Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Вторник, 28 января 1969 года


– Мне все же как-то не по себе, – сказала Клер, сидя рядом с Сэмом на заднем сиденье взятого напрокат „бентли", который мчался в Истборн. Свою спортивную одежду она сменила на строгий темно-синий костюм.
– Я не хочу давить на тебя. Решать тебе – и ответственность за все тоже будет лежать на тебе, – отозвался Сэм. – Она твоя, а не моя бабушка. Я ничего не знаю об английских законах относительно медицины, но зато точно знаю, что девять десятых любого закона касается собственности.
Клер смотрела в окно, провожая глазами уносящиеся заснеженные деревья.
– Никогда не думала, что мне будет так не хватать Ба, – проговорила она. – До болезни она всегда была опорой семьи. Она казалась такой сильной, несокрушимой… вечной, всегда была готова защитить нас, прийти на выручку. А после нашей… размолвки… в моей жизни образовалась пустота, которую никогда ничто не сможет заполнить. Я знаю.
– Перестань, Клер! – перебил ее Сэм. – Ты прямо-таки заживо хоронишь Элинор. Теперь пришел ваш черед выручать ее, вот и все.
Наконец „бентли" свернул с шоссе, въехал в изящные кованые, в замысловатых узорах ворота, присыпанные недавним снегом, и остановился у крыльца лечебницы.
Некоторое время Сэм разглядывал белые колонны особняка, потом произнес с ноткой сомнения в голосе:
– На тюрьму это не очень-то похоже…
Особняк выглядел безукоризненно, словно кукольный домик из богатой детской. По обеим сторонам от него поднималась целая изгородь из тисов, накрытых снежными шапками; длинные сосульки свисали с ветвей старых кедров. Дальше белели газоны, а за ними виднелась грязно-серая полоса Ла-Манша.
Светловолосая регистраторша пошла за старшей сестрой. В натопленном, отделанном ореховыми панелями холле Сэм и Клер сидели на диване, обитом темно-красной парчой, чувствуя себя с каждой минутой все более неуютно.
Наконец появилась сестра Брэддок, еще более внушительная в темно-синем форменном платье. Она не сказала посетителям, что только что безуспешно пыталась связаться по телефону с мистером Грантом: попросив у Сэма документы, удостоверяющие их личности, она объяснила своим нежным голоском:
– Нам приходится проявлять бдительность. Журналисты уже не раз пытались пробиться к миссис О'Дэйр. Вы просто не поверите, к каким хитростям они прибегают.
– Я-то поверю, – ответил Сэм, вытаскивая из кармана два паспорта. – Я работаю в Голливуде. Мы очень рады, что наша старушка находится под такой надежной охраной.
Изучив паспорта супругов Шапиро, старшая сестра бегло обрисовала им положение Элинор, но прогнозов на будущее и подробностей лечения касаться не стала: об этом, сказала она, следует разговаривать только с врачами миссис О'Дэйр.
У Клер перехватило дыхание при виде исхудалого, бледного лица бабушки. Элинор, абсолютно седая, с закрытыми глазами, неподвижно покоилась на железной больничной кровати.
Клер бросилась к ней, опустилась на колени у постели:
– Ба, Ба, родная… Она слышит меня? – Клер беспомощно подняла глаза на сестру Брэддок.
– Она спит, – ответила та. – Обычный тихий час после ленча.
– Мы подождем, когда она проснется, – решительно заявила Клер, поднимаясь с колен. И тут взгляд ее упал на стоявшие на тумбочке фотографии в серебряных рамках: Билли, Эдвард и три девочки в своих самых нарядных платьях. Снимок был сделан еще в Старлингсе.
На глаза Клер навернулись слезы. – Она выглядит такой беспомощной… – произнесла она, стараясь сдержать себя. Потом повернулась к Сэму: – Дорогой, тебе, наверное, будет удобнее в гостиной Ба – вот здесь, в соседней комнате. А я хочу тихонько посидеть с ней.
– Не угодно ли чаю? – любезно осведомилась сестра Брэддок.
– Кофе, если можно, – не менее любезно ответил Сэм, направляясь к двери в гостиную. – Не может ли кто-нибудь передать моему шоферу, чтобы он принес сюда мой портфель? – Он хотел, чтобы Стив, его шофер и по совместительству телохранитель, сам взглянул на внутреннее расположение лечебницы.
– Возможно, миссис О'Дэйр проспит долго, – предупредила Клер сестра Брэддок.
– Ничего, я подожду, – самым очаровательным голосом, на который только была способна, ответила Клер, усаживаясь на стул напротив постели Элинор. За ее спиной находились запертые на ключ застекленные двери, выходившие прямо в заснеженный сад.
Незадолго до четырех сестра Брэддок появилась снова.
– Надеюсь, бабушка уже скоро проснется, – сказала ей Клер, – потому что нам надо бы ехать. Муж должен вовремя вернуться в отель – ему будут звонить из Лос-Анджелеса.
– Мне не хотелось бы тревожить миссис О'Дэйр без крайней нужды.
– Нет, конечно, нет, – поспешила успокоить ее Клер. – В конце концов, мы можем еще раз навестить ее перед отъездом из Англии.
