Читать онлайн Дикие, автора - Конран Ширли, Раздел - 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикие - Конран Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.65 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикие - Конран Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикие - Конран Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конран Ширли

Дикие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25

СРЕДА, 6 МАРТА 1985 ГОДА
Словно огромный яркий зонт свисали над головой пленника густые цветущие гроздья красного и оранжевого цвета, когда он в притворном сне лежал, привязанный к двум полыхающим деревьям. По мере того, как темное небо приобретало перламутровый оттенок, он принял решение относительно своей жертвы. Он также снова завладеет жестянкой с драгоценностями. Пленник не сомневался, что сбежит. Его отличительной чертой, которая формировалась в течение многих лет, было пристрастие к не столь молодым американским женщинам.
В Маниле, пока он скользил по зеленым плиткам пола в ресторане, мимо запачканных какаду в золоченных клетках, разнося подносы с дорогими блюдами из морских продуктов для богатых туристов, Карлос двигался с юношеской уверенностью, энтузиазмом и очарованием. Его внешность бросалась в глаза, но она не отличалась грубой мужской красотой; не было в его лице или в поведении ничего такого, из-за чего одинокие американки сходили бы со своих пароходов во время круизов. Его очарование было сравнимо с обликом жаждущей, но застенчивой молодой девушки, осознающей, что для нее это только второй раз. Карлоса всегда интересовал предмет путешествий американок, он охотно предлагал им свои услуги, чтобы способствовать наслаждению или отдыху. Дамы с удовольствием принимали его предложения и находили его общество приятным и полезным.
Карлос внимательно изучал прекрасно одетых молодых людей, которые иногда сопровождали этих дам в «Голубой какаду». Наблюдая их, он научился щелкать своей золоченой зажигалкой «Данхилл», едва дама вынимала сигарету, и с небрежным изяществом помахивать своей коротенькой сигарой. В конце каждой трапезы он обычно отклонялся в противоположную сторону, делая вид, что поглощен созерцанием какой-нибудь сценки за соседним столиком, при этом он своим указательным пальцем слегка касался кончика брови, поглаживая ее. Этот жест он применял лишь при оплате счета.
Каждое утро в тесной комнатенке без окон, которую он делил с двумя младшими братьями, Карлос стоял перед облезлым зеркалом и пробовал приподнимать бровь на все лады — насмешливо, безучастно, вызывающе, одновременно пуская в отражение воображаемые колечки дыма. Он знал, был абсолютно в этом уверен, что в свое время наступит час, когда одна из этих американок заберет его с собой домой, в Штаты, где он немедленно ее бросит, сядет в автобус «Грейхаунд», следующий в Голливуд, а там он получит работу в качестве слуги какой-нибудь старой кинозвезды, как Рэкуэл Уэлч. Получив такой шанс, он тоже станет кинозвездой. И его будут оберегать, восхищаться им и платить целое состояние. Уважение будет окружать его, и ему будут дарить подарки. И эту бесконечную мозаику удовольствий довершат стройные ножки юных девушек.
С течением времени Карлос приобрел гардероб из дешевых, наспех сшитых вещей. Он заработал на тонкий золотой браслет, цепочку, запонки, ручные часы, золоченую зажигалку и серебряный портсигар. Время от времени он намекал на золотой, но корабли никогда не задерживались дольше нескольких дней, и Карлос отлично знал, что от дарителя всех этих дорогих вещиц потребуется слишком многое, к тому же и времени тоже гораздо больше. Печально, но все эти накопленные сокровища исчезли в ту ночь, когда он вступил в ряды армии Пауи. Тем не менее он с апломбом щелкал новенькой алюминиевой зажигалкой, словно это была его прежняя позолоченная, с гарантией, копия «Данхилла» из Гонконга.
Когда Карлас услышал шаги, он осторожно открыл один глаз. Хорошо, это была тихая, с забинтованной рукой. Он мягко застонал.
— Карлос, я принесла тебе завтрак.
Сильвана присела возле него и пощупала лоб, который был прохладным, затем накормила его горячей рыбной смесью, вместо ложки она пользовалась листом, зачерпывая еду из кокосовой скорлупы.
После завтрака Анни осмотрела ноги пленника и присыпала их угольной пылью. Пэтти наблюдала за операцией с презрительной насмешкой, держа наготове «М-16». Когда Анни закончила, Сюзи крепко привязала ногу пленника к дереву и развязала ему руки. Пока Пэтти держала нацеленное на него оружие, он умывался из перевернутого панциря черепахи, наполненного водой, расположенного слишком далеко от костра, чтобы он мог схватить горящее полено и использовать его в качестве оружия. Затем ему позволили надеть сапоги; все остальное было с него снято. Теперь на Сюзи были его брюки, а на Анни — куртка.
Карлосу показали, как вязать ротангом бамбуковые шесты для плота. Сильвана настороженно стояла позади него, нацелив на него собственный его «АК-47».
Он работал, как только мог, поскольку казаться послушным и уступчивым было частью его плана.
Когда они в полдень прекратили работу, было решено, что он потрудился хорошо. Но Сюзи сказала:
— Я этому отпрыску не доверяю. Что-то есть такое в его глазах. Он мне напоминает одну официантку, которую я прежде знала. Ее уволили за то, что воровала чаевые сотрудников.
Кэри мрачно сказала:
— Он не получит возможности так шутить, а к концу дня у него просто не останется на это сил.
Сюзи согласно кивнула, думая про себя, что Кэри больше не была уже похожа на принцессу Диану; вместо этого, под слоем грязи, она смахивала больше на молодого Клинта Иствуда.
Когда Сильвана обносила всех запеченной рыбой, она сказала Пэтти:
— Синатра снова умер. Достань мне еще одного, пожалуйста.
Синатра I съел неизвестный фрукт размером с вишню и затем был найдет неподвижно лежащим в своей клетке. Синатра II однажды ночью пролез между прутьями своей бамбуковой клетки и сбежал. Синатры III и IV также умерли после того, как съели фрукты. При виде каждого покрытого мехом трупика, женщины ощущали холодок, поскольку сразу же понимали, как близко они жили со смертью.
