Читать онлайн В плену желаний, автора - Конн Фиби, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену желаний - Конн Фиби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену желаний - Конн Фиби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену желаний - Конн Фиби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конн Фиби

В плену желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Карен открыла заднюю дверь и, наклонившись, втащила на крыльцо плетеную корзину, нагруженную бельем.
– Доброе утро, – сказала она.
Карен унаследовала от отца темные кудрявые волосы и карие глаза, а от Эми – высокий рост и гибкое тело.
Эми взглянула на нее поверх воскресных комиксов.
– Доброе утро, милая. – Она встала и пошла ко входу в кухню, чтобы взглянуть на дочь, которая собиралась стирать белье, накопившееся за три недели. – Ты выглядишь так, словно собираешься провести здесь весь день. Завтракать будешь?
– Конечно. Давай сделаем оладьи.
Приготовление оладьев во время уик-энда превратилось в ритуал со времен, когда ее дети были еще маленькими, и Эми с удовольствием придерживалась его. Она с нетерпением ждала прихода дочек и никогда не запрещала им пользоваться ее стиральной машиной. Пока Карен управлялась с первой партией белья, Эми уже жарила на сковороде три пузырящихся оладьи.
– Вчера вечером я обедала у Кэрол, поэтому замесила теста вдвое меньше.
Карен налила себе стакан клюквенного сока и облокотилась на стойку:
– По какому поводу собирались?
– Да просто так. Вечеринка «Кортес Хай» будет в следующую субботу, и Кэрол решила устроить репетицию.
– Зачем? Ведь вы с Кэрол и так прекрасно друг друга знаете. Кстати, Сьюзан Марш тоже была?
– Да, они пригласили своих знакомых и представили их.
Чрезвычайно заинтригованная, Карен обошла кухню и оказалась с матерью лицом к лицу.
– А ты тоже пригласила кого-нибудь?
Эми, казалось, была поглощена изготовлением оладьев и отвела взгляд:
– Нет, мне не нужен кавалер, чтобы получить удовольствие от вечеринки.
Карен опустилась на стул и взяла комиксы:
– Мама, ну не будь такой старомодной.
– Мне уже за пятьдесят…
– И ты считаешь, что слишком стара, чтобы наслаждаться мужским обществом, это ты придумала себе новое оправдание? А вот я никогда до такой степени не состарюсь!
Эми не сомневалась в правдивости слов Карен, потому что с того момента, когда она начала ходить в детский сад, ей тогда исполнилось два года, и сделала открытие о существовании маленьких мальчиков, она просто обожала их общество. Эми выложила золотистые оладьи на блюдо с синей каймой и протянула его Карен.
– Конечно, ты наверняка не состаришься, но твоя жизнь отличается от моей. В твоем возрасте я уже была вдовой и растила двух маленьких дочек.
Карен достала из буфета бутылку сиропа:
– Спасибо, мы с Джоанной росли в прекрасных условиях, но теперь я беспокоюсь о тебе.
Продолжая готовить, Эми выложила на сковороду три кружочка из взбитого теста. С брызгами и шипением они вскоре превратились в восхитительные поджаристые оладьи, которые она и дочери так любили:
– Я хозяйка в этом доме, и беспокойство – это моя забота.
– Я не согласна. И думаю, что тебе не помешало бы провести несколько сеансов психоаналитика.
Эми с возмущением взмахнула лопаткой для переворачивания оладий:
– Почему? Потому что мне хорошо и без мужчин? Да меня поздравить с этим надо, а не лечить.
Сироп, налитый Карен, образовал филигранный узор на поверхности оладий:
– Ты не права. Ты не так уж хорошо себя чувствуешь, как делаешь вид. Думаю, что ты просто боишься мужчин, и поэтому утверждаешь, что довольна своей жизнью без них.
– У меня есть на то веская причина, – тихо произнесла Эми.
– Наверное, это истинная правда, но ты же не трусиха и должна попытаться снова.
