Читать онлайн Ураган страсти, автора - Конн Фиби, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ураган страсти - Конн Фиби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ураган страсти - Конн Фиби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ураган страсти - Конн Фиби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конн Фиби

Ураган страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Форт Ларами принадлежал Американской меховой компании, и потому здесь не было видно ни одного солдата. Горная цепь Блэк-Хиллз позади создавала для этого места великолепную декорацию. Аванпост, сложенный из высушенных на солнце кирпичей, имел форму прямоугольника, однако два передних его угла, образующих бастионы, были защищены блокгаузами. Последние венчали собой стены крепости, откуда ее защитники беспрепятственно могли вести стрельбу. Сами по себе стены имели пятнадцать футов в высоту и были усеяны сверху острыми колышками, служившими еще одним средством безопасности. Поскольку главные ворота форта весь день оставались открытыми и индейцы спокойно вели здесь торговлю, Габриель недоумевала, против какого врага было сооружено это укрепление. Конечно, Джейсон мог бы прояснить ситуацию, однако в связи с последними событиями она решила разузнать все самостоятельно.
Внутри высокой стены форт был разделен на две половины. Одна из них использовалась по ночам в качестве загона для лошадей и мулов, а другая была занята конторами, складами и жилыми помещениями. Атмосфера царила весьма оживленная. Здесь встречались канадские и американские трапперы и, конечно же, местные индейцы. Как и обещал Джейсон, Габриель представилась здесь возможность собственными глазами увидеть индейцев. Несмотря на то что у нее они вызвали искреннее любопытство, Эрика вцепилась ей в руку, чтобы не терять бдительность, иначе с них в конце концов снимут скальп.
– Пожалуйста, давай вернемся к фургону! – взмолилась она.
– Можешь вернуться, если хочешь, а меня так утомила поездка, что даже обычная прогулка доставляет мне радость, хотя здесь всего лишь небольшая фактория, а не настоящий город.
– Как думаешь, Орегон-Сити больше, чем эта крепость? – тотчас спросила Эрика.
– Мне почему-то кажется, что это настоящий процветающий город, полный самых разных магазинов. По крайней мере хотелось бы на это надеяться.
Обернувшись, Габриель увидела Джейсона, уверенно пересекавшего внутренний двор. И тотчас отвела взгляд. Внимание ее привлекли индейские юноши, расположившиеся возле загона. Один из них, судя по всему, подзадоривал другого прокатиться на необъезженном пони, а его друзья смеялись от души, подшучивая над парнем, который отказывался это сделать.
Но вот, покончив со своей забавой, они направились в сторону фактории, однако подстрекатель почему-то задержался. Двинувшись спустя мгновение за своими друзьями, он поймал на себе любопытный взгляд Габриель. При виде ее волос огненно-рыжего оттенка индеец медленно расплылся в улыбке. Он был бы не прочь хотя бы раз потрогать их своими руками и потому направился прямо к незнакомке, надеясь, что при виде его любопытство в небесно-голубых глазах девушки сменится восхищением, а не страхом.
– Габриель, давай уйдем отсюда! – вскричала Эрика, едва заметив направлявшегося к ним индейца.
Не обращая внимания на мольбы подруги, Габриель осталась стоять на месте, очарованная улыбкой на лице юноши. На нем были только брюки из оленьей кожи, безрукавка и мокасины, приглушавшие звук его шагов, так что со стороны казалось, что он не шел, а плыл по двору. Блестящие черные волосы ниспадали ему на плечи, глаза светились обсидиановым блеском в свете утреннего солнца. Высокий и прекрасно сложенный, индеец выглядел самым совершенным образцом своей расы из всех, приходивших в тот день в форт. Остановившись перед Габриель, он с интересом окинул ее взглядом.
Рыжеволосая красавица улыбнулась ему в ответ.
– Вы говорите по-английски? – наконец нашлась она. В ответ на ее вопрос индеец рассмеялся и что-то спросил на родном языке.
Эрика от страха чуть было не упала в обморок, тогда как Габриель тоже не удержалась от смеха. Неожиданно кто-то схватил ее за руку и сердито приказал индейцу убираться. Джейсон!
– Мистер Ройал, должна вам сказать, что нахожу вашу грубость неоправданной! – тотчас заявила ему девушка.
– Неоправданной? – переспросил он угрюмо. – Что вы здесь делаете? Разве Клей не предупредил вас, чтобы вы ни в коем случае не разгуливали по форту в одиночку? – С каждой минутой хмурая складка на его лице становилась все глубже.
Щеки Габриель покраснели от внезапной догадки.
– О, прошу прощения, но, как мне показалось, он не имел в виду, что нам нельзя появляться в форте без сопровождающего мужчины – только то, что мы не должны ходить сюда совершенно одни.