Сильвана сложила остатки рыбы в бамбуковую миску и взяла свои разорванные перчатки для рыбной ловли.
— Я похороню его. Блохи, наверное, уже все соскочили.
— Дайте мне похоронить, — предложил Карлос. Пэтти отрезала:
— Не открывай рот, пока с тобой не заговорят.
— Он только предлагал свою помощь. Сделать неприятную, работу.
— Конечно, прямо бойскаут, — сказала Пэтти. Анни выглядела враждебной, но ничего не сказала. Пререкания начались вчера, почти сразу после того, как в лагере появился Карлос. Если бы он умер, когда сорвался с моста. Анни тихо улизнула, чтобы помолиться. Она держала в руке красный швейцарский солдатский нож и смотрела вверх.
— Что мне делать, Джонатан? — шептала она. — Что бы ты делал на моем месте? Пожалуйста, скажи.
Ей показалось, что она слышит в голове голос, который говорит: «Анни, тебе следовало разделаться с ним сразу, как только его увидела. Но раз ты видишь, что завязла, доведи его до крайности. И, как говорит Сюзи, не доверяй ему».
Весь день все, кроме Сильваны, трудились над плотом. После вечерней трапезы Карлос с раскинутыми руками был привязан к двум деревьям рядом с хижинами, в которых спали. Прежде чем ложиться, Сильвана принесла ему воду в кокосовой скорлупе. Он посмотрел на нее печальными глазами и ничего не сказал.
Сильване было трудно думать об этом мальчике как о враге. В конце концов, он ведь всего лишь гулял по джунглям, не стрелял по пути, прокладывая дорогу. Она в нем видела прежде всего не агрессора, а пленника с израненным, исцарапанным лицом в полубессознательном состоянии. Он, конечно, взял жестянку с драгоценностями, но… Может быть, он думал, что лагерь необитаем.
Нет, это невозможно. Все их снаряжение лежало повсюду, а костер горел. Он, совершенно очевидно, забрал то, что ему не принадлежало. Карлос — вор, несомненно.
Но пока весь день она стояла над ним с ружьем, Сильвана наблюдала. Он трудился над их плотом, она видела, как струился пот по его телу.
Он всего лишь мальчик, говорила она себе.
Сильвана знала, что, когда они покинут остров, она не позволит остальным оставить его привязанным к дереву на милость джунглей. Им просто придется взять его с собой.
Когда у костра Сильвана это предложила, у всех возник страх. Пэтти страстно сказала:
— Ни под каким видом я не сяду на плот с этим ублюдком, который будет находиться у меня под боком и в любую минуту будет готов сбросить меня в кишащую акулами воду.
Решили посоветоваться.
Сильвана оглядела лица собравшихся вокруг костра и укоризненно сказала:
— Это бесчеловечно — оставлять его здесь, если только мы его не отпустим, и вы все это знаете.
— Мы его не отпускаем! — кричала Кэри. — А если ты не перестанешь его жалеть, оставим тебя с ним здесь.
С того места, где был привязан, Карлос мог расслышать, какой последовал скандал. Позже, когда Сильвана принесла ему воду, он мягко сказал:
— Спасибо. — Карие глаза смотрели на нее с благодарностью.
В тот вечер, когда Сильвана отошла от костра, относя еду пленнику, она сказала себе, что сочувствие, которое она испытывала к Карлосу, было просто естественным. Она покровительствовала этому юноше, который был так молод, что годился ей в сыновья. Она выхаживала его, чувствовала свою ответственность за него. Но Сильвану удивляло, что их пленник так стоически выносил такое к себе отношение. За это она уважала его, думала она, когда осторожно кормила его манго, уложенным, как гамбургер, между крупными листьями, а потом отерла сок с его губ.
Тем временем возле костра Сюзи сказала Анни:
— Следи за Сильваной. Карлос строит ей ловушку, и она поддается. Она не сводит с него глаз.
— Ну, конечно, — сказала Анни. — Он ведь ее пленник. Она делает свою работу, на ней лежит ответственность следить за ним все время, чтобы не позволить ему сбежать. — Она добавила: — Сильвана ему в матери годится.
— Ну и что? Анни резко сказала:
— Этот тип всем вам вскружил голову. Сильвана всего лишь выполняет свою работу. Она его охранник.
Тем не менее, когда Сильвана вернулась к месту, Сюзи потребовала:
— Это почему этот тип получает такую особую заботу?
— А как он еще может есть манго? — защищаясь, сказала Сильвана. — Не вижу, почему мы должны обращаться с ним, как с животным. Разве не полагается достойно обращаться с военнопленными? — Видя насмешку Сюзи, она отрезала:
— Ты просто раздражена, Сюзи, потому что он не смотрит на тебя так, как тебе нравится, чтобы смотрел мужчина.
— Ты в своем уме? — закричала Сюзи.
— Может, ты даже не осознала, но прошло всего два дня, а ты уже стала ходить, как ходила раньше, — парировала Сильвана. — Виляешь задом и держишь колени вместе, когда бежишь.
Сюзи словно плюнула в ответ:
— Я замечаю, ты тоже прихорашиваешься. Видела, как ты чистишь ногти бамбуковой щепкой.
Анни сказала:
— Прекратите! Прекратите обе! — «Это уже шестая перепалка за день», — подумала она сердито.
Почти с вечера началась непрерывная перебранка. Анни не понимала, почему. Будь они в ресторане, этот маленький официант никем из них не был бы замечен. Но теперь одно его присутствие ослабляло сложившуюся между женщинами связь.
— Мы все теперь ведем себя иначе, — с раздражением сказала Анни. — И единственная причина в том, что здесь мужчина. — Она подумала: «Надо же, секс!» Он овладевал, управлял твоим телом, диктовал. Невидимая связь, которой не избежать. Уже четыре месяца, как никто из них не испытывал сексуального возбуждения, успокоения и надежности мужских объятий. Анни поняла, что они стали суетиться не потому, что желали именно этого мужчину, просто он напомнил им о том, чего желали их здоровые тела.
