Читать онлайн Дикие, автора - Конран Ширли, Раздел - 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикие - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.65 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикие - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикие - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Дикие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28

Пэтти и Кэри вытащили якорь и стянули ялик туда, где вода была поглубже. Прилив начал отступать в восемь утра, как раз тогда и было самое лучшее время нагрузить лодку, но отлив продолжался, и Пэтти была благодарна ему за это. Хотя у них и был подвесной мотор, все равно было бы сложно выйти из лагуны, если бы не отлив.
Пэтти проверила мотор. Потянув за стартер, она удивилась — мотор заработал. Кэри ликующе закричала. Однако радость ее поуменьшилась, когда она взяла в руку канистру для топлива и потрясла ее.
— Черт бы все побрал! Тут почти пусто! Анни и Сильвана каждая взялись за теплую черную лодыжку и сволокли обнаженное тело третьего солдата к дальней стороне пляжа. Они подумывали о том, чтобы бросить его в зыбучие пески, но не решились подходить к тому месту. Закапывая тело, обе женщины были так подавлены тем, что это сказалось на темпе их работы, и движения их замедлились.
— Мы, должны перестать думать о нем как об отдельном человеке, — сказала Анни. — Если мы оставим труп на пляже, потом не оберешься неприятностей.
Она посмотрела вниз, на неровные, разошедшиеся края раны на плече, затем на рваную с запекшейся кровью рану на груди и содрогнулась.
— Нечего терять время. Давай выкопаем могилу не очень глубоко и побыстрее избавимся от него. Сверху мы навалим кокосовую скорлупу и сломанные ветви.
После того как они похоронили солдата, Анни вернулась назад и забросала песком кровавые пятна. Она почувствовала себя легче, когда от солдата не осталось никаких следов.
За исключением Сюзи, которая караулила на дереве, все женщины, шатаясь, спустились от водопада, нагруженные едой, водой и снаряжением, включая искореженную «М-16».
— Я ее потом почищу, а затем попробую пару раз выстрелить, когда мы выйдем в море, — сказала Кэри.
Вместо оборванной одежды, все женщины были теперь обладательницами солдатской униформы цвета хаки. Они решили поделить на всех четырех имеющиеся у них комплекты и надеть их, как только кончат грузить лодку, — несмотря на нестерпимую жару. Кроме того, каждая из женщин должна будет иметь винтовку, закинутую за спину.
Они сложили бамбуковые контейнеры с едой и водой в передний рундучок — самое безопасное место на любой лодке, и добавили туда же компас, ракетницы и мачете. Им вовсе не хотелось, чтобы это острейшее сверкающее лезвие валялось где-то в ялике, пространство в котором и без того было ограничено. В центре лодки они сложили рыболовные снасти, винтовки, две остроги, плюс еще кое-что, а на корму засунули оранжевые спасательные пояса вместе с тремя ведерками, коробкой с инструментами, ротанговой бечевкой, связкой ротангового же каната и якорем.
К двадцати минутам первого они все закончили. Кэри с сомнением посмотрела на нагруженный ялик.
— Пэтти, а тебе не кажется, что мы берем с собой слишком уж много всего. Я хочу сказать, что эта лоханка уже набита до краев!
— Мы всегда сможем выкинуть что-нибудь за борт. Это лучше, чем совсем бросить инструменты Джонатана.
— Что пользы в секстанте и хронометре, если мы и понятия не имеем, как ими пользоваться? — спросила Кэри. Пэтти сказала:
— Мне только жаль, что у нас уже нет полотняного навеса, — в открытом море мы заживо сваримся.
Полотняный навес был уже давно разрезан на полосы для поясов и сумок, когда Джонатан понял, что полотнище слишком коротко, чтобы обвязать его вокруг второго, большего плота.
— Мы могли бы привязать сзади пару наших подстилок из бамбука, и использовать их как плотики, — предложила Кэри. — Может, мы сможем переложить на них часть багажа, когда разберемся, что там и как. Почему бы не использовать их как трейлеры?
— Самое важное для нас сейчас — это отправиться наконец. Слава Богу, что у нас есть подвесной мотор. — Пэтти погладила блестящий черный мотор и тут же об этом пожалела, так как металл сильно раскалился. — О'кей, мы отправляемся.
К всеобщему удивлению, женщины, которым предстояло остаться, обняли Кэри и Пэтти, желая им удачного плавания.
— Будьте теперь осторожны, — сквозь слезы простонала Анни. — И возвращайтесь как можно скорее.
Нагруженная лодка накренилась, когда Пэтти перекинула через борт стройную, загорелую ногу. Она осторожно забралась внутрь и уселась на кормовую банку. Возможно, она в последний раз наблюдала за быстрыми движениями разноцветных рыбок, шнырявших вокруг ялика в аваквамариновой прозрачной воде лагуны как ярко окрашенные игрушечные субмарины.
Кэри заняла свое место на средней банке, усевшись лицом к Пэтти и корме. Вставив резиновые рукоятки деревянных весел в уключины, она начала потихоньку грести. По мере того, как росла ее уверенность, силы возвращались.
— Весла на воде, — доложила она.
Сияя возбужденным и залитым потом лицом, Пэтти потянула за веревку, и мотор тут же завелся. Восторг охватил обеих женщин, когда ялик, тихо гудя, направился прямиком к разрыву между двумя изогнутыми лентами белой пены, окаймлявшими изумрудную зелень. Дважды в сутки ветер и море устремляли воду через этот узкий проход прямо в лагуну, а затем высасывали ее назад, и вода кипела, как на мельнице. Если бы только ялик оказался захваченным этой вертящейся массой воды, их разорвало бы на клочки о подводный коралловый риф, и обе женщины прекрасно знали это.
— Придерживай шляпу рукой, — предупредила Пэтти. — И будь готова помочь лодке веслом, если нас перекинет через риф.
Когда ялик приблизился к рифу, волны швырнули маленькое суденышко через разрыв между скалами.
Женщины увидели, что их вынесло в море.
Пока ялик подскакивал на норовистых невысоких волнах, они зачарованно слушали, как прибой бьет о коралловый риф. Они слышали этот звук с другой стороны! — то был голос свободы.