Джейсон перевел взгляд на Эрику и по тому, как та энергично закивала, понял, что девушки допустили совершенно естественную в данном случае ошибку. Он выпустил руку Габриель и нерешительно отступил.
– Ладно, по крайней мере вы пришли сюда вдвоем. Но вам не следует больше появляться здесь без сопровождения Клея, или Пола, или кого-либо из мужчин. Этот индеец принадлежит к племени дакота, что в переводе означает «дружелюбные». Даже не представляю себе, что именно побудило вас заговорить с этим юношей, однако я не допущу, чтобы вы еще раз совершили подобную глупость. А сейчас я отведу вас обратно к вашему фургону. Надеюсь, вы не доставите нам новых хлопот, по крайней мере до конца дня.
– Неужели вам так нравится меня унижать? – вызывающим тоном отозвалась Габриель. – Мы с Эрикой пришли взглянуть на форт, только и всего. Мы никому не мешали и к тому же сами собрались уходить, без всякого приказа.
Схватив обеих женщин за руки, Джейсон уже не раздумывая направился к воротам.
– Раз уж вы отказываетесь понимать очевидное, мисс Макларен, должен вам сказать, что индейцы заигрывают с привлекательными девушками по той же причине, что и белые мужчины. Напрягите свое воображение, и думаю, вам все станет ясно.
Этот упрек так смутил Габриель, что она не сразу нашлась с ответом. Она вовсе не заигрывала с молодым индейцем, нет! Просто ей было интересно. Она не стала оправдываться, но как только они приблизились к выстроившимся в круг фургонам, решительным тоном заявила:
– Теперь мы и сами найдем дорогу, мистер Ройал, и вам незачем волочить нас за собой, словно непослушных Детей.
Джейсон тут же сменил тему:
– Вы не обращались к кузнецу, чтобы проверить подковы Санни? Сейчас для этого самое подходящее время.
– Я уже давно это сделала, мистер Ройал, – нехотя отозвалась Габриель.
– Что ж, рад слышать. Не были бы вы так любезны напомнить остальным, чтобы они таким же образом позаботились и о своих лошадях тоже? – Джейсон знал, что всегда может положиться на Габриель, когда дело касается ее спутниц, поскольку она отличалась выдержкой и добросовестностью. – Дело в том, что индейцы дакота, без сомнения, пожелают нанести нам хотя бы один визит, и мне бы не хотелось давать им предлог наведываться к нам снова и снова.
Эта мысль заставила Эрику побледнеть.
– Неужели мы обязаны принимать у себя дикарей, как будто мы их приглашали?
В ответ на ее простодушное замечание Джейсон только усмехнулся.
– Это ведь их земля, мисс Нельсон. Они вправе ожидать от нас обильного угощения, и я не стану их разочаровывать. Дакота расположились лагерем у реки и скорее всего прибудут сюда на закате – мужчины, женщины, дети и множество собак. Нам достаточно будет предложить им свежее печенье и жареное мясо, и они останутся довольны. Во всяком случае, нам не придется готовить для них тот самый деликатес, которым они обычно потчуют своих гостей. – Тут Джейсон сделал паузу и лукаво улыбнулся.
– Интересно, какое угощение они считают наиболее подходящим для гостей? – с любопытством спросила его Габриель.
– Самым изысканным блюдом индейцы считают упитанных щенят. Обычно они просто хватают одного из них, убивают его ударом по голове, после чего опаляют тушку над костром и бросают в котелок.
Эрика со сдавленным криком бросилась в сторону и прикрыла рот руками, чтобы ее не вырвало прямо на глазах ее спутников. Габриель же, усилием воли поборов приступ тошноты, спросила:
– Ну, и как вам понравилось тушеное мясо щенка? Вы бы посоветовали отведать такое блюдо?
Ее смелость, как всегда, привела Джейсона в восторг, и он рассмеялся:
– Да, признаюсь, я как-то раз его пробовал, но каково оно на вкус, сказать не могу, поскольку едва не обратился в бегство, как это только что сделала Эрика.
Удивленная тем, что он не стал хвастаться, Габриель напомнила Джейсону его лестные отзывы о местных индейских племенах.
– Как вы сами сказали, их обычаи во многом расходятся с нашими, но если мы постараемся, то сможем найти какой-нибудь способ жить в мире друг с другом.
– Бог свидетель, Габриель, – откликнулся Джейсон, и на его лице отразилось сожаление, – все, чего я хочу, – это жить в мире с тобой.
Он тотчас развернулся и направился к форту так стремительно, словно неожиданно вспомнил о каком-то неотложном деле.