Анни сурово сказала:
— Даже когда ты стоишь спиной к мужчине, то чувствуешь его присутствие. Даже если ты игнорируешь мужчину, ты знаешь, что игнорируешь его.
Кэри сказала:
— Я видела, как Пэтти смотрелась в свое карманное зеркальце утром. Не заметишь, как все мы достанем помаду. Сюзи засмеялась.
— Моя вся растаяла. Анни сказала:
— Ты думаешь, что женщины ведут себя естественно, только когда поблизости нет мужчины?
В блеске огня, освещавшего ее, Пэтти сказала:
— Следовало убить его.
Ее голос был низким, безразличным и звучал абсолютно искренне.
ПЯТНИЦА, 8 МАРТА 1985 ГОДА
Карлос был не только молод, силен и хорошо накормлен, он к тому же еще и не прожил в джунглях четыре месяца. Даже Сюзи пришлось признать, что работал он с той же силой и так же быстро, как и Джонатан. Никто из женщин об этом не говорил, но когда молодой человек уходил с топором в бамбуковую рощу, все они как завороженные смотрели на его красно-черную змею, которая прыгала и извивалась на его оливковой руке при ритмичном движении бицепсов.
Без устали пленник рубил бамбук, складывал его рядами у водопада и работал над плотом, затягивая ротанговые веревки с силой, которой женщины не могли достигнуть при всем желании.
На третий день пленения, по предложению Сильваны, женщины позволили Карлосу разделять с ними полуденную трапезу. За ним тщательно следили, и его ноги были связаны веревкой в два фута. Им было немного совестно за их обращение с ним. Он не доставлял неприятностей, усиленно работал и казался достаточно дружелюбным, даже почти послушным.
Увидев, что пленник чешет голову, Анни сказала:
— Сильвана, следует осмотреть его голову. Он не может убивать их сам. Сюзи сказала:
— Состриги ему волосы.
— Тогда Карлос — маленький мальчик, как ты. — Он искоса посмотрел на Сюзи, бросив на нее взгляд из-под густых черных ресниц.
Сюзи хихикнула.
Неожиданно Сильвана ощутила резкую боль в груди.
— Несварение, — подумала она, отводя кусок кокоса. Она неправильно жевала его. Но боль продолжалась. Сильвана чувствовала ее в груди, настоящую боль. Она подумала, может ли это быть сердечный приступ. Неужели она уже настолько стара? Она посмотрела на кусок кокоса в своей руке. Каким-то образом, несмотря на приблизительный уход за ними, маленькие смуглые руки Сюзи всегда выглядели гладкими, их кожа блестела. Но обратная сторона руки Сильваны уже начинала трескаться, появились вены, веснушки, свидетельствовавшие о возрасте. Не было одного пальца.
Слушая дразнящий мужской голос и мимолетные ответы Сюзи, Сильвана с жестокостью напомнила себе, что Карлос годился ей в сыновья. Она следила за рукой Сюзи, когда Сюзи подцепила горстку рыбы из скорлупы кокоса и протолкнула рыбу в свой рот гладкой маленькой лапкой. Сильвана почувствовала себя старой и ощутила стыд за то, что она такая; она чувствовала себя униженной и гадкой. Она не могла понять, отчего с каждой минутой ей делалось все грустней, и остро ощущала свою никчемность. Она надеялась, что никто этого не заметил.
После еды Карлос, на стреноженных ногах, медленно направился к кипе бревен, как обычно, он находился под прицелом Сильваны с ее «М-16».
Впоследствии никто из них не мог толком объяснить, что произошло, даже Анни, которая шла рядом с Карлосом, когда он споткнулся, издал крик от боли и упал на бревна.
Аккуратная горка развалилась, и в течение секунды бревна уже катились и подпрыгивали по крутому склону вниз к водопаду.
Пораженные женщины бросились вперед слишком поздно, поскольку бревна уже перескочили через скалу и исчезли из виду.
— Сейчас полная вода! — завизжала Сюзи. — Эта дрянь сделала это умышленно! — Она бросилась к Сильване и попыталась выхватить у нее ружье. Сильвана, правильно разгадав умысел Сюзи застрелить Карлоса, кинулась отвоевывать оружие.
Кэри и Анни подскочили, чтобы растащить Сюзи и Сильвану.
Лежа на земле, Карлос кричал:
— Я падать, потому что вы связать мои ноги вместе. Это правда.
Пока Пэтти сползала вниз с дерева, она кричала:
— Спасайте бревна!
Женщины бросились останавливать медленно скатывающиеся остальные бревна, те, что лежали в основании.
Миг, когда женщины затеяли спор, был логическим временем для рывка Карлоса к свободе, спасению в джунглях, но он знал, что со связанными ногами не убежать, поэтому даже не пытался. Он знал также, что любая из этих женщин могла бы его застрелить. Но было необходимо сорвать строительство плота, ведь они могли уйти в море и оставить его привязанным к дереву. Ему необходимо было время.
На следующее утро снова женщины отправились в бамбуковую рощу. Не все бревна упали со скалы. Кэри пришла к выводу, что за полтора дня Карлос смог бы нарубить достаточное количество, необходимое для завершения полупостроенного плота.
Усталые и раздраженные, они продолжали трудиться.
С новым напряжением они следили за работой Карлоса. Ни одна из женщин не приближалась к нему. Они постоянно опасались мгновения, когда он мог схватить одну из них, снять с ее пояса нож и использовать ее в качестве щита, чтобы убежать. Случись подобное, они уже решили заранее, что женщина, которую он захватит, немедленно расставит в сторону ноги, чтобы дозорный мог выстрелить в ноги Карлоса.
Весь день Сильвана чувствовала боль в груди. Она уже много лет не переживала таких сильных потрясений. Она не могла больше утверждать, что ее отношение к Карлому было материнским. Ей было стыдно от наплыва чувств, которые нахлынули на нее, когда она смотрела, как он наблюдает за Сюзи, которая шла через просеку. Внезапно ею завладело осознание своего бессилия, чувства ярости и досады.