Пэтти, которая от радости даже задержала дыхание, теперь выдохнула, надув щеки, как те маленькие ангелочки, олицетворяющие ветер на старинных картах. Море, бледно-голубое, раскинулось перед ними бесконечно далеко, ожидая, чтобы отнести их, куда они пожелают, прочь от этого пляжа смерти и ужаса.
Кэри встала.
Пэтти предупредила:
— Никогда нельзя вставать во весь рост в таких маленьких лодках, а то можешь нарушить равновесие или сама упадешь.
Кэри снова послушно села. Она ухмыльнулась:
— Можешь не оборачиваться, но они нам машут. — И она помахала в ответ двум крошечным фигуркам, оставшимся на берегу.
Пэтти нажала на руль, и они направились сквозь прыгающие вокруг волны прямиком на юг, к мысу.
Кэри предупредила:
— От наших плотиков останутся мелкие клочки, если ты не сбавишь ход. — Две бамбуковых подстилки с их кроватей бешено подпрыгивали на волнах следом за ними.
— Из-за шума я хочу выключить мотор перед тем, как мы подойдем к мысу, так что приготовься грести, — сказала Пэтти.
Когда они приблизились к мысу, Пэтти поняла, что должна держать ялик как можно ближе к рваным скалам, если только осмелится. Она направила ялик осторожно вперед, обвела его вокруг утеса и облегченно вздохнула. Деревни Катанга было не видать. Возможно, селение скрывалось за несколькими утесами, на которых в изобилии росли лианы и прочие ползучие кусты, медленно спускавшиеся, колеблясь, вниз, на уровень прибрежной полосы пляжа.
Если не считать волн, упрямо колотившихся об утесы, все было тихо — стояла почти сонная тишина, — только свирепое полуденное солнце продолжало яростно припекать.
Кэри осмотрела утесы.
— Мы ни за что не сумеем вскарабкаться на эту верхотуру.
— Нам просто придется постараться изо всех сил, — сказала Пэтти. — Я хочу направиться в первую же бухту или залив, если у нее будет подходящий вид. Нам же надо держаться от Катанги как можно дальше.
У первого залива не оказалось пляжа, это была только щель между черными скалами. Вторая бухта показалась более приветливой, но, когда Пэтти направила ялик вперед, она увидела прямо впереди под водой чернеющие зубья скал. Она поспешно повернула ялик прочь.
Налегая на весла, Кэри сказала, задыхаясь:
— Если мы не войдем в следующую бухту, твоя очередь грести.
Немного дальше виднелся неожиданный разрыв в скалах. В глубине бухты лес подступал к самой кромке прибоя.
Пэтти сказала:
— Вот это уже получше. Как ты думаешь? Кэри устало опустила весла, а затем обернулась через плечо, чтобы посмотреть. Лицо ее было залито потом под шапочкой цвета хаки.
— Кажется, взобраться будет довольно просто, — сказала она. — Но здесь негде спрятать лодку, если только мы не разгрузим ее, не снимем мотор и не затопим ялик.
— У нас на это нет времени, да мы и никогда не пробовали этим заниматься. Слишком большой риск, — решила Пэтти. — О'кей, теперь я сяду за весла.
Пока Пэтти гребла к ближайшему утесу, Кэри прищурилась. Перед ними была небольшая и довольно-таки мрачная бухта. На заднем плане зеленый склон неровными буграми спускался почти в море, гибкие ветви раскачивались прямо над волнами, со шлепанием разбивавшимися о скалы.
Пэтти с сомнением в голосе сказала:
— Похоже, тут нет ничего вроде пляжа.
— Тем лучше, — ответила Кэри.
Пэтти налегла на весла с удвоенной силой. Как только ялик проскочил в разрыв между утесами, имевший форму буквы «U», на воде заиграли яркие зайчики, когда зелень крутого склона отразилась в прибрежных волнах.
— Там есть речушка, — сказала Кэри. — Может, мы сумеем вскарабкаться по ее руслу.
Когда ялик подошел достаточно близко, Кэри потянулась и ухватилась за лианы, свисающие .над водой.
Бросив якорь и подергав за канат, Кэри сказала:
— По-моему, он не достает до дна.
— Это же только обычный якорь, для пляжа или вроде того, — сказала Пэтти. — А здесь глубоко. Мы привяжем чалку к стволу дерева. — Отвечая на вопросительный взгляд Кэри, она объяснила: — Эти веревки спереди и сзади называются чалки.
Пэтти опустила весла. Две женщины втянули лодку под-густые ветви низкорослого леса, подступавшего к воде. Смахивая с волос листья и нагибаясь, чтобы не наткнуться на ветви, Кэри сказала:
— Мы могли бы нарезать немного ветвей и набросить их на ялик, так, чтобы белую краску не было видно. Камуфляж.
— Во-первых, давай-ка привяжем эту штуку, — Пэтти накинула веревку полупетлей вокруг ствола толстой, переплетенной с другими с свисающей откуда-то сверху ветви. — Одному Богу известно, удержит ли это, — сказала она. — Давай привяжем весла к сиденьям.
— Есть, есть, капитан, — весело откликнулась Кэри. Она нагнулась, втаскивая в лодку бамбуковые подстилки. Пэтти беспокойно сказала:
— Мы сошли с ума, если думаем оставить ялик здесь. Он же может сорваться с привязи. Может пойти дождь, и надо будет вычерпывать воду. Кто-нибудь может его украсть. Думаю, лучше мне остаться и охранять его, пока ты пойдешь за остальными. Кэри кивнула.
— Я тоже об этом. подумала. Надо было догадаться об этом раньше. Но охранять лодку — занятие простое, так что давай тянуть жребий.
Кэри проиграла.
— У меня есть компас Сюзи, — сказала она. — Но мне еще нужна винтовка и мачете.
— Давай поедим что-нибудь перед тем, как тебе уходить, — предложила Пэтти. — А камуфляж оставь мне. Только дай мне мачете, чтобы я нарезала немного зелени до твоего ухода.
Вскоре после этого Кэри подтянулась и взобралась на ветку дерева над ними. Осторожно наклонившись, она приняла у Пэтти винтовку и перебросила ее через плечо. Затем она проползла по ветке, пока не смогла засунуть винтовку в надежную щель возле самого ствола дерева. Вернувшись вдоль ветви, она нагнулась принять мачете.