Эми перевернула оладьи, но не слишком ловко на этот раз:
– Ну хватит, Карен. Я ценю твою заботу, но не нуждаюсь в твоих советах. Кстати, я бы лучше послушала, какие новости у тебя и Роджера.
Карен прожевала кусок оладьи и издала протяжный стон:
– Роджер окончательно погрузился в себя, и нашим отношениям настал конец. Я сказала ему об этом вчера вечером, но сомневаюсь, что он слышал меня. Или, может быть, ему все равно.
– Тебе же нравились его работы.
– Да, нравились, это в первую очередь и заинтересовало меня. Но два художника никогда не станут идеальной парой.
Эми положила две оладьи на тарелку Карен, а последнюю взяла себе. Она пододвинула стул поближе к дочери и взяла сироп:
– Ты очень талантлива. Он завидует?
– Да. Но его беспокоят не мои работы. Дело во мне. Когда он без гроша в кармане, Роджер критикует меня за то, что я из богатой семьи, а когда он при деньгах, то обвиняет меня во всех бедах общества.
– Ведь мы не богаты!
Эми оглядела кухню. Ей все еще нравились обои нежного тона в розовый и голубой цветочек, но в течение семи лет они начали блекнуть. Стив оставил достаточно денег, чтобы она могла сохранить семейный дом в Сан-Марино и вырастить девочек, но вот уже многие годы она упорно экономила.
Текущая проблема заключалась в том, чтобы отложить денег на ремонт крыши гаража, которая в дождь делала его похожим на автомойку.
Работая в банке, Эми могла легко получить заем, но она избегала делать долги из гордости, если только речь не шла о неотложной жизненной необходимости, а крыша гаража таковой не являлась. Поэтому то, что Роджер говорил о ее богатстве, было просто нелепостью.
– Я знаю, что мы не богачи, – признала Карен, – но по сравнению с родителями Роджера у нас много денег. Проклятый левацкий панк! С меня довольно. Слава Богу, что у нас не общая студия.
Ставя стиральную машину на спокойный режим работы, Эми с трудом сдержалась, чтобы не прокричать следующий вопрос:
– Не могу себе представить, что между вами все было так серьезно. Он предлагал тебе жить вместе?
Эми пыталась не выдать своего волнения, но Карен поняла состояние матери:
– Прости, я не хотела расстраивать тебя. Иногда он поднимал тему совместной жизни, но скорее чтобы поддразнить меня. Знаешь, люди говорят такого рода вещи, когда они не уверены в ответной реакции. Если я скажу «да», он начнет суетиться и собирать свои вещи, а если я скажу «нет», он станет клятвенно уверять, что пошутил. Когда это происходило, я не говорила ни «да», ни «нет». С ним всегда было трудно, и теперь я не намерена терпеть его возле себя.
Эми с облегчением улыбнулась:
– Это мудрое решение, дорогая. Если он завидует, значит, это неподходящий мужчина для тебя.
Эми мечтала, чтобы ее дочери встретили таких же прекрасных людей, каким был их отец.
Карен подчистила капельку сиропа последним кусочком оладьи:
– Я знаю, что он мне не подходит, и я бы давно порвала с ним, если бы он не был так чертовски красив. Иногда я чувствую себя так, словно попала в страшную ловушку. У нас с Роджером столько общего, что мы должны были бы стать величайшей парой всех времен, но он бывает так чертовски враждебен, что этого никогда не случится, а я устала воевать за претворение в жизнь невозможного сна. Жаль, что я не помню папу. Он действительно был таким чудесным человеком, как ты говоришь?
– Даже лучше, милая моя, и мы должны гордиться им.
Карен заметила, что слезы блеснули в глазах матери.
– Он не должен оставаться для тебя единственным, мамочка. Билл был просто заблуждением. Ты никогда больше не свяжешься с таким подлецом, как он. Может быть, ты еще встретишь прекрасного человека на вашей вечеринке?
Но Эми не испытывала таких надежд:
– Ты забываешь, что я их всех знала, когда нам было по восемнадцать. И если они не волновали меня тогда, этого не произойдет и теперь.
