Читать онлайн В плену желаний, автора - Конн Фиби, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену желаний - Конн Фиби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену желаний - Конн Фиби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену желаний - Конн Фиби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конн Фиби

В плену желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Кейси оказался не только одаренным шеф-поваром, но и мастером организации. С точки зрения свободного пространства кухня Сьюзан представляла собой прискорбное явление, но у нее были превосходная кухонная плита и микроволновая печь. После проведения подготовительной работы у Кейси оказалось бы вполне достаточно места, чтобы довести дело до конца. Когда к двум часам приехали Кэрол и Мэтт, Кейси поручил Сьюзан резать маленькими кубиками французскую булку за кухонным столом, Кэрол у раковины мыла салат-латук и овощи для салата, а Мэтт получил список продуктов для приготовления приправы.
Кейси написал рецепты всех блюд, которые намеревался приготовить, и сверялся с ними по мере того, как у бригады продвигались дела. Они настроили радио на станцию, передающую старые мелодии, и во главе с Кейси, пребывающем в раскованном, но вместе с тем энергичном настроении, вскоре вслух напевали свои любимые песни. У Мэтта оказался красивый голос, и они с Кейси очень складно пели вместе с братьями Эверли песню «Пусть это буду я».
Когда они умолкли, Сьюзан захлопала в ладоши:
– Это гораздо веселее той вечеринки, и я сомневаюсь, чтобы мы все передрались.
– Надеюсь, что ты не поспешила с выводами, – предостерегла Кэрол.
Мэтт посмеялся над ее страхами:
– Может быть, доктор Стросс и знает толк в одежде, но непохоже, чтобы он стал с кулаками пробиваться к выходу на собрании скаутов-новичков, не говоря уже о потасовке с нами.
Кэрол пришлось обойти Мэтта, чтобы добраться до другой миски.
– Неужели? У него наверняка черный пояс каратэ. И к тому же если мы подеремся с ним, то уж точно не получим в аренду два помещения, так что даже и не думай об этом.
– Да я только пошутила, – сказала Сьюзан. – Я и не думала, что вы с такой серьезностью воспримете мои слова.
– Я знаю, – ответила Кэрол, – но почему-то с нами все время случаются катастрофы, и я хочу избежать очередной. Можно вместо этого поговорить о плане покраски? Если я назову магазин «Темно-красная роскошь», мне хотелось бы, чтобы стены там были жемчужно-серыми, а ковер и детали декора – темно-красными. Хотя я знаю, что вы не хотите настилать ковровое покрытие в вашем кафе, было бы здорово, если бы наши расцветки были одинаковыми или, в крайнем случае, гармонировали бы.
– Серое с красным? – скептически протянул Мэтт. – А тебе это не напоминает линкор?
– Не серый цвет линкора, – поправила Кэрол, – а нежный цвет жемчуга в сочетании с темно-красным, глубоким пурпурным, теплым и в то же время утонченным.
– Утонченным, – сквозь зубы процедил Мэтт, определенно разочарованный.
– Я думала, что твоя профессия – водопроводчик, а не специалист по цветовому оформлению.
Кейси повернулся к Сьюзан и закатил глаза. Резкость в голосе Кэрол не допускала ни малейшей возможности примирения, а что касается Мэтта, то было совершенно ясно, что он собирается устроить ей тяжелый вечерок. И если у Кейси и были прежде намерения сыграть роль Купидона, то в этот момент он с ними распрощался.
– Моя лицензия подрядчика распространяется на сантехнику и на отопление, а соотношение цветов – это такая малая часть дела, что штат не берет на себя труд раздавать на нее сертификаты.
Саркастические нотки в его голосе все больше раздражали Кэрол, и она принялась яростными ударами отрубать красные корешки латука.
– Я склонна думать, что цвет – это слишком важный вопрос, чтобы оставлять его на откуп водопроводчику, и вообще я обращалась к вам, Кейси. Что вы скажете о сочетании серого и темно-красного?