— Пока, Пэтти, — сказала она. — Я вернусь как можно скорее.
— Пока.
Обе они готовы были расплакаться. С 13 ноября им впервые предстояло остаться в полном одиночестве.
Кэри осторожно взобралась на утес. Сучья и ветви царапали ей лицо, но подъем был не очень крутой, да и опору найти было не так уж сложно. Тем не менее, она беспокоилась, как бы не уронить винтовку или мачете, потому что склон все же был достаточно крут, чтобы оружие скатилось вниз и угодило прямо в море.
Добравшись до вершины, Кэри остановилась, чтобы набить жесткой травы в шапочку цвета хаки, которая принадлежала ей совсем с недавних пор и была слишком велика для нее. После этого она упрямо продолжала путь сквозь мягкие заросли в полумраке джунглей.
Осторожно используя компас, Кэри через полтора часа пересекла мыс. На это ушло на полчаса больше по сравнению с ее расчетами, но она опаздывала всего немногим более чем на двадцать минут и почувствовала тихое удовлетворение, когда увидела, что вышла как раз туда, куда и планировала — к вершине темных утесов на южной оконечности Водопадовой бухты.
Ранним утром эти скалы казались сплошной черной стеной, но к середине дня, когда солнце освещало их в упор, оставляя вертикальные разломы в тени, утесы походили на гигантские плитки шоколада.
Кэри быстрым шагом пустилась вдоль по утесам, держась под прикрытием деревьев, но не упуская из виду и прозрачную голубизну моря, и радужные всплески прибоя и брызг над рифом. Начал дуть легкий бриз. Она обошла большие стволы, похожие цветом на слоновью кожу, и пошла, выбирая путь, между зелеными папоротниками-орляками. Все было тихо, только прибой ударялся о рифы, да где-то высоко звучало чистое пение птиц, мелькавших над ней голубыми и желтыми молниями.
И вдруг на фоне пения птиц Кэри различила еще один звук.
Она резко остановилась и посмотрела на часы. Без пяти четыре. На двадцать минут раньше, чем они рассчитывали. Шум лопастей вертолета ни с чем не спутаешь.
Первой ее мыслью было кинуться назад, к ялику, как они и договаривались, но она поняла, что женщины в пещере не будут знать, где его искать. И как только они могли допустить такой серьезный промах в своем подробном плане?!
Она быстро прикидывала… У вертолета уйдет две минуты на то, чтобы приземлиться, и, кто бы там ни находился, у него уйдет по крайней мере еще десять минут, чтобы добраться до лагеря. Если она помчится во весь дух, то, возможно, добежит до выхода-трубы из пещеры за двадцать минут.
Двигаясь со всей возможной скоростью, не обращая внимания на производимый ею шум, от которого хриплым хором запротестовала стая белых какаду, Кэри рванулась к лагерю сквозь чащу леса.


Вертолет «Хьюли-Кобра» прогудел над Водопадовой бухтой и направился прямо к водопаду. Хотя уже начался прилив, оставалась еще довольно широкая полоса пляжа.
За кораблем, посланным, чтобы очистить этот район — в случае необходимости следовал тяжелой тенью вертолет «Сикорски». Двадцать человек в оливковой форме нестроевого образца и касках высыпали из вертолета. Когда они веером разошлись по берегу, очевидно, намереваясь взобраться на утес, послышались выстрелы.
Эти резкие звуки стаккато донеслись и до Кэри, которая спешила из всех сил, лицо ее было разодрано прутьями и колючками, а шов на боку и сердце бешено пульсировали.
Солдаты моментально обнаружили лагерь, который, очевидно, был оставлен совсем незадолго до этого.
Сержант доложил об этом офицеру. Он протянул ему покрывшуюся плесенью сумочку из лакированной кожи, в которой еще хранилась проржавевшая компактная пудра Сюзи и растаявшая помада.
— Сколько там было человек, сержант?
— Следопыты нашли четыре бамбуковых кровати, сэр, и подпорки еще для двух. Мне также доложили о цепочке из отпечатков пяти женских ног, ведущих к лагуне. Каждая из женщин несколько раз проходила из лагеря к лагуне, как мы полагаем, чтобы нагрузить украденную лодку, сэр. Мы также обнаружили бамбуковый контейнер со свежей копченой рыбой, спрятанный в скалах на тропинке к утесу, сэр.
— Когда женщины покинули это место, сержант?
— Не могу сказать точно, сэр, но следопыт доложил, что следы оставлены около полудня, а огонь в лагере был залит водой примерно в то же время, сэр.
Офицер осмотрел две хижины, пристройку с односкатной крышей, небольшую кучку кокосовых скорлупок, два панциря черепах и кучу камней. Он повернулся и уставился на почти готовый плот, на аккуратно сложенные бамбуковые жерди и приготовленные по всем правилам кольца ротанговой веревки. Посмотрев на часы, он кинул взгляд на море и коротко приказал:
— Сержант, у нас два часа для проведения поисков на море. Лагерь сжечь. Оставьте здесь пару часовых и еще двоих на берегу. Завтра мы снимем их. — Сержант отдал честь, а офицер добавил: — И напомните вашим людям, что этих женщин не надо недооценивать — у них по крайней мере три наших винтовки.


Кэри скорчилась в густых невысоких зарослях, не смея приблизиться к трубе пещеры, видневшейся слева от нее. Она прижалась глазом к щели между листвой всего-то размером с квадратный дюйм. Она слышала голоса мужчин, треск веток, затем раздалось громкое щелкание. Она почувствовала запах дыма.
Между деревьями она увидела золотистое сияние, словно ранний закат солнца. Золотистый цвет быстро сменился красным, затем все затянуло густым дымом. Вверх взлетело облако искр, и тут же загорелось высокое дерево неподалеку. Затем весь сухой, нагретый лес моментально вспыхнул и запылал.
Кэри подскочила, услышав выстрел, но, когда тень заслонила зловещее красное сияние впереди, поняла, что это должно быть, просто упало дерево.
Она не могла решиться, что же делать. Если она отступит, сумеет ли она убежать достаточно далеко, да и бежать достаточно, быстро, чтобы опередить огонь? Или, может, ей надо постараться добраться до трубы? Если лес будет гореть, женщинам, возможно, придется оставаться в пещере несколько дней.