Она ощутила затрудненность дыхания и задрожала с необычайной силой от внезапной ненависти к Сюзи. С того момента Сильвана следила за Карлосом с тайным напряжением. Каждый раз, как он смотрел в сторону Сюзи, Сильвана чувствовала приступ боли. Она с мрачностью думала, что это только естественно. Сюзи молода и очень привлекательна. Затем, с грустью подумала она, когда я была в ее возрасте, я тоже была привлекательна. Это несправедливо!
Благодарение Богу, в качестве его охраны ей нельзя было отводить от него глаз. Ей так хотелось коснуться его рта, шелковистой кожи, приблизиться и ощутить мускусный запах его тела, стереть пот с его обнаженной спины, медленно погладить его вытянутые мускулы на ногах. Она почти ощущала прикосновение своей руки к его плоти. Кончиком мизинца она желала провести по контуру черно-красной змеи, которая гипнотически извивалась, взбираясь по его гладкой мускулистой руке. Она бы гладила ее легко, так легко, что ни один волосок не был бы затронут, а ее палец, словно мотылек, мягко повторял бы контуры змеи, которая колыхалась и извивалась с каждым движением его прекрасной теплой оливковой руки.
Задохнувшись, ощутив снова приступ боли, Сильвана отерла свой лоб. Ей было отвратительно стыдно, что она, Сильвана Кариотто Грэхем, испытывала дрожь в коленях и бурчание в желудке при виде какого-то грязного филиппинского официанта. Она чувствовала себя так, словно ее лишили какой-то пагубной привычки, и теперь она желала обрести ее вновь. Слава Богу, никто не замечал.
Карлос точно знал, как себя чувствовала Сильвана. Он также знал, что тот плот скоро будет построен.
На следующую ночь, когда Сильвана привязывала распростертые руки пленника к деревьям под надзором Пэтти с ружьем, Карлос прошептал:
— Когда покинете остров, когда уйдете… молю, оставьте нож, чтобы бедный Карлос освободился, чтобы не кусали муравьи, пока Карлос умрет.
Сильвана прошептала:
— Обещаю, я не оставлю тебя умирать здесь.
— Вы оставите нож? Сильвана начала сомневаться.
Карлос посмотрел на нее своими большими карими, окаймленными черными глазами:
— Пожалуйста, умоляю.
Сильвана услышала собственный шепот:
— Да.
Карлос смотрел на нее со жгучей напряженностью. Завороженная, Сильвана медленно приблизила свое лицо к его, Она, наверное, сошла с ума. Пэтти смотрит. Она могла сказать, что укрепляла узлы, подумала она, мягко касаясь губами его лба. Карлос не двигался.
Словно в трансе, Сильвана медленно приложила к его щеке кончик своего указательного пальца и провела вдоль линии подбородка и скул; сколько лет она уже с любовью не касалась мужчины, и теперь забытое чувство желания овладело ее телом, словно она была заколдована. Снова ее губы мягко двигались вдоль его прямого носа и затем она стала нежно тереться ими о его рот, ощущая его тепло. Карлос медленно приоткрыл губы, и Сильвана почувствовала влажный кончик его языка на своем. Ее тело напряглось и вздрогнуло, словно от электрического разряда.
— Ты что, всю ночь с ним провозишься? — сердито сказала Пэтти. — Я хочу взобраться на дерево, пока могу еще его разглядеть.
— Уже все. Я только завязываю руки. Давай иди.
Сильвана не могла остановиться. Словно под гипнозом, она медленно склонила над ним свое лицо. Снова ощутила мокрый кончик его языка, проникший в ее рот.
Она вытянула руку и почувствовала его правую, привязанную к дереву. Наконец, хотя было уже слишком темно, чтобы ее увидеть, кончики ее пальцев медленно, мягко проследовали по контуру змеи наверх к его твердому теплому плечу.
Сердце Сильваны бешено билось в груди. Растянутый и привязанный к дереву, Карлос не мог коснуться ее руками. У Сильваны захватило дыхание, когда она почувствовала, как вздымается и опускается его грудь, когда ее губы слиты с его губами. Она чувствовала себя так, словно тонет, словно воля покинула ее, словно она не могла совершать независимые движения. Карлос мягко втянул в свой рот ее нижнюю губу.
— Что-нибудь не так, Сильвана? — это был голос Кэри, донесшийся из их хижины.
— Все хорошо, — отозвалась Сильвана, с трудом поднимаясь на ноги.
Карлос прошептал:
— Ты приходи позже. Когда они спят, мы целовать. — Последнее слово прозвучало, словно шелест ветра среди деревьев.
— Нет, — печально прошептала Сильвана, желая снова и снова касаться его, но не смея. С усилием, она отвернулась и медленно пошла к догорающему свету костра.
Да, он сделал правильный выбор. Карлос улыбнулся с самодовольным удовлетворением. Она была единственной хорошей женщиной, у нее были черные, как у его матери, волосы; она не была старой грубой ведьмой. Она была приятной, ее губы были вкусны, запах приятен. Он подозревал в ней горячий темперамент.
Хотя она и пообещала, но Карлос не верил в то, что Сильвана оставит ему нож. Даже если бы оставила, то он знал, что Пэтти и Кэри дважды проверили бы его веревки, прежде чем покинуть остров. Но это уже не имело значения. Что имело значение, так это то, что Сильвана была в его руках.
Он сонно зевнул. Сейчас лучше вздремнуть, поскольку она вернется.