Кейси не особенно хотелось попадать между двух огней, но он был вынужден ответить:
– Я с радостью использую их. На Юго-Западе так много мест, оформленных в персиковых и аквамариновых тонах, что новый, бьющий в глаза контраст будет только приветствоваться. Мне нравится идея оформления кафе оригинальными картинами, и нейтральный цвет стен наилучшим образом выделит их. Если мы используем одинаковые цвета, то сможем отпечатать оба наших названия на спичках, сумках, счетах, а еще нам придется позаботиться о навесе, потому что я намерен поставить столики на улице. Темно-красные с серым надписи будут красивыми и одновременно броскими.
Кэрол покосилась на Мэтта, который был поглощен тем, что отмерял сухую горчицу чайной ложкой, стараясь ничего не просыпать. При их первой встрече он полностью вымотал ее нервы, раздражал ее во второй раз, был совершенно превосходен большую часть ночи после вечеринки и затем разбил ее сердце, захлопнув дверь перед ее надеждами на лучшее будущее. В конце концов, он удостоил ее разговора (что невозможно было предвидеть, учитывая то, каким образом он покинул ее дом после того, как всю ночь занимался с ней любовью), но этого было далеко недостаточно, чтобы угодить ей.
В глазах у нее защипало, и, приказав себе не плакать перед лицом Мэтта и своих друзей, она прикусила губу и с трудом заставила слезы отступить. Она и Мэтт были в состоянии изготовить под руководством Кейси сносный салат, но на большее ей рассчитывать не приходилось. «Кто может захотеть большего от мужчины с таким неустойчивым поведением?» – спрашивала она себя. Ей надо было порубить сладкий перец, и, пока он распадался на крошечный кусочки под ее сильными ударами, она все это время желала, чтобы разлука оставила на сердце Мэтта такую же глубокую рану, как и на ее собственном.
Ожесточенность, с которой действовала Кэрол, не укрылась от Мэтта, и он предусмотрительно избегал попадаться ей на пути, особенно когда у нее в руке был нож. Он мог понять причину ее гнева и признавал, что заслужил его, но это не означало, что он хотел продолжения. Он считал, что они взрослые люди и должны принимать вещи такими, каковы они есть, а не наносить друг другу удары, пытаясь преодолеть обстоятельства.
Под непосредственным руководством Кейси стряпня шла гладко, и, когда оказалось, что основа для блюд приготовлена, он посоветовал всем сделать перерыв, чего-нибудь выпить и отойти от стола. Сьюзан открыла банку диетической содовой и незамедлительно вышла наружу, а Кэрол и Мэтт замешкались.
– Можете продолжать работу, если хотите, – сказал им Кейси, направляясь к задней двери.
Кэрол окунала клубнику в расплавленный шоколад. Она взяла ягоду, вяло повертела ее в густой, вязкой массе, а затем выложила на лист вощеной бумаги. Когда она потянулась за следующей ягодой, Мэтт взял ее за руку. Кэрол едва взглянула на него.
– Хочешь тоже заняться этим? – спросила она.
– Нет, – тихо ответил он. – Дело не в клубнике. Это был самый неудачный день в моей жизни. Я знаю, что плохо вел себя, и прошу прощения за это. А теперь, может быть, объявим перемирие и сосредоточимся на том, чтобы произвести впечатление на доктора Стросса, вместо того, чтобы расстраивать друг друга?
Когда Кэрол выдернула руку, Мэтт не стал ее удерживать, и она продолжала методично окунать клубнику в шоколад.
– Ты не просто вел себя плохо, – начала она, – ты вел себя подло, и я вовсе не расстраиваюсь из-за тебя, а испытываю бешенство и ярость. – Последние следы синяка под его глазом исчезли. Кэрол сомневалась, что доктор Стросс заметил легкий намек на лилово-зеленое пятно на веке Мэтта, но она знала, что он мог выглядеть намного хуже. – Лучше тебе пойти посидеть с Кейси и Сьюзан, а то желание окунуть твою голову в этот шоколад может выйти из-под моего контроля. Я согласна с Кейси, что ты лучше всех можешь все для него переоборудовать, но это еще не означает, что я обязана провести с тобой хоть минуту после сегодняшнего вечера. Поверь мне, я нуждаюсь в твоем обществе еще меньше, чем ты в моем.