Если сгорит листва вокруг провала трубы, то станет видна и сама дыра, и веревка, спускающаяся вниз, в пещеру, — а веревка эта, совершенно, очевидно, сделана человеческими руками. Ругаясь сквозь зубы, Кэри поняла, что ей придется обрезать веревку и сбросить ее в пещеру. Затем она постарается быстро пробраться к Пэтти. По крайней мере, тогда двое из них останутся на свободе, чтобы в случае необходимости спасти остальных.
Она как раз собиралась проползти к трубе, когда вдруг увидела подходившего ленивой походочкой солдата. Он шел прямо на нее и почти был готов провалиться в колодец пещеры. Он резко остановился, и Кэри придержала дыхание. Неужели он что-нибудь увидел?
Солдат расстегнул молнию и справил нужду. Затем он надвинул на глаза панаму для джунглей с широкими краями и вытер пот с затылка жирной шеи и маленькой выбритой головы. Поправляя панаму, он слегка повернул голову. Очевидно, что-то привлекло его внимание.
Солдат осторожно подошел к концу замаскированной ротанговой веревки, тянувшейся по земле. Он присел, поднял веревку, проверил ее рукой, посмотрел влево и проследил, что веревка привязана к дереву. Затем он начал следовать по веревке вдоль всей ее длины, к трубе пещеры.
Кэри сняла винтовку с плеча — но нет, она не осмелится стрелять, ведь шум привлечет сюда остальных мужчин.
Повернувшись теперь спиной к Кэри, мужчина присел, развел листья лиан над провалом и проверил веревку рукой, словно стараясь угадать, куда же она тянется.
В десяти футах от него Кэри взялась за ствол винтовки и приготовилась нанести удар дулом, используя его как дубинку. Она двинулась вперед.
Подкравшись к солдату сзади, она изогнулась и резко отвела обе руки назад. Ее удар будет еще сильнее, если она хорошенько размахнется и не будет медлить. Кэри казалось, что она опять слышит успокаивающий голос Джонатана:
«Кости наверху черепа очень прочные и тяжелые, а самое слабое место находится как раз под ухом, где кости тоньше. Так что никогда не ударяй по голове сверху, потому что так ты только сшибешь человека и оглушишь его, но он останется жив. Ударять надо сбоку и сзади. Целься в верхний кончик уха. Это будет хороший удар, потому что так у тебя будет двойной шанс прикончить его — ты повредишь и череп, и шею. После этого ты сможешь спокойно удавить его проволокой или веревкой, или же задушить его, надавив на горло со стороны адамова яблока. После этого он уже не причинит тебе хлопот».
Она ударила. Это оказалось гораздо легче, чем она ожидала. Какое-то мгновение солдат покачался перед ней, но через секунду рухнул вниз. Дрожа от напряжения, но чувствуя, как ее охватили гордость и облегчение, Кэри подтянула безвольное тело на несколько дюймов поближе к спуску в пещеру. Он был не таким уж тяжелым, как она опасалась.
Подобравшись к провалу, она сунула голову вниз и быстро позвала:
— Анни! Это Кэри.
Звать ее так было, конечно, рискованно, в этом был хорошо рассчитанный риск, и Кэри надеялась, что потрескивающий шум огня заглушит ее голос. Выхода не было — она не знала, не стоит ли кто-нибудь внизу у трубы, и не сломает ли она ей шею. Но она подумала, что, скорее всего, кто-нибудь будет ждать ее там, внизу, так что лучше ей рискнуть.
Снизу донесся слабый голос:
— Ты спускаешься, Кэри?
— Отойдите подальше, и не шумите. Я сейчас кое-что сброшу, а потом спущусь сама. — И она выпустила тело.
Чувствуя удивительную ясность в голове, Кэри швырнула в провал солдатскую панаму для джунглей с широкими краями, затем вытянула наверх ротанговую веревку, действуя со всей скоростью, на которую была способна. Хотя она и проделала это очень быстро, казалось, на это ушла целая вечность, а красное сияние огня неумолимо подбиралось все ближе к ней, подступая сквозь лес.
Она с облегчением вытянула наверх плетеную из ротанга сумку, постоянно привязанную к концу веревки. Она засунула туда две винтовки, прикрепив их стволы к самой веревке куском лианы. Она не хотела, чтобы две винтовки, по десять фунтов весу каждая нарушали ее равновесие при спуске.
Действуя мачете, она быстро обрубила конец веревки, привязанной к дереву. Она подвязала мачете к связке веревок и винтовок, затем очень медленно спустила тяжелый груз в пещеру. Дрожа от возбуждения, Кэри, казалось снова услышала голос Джонатана: «Когда ты спешишь, всегда делай все медленно». Наконец, с дрожащими руками, она осторожно замаскировала отверстие трубы ползучими кустарниками.
Благодаря своим размерам, Кэри могла проделать то, что было не под силу остальным женщинам — она могла удержаться локтями на краю колодца, уперев ноги в противоположную его стенку. Удерживая равновесие, она подумала: «Это — самое опасное из всего, что я делала за всю мою жизнь!» Нервы ее дрогнули, и она застыла от страха.
На протяжении многих месяцев женщины приучили себя не думать о своих семьях, оставшихся в Питтсбурге, потому что такие мысли погружали их в постоянную депрессию. Но теперь, чтобы подбодрить себя, Кэри специально начала думать о своих дочерях. Она всегда была убеждена, что подвергнет себя какой угодно опасности, лишь бы защитить своих детей. Так что теперь Кэри упорно напоминала самой себе, что Ингрид и Грете больше всего на свете была нужна их мама.
Но лучше от этого не стало.
Она снова подумала о том, что можно было бы побежать к Пэтти, и на воде они обе будут в безопасности, но языки пламени уже подкрадывались к ней, огонь разгорался все сильнее, поднимая густые клубы дыма. Странно, но запах был такой же приятный, как и от камина в городской квартире.
Кэри внезапно поняла, что если она не поторопится, то поджарится на этом огне заживо. Соревноваться с пожаром она уже не сможет.