– Не обязательно, – возразила Карен. – Мужчины становятся зрелыми людьми гораздо позже женщин. Возможно кто-нибудь тебя и удивит.
– Ну, если это и произойдет, то он будет там со своей женой или подругой, так что не о чем говорить. Кэрол уже предупредила меня, что я буду единственной, кто придет на вечер встречи в одиночестве.
Карен выглядела искренне озабоченной:
– Хочешь, я попрошу Роджера пойти с тобой? Он обалденно выглядит в смокинге, и, если ты попросишь, он оставит при себе свои политические взгляды. Без сомнения, он произведет впечатление на твоих друзей.
На какое-то мгновение Эми представила себе, как она входит в танцевальный зал «Риц Карлтона» рука об руку с Роджером. Темпераментный художник обладал плохим характером, но у него прекрасная фигура, светлые кудри и ярко-голубые глаза.
– Что за выдумки, к тому же я думала, что ты с ним не разговариваешь.
– Так оно и есть, но пройдет, по крайней мере, неделя, пока он это заметит.
Карен протянула руку и коснулась матери:
– Ах, мама, никто из нас не хочет оставаться в одиночестве.
Эми накрыла своей ладонью пальцы Карен.
– К сожалению, жизнь – это не всегда фильм со счастливым концом, милая, но надеюсь, если Роджер не годится тебе, то ты вскоре найдешь себе пару. Ты слишком молода еще, чтобы даже говорить об одиночестве.
– И ты тоже!
Эми покачала головой, потому что, хотя она все еще выглядела очень молодо, в сердце она была старейшей из живущих на свете женщин и знала, что к ней никогда не вернется любовь.


Хотя Кейси приехал к дому Сьюзан без десяти одиннадцать, он заставил себя подождать в машине до наступления назначенного времени, чтобы не выглядеть смешным в своем нетерпении вновь увидеть ее. Сосед, который поливал плющ, растущий по краям его лужайки, окинул Кейси подозрительным взглядом, но Кейси лишь кивнул и улыбнулся, словно он по полному праву припарковался там, где припарковался. Наконец настало одиннадцать, и он направился к двери Сьюзан, неся громоздкую сумку с бакалейными товарами.
Сьюзан тепло улыбнулась, увидев его, и протянула руку, чтобы взять сумку:
– Давайте я возьму это.
– Нет, я отнесу это в кухню, – твердо сказал Кейси и, не ожидая, пока Сьюзан покажет ему дорогу, продолжил извилистый путь из гостиной в столовую, а оттуда в кухню. – Славный денек сегодня, – обратился он к Сьюзан. – У вас есть стол на дворе? Может быть, накроем завтрак там?
Сьюзан шла за ним, но, поскольку кухня была слишком мала для них обоих и они не могли с удобством расположиться там вдвоем, она задержалась у двери. Вместе с упаковкой яиц Кейси принес молоко, масло, сыр чеддер, простоквашу, авокадо, рогалики, свою любимую сковородку и сбивалку для теста. Сьюзан думала, что он достанет со дна сумки фартук и наденет его, и ее очень удивило, что он этого не сделал.
– Я не хотела причинять вам столько хлопот, – извиняющимся тоном пробормотала она.
– Это совсем не хлопотно. Я это делаю для развлечения.
– Может быть, вам следовало бы стать шеф-поваром?
– Когда-то я им был, но потом оставил это занятие. У вас есть миска для теста и блюдо, которыми я мог бы воспользоваться?
Сьюзан вошла в кухню, чтобы достать все необходимое, но тотчас вернулась к двери, чтобы не мешать Кейси. Решив, что они будут выполнять грязную работу, разбирая ее коллекцию, она надела поношенные джинсы и тенниску, но Кейси с таким энтузиазмом готовил завтрак, что она почувствовала, что должна переодеться в платье. На Кейси были джинсы «Ливайс» и голубая в серую клетку рубашка, и в замешательстве от того, что не выглядит так же элегантно, Сьюзан теребила край тенниски:
– Если вам так нравится готовить, почему вы бросили это?