Румянец на ее щеках и пламя в глазах доказывали Мэтту, что Кэрол не преувеличивает свой гнев. Она была взбешена, и на то у нее были основательные причины. Его желание уладить их отношения не уменьшилось, однако он понял, что это безнадежный случай.
– Прости, – повторил он, но, убедившись, что слова не возымели на нее действия, из предосторожности сделал широкий шаг за порог задней двери, чтобы избежать купания в шоколаде.
Когда дверь за ним закрылась, Кэрол почувствовала, что вот-вот распадется на тысячи мелких кусочков. Катастрофическая история с Мэттом послужила подтверждением ее подозрений, что ей суждено провести остаток жизни в одиночестве, и это вносило в ее существование какую-то болезненность. Ей совсем не хотелось быть одной, не имея ничего, кроме работы, которая наполняла не только ее дни, но и ночи. Но так уж сложилась ее жизнь, и она понимала, что чем раньше примет свой статус одинокой женщины, тем лучше будет для нее. И, тем не менее, ей было невыносимо тяжело смириться.
Вошла Сьюзан, сосчитала ягоды в глазури и, решив, что их достаточно, взяла одну:
– Просто объеденье! Ты пробовала?
– Не сомневаюсь, что это вкусно, но вряд ли я смогу что-либо сегодня проглотить.
– О чем это ты? Мы не собираемся клевать, как птички. – Сьюзан облизала пальцы и тут обратила внимание на воинственное настроение своей подруги. Уверенная в том, что причиной этому явился Мэтт, она понизила голос: – Кейси подумал, что должен предоставить вам с Мэттом возможность побыть вместе. Но похоже, что он ошибся.
– Страшно ошибся, но я знаю, что он хотел как лучше. – Кэрол окунула в шоколад оставшиеся ягоды и положила их к остальным. – Я с удовольствием отправилась бы домой и постаралась забыть о том, что вообще когда-либо встречала Мэтта. Но я выдержу до конца. Мне слишком любопытно, что скажет доктор Стросс, и я не могу пропустить вечеринку с ужином, которую мы готовим для него.
– Хотелось бы мне познакомиться с ним.
– У тебя будет такая возможность, не сегодня, так в ближайшем будущем, если, конечно, он согласится, чтобы мы были его арендаторами.
– Ты выглядишь усталой. Почему бы тебе не пойти в мою комнату и не прилечь? Втроем мы спокойно справимся со всем остальным, и я разбужу тебя задолго до отъезда к доктору Строссу.
– Чтобы я лишилась своей доли заслуг? Ну уж нет, я остаюсь. А поспать можно и завтра.
Кэрол открыла банку с лимонадом, но осталась на кухне, чтобы выпить его. К этому времени Кейси с Мэттом вернулись обратно в дом, и ей снова пришлось обуздать свои чувства. Мэтт оказался очень крутым поворотом на и без того не слишком ровной дороге ее жизни, но она не собиралась позволять ему еще раз сбить себя с пути.


Здания, расположенные по Ломбарди-роуд, были больше, чем женские и мужские общежития в большинстве университетов. Там стояли дома в испанском стиле с черепичными крышами и изящными арками входов, деревянные английские дома в стиле Тюдор, симпатичные псевдофранцузские замки, а также особняки в колониальном духе с колоннами на верандах. Они были прекрасно расположены, многие снабжены круглыми подъездными дорожками, у нескольких имелись теннисные корты и бассейны в дополнение к обширным садам. У каждого дома находились указатели для доставки товаров к заднему крыльцу, но Кейси не нуждался в выяснении направления и, подъехав к жилищу Строссов, остановился прямо перед дверью, ведущей в кухню.
Поскольку у враждующих сторон не было иного способа поехать до места назначения, то Мэтт сел в одну машину с Кейси, а сзади ехала Сьюзан в автомобиле Кэрол. Женщины припарковались на улице и прошли по дорожке, чтобы помочь мужчинам принести все в дом. Резиденция доктора Стросса представляла собой дом в испанском стиле, отделанный в бледно-терракотовых тонах с белым орнаментом, а железные решетки балконов были покрашены голубым. Этот человек определенно следил за своим жилищем не менее тщательно, чем за своей внешностью, потому что дом выглядел безупречно, какой детали ни коснись.