Она начала осторожно опускать тело в трубу. Какое-то мгновение она удержалась, балансируя спиной и ступнями, опираясь о землистые стены шахты, но еще упираясь локтями в землю наверху, словно приклеилась к месту. Она боялась пошевелиться, но, наконец, потрескивание надвигающей стены огня заставило ее действовать. Когда из колодца виднелась только ее голова, она подтянула лианы и кустарники, загораживая ими вход в трубу.
Медленно, дюйм за дюймом, она начала опускаться в провал.
Она гнала от себя мысль, что приземлиться ей придется прямо на труп, а сконцентрировала внимание на спуске. Она легко находила опору для ног, но острая скала впивалась ей в спину и царапала ее до крови под легкой рубахой-хаки. Колени у нее начали трястись еще до того, как она опустилась в колодец, и теперь она могла заставить себя продолжать спуск, только отдавая себе спокойные приказания вслух.
Когда солдаты отступали от пылающего лагеря, сержант увидел, что одного человека не достает. Он допросил остальных.
Никто не пожелал ничего сообщить, но их, похоже, не удивило, что солдат пропал. Его деревня находилась отсюда всего в четырнадцати милях к югу, и он уже много недель жаловался на жизнь в казармах и армейскую дисциплину, совершенно ясно намекая на спокойную жизнь дома и занятия рыболовством. Каждую неделю из казарм кто-то сбегал, точно так же, как они сбегали с медных шахт, когда понимали, что работа стоит денег, но не стоит потери свободы.
Сержанту пришлось решать, оставаться ли и обыскивать джунгли, пытаясь обнаружить дезертира, или же продолжать поиск женщин в этом районе. До захода солнца оставалось чуть меньше часа.
Если бы солдат оказался ранен, они бы услышали его крики. Скорее всего, в этот момент он раздумывает, сколько «кина» он получит за винтовку, и что он сегодня будет делать вечером со своей подружкой.
Им отдали совершенно ясный приказ.
«Рядовой Нарок пропал, подозревается в дезертирстве», — сказал сержант. Они могли вернуться и продолжить искать его на следующий день, а этого времени Нароку вполне хватит, чтобы добраться до своей деревни.
Там они и заберут его. Иначе они будут вынуждены вернуться сюда и прочесывать джунгли. А провести ночь в джунглях не составит никакого труда для уроженца этого острова.
Пэтти напряженно всматривалась сквозь листву. Кроме угловатой вершины утеса, виднелось только море да небо. Две прозрачные голубые стихии, разделенные только линией чуть более глубокого голубого оттенка, теперь превратились в две темно-серые полосы с черной границей между ними.
За полтора часа до этого Пэтти видела, как над линией берега пронесся большой темно-зеленый вертолет, направляющийся к югу. Затем он пролетел обратно, но направлялся к северу, в сторону моря.
Пэтти опасливо посмотрела на небо. С ним творилось что-то странное. С тех пор как пролетел вертолет, на горизонте скопились низкие темные облака. Море приобрело теперь оттенок пурпурного грифеля в карандаше, а рваные волны вдали казались совсем черными. Невидимое солнце, которое уже успело скатиться за мыс, все еще сияло зловещим, но отдаленно-ясным светом. Свет казался резким и угрожающим.
Пэтти проверила веревку и подергала за концы двух бамбуковых подстилок. Когда над головой проворчал гром, Пэтти положила один из плотиков на корму и привязала его к транцу.
Шторм налетел на берег с неожиданной яростью. Вода захлестывала листву над ее головой.
Пэтти моментально вымокла, словно ее поставили под душ. Она схватила жестяной черпак и принялась изо всех сил вычерпывать воду. Она остановилась только на минуту, чтобы подползти к ящику на носу и вытащить оттуда бамбуковый сосуд для воды, чтобы использовать и его — как второй ковш. Затем она принялась вычерпывать воду обеими руками.
Шквал шумел у нее над головой, а Пэтти сгибалась под потоками дождя, с трудом переводя дыхание под таким потопом. Она лихорадочно старалась выливать воду из лодки, пока не поняла, что такое вычерпывание — дело столь же безнадежное, как и разговоры короля Канута, пытавшегося успокоить волны.
Дрожа, она перекинула конец ротанговой веревки через второй плотик и набросила его на себя, так что теперь две трети ялика оказались под бамбуковой крышей. Но подстилки не были водонепроницаемыми, и дождь просачивался сквозь щели, как струи горных потоков.
Когда спустилась ночь, Пэтти замерзла так же, как и промокла, словно плавала в море, вместо того чтобы подскакивать в лодчонке на волнах. Она подумала, не будет ли шторм бушевать всю ночь. Было очень даже похоже, что так. Она подумала о том, что будет, если она заснет? Тогда она не узнает, если лодка сорвется с привязи. Что же ей делать? Может, ей надо бросить ялик — подпрыгнуть и ухватиться за ветви над головой, вскарабкаться по суку, а затем пробраться к стволу? Или, может, ей надо рискнуть и остаться в лодке, где ее могло унести в море, где верткий ялик может зачерпнуть воду и затонуть!
Пэтти неохотно напомнила себе, что все их снаряжение для побега находится здесь, в лодке. С полным безразличием она с трудом натянула спасательный пояс.
СРЕДА, 13 МАРТА 1985 ГОДА
Пэтти открыла глаза. Первой ее реакцией было удивление, почему она промокла до костей, и что это за плеск вокруг. Второй мыслью было облегчение. Она была все еще жива и все еще находилась в лодке — а лодка до половины была полна воды.
Шторм прошел.
Пэтти слышала, как мелкие волны успокаивающе плещут о борт ялика. Она почувствовала такое мирное покачивание под ней — словно кто-то качал колыбель. Она с трудом пошевелила левой рукой, решая во сколько лет может начаться ревматизм, и посмотрела на часы.
Восемь утра.
С той первой ночи в пещере она еще никогда не бывала так голодна. Онемевшими пальцами она развязала узел на ротанговой веревке, подняла измочаленную подстилку и выглянула наружу. Море все еще выглядело хмурым, небо казалось отсыревшим. Поднимавшиеся с обеих сторон утесы поблескивали, облитые водой, листья деревьев сияли, роняя капли. Устье речки все еще было в тени, но она видела, что солнце освещает листву, за которой виднеется голубое небо.
Пэтти глотнула солдатского рома и медленно прожевала ломтики копченой рыбы. Затем она справила нужду в ковш, вылила его и принялась использовать черпак по назначению.