Кейси оглянулся через плечо:
– Это печальная история, вы уверены, что хотите выслушать ее?
– Если это вас расстроит, то нет. Кейси кивнул:
– Вы очень деликатны. У вас есть терка? Я забыл захватить свою.
Сьюзан снова оставила свой пост, чтобы помочь Кейси. Потом она спросила:
– Хотите кофе? Я его только что сварила. Кейси смолчал насчет крепости напитка и ответил:
– Спасибо. Я выпил бы чашечку.
Он перестал тереть сыр, пока Сьюзан наливала ему кофе, а затем поднял кружку в шутливом тоне. Когда же первый глоток показал, что кофе такой крепкий, как он любит, Кейси расплылся в благодарной улыбке.
– Я жил в Сан-Франциско, – начал он. – Город славится отличными ресторанами, и я с легкостью нашел место шеф-повара. Когда я женился, то мы с женой стали откладывать деньги в надежде открыть свое собственное заведение в Сосалито. Но беда состояла в том, что я работал по ночам, и, хотя мое жалованье было хорошим и сбережения росли быстро, Мелани чувствовала себя очень одиноко.
Кейси прервал рассказ, чтобы отхлебнуть кофе для поддержки:
– Я уверен, вы догадываетесь, что произошло. Она нашла другого мужчину, и большая часть того, что мы откладывали, пошла на судебные издержки при разводе. Именно тогда я понял, что работа шеф-повара и обязанности мужа – вещи несовместимые, и уехал в Лос-Анджелес. Здесь я и устроился в фирму «Расселл». Теперь у меня размеренный график работы, но мои надежды найти жену не оправдались, по крайней мере, до настоящего времени, – добавил Кейси с усмешкой.
Сьюзан поставила кружку на стол:
– Вы что, серьезно хотите сказать, что оставили любимую работу, чтобы иметь возможность угодить женщине, которую так и не встретили?
Кейси не думал об этом в таком ракурсе, но после минутного раздумья кивнул головой:
– Да, наверное. Это звучит очень странно?
– Обычно женщина, а не мужчина вынуждена делать выбор между карьерой и семьей, и поэтому я удивлена вашим рассказом. – Сьюзан нахмурилась. – Я думаю, что вы должны выполнять ту работу, которую любите, и найти подругу, которая поддержит вас в вашем деле.
– Конечно, это было бы идеально, но я знаю, что если бы Мелани работала по ночам, то одиноким стал бы я.
Сьюзан боялась задавать следующий вопрос, но все же решилась:
– А вы изменяли бы вашей жене? Кейси покачал головой:
– Нет. Как я уже говорил вчера, я не из идеальной семьи, и поэтому для меня очень важно иметь дом и жену. Я не стал бы подвергать опасности свой брак ни за что на свете, но у Мелани были другие запросы.
– Определенно другие. Наверное, это оказалось для вас болезненным открытием.
Кейси поставил кружку на стол и вернулся к натиранию сыра:
– Да, можно сказать и так, но теперь я знаю, что для меня оказалось более печально – потерять Мелани или отказаться от мечты иметь свой собственный ресторанчик. Любовь не может пережить предательство, но мечты, что ж, они не исчезают еще долго, хотя ты уже и не можешь воплотить их в жизнь.
Голос Сьюзан звучал тепло и ободряюще:
– Вы еще молоды, Кейси, вы еще сможете открыть собственный ресторан, если очень захотите этого.
– Да, я знаю. Но если никто не разделит со мной мой успех, то для чего мне это?
– Для собственного удовольствия!
Опасаясь, что она выразила свое мнение чересчур эмоционально, Сьюзан вышла на двор, чтобы подмести его. Она и не подумала о том, что можно позавтракать на воздухе, пока Кейси не предложил этого. И все это произошло из-за ее неорганизованности. Конечно, вот в чем была ее основная проблема. Из-за этого здесь и находился Кейси, но каковы бы ни были его способности все приводить в порядок, она чувствовала себя виноватой перед ним. Она опиралась на метлу и осматривала дворик, когда Кейси подошел к ней.