– Приятно посмотреть, как живет высшее общество, правда? – прошептала Кэрол.
– Несколько лет назад дом в этом месте стоил миллион долларов, а теперь, я думаю, цена приближается к трем.
– Интересно, сколько же они платят за месяц?
– Думаю, что, как за яхту, – ответила Сьюзан, внезапно захихикав. – Можешь, конечно, спросить, но вряд ли тебе это по карману.
– Наверное, на одно отопление здесь уходит целое состояние.
Мэтт расслышал это замечание, когда Кэрол переступала порог кухни. Он поднес палец к губам:
– Тихо! Нас впустила миссис Стросс. Она была очень радушна и попросила называть себя Доной. Она пошла к мужу и детям.
– Как она выглядит? – спросила Сьюзан.
– Ослепительно, как этого и следовало ожидать, – ответил Мэтт.
Хотя Кэрол решила исключить Мэтта из своей жизни, ее больно ранило то, что он так высоко оценил другую женщину. Она сделала вид, что интересуется обстановкой кухни. Как и большинство домов по соседству, здание было построено в двадцатые годы, но кухня была щедро отделана ярким испанским кафелем и снабжена новейшими устройствами. Светлая и просторная, она могла бы вместить дюжину поваров, которым не пришлось бы сталкиваться друг с другом, готовя ужин.
– Было бы здорово, если бы мы могли готовить здесь, – прошептала она.
– Конечно, – отозвался Кейси, – но не беспокойтесь: если этот ужин им не понравится, значит, им вообще ничего не может понравиться.
Он приготовил хрустящий зеленый салат с мелко нарезанными восхитительными овощами, к нему нежные поджаристые гренки, а также свежевыпеченные булочки; за салатом следовали норвежский лосось в потрясающем шафрановом соусе, утиные грудки в подливке из апельсинов с медом, на гарнир – рис и спаржа, и наконец прекрасная сдобная ватрушка, украшенная клубникой в шоколаде. Чтобы избежать случайностей, Кейси запасся вином на любой случай, шоколадным молоком для детей, а также свежесмолотым кофе.
Дона Стросс открыла дверь кухни и обратилась к Кейси:
– Мы готовы, мистер О'Нил. Я отпустила прислугу на этот вечер, но похоже, что вы приехали с множеством помощников. Скажите мне только, не нужен ли вам лишний фартук или еще что-нибудь, и я попробую найти.
Желая узнать, какого рода женщин Мэтт считает «ослепительными», Кэрол все же постаралась не слишком таращиться, но ее опечалило, что Дона оказалась ее прямой противоположностью. Высокая и стройная, с загорелым сильным телом, она, вероятно, играла по утрам в теннис с друзьями, такими же щеголеватыми и аккуратными. Ее темные каштановые волосы были подстрижены под пажа, и одевалась она в том самом изысканном стиле, какой Кэрол предпочитала закупать для «Расселла». Кэрол подумала: «Неудивительно, что я так быстро надоела Мэтту, если ему по вкусу женщины, подобные Доне», – и от этой мысли она совсем упала духом.
Когда Дона Стросс удалилась в смежную с кухней столовую, Кейси осторожно выглянул, чтобы убедиться, что стол накрыт, и с облегчением увидел, что так оно и есть. Он привез с собой четыре столовых прибора из лучшего китайского фарфорового сервиза Сьюзан и поднос для подачи на стол каждого блюда, но он не желал допускать ошибку, подавая первое блюдо людям, у которых не было бы салфеток и вилок. Он счел хорошим знаком то, что миссис Стросс оказалась столь любезна, и понадеялся, что вечер пройдет так успешно, как они того ждали.