Она чертовски надеялась, что остальные женщины уже направляются к ней.
Деревня Катанга находилась вдоль северного берега реки Катанга. Хижины, крытые листьями, использовались только для сна и стояли на восьми столбах. Забираться в них надо было по деревянным лестницам, плетенным из ветвей. Насколько могли припомнить жители деревни, прилив никогда не поднимался до уровня хижин. Хозяева хижин жили и работали в тени под домами.
В десять утра 13 марта большинство женщин из деревни или сгоняли свиней, или ухаживали за огородами, разрушенными грозой. Все в деревне было спокойно, только дети шумели под хижинами. На них иногда покрикивала одна из беззубых старух — они чинили рыболовные сети, перемешивали овощи в больших деревянных сосудах или плели ротанговые веревки, чтобы потом изготовить сети.
Казалось, крики играющих детей не нарушали спокойствия мужчин деревни. Они дремали в тени возле хижин в компании собак неизвестного происхождения, анемичных кур и молодой женщины, сонно кормившей грудью поросенка-сосунка. Лулуаи сонно переменил положение в тени. После грозы надо было многое чинить. Он еще не решил, с чего начать. Забор вокруг места, где содержались свиньи, требовал немедленной починки, но чинить такой забор — дело очень серьезное. С другой стороны, если забор не починить немедленно, свиньи проберутся в огород и учинят там еще больший беспорядок. Наверное, скоро они примутся за работу. Он зевнул и медленно почесал за ухом.
Молчание было нарушено низким отдаленным гудением. Было похоже, что где-то летит большой комар. Когда шум приблизился, люди подняли головы.
Красный вертолет «Белл-206» появился из-за мыса и направился прямо к деревне.
Лулуаи громко позвал остальных мужчин, которые поднялись на ноги. Без всякий приказаний мальчишки бросились в хижины и возвратились с деревянными дубинками и копьями, которые они тут же сунули в руки своих отцов. Охваченные ужасом дети и женщины поспешили спрятаться за линию вооруженных мужчин, вставших с обеих сторон от лулуаи. На Пауи деревенский староста должен вести своих людей вперед в случае опасности, а иначе он теряет свою должность. Вся деревня, настороженно молча, наблюдала, как вертолет накренился и стал снижаться к избитой грязной площадке на берегу реки, где были вытащены из воды выдолбленные каноэ.
Ветер, поднятый вращением лопастей вертолета, взметнул вверх сухие листья и обломал ветви эвкалиптовых деревьев, которые обрамляли опушку. Это было похоже на ураган, свирепствующий во время циклона.
Вертолет осторожно приземлился, и вращение лопастей замедлилось. Три чернокожих пассажира были в военной форме. Один из них был полковник Борда.
Сжав в руке винтовку, полковник спрыгнул вниз из кабины, как только прекратилось вращение винта. После приветствий, которыми они обменялись с помощью переводчика, полковник Борда объявил, кто к ним прилетел.
«Раки… Раки… Раки…» Слово пронеслось по всей группе жителей деревни. Позади мужчин, стоявших неподвижно они и должны были так стоять, пока староста не даст им новое приказание, — но следивших за маленькой фигуркой, которая медленно появилась из вертолета, послышался возбужденный шепот. Раки стоял в тени, затем вытер пот под солнечными очками, засунул их в карман на груди мундира и выступил вперед, к старосте деревни, с видом величественного достоинства, в котором не было и намека на унижение или насмешку.
Оказавшись в темноватой и душной хижине для почетных гостей, президент Раки оставил такую торжественность. Отрывисто, лающим голосом он заговорил с переводчиком. Несколько фраз, сказанные им, должны были быть переведены длинной и цветистой речью. Пока переводчик говорил, Раки потерял к происходящему всякий интерес, мысли его начали блуждать. Решительный взгляд президента вдруг выразил откровенную скуку, превратившись в недовольную гримасу умного, но избалованного ребенка, с которым слишком строго обошлись. На смену этому выражению пришел пустой взгляд человека с непредсказуемым, но бешеным темпераментом, который мог не думать вовсе ни о чем, но способный в любую минуту спустить курок.
Услышав поразительную и невероятную новость, что несколько женщин из «Нэксуса» еще живы, Раки немедленно сообразил, что, если только они вернутся в Штаты, он попадет в серьезную политическую переделку, куда будут втянуты США, Британия, Япония, Австралия и ООН. Компания «Нэксус Майнинг Интернешнл, Инк.», так же, как и «Международная Горнодобывающая Федерация», будут вынуждены пересмотреть свое решение о начале работ на Пауи. Что касается остальных горнодобывающих компаний, они будут смотреть на него с нескрываемой неприязнью — и то мягко говоря. Пока эти женщины оставались в живых, его президентство, за которое он только что ухватился, оставалось под угрозой.
Таким образом, они должны быть найдены и убиты раньше, чем новость о том, что они живы, доберется до Маунт-Ида или того сверхлюбознательного австралийца, с которым он вел переговоры о концессии на шахтах. Вторжение серьезно отразилось на его банковском счете, и он был настроен вернуть каждый из потраченных швейцарских франков. Кроме того, ему нужны были наличные, чтобы оплатить доставку культовой дребедени с Тайваня для всего населения Пауи.
Он знал, что сделка с «Нэксусом» была самой быстрой, самой простой и самой лучшей из всех, которые он когда-либо заключал. Несомненно, они уже решили и определили предел, выше которого они не пойдут, но который Раки мрачно решил превзойти. Он намеревался затягивать переговоры. А теперь, когда появилась возможность внезапного воскресения этих белых женщин, Раки жалел, что он еще не подписал договор с «Нэксусом».
В одуряющей жаре хижины для гостей переводчик нервно повторил последний вопрос старосты.
— Господин президент, лулуаи желает узнать, почему вчера войска высаживались на тот участок над водопадом, который объявлен итамбу?
Президент уклончиво ответил:
— Это были филиппинские войска, которые, к сожалению, не знали, что появление в том месте не разрешается. Они искали белых женщин, которые уже осквернили это место и тем самым навлекли недовольство умерших.
Едва ли час прошел с того времени, как президент Раки сам стоял на табуированном участке земли. Там он презрительно посмотрел на кусок старого железа, приколоченный к дереву и украшенный черным изображением руки над грубо выведенными печатными буквами «ИТАМБУ».