Как только сестра Брэддок ушла, унося кофейный поднос с пустыми чашками, Клер легонько постучала в дверь гостиной. То был сигнал, в ответ на который Сэм тут же появился и встал в коридоре у дверей, готовый, если кто-то появится, начать громко расспрашивать, как пройти в туалет.
Клер осторожно потрясла Элинор за плечи, чтобы разбудить.
Никакой реакции.
Клер потрясла ее сильнее.
Элинор не пошевелилась.
Клер попыталась усадить ее на постели. Голова Элинор откинулась назад, руки повисли, как у тряпичной куклы.
Клер снова уложила бабушку, оправила постель и вышла в коридор.
– Ба явно не спит, – шепнула она на ухо Сэму. – Думаю, ее накачали таблетками.
– Я велел Стиву поразмять ноги – прогуляться вокруг дома, пока еще достаточно светло, чтобы разглядеть что-нибудь. – Сэм взглянул на часы. – Пожалуй, надо начинать, а то стемнеет.
Вместе с Клер он вошел в спальню и нажал кнопку звонка у постели Элинор.
Когда вошла сестра Брэддок, Клер склонилась над по-прежнему неподвижной бабушкой и поцеловала ее в лоб. Затем они с Сэмом последовали за сестрой Брэддок к выходу.
Уже в конце коридора сестра Брэддок спохватилась:
– Кажется, вы забыли свой портфель, – сказала она, обращаясь к Сэму. – Я сейчас принесу.
– И правда, забыл! Ужасно глупо… Не беспокойтесь, я сам схожу. – И он быстро зашагал обратно по коридору.
Войдя в спальню, Сэм схватил портфель и, быстро заперев обе двери, ведущие из апартаментов Элинор в коридор, сунул ключи в карман. Затем, подхватив со стоявшего в спальне стола несколько розовых одеял, отодвинул к ногам кровати высокий столик на колесиках, на котором Элинор подавали еду, и отдернул парчовые шторы.
За окном показалось бледное лицо и голубые глаза Стива.
Сэм кивнул ему.
Стив поднял воротник куртки, удостоверился, что кожаные шоферские перчатки у него на руках, отошел на десять шагов и с разбегу ринулся на застекленные двери, выставив вперед левое плечо.
С оглушительным, словно пистолетный выстрел, шумом двери распахнулись. Зазвенели разбитые стекла, осыпав пол осколками, и в спальню ворвалась струя ледяного январского воздуха. В клубах пара, спиной вперед, в комнату ввалился и Стив.
Сэм заблокировал розовым креслом дверь в смежную гостиную и сорвал с постели Элинор укрывавшие ее простыни.
Стив завернул Элинор в розовое одеяло, перебросил ее через плечо, как пожарник, выносящий человека из огня и дыма, и, выскочив через разбитые двери, исчез в темноте.
Следом за ним несся Сэм – после яркого света он плохо ориентировался в темноте и не знал, где Стив оставил машину.
Тяжело дыша, они бежали по довольно глубокому снегу. Стив, первым достигший „бентли", распахнул заднюю дверцу, свалил на сиденье розовый узел и, прыгнув на свое обычное место, включил зажигание и фары, потом трижды, с короткими промежутками, нажал на клаксон.
Сэм вскочил на заднее сиденье, чуть не придавив Элинор, дотянулся до противоположной дверцы и открыл ее. Клер должна была уже подбегать к машине.
Однако ее нигде не было видно.
– Стив, – задыхаясь, бросил Сэм, – если нас схватят, удирай! – И кинулся бежать по снегу назад, к крыльцу лечебницы. У самых ступеней он замедлил шаг, чтобы войти спокойно.
Посреди холла Клер боролась с сестрой Брэддок. Пронесясь мимо них, Сэм сгреб в охапку заверещавшую от неожиданности регистраторшу и швырнул ее в санитара в белом халате, который спешил на помощь старшей сестре. Стараясь уклониться от растопыренных рук регистраторши, санитар поскользнулся на до блеска отполированном паркете, потерял равновесие и рухнул на пол. Локоть правой руки Сэма сжал шею сестры Брэддок, он рванул ее назад, чтобы освободить Клер. Сестра Брэддок хватала воздух ртом, рвалась изо всех сил, но Клер не отпускала.
Между тем санитар вскочил, подбежал к Сэму сзади и ударил его по почкам. Сэм дернулся от боли и повалился на пол, увлекая за собой сестру Брэддон. Падая, она выпустила Клер.
Кое-как поднявшись, Клер в одних чулках бросилась к дверям. За ней рванулся санитар, но ей удалось выскочить на улицу. Однако в темноте она поскользнулась и покатилась по каменным ступеням крыльца. Санитар навалился на нее.
В холле сестра Брэддок продолжала отбиваться от Сэма. Ей удалось вывернуться, и, опрокинув Сэма на спину, она оказалась сверху. Дралась она отнюдь не по-женски и, воспользовавшись ситуацией, попыталась выдавить Сэму глаза. Взвыв от боли, он размахнулся кулаком и со всего размаху обрушил его, сам не видя куда. Он почувствовал, что попал по кости, услышал стон и вдруг снова смог видеть. Скрючившись от боли, он еле добрался до входной двери.
