
Мужчина в черной шляпе и модном пальто подбежал к Майну, который, дергаясь и извиваясь, полз по асфальту.
Когда тот предложил ему помощь, Майн только мотнул головой. Стиснув зубы, преодолевая дюйм за дюймом, он полз к брату. Скоро он приблизился настолько, чтобы увидеть, что шея Адама вывернута под каким-то странным углом, а верхней части головы просто нет. На мокром асфальте расплывалась лужа крови и белели клочья мозга.
Майк зарыдал – хрипло, по-звериному.
Подошедший полисмен накинул было на него свой черный непромокаемый плащ, но Майк сбросил его. Когда подъехала машина „скорой помощи", он полулежал-полусидел на краю мостовой, прижимая к себе Адама и покачивая его, как баюкают ребенка. Слезы текли по его грязному, разбитому, окровавленному лицу.
Двое санитаров осторожно разжали руки Майка, чтобы забрать тело Адама. Один из них сказал:
– Все в порядке, парень, мы позаботимся о нем.
– Только, ради всего святого, поосторожнее, – произнес Майн сквозь слезы. – Это мой брат.
– Конечно, парень, само собой. Сделаем все как надо.
Пока санитары укладывали Адама на носилки, дождь как-то разом стих. Когда они подняли носилки, с них бессильно свесилась рука, и глаза Майка уловили блеск золота.
– Его часы! Дайте мне – пусть побудут у меня, пока он не вернется.
Адам почему-то любил эти часы, и он никогда не простил бы Майку, если бы по дороге в больницу они пропали.
Санитары переглянулись. Бедный парень, видно, еще не понял, что его брату крышка. Полицейский расстегнул часы, уложил руку Адама на носилки и, наклонившись, отдал часы Майку.
– Вот, возьмите, сэр, – сказал он, снова набрасывая на Майка свой черный плащ.
Майн посмотрел на часы, перевернул. В свете уличного фонаря, убившего его брата, он разглядел, что на обратной стороне, на крышке, выгравировано пять рядов цифр.
Голова у него закружилась, он чуть не потерял сознание. Он положил часы на бровку тротуара и откинулся на асфальт. Он еще надеялся, что все происшедшее – не явь, а кошмарный сон, на который оно так похоже. Он все еще надеялся, что у него будет возможность попросить у Адама прощения за то, что пытался нагнать на него страху.
Когда санитары с носилками вернулись за Майком, он уже не помнил о часах. Они остались лежать в свете уличного фонаря на залитом кровью асфальте, и последние капли дождя тихонько постукивали по ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100