Кейси заранее предупредил, что подавать на стол будет он один, поскольку он в этом разбирается, и никто не стал спорить. Сьюзан и Кэрол помогали раскладывать по тарелкам еду, а Мэтт сидел за кухонным столом и просматривал бумаги с расценками по переделке одного из помещений Стросса под кафе. Как и все остальные, он волновался, хотя его вклад в новое предприятие нельзя было сравнить с участием Кэрол и Кейси.
– Они улыбаются, – отчитался Кейси, подав основное блюдо, – но я ужасно не люблю ждать.
– Надо было принести колоду карт, – ответил Мэтт. – А чем обычно занимается персонал в таких случаях?
– Наверное, играет в карты, – машинально отозвалась Кэрол, позабыв, что она решила больше с ним не разговаривать.
До них доносились слова, с которыми доктор Стросс и его жена обращались к сыновьям, чьи веселые голоса часто звенели озорным смехом.
– Симпатичная маленькая семья, – прошептала Кэрол.
Она помнила времена, когда ее собственные дети были маленькими. Эти годы, как и все остальные, пролетели слишком быстро. Усевшись за стол рядом с Мэттом, она помассировала виски и с надеждой подумала, что попытка добиться расположения доктора Стросса через его желудок увенчается успехом.
Она выглядела такой маленькой и испуганной, что Мэтту захотелось дотронуться до нее, ободрить ее словом, но, вспомнив, что даже предложение о перемирии встретило с ее стороны яростный отказ, он решил оставить эти устремления при себе. Как он мог убедиться, Кэрол была женщиной, наделенной неограниченными запасами энергии, но сейчас она сидела неподвижно, словно жизненные силы оставили ее. Отлично зная, как это бывает, Мэтт дал себе мысленную клятву сделать все, что в его силах, чтобы убедить доктора Стросса сдать ей в аренду помещение, о котором она мечтала.
К тому времени, как Кейси подал кофе и десерт, напряжение на кухне достигло предела. Не будучи в силах находиться здесь дольше, Сьюзан вышла на крыльцо. Мэтт начал рисовать на чистом листе бумаги какие-то диаграммы, а Кэрол сполоснула посуду и убрала ее в корзину, в которой они ее привезли. Когда они доберутся до дома Сьюзан, посуду надо будет поставить в моечную машину, но Кэрол так сильно дрожала, что сомневалась в своих способностях сделать это.
Наконец доктор Стросс показался в дверях:
– Не могли бы вы пройти сюда?
– Сейчас будем, – откликнулся Кейси и поспешил привести Сьюзан обратно в дом.
Семья вышла из-за стола, и по виду доктора было ясно, что он готов к деловому разговору. Мэтт протянул ему пачку приготовленных расчетов и отступил назад:
– Вы можете предложить эту работу кому-нибудь еще, но мои расценки самые низкие.
Доктор так долго изучал документы, что тишина в комнате стала опасно напряженной. Наконец он отложил листки в сторону, посмотрел на Кейси, а затем на Кэрол:
– Хорошо. Вы купили меня. Еда была великолепной. Вы чертовски хороший повар, но именно шоколадное молоко убедило меня, что вы придаете должное внимание деталям. Я восхищаюсь этим. Мой адвокат составит арендный договор, и я сразу же позвоню вам, когда он будет готов к подписанию. Как только все это уладится, можете заказывать необходимое оборудование и начинать перестройку, но прошу вас не беспокоить моих нынешних арендаторов.
– Мы будем начинать с раннего утра, – заверил его Мэтт, – так что ко времени открытия из заведений основная работа будет завершаться.
– Хорошо. – Доктор Стросс встал и пожал всем руки. – Еще раз спасибо за восхитительный ужин. Думаю, что мы будем часто посещать ваше кафе.
– Буду рад видеть вас у себя, – ответил Кейси. Но только после того как, упаковав все в его машину, они вернулись к Сьюзан, он почувствовал себя в состоянии отпраздновать удачу.
– Боюсь, что я слишком взволнована, чтобы есть, – сказала ему Кэрол, помогая вносить посуду в дом. – Если вы извините меня, я лучше поеду домой.
– Нет, я не извиню вас! – воскликнул Кейси. Он обнял ее за плечи и повел в столовую. – Мне надо знать ваше мнение о моем поварском искусстве.