Перед крыльцом, у самых ступенек, человек в белом халате подмял под себя Клер. Одним прыжком преодолев лестницу, Сэм нанес удар ногой. Хрюкнув, человек свалился в снег.
– Скорее в машину! – проревел Сэм, помогая Клер подняться.
Вместе они побежали к „бентли", который уже тронулся с места. Сэм втолкнул Клер в заднюю дверцу и рухнул на нее сверху. Пока они барахтались на сиденье, „бентли" проскочил главные ворота и дал газ.
– Сэм, милый! – Клер бросилась на шею мужу.


Секретарша лечебницы „Лорд Уиллингтон" не знала, как связаться с человеком, который находился на борту лайнера, совершающего круиз по Карибскому морю. Она позвонила агенту бюро путешествий, которое устраивало поездку доктора Крэйг-Данлопа. Тот посоветовал ей обратиться в лондонскую контору судовой компании.
Взволнованная заместительница старшей медсестры не отходила от телефона.
– Скажите им, что это срочно! – повторяла она. Секретарша прикрыла рукой трубку:
– Это не так-то легко, сестра Паркс. Связь с „Антигоной" идет через какую-то радиостанцию в Сомерсете – мне сказали, что это самая крупная радиостанция для связи с судами, находящимися в плавании. Они говорят, что раньше, чем через несколько часов, нам до доктора не добраться.
– Через несколько часов! – ахнула сестра Паркс.
– Радиостанция должна запросить внеочередной сеанс связи с доктором и сообщить частоту, на которой он будет проведен, – объяснила секретарша. – Когда это будет сделано, доктор сможет переговорить с вами из радиорубки корабля. Вам только нужно немного подождать, сестра Паркс.
Сестра Брэддок сидела в приемной травматологического пункта истборнской больницы имени короля Эдуарда VII. Ее левая рука висела на перевязи; она болела и быстро распухала, так что сестра Брэддок не могла пошевелить пальцами. Перелом пришелся чуть выше кисти.
Пульсирующая боль разливалась по всей руке до самого плеча, однако сестра Брэддок не просила обезболивающего. Она была менее чувствительна к боли, чем большинство людей, а сейчас ей нужна была ясная голова. Ожидая, когда сделают рентгеновский снимок, Айви Брэддок детально и всесторонне обдумывала свое нынешнее положение и возможные варианты выхода из него.
Что она теряет? Очень многое.
Миссис О'Дэйр увезена из лечебницы, и совершенно ясно, что вся эта операция была тщательно спланирована. Мистер Шапиро – не такой человек, чтобы спустить все это на тормозах, тем более что она обошлась с ним довольно круто она сама видела, как изо рта у него струйкой лилась кровь.
Если в дело вмешается полиция, ее могут арестовать. Возможно, она даже попадет под суд.
Признают ли ее виновной в пособничестве в принудительном содержании пациентов в лечебнице с незаконными целями или нет, в любом случае эта история наделает шуму, и тогда уж наверняка ей не удастся найти в Англии другое хорошее место для работы по специальности.
Еще больше, чем возможность оказаться в руках полиции и подвергнуться допросу касательно миссис О'Дэйр, пугала сестру Брэддок перспектива держать отчет перед мистером Грантом. Она уже успела понять, что это человек по натуре мстительный и склонный к насилию. Разумеется, никаких денег назад он с нее не получит, но расплачиваться каким-либо образом ей придется, и эта мысль страшила ее.
Обдумала сестра Брэддок и такой вариант, как шантаж доктора Крэйг-Данлопа, но отбросила его по той простой причине, что и доктор с тем же успехом смог бы шантажировать ее.
Таким образом, у сестры Айви Брэддок оставался только один реальный выход.
Они снова были в покое и уюте Эпплбэнк-коттеджа.
Клер сидела рядом с Сэмом у зажженного камина, устремив взгляд на пляшущие язычки пламени. Она не сумела связаться с Аннабел, но Миранда и Шушу просто обезумели от радости, узнав об освобождении Элинор, и Клер стоило огромного труда удержать Шушу от того, чтобы та немедленно не сорвалась с места, на ночь глядя, и не мчалась сломя голову к своей дорогой Нелл.
Элинор спала в соседней комнате. Шофер Стив отправился к себе, в гостиницу „Бат Армз" Сэм настоял на том, чтобы они остались ночевать в Эпплбэнк-коттедже, и сказал, что ляжет на диване в гостиной.
Шестилетний Джош, слишком возбужденный приездом отца, чтобы уснуть, все время спускался вниз в пижаме, чтобы попросить воды. Всякий раз, когда он появлялся, Клер испытывала свои всегдашние угрызения совести. Снова и снова она спрашивала себя: что предпочтет Джош – жить без отца вместе со счастливой матерью или жить с отцом и с несчастной матерью.
– Ну, теперь, когда все более или менее успокоилось, – проговорил Сэм. – Расскажи, что было с тобой.