Президент осмотрел разрушенные, сожженные хижины. Носком туфли из кожи страуса он брезгливо подтолкнул бамбуковый кувшин к остаткам раскиданного огня в центре лагеря, затем повернулся к полковнику Борде.
— Информация следопыта совпадает с рассказом солдата, которому удалось бежать от этих женщин? Полковник Борда кивнул.
— Этого «героя», который позволил женщинам украсть у него одежду, следует примерно наказать. Мы не желаем, чтобы он и дальше рассказывал об этих женщинах. Это дело национальной безопасности. Вырежьте ему язык.
— Я прослежу за этим, ваше превосходительство.
— Женщины не могли уйти слишком далеко, полковник.
— Мы прочесываем все побережье, ваше превосходительство, на тот случай, если они направились не к Айрайен Джайа, а поплыли вдоль берега. Если это действительно так, мы быстро избавимся от них.
— Так вы найдете их? Полковник заколебался.
— Двадцатифунтовый ялик не так уж просто обнаружить с воздуха, сэр. — Он посмотрел Раки в глаза и вздохнул. — Конечно, мы постараемся, ваше превосходительство. Мы очень постараемся!
Теперь, когда Раки сидел, скрестив ноги, в духоте деревенской хижины для гостей, ему казалось, что дышать тут совсем невозможно. Переводчик сказал:
— Староста желает знать, когда уйдут солдаты, охраняющие район итамбу.
Президент наклонился к полковнику Борде.
— Нет смысла оставлять там часовых, не так ли, полковник?
— Часовые должны оставаться там, пока женщины не будут обнаружены, ваше превосходительство. Они могут вернуться или будут вынуждены отступить туда, где находился их лагерь. Ведь это тот район, который им известен. Я всепочтительнейше осмеливаюсь предложить, что мы подарим этой деревне праздник в честь очищения места, как только наши люди уйдут.
Переводчик сказал:
— Им бы также хотелось, чтобы был починен веревочный мост. Очевидно, он был поврежден этими женщинами. Президент раздраженно сказал:
— Да, да, скажите же им «да», ради Бога! Затем спросите, что им известно об этих женщинах. — Он знал, что вся власть в деревне принадлежит старосте, и что за информацию надо платить, а то староста потеряет свое достоинство — и свою должность.
— Староста говорит, что пять женщин и один мужчина были на освященном участке земли весь сезон дождей, но что потом мужчина умер, — доложил переводчик. — Иногда они ловили рыбу и плавали в лагуне. Вот и все, что им известно. Жители деревни не ходят в места, объявленные итамбу.
Президент повысил голос.
— Скажите им, что я приехал в эту деревню не для того, чтобы НИЧЕГО не узнать.
Полковник Борда поспешно наклонился к президенту и успокаивающе сказал:
— Сэр, я уверен, что эти женщины будут найдены.
— Мне не нужно, чтобы вы находили этих женщин, полковник, я хочу, чтобы были найдены их тела.


Сильвана и Анни по очереди выплывали через подводный проход, чтобы проверить, не ушел ли часовой с пляжа. Женщины ничего не знали о шторме наверху, пока не увидели пляж на рассвете следующего утра. Линия прилива виднелась высоко, и там валялось множество следов пронесшегося урагана, но вставало шафрановое солнце, окрасившее небосклон в желтовато-зеленоватые и розовые тона.
— Похоже, прошла крепкая гроза, — донесла Анни другим женщинам, вернувшись в пещеру. — Я беспокоюсь о Пэтти.
— А я вот беспокоюсь о лодке, — сказала Сюзи.
— Давайте попробуем добраться до них сегодня вечером, — предложила Кэри. — В любой момент здесь может оказаться еще хуже. Я больше не вынесу это место.
Анни кивнула.
— Если мы отправимся сегодня после трех часов, то вполне сможем добраться до лодки перед заходом солнца.
— Трех часов нам должно хватить, — согласилась Кэри. — У меня ушло только два на то, чтобы добраться сюда. Мы отправимся вдоль берега, по кромке джунглей, затем повернем к мысу, но это уже к самому концу пути. Я не смогла найти туда дорогу в темноте, так что мы не должны выходить позже трех часов. И мне понадобиться еще время на то, чтобы вскарабкаться вверх по стене — из-за моей спины.
Спина Кэри была разодрана и сильно кровоточила после ее спуска. Тем не менее было решено, что именно она должна влезть по трубе и поднять веревку. Сюзи была слишком маленького роста, и ее ноги не доставали до другого края колодца. Так как Анни боялась высоты, было давным-давно решено, что они не будут ничего поручать ей в случае опасности, когда ее страхи могут поставить под угрозу их жизни и безопасность. У Сильваны еще была перевязана рука. И, как несправедливо указала Сюзи, ведь это именно Кэри обрезала чертову веревку.
Все женщины были раздражены, напряжены и не желали ничего слушать, и основной причиной тому было присутствие трупа. Убитого солдата оттащили подальше от колодца, затем с него сняли одежду при свете одного из их шестнадцати факелов из высушенного кокосового волокна в ярд длиной, зажженного при помощи одной из их новых зажигалок армейского образца. Теперь у каждой женщины была военная форма, которая должна была обеспечить им защиту.
Во влажной и теплой атмосфере труп стал быстро разлагаться. Запах напоминал зловоние тухлого мяса, с каким-то тошнотворно-сладким оттенком. Сначала этот запах был не таким уж противным, но, по мере того как тело разлагалось, вонь постепенно стала тошнотворной, частично потому, что сфинктеры расслабились, и моча вместе с фекалиями устремилась из тела наружу. Кэри всегда недоумевала, почему покойников полагается обмывать. Теперь она знала ответ.
Газы от разлагающихся внутренностей накапливались в кишках, от чего сильно выпятился черный желудок, а черное месиво, бывшее когда-то головой солдата, кишело насекомыми и гудящими мухами. У смерти отвратительный, жуткий запах, подумала Кэри, протискивая свое тело в трубу, намереваясь подняться. Как странно так бояться мертвого тела как раз тогда, когда оно уже не представляет для тебя никакой опасности.
Она начала карабкаться по отвесным стенкам трубы.