– Я перепробовала все, пока мы готовили, – возразила Кэрол.
– Этого совершенно недостаточно для того, чтобы составить серьезное мнение. И вообще, вы целый день работали, а я обещал вам ужин. Располагайтесь поудобнее, а я все мгновенно подготовлю.
Кэрол открыла рот, чтобы отказаться, но Сьюзан сделала ей знак молчать. Кэрол знала, что Кейси ликует, получив наконец вожделенный договор об аренде. Она понимала, как сильно ему хочется отпраздновать это, и все же была не в состоянии сбросить с себя оцепенелость. Ради Кейси и Сьюзан она села за стол и сделала попытку поддержать разговор, однако ей это плохо удалось. Кейси и Мэтт принялись обсуждать детали переделки помещения. Кейси отлично знал, что ему требуется, и это намного облегчало задачу Мэтта, но Кэрол никак не удавалось сосредоточиться на размерах печей или продуктивности посудомоечной машины.
– Простите меня, – сказала она наконец, – все очень вкусно, но мне пора ехать домой, действительно пора.
Она встала, взяла сумочку и вышла за порог, прежде чем кто-либо из ее компаньонов успел прожевать кусок и возразить ей.
Кейси увидел, как помрачнело лицо Мэтта, когда Кэрол обратилась в бегство от трапезы, которой, как он надеялся, она должна была бы насладиться, и быстро сделал вывод:
– Кэрол – мой хороший друг, и, хотя я не знаю, что вы натворили, но она очень расстроена из-за вас. Вы намного сильнее меня, поэтому я не могу повернуть вас спиной и отшлепать за это, но я ведь видел, как вы вмешались, когда Джек Шанк обижал свою жену, и просто представить себе не могу, почему вы намеренно причинили боль Кэрол.
– Я не делал этого, – быстро возразил Мэтт, но не смог переубедить Кейси и Сьюзан. – Я не старался обидеть Кэрол. Послушайте, Кейси, у вас с Кэрол ничего не вышло, так что по своему опыту вы должны знать, что не всякие взаимоотношения продуктивны. Наши отношения с Кэрол не сложились, вот и все. Мне жаль, конечно, но я ничего не могу с этим поделать.
Сьюзан покачала головой:
– Это самое неудовлетворительное оправдание, которое я в своей жизни слышала. Вы и себя также обманываете?
Пораженный тем, что Сьюзан заговорила с Мэттом в таком резком тоне, Кейси дотронулся до ее руки:
– Сьюз, солнышко… Сьюзан отдернула руку:
– Прости, но Кэрол – одна из моих лучших подруг, и если ей плохо, то и мне от этого не лучше. Я прекрасно представляю, что вы сделали, Мэтт, и вам должно быть стыдно. Вы зрелый человек, а не мальчишка из колледжа, который ведет себя по принципу «поматросил и бросил». Извините, но у меня тоже пропал аппетит.
Она встала и унесла свою тарелку в кухню.
– Ну что ж, по крайней мере, никто не ругал еду, – заметил Кейси, – но мне, конечно, хотелось бы, чтобы этот вечерок закончился иначе.
Он съел еще кусочек утки и скромно решил, что это лучшее из блюд, которые он не только готовил когда-либо, но и пробовал.
Мэтт чувствовал себя так, словно несколько дюжих мотоциклистов забрались к нему на грудь в своих кованых ботинках и ему приходится напрягать все силы, чтобы дышать. Хотя ему тоже хотелось уехать, он дождался, пока Кейси закончит есть:
– Позвоните мне сразу же, как подпишете договор. Я получу разрешение и начну работу. Уверен, что Кэрол будет избегать меня, а я полон намерений не пересекать ее дорожку, так что вам больше не придется присутствовать на таком неприятном ужине.
Кейси встал и проводил его до двери.
– Кэрол только кажется жестким человеком, – предупредил он. – На самом деле это не так, просто она старается защитить себя. Мне кажется, что вы поступаете так же.