– Я не ожидала этого грохота – наверное, ты высадил двери в сад. Когда там грохнуло, я перепугалась и бросилась к двери. Эта проклятая старшая сестра пыталась остановить меня… Честное слово, я мало что помню. Прости меня, Сэм, я знаю, что должна была дождаться трех гудков.
Сэм усмехнулся:
– Если бы ты изобразила удивление, она побежала бы выяснять, в чем дело, и тогда ты просто вышла бы себе преспокойно через парадную дверь – как и было запланировано.
– Планы планами, а получилось все совсем по-другому.
– Да, – отозвался Сэм и, мгновение помолчав, добавил: – Так всегда бывает, правда?
Клер подумала как странно, что враждебности между ними как не бывало. Почти четыре года она с горечью вспоминала, как легко и естественно Сэм всегда поступал по-своему, не считаясь с ней, и копила в душе укор и обиду. Ей припомнилось, как Джильда, работавшая вместе с ней в обувном магазинчике в Челси, говорила когда-то: „Только не убеждай меня, что ты разлюбила своего муженька! Если бы так, тебе было бы наплевать и на него, и на все остальное".
А Сэм, глядя на блики огня, игравшие на маленьком, с тонкими чертами личике Клер, думал: „Вот подходящий момент сделать последнюю попытку". Вслух же он произнес мягко:
– Я не знаю, как тебе это сказать… Я хочу просить прощения за то, что был таким мерзавцем. Я думал, что если не буду посылать тебе денег и не дам развода, то ты в конце концов вернешься ко мне.
– Тан дрессируют собак, а не жен, – резко ответила Клер.
– Да. Я был не прав. И признаю это.
– Благодарю, – с горечью отозвалась Клер. И, помолчав, добавила: – Я никогда не могла понять, почему ты не отпускаешь меня. Какая разница между мною и другими твоими бывшими женами?
– Ну, для начала – Джош.
– Я понимаю, что другой человек никогда не заменит ребенку отца – даже плохого, – все с той же горькой ноткой произнесла Клер. – Но все-таки этого недостаточно, чтобы я вернулась к тебе. У меня есть моя собственная жизнь, и я хочу прожить ее по-своему. Я ведь не только мать Джоша.
– Никогда не думал, что ты окажешься способна справиться сама. И я действительно восхищаюсь тобой… Это отличная идея – твоя пекарня. Теперь ты могла бы создать целую цепочку подобных предприятий. И даже название ты выбрала как нельзя удачное. – Клер назвала свою пекарню „Изобилие".
– Я не собираюсь создавать никаких цепочек, – возразила Клер. – Вот типично мужской взгляд на дело, которое идет хорошо! Я заглядывала в сферы деятельности мужчин, и мне не понравилось то, что я там увидела. Я не хочу проблем, связанных с большим бизнесом. Не желаю всей этой тягомотины! Я хочу просто заниматься в свое удовольствие моим маленьким бизнесом, делать что-то полезное и зарабатывать себе на жизнь. – Она отбросила со лба прядь темных волос, падавшую ей на глаза, и прибавила: – Я не хочу такой жизни, какой живет Миранда. Мне было довольно легко уехать на четыре недели в Швейцарию – а вот Миранда, пари держу, не смогла бы вот так бросить все и поехать кататься на лыжах.
Сэм решил изменить тактику.
– Я никогда не понимал, как хорошо мне было рядом с тобой, – не понимал, пока ты не ушла, – негромко, убедительно заговорил он. – А еще каждый Божий день я чувствую, как мне не хватает Джоша… Клер, может быть, ты все же дашь мне еще один – только один – шанс? Подумай, ведь Джош не только твой сын – он наш сын. – И, заметив, что его слова подействовали на Клер, продолжал, прекрасно зная, что метит в ее самое уязвимое место: – Клер, мы с тобой должны вдвоем решать, что лучше для Джоша.
– Что-то ты не больно вспоминал, что Джош твой сын, когда речь зашла о том, чтобы выплачивать ему содержание! – воскликнула Клер. – Тогда ты не очень-то заботился о том, что лучше для Джоша. Так что не надо говорить мне о примирении. Наш брак явно был не столь уж важен для тебя.
Сэм заглянул ей в глаза:
– Даю тебе слово, Клер, что наш брак очень важен для меня. Разве я бросил бы все на свете и ринулся бы через полшарика выручать твою бабушку, если бы все это не имело для меня значения?
– Я благодарна тебе. Но не до такой степени, – ответила Клер. – У тебя вечно бывали какие-то приключения, Сэм, – напомнила она. – Ты думал, что меня не может задеть то, о чем я не подозреваю. Ну, меня, положим, это не задевало, но зато, как я уже говорила тебе, здорово задевало наш брак. Вместо того чтобы всячески защищать корабль, который мы строили, ты сам проделывал в нем дырки – а потом удивился, когда он дал течь.
– Но он же не затонул?