Сильвана лежала на своей кровати, прислушиваясь к мягкому ровному дыханию Пэтти. Обычно Сильвана наслаждалась ночью, вдыхая запах сухих листьев на крыше и слушая симфонию джунглей, но сегодня это не успокаивало. Она не спала, тело ее было горячим, оно напряглось и дрожало на бамбуковой кровати. Она страдала от желания; разум ее покинул; мозг ее можно было не брать в расчет, он уже не принадлежал владельцу. Сексуальное напряжение копилось в ней весь день, и теперь Сильвана была женщиной, подвластной не логике, а страсти. Она считала, что никогда больше не испытает этого всеобъемлющего сексуального стремления, которое сводило ее с ума теперь. Это примитивное принуждение вне всякой логики она испытывала, когда впервые встретилась с Артуром… Нет, это было более властным.
И мужчины чувствуют то же самое? Это то, о чем давным-давно предупреждала ее мать? Значит, так ощущал себя мужчина, когда терял контроль над собой?
Сам по себе оргазм не мог остановить это настойчивое сексуальное влечение. Она лежала на своей кровати, дрожа и желая снова коснуться его молодой щеки, ощутить мягкость его плоти, жесткость четырехдневной бороды на его скулах. Она жаждала его теплого дыхания на своем лице в темноте; ее грудь болела от желания его прикосновений, она таяла и желала почувствовать его теплое тело, в ритме прижимающегося к ее собственному.
Глядя на то, как лунный свет заливает листву перед хижиной, Сильвана положила руки себе на грудь и принялась тереть ее, но собственные прикосновения не могли успокоить боль ее желания.
Она думала: «Я захвачена, я околдована. Может быть, в лесу и впрямь существуют духи…»
Она соскользнула с кровати.
Карлос лежал и спал, спокойно дыша, когда Сильвана подползла к нему, согнувшись, глядя на его освещенное слабым светом лицо. Она лелеяла это мгновение, не зная, что даст ей следующее.
Указательным пальцем Сильвана коснулась его щеки. Во сне Карлос повернулся и теплыми губами дотронулся до него. Почувствовав влагу на своем пальце, Сильвана едва не закричала и не потеряла сознание от восторга.
Он принялся ритмично сосать ее палец. Его язык коснулся кончика ее пальца, затем губы нежно втянули его в рот. Он все сильней и сильней сосал его, пока весь целиком палец не оказался у него во рту. Его губы окружили его, с ритмичной силой втягивая внутрь. Это было похоже на то, как настойчиво сосет только что родившийся теленок на ферме ее отца в Тоскане, вспоминала Сильвана, словно в тумане. Она почувствовала легкий укус его зубов. Его шершавый язык обвел палец и ослабел. Медленно он стал выталкивать палец из его рта.
— Пожалуйста, не кончай…
С мягким рычащим звуком Сильвана опустилась перед ним на колени и взяла в свои руки его лицо, едва различая форму его головы, и еще ощущая запах тела, смешивавшийся с запахом земли, на которой он лежал.
Ища губами его губы, Сильвана слышала его дыхание и стук в его обнаженной груди. Их пот смешался, бьющиеся сердца почти касались друг друга. Он медленно поцеловал ее губы, затем подбородок. Он провел дрожащим языком вдоль ее шеи.
Трясущимися руками Сильвана разорвала свою рубашку, затем ощутила прикосновение его языка к ее груди.
Наконец она почувствовала, как облегчение начало наполнять ее.
Карлос переключил все свое внимание на ее грудь, он водил губами по контуру мягкой плоти. Сильвана задыхаясь, почувствовала, как его зубы мягко касаются его груди, затем язык снова начал ласкать ее.
Внезапно он прекратил. Тело ее жаждало продолжения.
— Пожалуйста, не кончай. Пожалуйста! Пожалуйста… Он мягко прошептал:
— Отвяжи руки, чтобы нормально любил тебя.
— Нет, я не могу.
— Ты говоришь, что дашь мне свой нож, когда уйдешь, почему бы не развязать одну руку сейчас?
— Я не должна.
Влажный конец его языка лизнул грудь, медленно обогнул ее, начав заново ласкать твердый кончик. От удовольствия она содрогнулась.
Карлос остановился.
Сильвана ждала, зная, что он просто дразнит ее, чувствуя, как возрастает желание у нее внутри.
Но Карлос не двигался. Он не дразнил. Он имел это в виду.
Сильвана подумала: «Я и впрямь обещала ему нож. Нет у него причин убегать. И он должен знать, как опасны джунгли ночью».
Сильвана соскользнула с молодого длинного тела. Она подползла к дереву справа и развязала веревку. Зная, чем рискует, но полная желания, Сильвана предоставила пленнику свободу.
Быстрый, словно кошка, Карлос разрывал веревку, которая привязывала его левую руку к другому дереву.
Чувствуя себя скверно, Сильвана прислушивалась к звукам его освобождения. Она была глупа. Она это знала. Внезапно она подумала, что, если он собирается ее убить, ей было бы все равно. В темноте ощутила она невидимую руку на своей голове, затем пальцы, которые нежно поглаживали ее шею. Она почувствовала кончик языка в раковине уха, а затем его влажную трепещущую плоть внутри. Сильвана застонала от удовольствия; закрыв глаза, она ощутила его руку на обнаженной груди. Они оба упали на землю, его рука продолжала постепенно двигаться вниз вдоль ее тела.
Она почувствовала теплый наплыв счастья, наполняющий ее тело до самых кончиков пальцев.
Карлос был профессионалом.
ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 МАРТА 1985 ГОДА
Грохот выстрела «М-16» наделал много шума; сначала резкий сухой треск с вылетом пули, вслед мощный глухой удар.
Пэтти едва не свалилась с наблюдательного поста на своем дереве, стреляя по обнаженному мужчине в сапогах, который убегал под прикрытие джунглей.
Он увернулся, но продолжал бежать. Она промахнулась. Пэтти соскользнула с дерева по стволу. С ружьем в руке она бросилась к дереву, к которому был привязан Карлос. В бледном утреннем тумане она смогла разглядеть нагую фигуру, лежащую вниз лицом. Он убил ее!
— Что это было?
— Что случилось?
Кэри и Анни, обе с ружьями в руках, бежали к месту, за ними Сюзи, которая подхватила мачете.