Не оценив этого проницательного наблюдения, Мэтт пошел прочь. Он выполнил все, что от него требовалось, то есть помог Кейси получить аренду, но это не вызывало в нем ни малейшего чувства гордости. Вместо того чтобы отправиться к себе, он поехал к викторианскому дому, вылез из фургона и сел на ступеньку крыльца. Все вокруг было спокойно и мирно, но тишина совершенно не успокаивала смятения в его душе.
Он понимал, что разочаровал Кэрол, но до этого вечера не осознавал, как глубока ее рана. С ее точки зрения, его можно было бы обвинить в том, что он подарил ей нечто драгоценное, а затем отнял, стоило ей протянуть руку. Но то, что он сделал, было гораздо хуже. Он подарил Кэрол проблеск любви, а затем, охваченный чувством вины, отвернулся от нее. Она не заслужила этого. Мэтт смог придумать лишь один способ все исправить, и теперь от него требовалось только найти в себе мужество для попытки.


Сьюзан не промолвила ни слова, пока они занимались посудой, и, когда Кейси сполоснул раковину, он подумал, что в мыслях она унеслась на тысячу миль отсюда.
– Я хотел бы остаться, но, если тебе угодно, чтобы я уехал, я уеду.
Голос Кейси вывел ее из состояния меланхолической задумчивости, и печальное выражение его лица, как всегда, тронуло ее:
– Нет, я тоже хочу, чтобы ты остался. Эх, если бы Мэтт был больше похож на тебя, Кейси! Если бы все мужчины были такими как ты! То, что Мэтт сделал с Кэрол, отвратительно.
Кейси прислонился к стойке:
– Вот как ты обо всем этом думаешь?
– А разве не ясно, что он начал что-то, чего не может или не хочет закончить? Понять не могу, почему мужчины ведут себя таким образом? Почему они дарят любовь, а потом делают вид, словно ничего не было? Они что, не считают женщин за людей?
– Слушай, я не стану защищать Мэтта, но что говорить о мужчинах, когда многие женщины играют мужчинами, получают от них все, что только могут получить, а затем бросают, не сказав даже спасибо! Сердце разбивают не только мужчины, Сьюз. Просто женщины громче жалуются друзьям, если это с ними происходит.
– Жалуются? – повторила Сьюзан. – Если мужчина плохо обращается с женщиной, у нее есть все права жаловаться. Послушать тебя, так выходит, что разбитое сердце болит не сильнее, чем ушибленный палец. Тебе, наверное, наплевать на то, что произошло между Кэрол и Мэттом?
– Конечно, меня это заботит, но я-то что могу? Я подумал, что, если дать им возможность побыть сегодня вместе, они так хорошо проведут время, что захотят встретиться опять. Я ошибся и отныне не собираюсь вмешиваться в их дела. Да-да, я не шучу. И вообще, разве нам мало своих забот, чтобы мы беспокоились о ком-то еще?
– Значит, я для тебя всего лишь «забота»?
– Нет! Я имел в виду совсем не это.
Кейси ринулся к ней и обнял. Несколько секунд она сопротивлялась, а потом прижалась к нему. Закрыв глаза, он долго наслаждался ее нежными объятиями.
– У всех нас есть свои боевые раны, Сьюзан. Ясно, что Фрэнк сильно разочаровал тебя, а моя жена адски разочаровала меня. Давай не будем вдаваться в подробности страданий Кэрол и Мэтта, когда нам так хорошо вместе.
– Возможно, это только вопрос времени, Кейси, возможно, все, что мы имеем, это наши разочарования.
Опечаленный таким мрачным суждением, Кейси шагнул назад и посмотрел ей в глаза:
– Не может этого быть. Люди стали бы выпрыгивать из окон, если бы это было так.
– И, тем не менее, некоторые не выпрыгивают. Они просто ходят рядом с нами, и в глазах у них столько печали и боли, что я удивляюсь, как им удается видеть. Меня действительно очень беспокоит Кэрол, Кейси. Ты будешь присматривать за ней?
– Конечно, но она хочет, чтобы это делал не я.
– И слава Богу!
Кейси порывисто обнял ее. Его психолог советовал ему не вмешиваться в проблемы других людей, но он подумал, что для Кэрол можно сделать исключение. Только вот хотел бы он знать, как именно действовать.