Вечером Джейсон сообщил переселенцам, что пригласил вождя племени дакота и его приближенных к ним на ужин. Путники не на шутку встревожились, и беспокойство их улеглось лишь тогда, когда перед ними появились сами индейцы с робкими улыбками на смуглых лицах. Тем не менее они старались не выпускать индейцев из виду и внимательно следили за своими фургонами, чтобы эти дикари, воспользовавшись шумом и суетой вечеринки, не вздумали что-нибудь у них украсть.
Как только дакота вернулись к себе в лагерь, всех в караване охватило явное облегчение. Сначала кто-то из мужчин взял в руки гармонику, затем появился еще один со скрипкой, и вскоре уже несколько пар закружились под бодрящую музыку. Спустя непродолжительное время звуки праздника привлекли внимание обитателей форта, и вечеринка стала еще более шумной и многолюдной. Мужчины из форта Ларами охотно присоединились к общему веселью и стали приглашать на танцы женщин из каравана.
Габриель с удовольствием пританцовывала на месте и хлопала в ладоши, но ее не покидали мысли о молодом индейце дакота.
– Тебе нравится танцевать? – тихим шепотом вдруг спросила у нее Мэрлин. – А у меня вот никогда не было возможности брать уроки танцев.
Удивленная признанием Мэрлин, Габриель заверила хрупкую блондинку в том, что это не так уж и трудно и она обязательно научится танцевать еще до прибытия в Орегон-Сити.
– О нет! Как я могу, если я ни разу даже не пробовала? Габриель мысленным взором окинула остальных своих спутниц. Эрика и Барбара, судя по всему, умели танцевать, так же как, разумеется, и Айрис, а вот Джоанна, по-видимому, считала танцы слишком легкомысленным занятием. Что до Маргарет, то она была столь же робкой, как и Мэрлин.
– Ты любишь танцевать, Маргарет? – легонько коснулась ее плеча Габриель.
– Мне нравится слушать музыку, но я не знаю ни одного па, – отозвалась та виновато. Однако в глазах Маргарет при виде проносившихся мимо танцоров отражалось нескрываемое восхищение.
– Пойдемте со мной на минутку. – Габриель подхватила их под руки и увлекла за ближайший фургон. – За пять минут я научу вас танцевать так, что вы сможете уже сегодня вечером выбрать себе любого партнера. Вот смотрите. – Она показала им несколько простых подскоков, лежавших в основе большинства танцев. – Все, что от вас требуется, – это следовать за вашим партнером. Мужчина ведет вас, а вы должны подражать его движениям. Просто улыбайтесь и делайте вид, что вы умеете танцевать, и вскоре добьетесь успеха.
Она еще раз показала им нужные движения, после чего предложила попробовать самим. Скоро обе ее ученицы с веселым смехом принялись танцевать прямо на траве, прыгая в такт музыке.
Джейсон между тем стоял у одного из фургонов. И у него не было никакого желания присоединяться к танцующим. Он предпочитал оставаться в тени и наблюдать.
Окинув взглядом кружившие пары и не увидев среди них знакомых ярко-рыжих волос, Джейсон в беспокойстве заметался вдоль длинного ряда зрителей, в восторге хлопавших в ладоши. Куда она могла деться?
В голове его уже роились самые ужасные мысли, и потому, увидев наконец, что Габриель с довольным видом учит своих подруг танцевать, он просто вышел из себя.
– Разве вам не было сказано, дамы, что вы ни в коем случае не должны отделяться от остальных? Это слишком опасно! А теперь я вынужден приказать музыкантам убрать свои инструменты и отправить всех спать!
Глаза Мэрлин и Маргарет вмиг наполнились слезами, и обе жалобно всхлипнули. Габриель тотчас пришла им на помощь, объяснив Джейсону, в чем дело, и вот уже и он сам почувствовал себя неловко.
– Прошу меня извинить. Я действительно временами чересчур ревностно отношусь к своим обязанностям. Возвращайтесь к остальным и забавляйтесь, сколько вашей душе угодно. Через несколько минут я и сам охотно с вами потанцую.
Габриель тут же подтолкнула своих учениц к танцующим, после чего вернулась к Джейсону и выпалила:
– Ты злишься на меня, Джейсон, и только на меня одну. Ты не имеешь права читать нотации ни в чем не повинным девушкам. Сначала ты расстроил Эрику, а теперь вот Мэрлин и Маргарет. Почему бы тебе просто не отвести меня в сторону, вместо того чтобы набрасываться на всех и каждого?
– Я же попросил у них прощения. Чего еще ты от меня хочешь? – промолвил Джейсон устало.
– Мы же не овцы, хотя ты и гонишь нас, будто стадо, – продолжила Габриель. – Мы – женщины, черт побери, и заслуживаем куда более внимательного к себе отношения, чем то, которое проявляешь к нам ты!