Нагая и ошеломленная, все еще наполовину во сне, постепенно приходя в себя от боли укусов по всему телу, Сильвана села.
— Что сделал с тобой этот подонок? — задыхаясь, проговорила Кэри. Затем, сообразив, застыла замертво и закричала: — Ты ненормальная идиотка! — Она подняла ружье, чтобы выстрелить. Тем временем Анни выскочила вперед и вцепилась в ее плечо. За вторым выстрелом последовала какофония криков и визгов со стороны джунглей. Сюзи отрезала:
— Не трать время на нее. Пойдем скорей туда и убьем ублюдка, прежде чем он сумеет кого-либо привести в лагерь.
Анни наставила ружье на Сильвану.
— Оставайся здесь. Сторожи лагерь. Охраняй плот. Убивай на месте и наповал. Если он вернется, убей его. Если не убьешь, обещаю, что убью тебя. — Она обратилась к остальным: — Он не пойдет к висячему мосту, поскольку знает, что не сможет перейти по нему. Поэтому, Сюзи, бери мое ружье и отправляйся сквозь джунгли к Вильям Пенн, вглубь на юг, насколько сможешь, чтобы он не сумел проскочить мимо тебя к деревне Катанга. Остальные выстроятся в ряд веером. Будем идти в пределах видимости и пробиваться к Вильям Пенн, чтобы сбить его на тропу. Затем, если повезет, Сюзи сможет двигаться по тропе и взять его.
— Что, если он пересечет Вильям Пенн и выйдет в джунглях за его пределами? — спросила Пэтти.
— Без одежды и оружия он долго не продержится, — сурово сказала Кэри. Сюзи сказала:
— Почему бы его просто не отпустить, докончить быстро плот и убраться к дьяволу отсюда? Анни покачала головой:
— Он может прислать сюда вертолет раньше, чем мы закончим строить плот. Где бы он ни был, нам его надо найти, поскольку он знает, где наш лагерь и знает о наших планах. Если он не приведет солдат Раки, он, возможно, предупредит жителей деревни о том, что мы почти завершили сооружение плота. Нам не нужны боевые каноэ, ожидающие нас за рифами.
Сюзи сказала:
— Бога ради, кончим разговоры и — за ним. — Она побежала.
Был ясный день, когда три оставшиеся женщины растянулись в цепочку. Тихо и медленно они шли сквозь деревья, не забывая смотреть наверх, на случай, если Карлос взобрался на дерево, чтобы укрыться или прыгнуть на Пэтти, чтобы отобрать у нее ружье.
Когда женщины исчезли в кустах, Сильвана поняла, как они разгневаны и обозлены. Она разделяла их мнение. Ее обманули. Ею просто грубо воспользовались.
Она была предана собственным изголодавшимся телом. Она чувствовала себя глубоко униженной, ей было стыдно. Сильвана была готова схватить нож и вонзить его в собственное тело в боли, в ярости и в презрении к самой себе.
В сумерках тропического леса поисковая партия замедлила свой ход, когда приблизилась к Уильям Пени и пограничной черте запретной зоны табу.
Мимо синей вспышкой пролетела райская птица. Крэк! Это был звук ружья, откуда-то впереди.
Осторожно они побежали в том направлении, применяя бег вприпрыжку, который в джунглях стал их второй натурой. Это могла быть Сюзи с «АК-47», они точно не знали, как оно звучит, но могло быть и другое ружье… или кто-то мог отобрать у Сюзи ее ружье.
Они достигли узкой тропы, которую окрестили Уильям Пэнн, но никого не увидели.
Одновременно все три головы дернулись вправо, когда услышали царапающие звуки, и увидели нагую фигуру Карлоса, бегущую навстречу.
Он резко остановился, когда увидел женщин, затем бросился с тропы в джунгли за пределы Уильям Пенн. Все произошло так быстро, что никто не успел выстрелить, прежде чем он исчез.
Женщины побежали по тропе к тому месту, где исчез Карлос. Когда они добежали, то увидели, как по тропинке к ним бежит Сюзи, очевидно, совсем запыхавшаяся, настолько, что была не в силах говорить. Правой рукой она указала ружьем на место, где растворился Карлос.
Пэтти первая добежала до него. Она обернулась, чтобы убедиться, что остальные следуют за ней, затем все они вновь исчезли в джунглях и выстроились в ряд для поиска. Мрачно двигаясь вперед, каждая из четырех женщин осознавала, что они уходят все дальше и дальше от безопасности. Тем не менее они почти настигли Карлоса и были уже где-то совсем рядом, поэтому не обращали внимания на эти слабые намеки, возникавшие в их сознании, как и не замечали травы, которая царапала их во время бега. Они пробивались вперед, намереваясь выследить Карлоса, но он исчез.
Пэтти посмотрела на часы. Она подала знак Анни, а та, в свою очередь, остальным. Четыре женщины собрались вместе.
Пэтти сказала:
— Уже девять, мы здесь три часа. Думаю, что мы его потеряли.
Анни сказала:
— По крайней мере, нам приблизительно известно, где он. Он знает, что мы его ищем, поэтому может спрятаться. Сюзи предложила:
— Если сейчас мы вернемся в лагерь, мы бы могли работать весь день и всю ночь. Нам удалось бы закончить строительство плота и уйти уже завтра.
Пэтти кивнула:
— Если мы его упустили, нам следует как можно быстрее уйти, пока он не привел кого-нибудь в лагерь. Сюзи сказала:
— Справа есть ручей, пойдем напьемся. Один только раз, Анни.
Анни, похоже, сомневалась:
— Мы все хотим пить, и все проголодались, но вспомни, когда в последний раз у нас было расстройство.
Внезапно Сюзи бросилась на землю и опустила голову в полном изнеможении.
— Послушай, мне необходим один глоток. Как насчет водоносных лоз? — Она огляделась по сторонам, но не увидела ни одной.
Кэри с нежностью сказала:
— Ты не умрешь, если сейчас не напьешься, но ведь ты не захочешь болеть на плоту. Пожалуйста, Сюзи, не пей. Сюзи взглянула, совсем истощенная.