– Ой, извините, – сказала она. – Что, уже готов завтрак?
– Нет, я даже еще не поставил омлет, но я забеспокоился, не задел ли я вас. Я надеюсь, что не сказал ничего неприятного.
Сьюзан облизнула губы, она находила Кейси очень привлекательным. «К сожалению, – подумала она, – если бы он не старался быть таким страшно услужливым, то им было бы так же весело, как на вечеринке у Кэрол». Теперь же Кейси так отчаянно стремился угодить ей, что ей стало грустно:
– Кейси, вы такой хороший человек, но… Кейси отпрянул назад:
– Я понимаю, вы считаете меня занудой. Вам не следует вдаваться в детали. Я сейчас заберу сумку и уйду. Делайте все что угодно с тем, что я принес.
Сьюзан спокойно отбросила метлу, и та с глухим стуком упала на траву:
– Вы никуда не пойдете, пока не приготовите мне обещанный омлет. – Она подскочила к двери кухни, распахнула ее и решительным жестом пресекла его попытку вставить хоть слово. – Когда я кому-то обещаю что-нибудь сделать, я выполняю это, и от вас я требую того же.
Ее щеки порозовели, и, подумав, что Сьюзан разгневается еще больше, если он уйдет, Кейси беспомощно пожал плечами:
– Я тоже всегда держу слово. Просто я испугался, что стал нежеланным гостем.
– С чего это вы взяли?
Признание в ответ на ее вопрос было таким трудным, что Кейси опустил глаза:
– Просто мне иногда так кажется.
– Кажется? Из-за того что ваши родители не любили друг друга, а жена бросила вас? Вот почему вы так стараетесь понравиться людям?
Кейси проглотил комок, стоявший в горле, прежде, чем ответить:
– Я не думал, что для вас это так очевидно. Сьюзан дотронулась до его плеча и ободряюще сжала его:
– Все не так просто. Знаете, каждую четверть я замечаю нескольких студентов, которые постоянно ищут моего одобрения. Они могут великолепно справиться с работой, но ужасно недооценивают себя. Я направляю их к психологу, работающему в студенческом городке, и им дается совет. Вы обращались за консультацией такого рода после развода? Кейси покачал головой:
– Моя жена бросила меня ради другого мужчины, естественно, что я не хотел об этом говорить.
– Это было ошибкой, я знаю, поверьте. Ведь я была замужем за человеком, с которым нас связывал лишь один почтовый адрес, и, имей я достаточно мужества, чтобы обратиться к психологу-консультанту по вопросам брака, я оставила бы мужа гораздо раньше, чем в результате сделала. Ну а теперь пойдемте завтракать, после чего начнем разбирать мою коллекцию.
Кейси открыл было рот, чтобы спросить Сьюзан, действительно ли он ей нравится, но затем сдержался. В конце концов, она ведь только что велела ему готовить завтрак, а затем помогать ей сортировать ее сокровища. Сейчас этого было больше чем достаточно, чтобы удовлетворить его потребность быть нужным кому-то.


Кэрол Хаган не могла вспомнить, когда в последний раз она посещала Хантингтонскую библиотеку, но сейчас великолепная коллекция книг и дорогостоящих произведений искусства, принадлежавшая когда-то железнодорожному магнату Генри Е. Хантингтону, не интересовала ее. Кэрол не заботило даже, выйдут ли они с Мэттом за пределы автостоянки. Она просто хотела провести с Мэттом день так сильно, что это пугало ее.
Кэрол переодевалась по меньшей мере шесть раз, прежде чем остановила выбор на платье в цветочек розового и кораллового оттенков, которое выгодно подчеркивало достоинства ее фигуры и красоту загара. Стоило ей надеть его, как у нее всегда поднималось настроение. Кэрол спала урывками, если вообще спала, и, надеясь, что ее речь не будет прерываться зевотой, не беспокоилась о том, что ей захочется спать в обществе Мэтта, ей просто не хотелось портить ему день своим усталым видом.