– С тех самых пор, как мы приехали сюда, ты все время пытаешься затащить меня в постель. Я отлично помню твою тактику. Но если мы с тобой сделаем это, этот факт на вполне законных основаниях перечеркнет все последние три с половиной года. Десять минут – и перед лицом закона будет считаться, что наше примирение состоялось, а если оно не состоится, мне придется снова начинать все сначала – и в том числе, кстати, оплачивать счета адвоката. Поэтому я не могу рисковать, даже если бы и сама хотела этого. А я не хочу. Я люблю другого! – „Пусть он все знает", – подумала Клер. – У меня с ним устойчивые отношения, он человек думающим, заботливый, нежный, и я очень счастлива.
– Ну ладно, – сказал Сэм. – А хватило бы у этого твоего думающего, заботливого и нежного возлюбленного духу расшибить пару-тройку челюстей ради твоей бабушки?


На следующее утро, около семи, когда еще не рассвело, Джош забрался в постель Клер и сообщил:
– Казется, она проснулась.
Клер вылезла из постели, подошла к двери соседней комнаты и прислушалась. До ее ушей донеслись слабые всхлипывания. Она вошла и зажгла свет.
Элинор повернула лицо к двери; ее пальцы вцепились в простыню.
– Клер! – в изумлении прошептала она. – Где я? Какое счастье снова видеть тебя, родная моя…
Опустившись на колени возле кровати, Клер взяла хрупкие, в голубых венах, руки бабушки в свои и поцеловала их.
– Ты в полной безопасности, дорогая. Ты у меня, это мой дом. Ты больше никогда не вернешься в то ужасное место. Шушу скоро приедет, чтобы помогать мне ухаживать за тобой.
– Клер, мне тебя так не хватало!
– И мне тебя, Ба. Я была упрямой дурой.
– И я тоже.
– Ба, милая, я так раскаиваюсь! Ты простишь меня?
– Если ты простишь меня.
– Давай больше не будем терять времени – ни единого дня.
– Ни единого дня, – прошептала Элинор, когда Клер наклонилась, чтобы обнять ее.
Клер почувствовала, что должна все объяснить.
– Ба, родная, – почти всхлипывая, заговорила она, – если бы ты ответила хотя бы на одно из моих писем, я бы тут же примчалась к тебе. Я писала тебе грустные письма, сердитые письма, слезные письма. Но Адам дал мне понять, и очень ясно, что ты согласишься встретиться со мной только после того, как я извинюсь с соблюдением всех формальностей. И с каждым разом, как он говорил мне об этом, моя обида все росла.
– Если бы я знала! – почти беззвучно выговорила Элинор. – Мне так не хватало тебя… И Джоша.
Клер стало стыдно. Ее Ба три с половиной года тосковала о своем единственном правнуке, так похожем на Папу Билли на его детских фотографиях.
Элинор погладила Клер по голове.
– Но сейчас все это неважно. Важно только то, что мы снова вместе.


В десять часов от Элинор вышел доктор, прописавший ей небольшие дозы валиума на ближайшие несколько дней, в течение которых ее организму предстояло окончательно освободиться от долго накачиваемой в него отравы.
Не успел он уйти, как в дверь настойчиво зазвонили. Клер побежала открывать. На пороге стояли Миранда – с еще забинтованной головой – и, чуть позади нее, Шушу.
Не в силах выговорить ни слова, Клер протянула руки навстречу сестре. Они молча обнялись.
– Как Нелл? – торопливо спросила Шушу.
– Все будет хорошо, особенно теперь, когда вы обе здесь, – ответила Клер.
После счастливой, орошенной немалым количеством слез встречи они вышли из комнаты Элинор, чтобы дать ей отдохнуть.
Все трое пили кофе на кухне. Миранда выглядела озадаченной.
– Клер, дорогая, я так и не поняла, почему твои дела пошли так плохо. Адам говорил нам, что ты получаешь доход от компании, но не желаешь встречаться с Ба, а также и с нами – со мной и Аннабел, потому что мы заодно с Ба.
– А мне он говорил, что это вы с Аннабел не желаете встречаться со мной, – ответила Клер. – И от компании я не получала ни пенни – вообще ничего – с тех пор, как уехала из Сарасана.
Удивляясь про себя, как она могла позволить себе питать какие-то чувства к Адаму, Миранда сказала:
– Мы должны разделаться с ним, и как можно скорее.
– Сэм сейчас как раз обсуждает это по телефону с какими-то лондонскими адвокатами.
– Жаль, что от меня сейчас не слишком много толку, – заметила Миранда, – у меня все еще сильные головные боли, и мне трудно сосредоточиться. Да и с памятью что-то произошло – ничего не помню об этой аварии.
Услышав, что за воротами остановился автомобиль, Клер взглянула в окно, уставленное горшками с геранью:
– Интересно, что здесь делает лондонское такси? Шушу подошла к окну:
– Черт возьми, по-моему, это Аннабел!
– Нет, не может быть, – воскликнула Клер. – О Господи… вот это совпадение!
Миранда глянула в кухонное окно и сердито крикнула вслед Клер, кинувшейся открывать дверь:
– Только не жди, что я поверю в такое совпадение! Как ты посмела подстроить это?
Ошеломленная Клер остановилась на полдороге:
– О чем ты? Мы с Лягушонком не виделись почти четыре года! Я и не думала ничего подстраивать.