— Тогда можно мы просто опустим ноги в тот ручей?
— А пиявки? — напомнила ей Кэри.
— Ладно, не будем приближаться к ручью, — вздохнула Сюзи и провела языком по небу, собирая слюну.
В течение пятиминутной передышки никто из уставших женщин не говорил, пока Пэтти не встала и не потянулась.
— Чем скорее придем, тем скорее напьемся. Пошли. — Она повернулась, и они двинулись вперед. Анни сказала:
— Нет, дальше и левее.
Пэтти, полуобернувшись, сказала:
— Мы так шли. Сюзи сказала:
— Нет, Анни, это было справа от тебя.
— Кто-нибудь захватил компас? — спросила Кэри. — Где тот, что ты носишь на шее, Сюзи?
— Я его на ночь снимаю.
Верхний ярус тропического леса, достигавший в высоту шестидесяти футов, был обласкан солнцем и подпитан дождем. Второй ярус, состоящий из куполообразных деревьев высотой до тридцати футов, образовывал плотный зонт, позволявший просачиваться вниз лишь отдельным солнечным лучам; самые низкие деревья, которые редко вырастали выше десяти футов, соревновались друг с другом за несколько лучиков солнца, которые пробивались сквозь навес. На уровне земли в земном сумраке джунглей было невозможно определить положение солнца.
К одиннадцати часам, когда женщины снова остановились, чтобы передохнуть, они уже понятия не имели, где находятся.
— К четырем часам, независимо от того, где мы, остановимся на ночь у ручья, — решила Анни. — Пэтти и Кэри пойдут ловить рыбу, Сюзи и я будем собирать сучья для кроватей.
— Может быть, стоит идти вдоль ручья, пока он не сольется с рекой, — предложила Кэри. — Вода должна следовать наклону земли или бежать параллельно. По крайней мере, нам не придется снова идти в гору.
— Но мы и не шли в гору, — сказала Сюзи.
— О, не начинайте сначала, — устало сказала Пэтти. — Кэри права. По крайней мере, если пойдем вдоль ручья, будем двигаться быстрее. Боюсь, что мы в час проходили всего только милю, и, как сказала Сюзи, мы, возможно, ходили кругами. Мы не пересекали тропу или след зверей, и мы не можем залезть на дерево, чтобы узнать, где мы, потому что мешают более низкие деревья; мы даже не можем дотянуться до самых низких веток этих высоких деревьев.
— Было бы легче, если попробовать на закате. Тогда узнаем, что лучше, — сказала Кэри.
— Но едва ты снова спустишься, как через пять минут снова потеряешь ориентацию, — возразила Сюзи. Кэри сказала:
— Я за то, чтобы мы шли вдоль ручья. Ручьи всегда текут вниз, как мне известно. Если повезет, может искупаться в воде.
— А пиявки? — сказала Анни.
— К черту пиявки. Так или иначе, они не причиняют боль, — сказала Кэри. — Избавимся от них, когда вернемся в лагерь. Ручьи ведут к рекам, реки впадают в море.
— Иногда реки приводят к болотам, — предупредила Пэтти.
Анни сказала:
— Следовать вдоль ручья разумнее, чем просто бродить. Итак, пошли. Отныне будем отдыхать каждый час. У всех у нас ножи. Выдержим здесь, пока хватит сил, если не удариться в панику.
— У меня на панику сил не хватает, — сказала Сюзи, поднимаясь на ноги. Анни сказала:
— Будем надеяться, что Карлос в таком же переплете. К двум часам казалось, что они шли вдоль долины, где множество мелких ручейков прорезало полоски леса. Нескончаемые деревья разъединялись тонкими ниточками ручейков, сверкающих, прозрачных и ярких, переливающихся, как бриллианты. В одном месте, сквозь бледно-зеленый сумрак, они разглядели небольшой водопад, рядом с которым почти невидимая тропинка шла наверх. В более крупных ручьях они видели маленьких ярких рыбешек, а под водой, рядом с камешками, пресноводных креветок. По крайней мере, от голода они не умрут.
К этому времени женщин охватил страх. Звуки джунглей были так похожи на те, что были им знакомы. Великолепные птицы, летавшие над ними, словно высмеивали их.
— Я хочу опять остановиться, — сказала Пэтти, доставая из кармана зажигалку Джонатана. — Я думаю, нам всем стоит обсудить, что бы предпринял Джонатан в подобной переделке. — Она нервно провела по зажигалке руками.
Анни ощутила в своем кармане вес швейцарского ножа.
Кэри сказала:
— Ты ведь осознаешь, что делаешь? Как фетиш используешь вещи Джонатана.
— Я думала, фетиш, это кожаные хлысты и черные подвязки, — сказала Сюзи.
— Нет, это любой предмет, к которому особенно привязываешься, — сказала Кэри. — Или предан. Компас Сюзи, зажигалка Пэтти, нож Анни — либо используешь его как амулет на счастье или касаешься его, потому что он соединяет тебя с Джонатаном.
Сюзи кивнула:
— А что в этом плохого? Между прочим, это меня успокаивает. Для меня тот компас больше, чем просто подарок на память. Я только жалею, что сейчас его нет со мной.
— Только не начинай думать, что он обладает волшебной силой, — сказала Кэри.
— Но это так, — сказала Сюзи. — Для меня.
К трем часам берега реки, вдоль которой они шли, углубились в каменистое ущелье.
Когда они остановились, чтобы передохнуть, Анни сказала:
— Я не хочу никого тешить ложными надеждами, но никому это не начинает напоминать что-то знакомое? Кэри сказала:
— Я думала о том же. Ты, правда, думаешь, что это Олгени?
— Ты имеешь в виду нашу реку? Думаешь, что мы могли бы быть выше висячего моста? — спросила Сюзи. — Но если это наша река, тогда, как мы оказались на другом берегу, не пересекая воду?
Кэри сказала:
— Я помню, Джонатан говорил, что эти реки иногда текут под землей какое-то время. Если это так, мы ее просто могли перейти.