Кэрол мерила шагами гостиную в ожидании Мэтта и размышляла над тем, что ее побудило накануне втащить его в дом и поцеловать. Несмотря на то что то мгновение было чудесным и блаженным, она не смела надеяться на то, что сегодняшний день принесет ей еще больше. «А что если это была всего лишь счастливая случайность?» – тревожилась Кэрол. Что если она не найдет Мэтта таким привлекательным, как вчера, или, не дай Бог, если он быстро потеряет к ней интерес?
Когда машина Мэтта остановилась напротив дома, Кэрол прошла на кухню, чтобы напоследок глотнуть воды, чтобы ее рот не был сухим, а губы не прилипали к зубам, когда она улыбнется. Она вернулась в гостиную, увидела, что Мэтт подходит к двери, и почувствовала тот же странный прилив, который нахлынул на нее, когда Сьюзан впервые представила их друг другу. «Это всего лишь знакомый Сьюзан», – подумала Кэрол, открывая дверь, но, когда Мэтт улыбнулся, ее охватило желание.
Она вспомнила, что Мэтт – водопроводчик лишь тогда, когда заметила своего соседа, наблюдавшего, как она садится в фургончик. По крайней мере, на борту машины не было надписи с названием фирмы, но по изумленно поднятым бровям соседа Кэрол сделала вывод, что он никак не ожидал, что она станет разъезжать в грузовом фургоне.
– Сноб, – процедила она сквозь зубы, но ей было больно осознавать, как много людей сделает скоропалительные выводы насчет Мэтта, судя только по виду его автомобиля.
– Сегодня вы ужасно молчаливы, – упрекнул Кэрол Мэтт.
– Да? Ну, я ничего утром не делала, только читала «Таймс», а это, как я полагаю, не подсказывает тем для бесед.
– А что вы думаете по поводу последнего заявления президента по поводу экономики?
По правде говоря, Кэрол была так озабочена выбором наряда, что лишь посмотрела заголовки в газете:
– Извините, я не слишком внимательно его читала. Когда вернусь домой, то придется перечитывать. В конце концов, финансовое положение «Расселла» зависит от экономики всей Калифорнии, и я не могу позволить себе не интересоваться этой проблемой.
Мэтт искоса взглянул на Кэрол:
– Это я вас заставляю нервничать, или вас мучит что-то еще?
Застигнутая врасплох, Кэрол потупилась.
– Да, я нервничаю из-за вас, – призналась она.
– Почему?
От него исходил все тот же восхитительный аромат, но Кэрол не могла признаться, что виной ее рассеянного состояния является его одеколон.
– Вы очень красивый мужчина.
– Серьезно? Ну, вообще-то, большинство женщин не падает в обморок, когда видят меня. Сьюзан потребовалось больше двадцати лет, чтобы проникнуться ко мне достаточным интересом и пригласить на свидание, и, по-моему, это служит прекрасной характеристикой моей привлекательности.
В досаде от того, что Мэтт упомянул Сьюзан, Кэрол встала на защиту подруги:
– Она долгое время была замужем, да и вы не так уж часто приезжали к ней по вызову. А теперь нельзя ли поговорить о чем-нибудь другом, а не о Сьюзан? А то я начинаю чувствовать свою вину.
– Почему? Держу пари, что она сейчас с Кейси. Хотите остановимся и позвоним ей?
– Нет, это то, что я сделала бы в последнюю очередь.
– Вас часто мучает чувство вины?
– Никогда, – притворно поклялась Кэрол.
– Никогда, но не сейчас, вы хотите сказать.
Кэрол кивнула. Стоял один из совершенно великолепных теплых и ясных дней, которые так привлекают туристов и побуждают сделать их Калифорнию своим домом. Кэрол очень сильно хотелось быть очаровательной и остроумной, но она лишь теряла уверенность в себе.