– Ах, нет? И ты думаешь, я поверю, что в первый же день, как мы встретились с тобой после более чем трех лет, тут совершенно случайно оказалась и Аннабел? Как тебе только пришло в голову устраивать все это за моей спиной?
– Ох, да замолчи ты! – почти прикрикнула на нее Клер. – Я не понимаю, о чем ты говоришь. Что у тебя за проблемы? Или это все последствия твоей аварии?
– Ничего подобного! – отрезала Миранда. – А если ты откроешь ей, клянусь, я встану и уйду!
– Перестань молоть чепуху! Ты всегда была склонна к драматическим эффектам, но сейчас момент неподходящий, – настойчиво говорила Клер. – Послушай, я не знаю, что там между вами произошло, но давай-ка быстренько разберись со своими чувствами. Сейчас это более чем важно. – И она шагнула к двери.
Прямо на пороге Аннабел разрыдалась:
– О Клер, ты и правда здесь! А я боялась, что мне дали старый адрес. Как чудесно видеть тебя снова! Я так скучала по тебе!
– Входи поскорее, дорогая! – Дрожа от холода, Клер обняла за плечи счастливо лепечущую что-то Аннабел и провела ее в теплую кухню.
Увидев Миранду, Аннабел замолкла на полуслове.
– Не понимаю, как у тебя совести хватило явиться сюда! – меряя ее испепеляющим взглядом, произнесла Миранда.
– О, Миранда, ты же не знаешь, что случилось, – прорыдала Аннабел. – Адам не любил меня…
– Ну, это-то я знала. – Миранда была непоколебима.
– Он не любил ни меня, ни тебя…
– О чем ты говоришь? – спросила, недоумевая, Клер.
– Адам несколько лет крутил любовь со мной, – холодно пояснила Миранда, – а потом в течение нескольких месяцев – со мной и с Аннабел одновременно.
– С вами обеими? – Клер была ошарашена. – Адам! Просто не верится…
– Хуже того, – все еще рыдая, продолжала Аннабел. – Он занимается тем же самым и с мальчиками!
Все три женщины обалдело уставились на нее. Шушу всплеснула руками.
Наконец Миранда проговорила презрительно:
– Ты, наверное, сошла с ума, Аннабел.
– Нет! Поверь мне! Я вначале тоже не верила, а потом пошла в пивную, где собираются голубые. Мне сказали, что Адам будет там. И он действительно пришел. Я старалась… я убеждала себя, что мне просто показалось… Но я знаю, что не показалось. Роджер сказал мне, что Адам всегда был таким… Так что, если не веришь мне, справься у него.
– Какой еще Роджер? – тем же тоном спросила Миранда.
– Племянник Сони. Тот, что учил всех нас танцевать твист.
Миранда так и исходила презрением:
– Весь Лондон знает, что Роджер голубой. Таких сколько угодно. Даже среди моих знакомых есть несколько… но только не Адам.
– И он, и он тоже! – У Аннабел снова навернулись слезы. – Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, – знаю, потому что сама испытала то же самое. И не было никого, с кем можно было бы поговорить об этом – никого, кому я могла бы по-настоящему верить, кто мог бы объяснить мне, что происходит. Я чувствовала себя такой одинокой…
– Я сейчас же позвоню Роджеру, – решила Клер. – У тебя есть его телефон?
Аннабел кивнула. Шушу подошла и обняла ее:
– Бедная моя девочка!
Когда Клер вернулась на кухню, там царило молчание. Заплаканная Аннабел сидела у стола, глядя перед собой. С другой стороны стола на нее с подозрением поглядывала Миранда.
– Роджер говорит, что все это правда, – спокойно сказала Клер. – И я верю ему. У него с Адамом… ну… была связь несколько лет назад. И он сказал, что он был не первым у Адама.
Миранда залилась слезами.
– Почему бы тебе не позвонить Скотту, Аннабел? – мягко спросила Клер.
Вся боль, весь стыд, которые испытывала Аннабел в эту минуту, отразились в ее выразительных глазах.
– Я не могу… Я чувствую себя… такой дурой… – Она снова начала всхлипывать. – Я наговорила ему ужасных вещей… Я сама выставила себя полной идиоткой…
Миранда подняла голову.
– Я думаю, мы обе выставили себя идиотками, – с болью произнесла она. – Но пусть гордость не помешает тебе признаться Скотту, что ты потеряла голову из-за человека, которому на тебя наплевать. Я знаю, Скотт все еще любит тебя. Позвони ему.
Поколебавшись, Аннабел кивнула:
– Хорошо, я позвоню. Обязательно. Но сейчас в Нью-Йорке пять часов утра.
– Подожди немного, пока не успокоишься, – вмешалась Клер.
– Спасибо на добром слове, Миранда, – грустно сказала Аннабел. Она понимала, что этих слов недостаточно, чтобы загладить ту брешь, которую она сама пробила в своих отношениях с сестрой. Она знала, что должна сказать, но никак не могла решиться. Наконец она все-таки заставила себя произнести два слова, которые, несомненно, не раз изменяли ход истории и судьбы рода человеческого, – два простых слова, которые кажутся такими легкими тем, кто жаждет их услышать, и такими трудными тем, кто должен их произнести. Медленно, с болью Аннабел выговорила: – Прости меня, Миранда.