— Или могли ходить вокруг истока, — сказала Анни. Кэри вздохнула.
— Кто знает, мы могли пропутешествовать мили или могли кругами ходить по одному и тому же месту. Но это и впрямь похоже на нашу реку! Ребята, вставай!
С новым подъемом, усталые женщины снова пошли вперед, пока Анни, шедшая впереди, резко не подняла голову и не подала знак правой рукой.
Тотчас все они остановились. Никто не двигался и не говорил. Они подошли к ней.
Анни прошептала:
— Я слышала лай. Прислушайтесь.
— Похоже, тут не одна, а больше, — прошептала Кэри. — Кажется, несколько собак. Анни кивнула.
— Это значит — деревня.
— Это значит, что река не наша, — сказала Сюзи.
— Тише! Я слышу кое-что еще. — Кэри напрягла слух, затем лицо ее приняло усталое выражение. — Звучит как стук далеких барабанов.
— Прибой! — воскликнула Сюзи. — Море! И снова все они двинулись вперед, все еще настороже, но теперь определенно полные надежд.
То, что слышала Кэри, действительно оказалось боем барабанов. По мере того, как их маленькая группа приближалась к источнику звука, они уже различали пение и возбужденные крики детей.
— Ну и шум они развели, — прошептала Сюзи Анни. Анни кивнула:
— Должно быть, чей-то день рождения. Больше ни слова, пока не проясним ситуацию. Кэри предупредила:.
— Запомните, если выбежит собака и начнет лаять или хватать за ноги, стойте совершенно спокойно, не двигаясь.
Во главе с Анни женщины все ближе и ближе подходили к деревне. Вскоре Анни увидела перед собой просвет. Пели мужчины, их вытянутые спины были вымазаны свиным жиром. Когда они плясали, ракушки их бус, стукаясь друг о друга, издавали характерный звук. Лица мужчин были разрисованы белой, желтой и цвета охры краской, желтые и алые перья их искусно сделанных головных уборов качались по мере того, как они передвигались по кругу. Являя собой разноголосый качающийся хор, они встряхивали головами и стучали ногами под аккомпанемент флейт и глухой стук барабанов, сделанных из пустых канистр.
Окружив певцов, подальше от них, в кругу, сидели на корточках мужчины. Они жевали куски мяса, которое им подносили со стороны прохода. Обнаженные женщины болтали, собравшись возле железной ванны, окунали чашки из скорлупы кокоса и бежали к своим соплеменникам, угощая их пальмовым пивом.
Все замолчали, когда большой мужчина средних лет появился на краю поляны. На нем был головной убор из белых перьев, говоривший о том, что это шаман, голова его была выбрита, лицо разрисовано белыми горизонтальными полосками, а с шеи спускался кожаный шнур, на котором висели два фальшивых зуба. Он что-то нес.
Сквозь мерцающий туман перьев головных уборов, под бой одного барабана, шаман прошел к грубому алтарю, который располагался на левой стороне поляны. Музыка резко прекратилась. Он склонился перед алтарем.
Шаман сделал шаг вперед и осторожно возложил на алтарь свою ношу. Он отступил назад и склонился благоговейно.
— О, Боже мой! — воскликнула Сюзи. — Татуировка со змеей! Это же рука Карлоса!






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикие - Конран Ширли



читала два раза,очень понравился роман-хотела бы приобрести книгу!
Дикие - Конран Ширлиирина
26.08.2011, 22.45





Все её книги интересны.так же желаю вам почитать книги Мартины Коул.Особенно мне понравилась Опасная леди
Дикие - Конран ШирлиОльга
25.07.2013, 9.06





Ба а ! Только я заскучала, как бац! Та а а кой заряд адреналина! Начала читать вяло- чередой шли описания судеб совершенно разных женщин: карманной жены, светской пташки, матери семейства, , несчастной матери больного сына,и , собственно, милой женщины, благодаря которой роман при числили к ЛР. Читать начала вчера вечером. Ближе к полуночи события начали развиваться так стремительно, что я забегала по квартире, адреналин вспучивался в крови и хотелось позвонить детям поделиться впечатлением. Сонно про бормотав : " приедем завтра!" - они оставили меня наедине с та а а ким драйвом! Остров Пауи, военный переворот,и эти женщины брошенные в пекло событий. Начинается борьба за жизнь! Неумение плавать? Цена- жизнь! Нужны силы, а из еды- крыса? Цена- жизнь!В обычной жизни умеешь делать макияж, а здесь лихорадочно рубишь бамбук , чтобы сделать плот и спастись! Я не могла оторваться! У меня тоже таяли силы и я , разогрев тарелку борща( в 3 часа ночи!) (:-)))продолжала с героинями страшную, но необычайно увлекательную битву за жизнь! Я лезла с ними в кратер, худела до состояния тела индейского пеммикана, меня разыскивал спасти мой верный возлюбленный... Под утро я отключилась, , проснувшись днем кинулась к ай паду! И снова- выжить, выжить! Девочки, не буду рассказывать , чтоб не испортить впечатление! Такой всплеск хорошего адреналина и эмоций я не испытывала со времени... Скажем, первого причастия:))! К концу книги я лежала в адреналиновой отключке! Приехали дети, откачали меня тортиком, долго смеялись, слушая мой" взахлеб", а , уезжая сказали:" Завязывай с этим пагубным чтением, а то отключим газ... "Э э э то есть интернет! Ну, пр р р ямо! Такая сластюшка! Читайте!
Дикие - Конран ШирлиЕлена Ива
5.04.2014, 18.28





читала не отрываясь 2 дня, дочитала сегодня в 5.00 утра и отключилась как предыдущий читатель). за это время дети питались консервами, муж грозился уйти к маме. однозначно - читать! жалко одну из женщин, моего любимого персонажа, но не буду спойлерить. 10/10
Дикие - Конран ШирлиЭля
7.06.2015, 11.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100