Когда ее голова в конце концов показалась над землей, она не увидела ничего, вызывающего беспокойство, а потому боком выбросила тело из трубы. Теперь, когда подъем оказался позади, она позволила своей железной воле расслабиться, и ее начало трясти. Прошло как минимум десять минут, прежде чем она смогла размотать ротанговую веревку, намотанную на ее талии.
Осторожно поднявшись на ноги и пригибаясь при каждом шаге, она пробиралась между деревьями, сознавая, что у нее нет никакого оружия, кроме ножа.
Увидев почерневшую площадку, совсем недавно бывшую их лагерем, она остановилась и прислушалась. Сначала она никого не увидела, но потом появился часовой. Он лениво шел с вершины над водопадом, направляясь к лагерю. Судя по его расслабленной походке, он никого не ожидал тут увидеть. Она проследила, как он прошагал по обугленной траве и повернул в сторону Уильям Пени. Вскоре он вернулся тем же маршрутом, повернул у водопада и снова медленно зашагал к востоку, спиной к Уильям Пени.
Кэри наблюдала за ним десять минут, затем вернулась к устью колодца.
Огонь накануне прекратился как раз перед этой частью леса. Нечего ей было выдумывать и обрезать эту проклятую веревку, сердито думала Кэри, привязывая веревку к дереву и сбрасывая ее вниз. Она подождала, пока снизу веревку не подергали три раза, а затем подергала дважды в ответ, что означала — «О'кей, теперь я знаю, что веревка у вас». Она немедленно почувствовала, как веревку дернули еще четыре раза, что означало, что поднимается Анни.
Маленькая группа задержалась из-за Сильваны, которой было трудно взбираться по веревке из-за ампутированого пальца. Как только четыре женщины выбрались из трубы наружу, Сюзи вручила Кэри ее винтовку. Кэри замаскировала отверстие колодца, а затем пошла впереди женщин, которые скользили в джунглях, придерживаясь линии берега, выдерживая направление по компасу.
Никто из них не проронил ни слова, все молча повиновались жестам Кэри, пока они не добрались до зарубки на южной стороне мыса — эту зарубку сделала Кэри своим мачете. После этого им оставалось пройти по бугристой местности к утесу над бухтой, где был спрятан ялик.
Измучившись, они остановились передохнуть перед последним броском вниз. Садившееся справа от них солнце окрасило все небо в темно-желтый и алый цвета. Уже можно было различить довольно полный месяц. Позади них, в лесу, раздавались пронзительные вечерние звуки, говорившие, что все спокойно, это был ритм жизни джунглей, Кэри припомнила, как они боялись, когда провели первую ночь в лесу, когда им казалось, что каждая ночная тварь угрожает им.
Словно откликаясь на ее мысли, Сюзи прошептала:
— И почему это я больше не боюсь? Анни сказала:
— Слишком много вещей, о которых надо теперь думать.
— Мы будем бояться потом. — Кэри повела занемевшими плечами. — О'кей, ребята, подъем. Мы садимся на ялик. Спасибо, что дала мне твой компас, Сюзи. — Она отдала его, и Сюзи сунула его в карман.
Кэри, за которой следовали остальные, начала ловко спускаться по склону горы. Вниз посыпались камешки, потревоженные их спуском.
— Эй, да тут высоко! — взвизгнула Сюзи. Через пять секунд она упала.
Анни повернулась к ней и нахмурилась.
— Ш-ш-ш!
— Извини! — Сюзи поднялась на ноги и поспешила за ними.
Она не заметила, что ремешок с брелком Джонатана и компасом выпали у нее из кармана.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикие - Конран Ширли



читала два раза,очень понравился роман-хотела бы приобрести книгу!
Дикие - Конран Ширлиирина
26.08.2011, 22.45





Все её книги интересны.так же желаю вам почитать книги Мартины Коул.Особенно мне понравилась Опасная леди
Дикие - Конран ШирлиОльга
25.07.2013, 9.06





Ба а ! Только я заскучала, как бац! Та а а кой заряд адреналина! Начала читать вяло- чередой шли описания судеб совершенно разных женщин: карманной жены, светской пташки, матери семейства, , несчастной матери больного сына,и , собственно, милой женщины, благодаря которой роман при числили к ЛР. Читать начала вчера вечером. Ближе к полуночи события начали развиваться так стремительно, что я забегала по квартире, адреналин вспучивался в крови и хотелось позвонить детям поделиться впечатлением. Сонно про бормотав : " приедем завтра!" - они оставили меня наедине с та а а ким драйвом! Остров Пауи, военный переворот,и эти женщины брошенные в пекло событий. Начинается борьба за жизнь! Неумение плавать? Цена- жизнь! Нужны силы, а из еды- крыса? Цена- жизнь!В обычной жизни умеешь делать макияж, а здесь лихорадочно рубишь бамбук , чтобы сделать плот и спастись! Я не могла оторваться! У меня тоже таяли силы и я , разогрев тарелку борща( в 3 часа ночи!) (:-)))продолжала с героинями страшную, но необычайно увлекательную битву за жизнь! Я лезла с ними в кратер, худела до состояния тела индейского пеммикана, меня разыскивал спасти мой верный возлюбленный... Под утро я отключилась, , проснувшись днем кинулась к ай паду! И снова- выжить, выжить! Девочки, не буду рассказывать , чтоб не испортить впечатление! Такой всплеск хорошего адреналина и эмоций я не испытывала со времени... Скажем, первого причастия:))! К концу книги я лежала в адреналиновой отключке! Приехали дети, откачали меня тортиком, долго смеялись, слушая мой" взахлеб", а , уезжая сказали:" Завязывай с этим пагубным чтением, а то отключим газ... "Э э э то есть интернет! Ну, пр р р ямо! Такая сластюшка! Читайте!
Дикие - Конран ШирлиЕлена Ива
5.04.2014, 18.28





читала не отрываясь 2 дня, дочитала сегодня в 5.00 утра и отключилась как предыдущий читатель). за это время дети питались консервами, муж грозился уйти к маме. однозначно - читать! жалко одну из женщин, моего любимого персонажа, но не буду спойлерить. 10/10
Дикие - Конран ШирлиЭля
7.06.2015, 11.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100