Миранда ответила не сразу, но все же ответила:
– Спасибо. И ты прости меня. А теперь давай забудем обо всем этом. Нам всем досталось от Адама.
– Знаете что, девочки? – прервала наступившее молчание Шушу. Думаю, нам всем сейчас не помешает выпить по чашке хорошего крепкого чаю, – прежде чем мы примемся за исправление вреда, причиненного Адамом. У этого пройдохи, видать, был до тонкостей разработанный план насчет каждой из вас, и он лихо провернул это дело.
Пока Шушу ставила чайник, Клер задумчиво произнесла, ни к кому в особенности не обращаясь:
– Чего я не понимаю – так это зачем ему понадобилось вот так отсекать меня от семьи.
– Я, кажется, знаю, – ответила Миранда. – И знаю, для чего он засунул Ба в эту проклятую лечебницу. Все это время он выкачивал деньги из семейной компании каким-то законным путем, а это наверняка дольше, чем просто украсть их. Если все обстоит именно так, становится ясно, чего ради Адам расколол и поссорил нас. Он расшвырял нас по разным углам, а сам в это время преспокойно перекладывал наши деньги в свой карман.
– Что?! – Аннабел не могла прийти в себя от изумления. – Но… но тогда… я не понимаю… если он крал наши деньги, почему тогда мы получали эти чеки на огромные суммы?
– То, что получали мы, – это капля в море по сравнению с тем, что было, – пояснила Миранда. – И пока Адам был настолько любезен, что давал нам возможность получать, сколько мы хотели, нам и в голову не приходило, что он тем временем тащит к себе все остальное.
Сестры молча переглянулись: все три ощущали себя обманутыми и униженными, и у всех трех душа горела от гнева.
– Я чувствую себя такой идиоткой, – тихо проговорила Аннабел.
Клер кивнула:
– Я тоже.
– Ну, вы не одиноки, – криво усмехнулась Миранда. – Мне так и хочется надавать оплеух самой себе, как вспомню, сколько я прочла акров
type="note" l:href="#n_5">[5]
– не меньше! – разных статей, посвященных восхвалению моих великолепных деловых мозгов. И столько времени верила всему этому! – Она не стала усугублять свои слова и не рассказала, что Адам пытается перехватить у нее контроль над ее делом.
– Я, пожалуй, позвоню в „Бат Армз", – спохватилась Клер. – У нас только одна свободная комната, и мы устроили в ней Ба. Сэм спит в гостиной, на диване.
– А где Джош? – спросила Миранда, вспомнив о племяннике.
– В школе, – ответила Клер, втайне надеясь, что ее сын еще не успел забыть своих теток.
– Ему нравится жить в деревне? – поинтересовалась Миранда. – Ты, например, выглядишь намного спокойнее, чем прежде.
– Да, Джошу нравится здесь. А я счастлива, что живу той жизнью, которой живу.
– Это заметно, – немного печально подтвердила Аннабел.
– Ты тоже выглядишь значительно лучше, – поторопилась ответить Клер. – Когда лицо у тебя было более худым, это, конечно, было изящно, но… теперь ты намного красивее.
Миранда кивнула:
– Клер права. Просто зависть берет, когда я смотрю, как чудесно ты выглядишь без единой капли макияжа!
Аннабел сморщила свой изящный маленький носик.
– Вы правда так считаете? – польщенно спросила она.


Когда сестры повезли свой багаж в местную гостиницу, Клер рассказала Сэму, о чем они говорили.
– Не ругайте себя уж так сильно, – посоветовал Сэм. – Похоже, опыта Адаму не занимать: умеет навешать женщине лапши на уши, расположить к себе. А что – все при нем: смазлив, чуточку загадочен, самоуверен, язык подвешен как надо. Он вычислил ваши самые уязвимые места и сделал ставку на них: использовал ваши слабости, неуверенность – у кого в чем – и заставил всех трех плясать под его дудку… Ну ладно. Теперь хватит эмоций – пора переходить к действиям. Нужно подготовить ответный удар.
– Адам еще не знает, что нам все известно. Пусть лучше продолжает думать, что мы по-прежнему в ссоре.
– Самое слабое звено у нас – Аннабел. Где, по мнению Адама, она должна находиться сейчас?
– Не знаю. Спроси у нее самой.
Вернувшись в Эпплбэнк-коттедж, Аннабел объяснила:
– Я не могла ни встречаться с Адамом, ни даже говорить с ним… после того, как видела его с тем парнем. Поэтому я оставила ему записку, что у меня грипп и я не хочу заразить и его и что поэтому уезжаю на неделю в загородный дом отдыха – конечно, ни один дом отдыха не принял бы меня с гриппом, но это было первое, что пришло мне в голову. На самом деле я сидела у себя в спальне на Парк-лейн, тряслась и ревела, пока не додумалась позвонить секретарше Сэма и узнать адрес Клер.


Вечером, в шесть часов, Клер пошла отнести свежего хлеба одной из покупательниц, у которой разыгрался артрит. Сэм предложил подвезти ее, но она отказалась: идти недалеко, и ей хотелось подышать свежим воздухом. А Сэм, пока ее не будет, может уложить Джоша спать.