– Я не часто хожу на свидания, – вдруг, не подумав, сболтнула она.
– Ну а я совсем не хожу на свидания.
Кэрол повернулась к Мэтту. Он держал руль расслабленно и свободно, но при этом был сосредоточен и уверен в себе. Эти качества он привносил во все аспекты своей жизни. Несмотря на то что она с удовольствием узнала, что он не встречается с другими, для нее стала тяжким бременем мысль о том, что она первая, кто заинтересовал его после смерти жены. Чувствуя себя неловкой и жалкой, Кэрол взглянула в окно и, подумав, что она так чертовски взволнована, как и сама не ожидала, пожелала себе успокоиться.
Мэтт потянулся к рукоятке радио, но затем убрал руку, усомнившись, что Кэрол понравится музыка кантри. Ему хотелось, чтобы Кэрол не была так скована, но, даже если она и не желала разговаривать, он прекрасно чувствовал себя с ней. Когда они подъехали к массивным железным воротам, которые открывали вход в Хантингтон со стороны Оксфорд-Роуд, он достал из кармана купюру в десять долларов.
– Подождите. – Кэрол принялась рыться в сумочке. – Позвольте заплатить мне.
– Ни в коем случае. – Мэтт взял брошюры, предложенные охранником, и протянул плату. – Я определенно старомоден во всем, что касается денег. У меня мало общего с мужчинами, которые живут за счет женщин.
– Не в этом дело. Я еду на вашей машине, поэтому за въезд должна платить я, – возразила Кэрол.
– Мы проехали всего пару миль, и потом, если вы помните, на эту прогулку пригласил вас я.
По выходным дням библиотека открывалась утром, и искусно обсаженная цветами и кустарником стоянка была уже наполовину занята, но Мэтт быстро нашел свободное место:
– А теперь подождите, пока я не открою вашу дверь.
Кэрол поступила, как велел Мэтт. Она не могла припомнить, когда в последний раз для нее открывали дверцу машины. Когда же Мэтт не только распахнул ее, но, протянув руки, обхватил ее за талию и вынес из машины, она была скорее напугана, нежели обрадована. Она взглянула на Мэтта, но он улыбался так приветливо, что она сразу простила его.
Мэтт взял ее за руку и направился к выходу стоянки, туда, откуда поток вооруженных фотокамерами посетителей попадал на территорию «Библиотеки»:
– Такое впечатление, что сегодня каждый захватил с собой всех родственников. Хотите посетить галерею и посмотреть «Мальчика в голубом» и «Этюд в розовых тонах» или просто пойти погулять?
– Конечно, погулять, так хорошо на воздухе, – с убеждением сказала Кэрол, но, когда они проходили мимо павильона Изящных искусств, в котором размещалась одна из коллекций, она подумала, не было бы лучше посетить музей.
Библия Гутенберга всегда притягивала внимание, И Кэрол знала, что на выставке есть еще много другого, что могло бы послужить более чем интересной темой для разговора. Когда они вошли в Шекспировский сад, где были высажены растения, упомянутые в произведениях драматурга, Кэрол ухватилась за удобную возможность и стала читать вслух цитаты из пьес, написанные на табличках около каждого растения.
Кэрол произносила слова Шекспира, а не свои собственные, и это принесло ей облегчение, и, когда они вошли в розарий, Кэрол уже не чувствовала себя так напряженно. Она остановилась, чтобы понюхать пышный желтый бутон, и Мэтт рассмеялся вместе с ней, когда лепестки осыпались от одного ее прикосновения. Поняв, что ей можно разделить с ним радость, Кэрол коснулась его щеки легким поцелуем.
– Спасибо, – тихо сказала она.
– За что?
– За то, что нам весело.
Мэтта слишком долго занимали собственные печальные мысли, и ему потребовалось некоторое время, чтобы поверить в то, что Кэрол действительно говорит искренне, что они просто развлекаются и не делают ничего постыдного, прогуливаясь по владениям Генри Хантингтона. Он услышал, как кто-то окликнул Кэрол, она обернулась и увидела привлекательную брюнетку, спешащую к ним.