Когда Кэрол вернулась домой, к ней зашел Том, чтобы забрать свою теннисную ракетку:
– У Шарон остается не слишком много времени на игру, но приближается лето, и я надеюсь, что нам удастся провести несколько партий. Как продвигаются твои дела с магазином?
Кэрол села за кухонный стол, а Том встал сзади и начал массировать ее шею и плечи:
– Ты вся завязана в узел, мама. Что случилось?
– Я получила арендный договор на помещение, которое хотела. И теперь мне остается только начать работу.
Том сконцентрировался на ее левом плече, его движения были равномерными и уверенными:
– Но ты кажешься скорее напуганной, чем радостно взволнованной.
– Пожалуй, это верно. Я очень долго мечтала иметь свое собственное заведение, и теперь мне страшно осознавать, что я наконец добилась этого.
Том перешел на ее правое плечо и продолжал изгонять напряжение из ее мышц.
– Что случилось с водопроводчиком?
– Этот бокал выпит до дна, – небрежно ответила Кэрол, – и я надеюсь, что это хороший знак.
– Когда ты откроешь собственный магазин, тебе, наверное, предложат вступить в Ротари-клуб и кто знает куда еще. Скоро вокруг тебя будет роиться столько мужчин, что тебе придется отшивать их.
Он был таким милым, и Кэрол погладила его по руке:
– Это будет чудесно, Том. Ты случайно не знаешь какого-нибудь влюбчивого ортопеда моего возраста, а?
– Нет, но могу поинтересоваться. Может быть, тебе понравится кто-нибудь из преподавателей Шарон?
Кэрол попыталась представить себе, как он будет выглядеть. У него определенно должны быть большие руки, но окажется ли он настолько же очаровательным, и даже если это так, то нет ли у него уже супруги?
– Да, но понравлюсь ли ему я? Вот в чем вопрос.
– Ой, мам, ну как в тебя не влюбиться?
– Тебе, конечно, трудно в это поверить, но некоторые мужчины предпочитают стройных брюнеток.
– Не может быть!
– Поверь мне, это правда.
– Поразительно! – Он немного потрудился над ее шеей. – Вероятно, это чистая случайность, что Шарон – хрупкая блондинка, но я полагаю, что каждый знает, какой тип ему нужен.
Кэрол не стала плакать над тем, что, хотя Мэтт явно принадлежат к тому типу, который ей нравился, она уж точно не была в его вкусе. Все-таки это казалось ей чем-то несущественным. В мире, наверное, можно насчитать миллионы пар, которые могли бы быть счастливы, но они прошли друг мимо друга, потому что у кого-то был не тот вес, а у кого-то глаза оказались не голубыми. Превозмогая жалость к себе, Кэрол встряхнулась:
– Я надеюсь воспитать в себе склонность к маленьким лысым мужчинам, которые слишком громко смеются.
– Это что, такая шутка?
– Нет, просто их так много, что мои шансы на успех резко возрастут.
Том был чутким молодым человеком, и от него не укрылась боль, которую его мать прятала за иронией. Он заглянул ей в лицо:
– Тебе нравится жить одной, правда? Кэрол кивнула:
– Да, но это не значит, что я хочу, чтобы вы с Шарон жили вместе со мной. А теперь тебе лучше идти. Вряд ли Шарон захочет провести весь субботний вечер за учебниками.
– Ты совершенно права.
Том поцеловал ее на прощанье и ушел, помахивая своей ракеткой.
Кэрол еще помнила времена, когда она была такой же молодой и полной оптимизма, но теперь неумолимые годы прибили ее к земле.
– И все-таки «Темно-красная роскошь» будет иметь оглушительный успех, – поклялась она себе, проходя через холл в спальню.
Она решила создать нечто сказочное и радоваться этому, даже если никогда больше искра надежды на счастье не замерцает для нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В плену желаний - Конн Фиби



Не тратьте время. роман сам по себе неплох, но переводчик совершенно убил его.
В плену желаний - Конн ФибиTatiana
29.02.2016, 3.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100