Джош, в свои шесть лет считавший себя уже слишком взрослым для того, чтобы его купала мама, просто задрожал от счастья, узнав, что сегодня делать это будет Сэм.
Когда пробковый пол ванной оказался весь залит водой, Сэм спустился в кухню за шваброй. Услышав, что в двери поворачивается ключ, он крикнул:
– Это ты, Клер? Мне удалось загнать Джоша в ванну, но вытащить его оттуда – задача довольно трудная.
В прихожей послышались шаги – слишком тяжелые для Клер. Сэм обернулся как раз в тот момент, когда самый красивый мужчина, какого ему когда-либо приходилось видеть, входил в кухню, наклонив голову, чтобы не удариться о притолоку двери.
– Где Клер? – как ни в чем не бывало спросил Дэвид.
– Моей жены нет дома, – таким же тоном ответил Сэм. Клер не говорила ему, что этот сукин сын похож на героя какого-нибудь итальянского вестерна.
Они стояли лицом к лицу, молча, как два пса, которые напряженно обнюхивают друг друга, прежде чем ринуться в бой.
„Так вот, значит, почему Клер не позвонила вчера вечером, как обычно", – подумал Дэвид. Когда он набирал ее номер, линия все время была занята. Этот крупный мужчина с темными курчавыми волосами, в рубашке с распахнутым воротом и засученными до локтей рукавами, обнажавшими мускулистые руки, в действительности оказался гораздо обаятельнее, чем представлял себе Дэвид. Вид у него был вполне дружелюбный, располагающий к разговору.
– Если вы Дэвид, то почему бы вам не убраться отсюда к чертовой матери? – поинтересовался Сэм, разом ставя все точки над „i". – Если вы хотите видеть мою жену, зайдите как-нибудь в другой раз. Сейчас нам и так забот хватает. – Сэм понимал, что присутствие этого Ромео сильно осложнит ему выяснение отношений с Клер, и потому решил выставить его прежде, чем та вернется.
– Поскольку я пришел повидаться с Клер, я подожду ее. – Дэвид снова позвонил в Эпплбэнк-коттедж ближе к вечеру, и тут только ему стало ясно, почему Клер не давала о себе знать: к телефону подошел Джош и, до предела взбудораженный присутствием такого количества родственников, сообщил, что приехал его папа. И вот теперь Дэвид пришел узнать, что же все-таки происходит.
– Нам с Клер нужно о многом переговорить, так что ваше появление весьма некстати, – заявил Сэм, делая угрожающий шаг по направлению к Дэвиду. Дэвид не отступил.
– Я подожду Клер, – повторил он. – Если она захочет, чтобы я ушел, она сама может сказать мне об этом.
Тут оба услышали донесшийся из ванной голос Джоша:
– Пап, ну где зе свабра?
– Сейчас, сынок! – крикнул в ответ Сэм и снова повернулся к Дэвиду: – Я хочу, чтобы вы ушли, и немедленно!
С улицы, из темноты, до ушей обоих донесся скрип ворот и прерывистое звяканье велосипедного звонка.
Насвистывая, Клер вошла в кухню через заднюю дверь и обнаружила там Сэма и Дэвида, меряющих друг друга напряженным, настороженным взглядом, словно два борца за мгновение до схватки.
– Дэвид! Что случилось? – воскликнула Клер.
– Пока ничего, – ответил Сэм, не сводя глаз с Дэвида.
– Почему ты не сказала мне, что он собирается приехать? – вопросом на вопрос ответил Дэвид, не сводя глаз с Сэма.
– Потому, что это не твое дело, черт побери! – рявкнул Сэм.
– Потому, что я не знала, что он приедет, – сказала Клер. – Я звонила тебе утром, но не застала.
– Ну что, этот тип остается? – свирепо спросил Сэм.
– Ты хочешь, чтобы я ушел, Клер? – не менее свирепо спросил Дэвид.
– А ну, прекратите, вы оба! – приказала Клер. – Вы ведете себя, как пятилетние мальчишки.
– Проваливай ко всем чертям! – распорядился Сэм, снова впиваясь глазами в Дэвида. – Ты нам мешаешь, усек? Тан что незачем тебе здесь оставаться.
– Нет, есть зачем. Я хочу жениться на Клер. – Дэвид не собирался уступать.
– Но ты же никогда не говорил об этом! – воскликнула Клер.
– Клер, между прочим, уже замужем, – сверкнул глазами Сэм.
В этот момент появился Джош, голый и мокрый. Не обращая внимания ни на Клер, ни на Дэвида, он, сияя восторженными глазенками и оставляя за собой на полу целую дорожку маленьких лужиц, бросился прямо к Сэму, и тот, подхватив сына на руки, крепко обнял его.
– Ты будесь меня докупывать или нет? – поинтересовался Джош, целуя отца в щеку мокрыми губами.
– Ну, так что? – спросил Дэвид, обращаясь к Клер. – Я хочу узнать, ты выйдешь за меня?
Клер, не зная, что ответить, молча смотрела то на одного, то на другого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100