– Одна из ваших подруг? – спросил Мэтт.
– Адвокат из фирмы моего бывшего мужа, – прошептала Кэрол.
Эта женщина никогда ей особенно не нравилась, и Кэрол предпочла бы не сталкиваться с ней.
– Мы не виделись с вами пару лет, Глория. Как поживаете?
– Как всегда, работы по горло. Я здесь с клиентом, которого не должна бросать одного, но мне очень хотелось поздороваться с вами.
Ее порхающие жесты еще сильнее подчеркивались блестящими ногтями ядовито-красного цвета, Мэтт заметил их, когда женщина протянула ему руку:
– Ваше лицо мне очень знакомо. Я уверена, что Мы где-то встречались, наверное, я видела вас в суде. В какой фирме вы работаете?
– «Тренерри и сын», мы водопроводчики, и я что-то не припомню, чтобы мы выполняли какую-нибудь работу в суде.
Накладные ресницы Глории взлетели к самым бровям.
– Вы водопроводчик? Не слишком интересная профессия… – Женщина отступила на шаг. – Извините, я не хочу, чтобы мой клиент блуждал в одиночестве. Мы обязательно должны в ближайшее время пообедать вместе, Кэрол. Мне не хватает наших совместных походов за покупками. Позвони мне.
Кэрол разозлилась на Глорию за то, как она обошлась с Мэттом.
– Я уже забыла, как сильно меня бесит эта женщина, – призналась она, как только Глория удалилась.
– Из-за чего? Из-за того, что ей не нравятся водопроводчики? Должен сказать, что водопроводчики мало кого привлекают. Иногда люди брезгуют подать мне руку, думая, что я всегда мою свои в унитазе.
На лице Мэтта не было и тени улыбки, и Кэрол поняла, что он говорит абсолютно серьезно:
– В мире полно напыщенных дураков, и Глория вместе с моим бывшим мужем из их числа. А мне, ей-Богу, все равно, чем вы зарабатываете на жизнь. Я ведь покупаю спортивную одежду для своего отдела. Это не такое уж завидное занятие.
Кэрол выглядела готовой подтвердить свои слова при помощи кулаков, и Мэтт не смог удержаться от улыбки:
– Я могу защищаться сам, но спасибо за то, что вы постарались поднять мне настроение.
Кэрол знала, что в понедельник утром первое, что сделает Глория, так это скажет Клиффу, ее бывшему мужу, что видела Кэрол с водопроводчиком, и Клифф позвонит ей еще до полудня. Он, без сомнения, принесет официальные извинения за свой звонок, но затем скажет, что должен удостовериться в правдивости утверждения, что она встречается с водопроводчиком. Кэрол так и слышалась насмешка в его голосе, и она уже чувствовала болезненный прилив страха, который ей всегда внушал издевательский саркастический тон бывшего мужа.
Она взяла Мэтта под руку:
– Пойдем и будем бить в гонг в японском саду, пока здесь у всех не разболится голова.
– Согласен, вполне в моем стиле. Показывайте дорогу.
Кэрол постаралась улыбнуться, но не смогла. Ей нравился Мэтт, очень нравился. Но Кэрол стыдилась своего поведения, думая, что оно не лучше манер Глории, потому что считала Мэтта кавалером Сьюзан. Господи, Кэрол совсем забыла о Сьюзан, но она искренне надеялась, что Мэтт прав и подруга проводит день в обществе Кейси. Кэрол крепко сжала руку Мэтта. Она не считала себя обманщицей, но ей было неприятно от того, что другие могут так подумать про нее. Кэрол терпеть не могла держать оборону, но когда она взглянула на Мэтта, то не смогла припомнить, кого еще ей так бы хотелось защищать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В плену желаний - Конн Фиби



Не тратьте время. роман сам по себе неплох, но переводчик совершенно убил его.
В плену желаний - Конн ФибиTatiana
29.02.2016, 3.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100