Джейсон сложил руки на груди и ответил, едва сдерживая гнев:
– По-видимому, ты считаешь, что теперь самое время прочесть нотацию мне. Что ж, давай. Я слушаю.
– Джейсон. – Приблизившись к нему, Габриель тихо назвала его по имени. – Я вовсе на тебя не сержусь. Просто мне трудно смириться с тем, что ты все время на меня злишься.
Выражение ее лица, залитого бледным светом луны, было столь трогательным, что Джейсон привлек ее к себе и поцеловал так горячо и требовательно, что едва не оставил синяки у нее на губах. Однако когда он отпустил ее, она не отстранилась, а прильнула к его груди и крепко обняла.
– Мне так тебя не хватало, Джейсон. – Она чуть не плакала, прижавшись к нему всем своим телом.
Джейсон держал в объятиях хрупкую красавицу, лаская растрепавшиеся пряди ее волос и чувствуя сладкую боль в чреслах при воспоминании о восхитительных мгновениях их близости.
– Давай где-нибудь уединимся, ведь как бы ни были сильны твои переживания, это ничто в сравнении с той пыткой, через которую пришлось пройти мне. – Он коснулся губами ее макушки и стал терпеливо ждать ответа, но когда Габриель отстранилась, выражение печали на ее лице заставило его сердце болезненно сжаться.
– Ты же знаешь, что это невозможно – как раньше, так и теперь. Мне пора идти!
Она вернулась в толпу зрителей, чтобы полюбоваться на танцующих, и только тут вспомнила, что ни разу не танцевала со времени их последнего прощального вечера с Бо. По случаю отъезда его дяди с семьей в Орегон была устроена вечеринка, и они с Бо танцевали до упаду. Знай они тогда, что расстаются навсегда, никогда бы не сказали друг другу «до свидания».
Вернувшись на импровизированную вечеринку, Джейсон сдержал свое слово и танцевал сначала с Маргарет, а потом с Мэрлин, делая комплименты по поводу их изящества и грации. Джейсону даже в голову не приходило, что не все из отобранных ими невест умели танцевать, и он задавался вопросом, что еще они с Клейтоном упустили из виду. С его стороны все это было чисто деловым предприятием. Мужчины в Орегоне нуждались в женах, и они с Клейтоном взялись их привезти. В то время его больше заботила судьба женщин, но сейчас он оказался не в силах совладать со своим собственным сердцем…
Индейцы появились на рассвете, держа в руках копья, со спин их свисали луки и колчаны, полные стрел. Они просто молча сидели верхом на своих пони, однако одного их вида было достаточно, чтобы навести страх на переселенцев, и когда Джейсон распорядился свернуть лагерь, его приказ был исполнен в мгновение ока. Фургоны быстро катили по равнине, хотя за ними никто не гнался, и лишь немногие из путешественников выразили желание сделать, как обычно, привал ближе к полудню. Зная, что животным нужна передышка, Джейсон приказал каравану остановиться, а сам отправился на разведку. Хотя ему и не удалось обнаружить поблизости никаких следов присутствия большого отряда индейцев, он почему-то тревожился. В тот вечер он приказал выставить вокруг лагеря двойную охрану, и несмотря на то что ночь прошла спокойно, с рассветом на вершинах ближайших холмов появились силуэты индейских воинов. Похоже, они тайком следовали за караваном, и уже на следующую ночь никто в лагере не спал.
Нервно расхаживая из стороны в сторону перед своей палаткой, Клейтон пытался образумить своего молодого Друга:
– Думаю, нам следует повернуть обратно.
– Если они собираются на нас напасть, Клей, они это сделают. Для них не имеет значения, куда мы направляемся – на восток или на запад. Они вовсе не пытаются заставить нас повернуть обратно. Нет, у них на уме что-то другое.
– И что же? – тотчас спросил Хорн.
– Пока еще не знаю, – неохотно признался компаньон. – Но сейчас самое лучшее – продолжать путь, как будто их общество нам приятно.
Джейсон от природы отличался незаурядной выдержкой. Чем опаснее становилось положение, тем более ясным и логичным был ход его мыслей. Взяв винтовку, он поднялся на ноги и объявил:
– Я немного прогуляюсь, а ты пока постарайся вздремнуть.
Джейсон медленно обошел фургоны, на этот раз с внутренней стороны, чтобы не стать удобной мишенью для врага. Всем, кто нуждался в его советах, начальник каравана говорил одно и то же: если индейцы вздумают на них напасть, караван достаточно хорошо подготовлен к обороне. Приблизившись к фургону Сэма Даффи, он задержался на минутку, чтобы поговорить с его женой. Миссис Даффи волновалась больше, чем все остальные, и Джейсон вежливо осведомился:
– Как вы чувствуете себя этим вечером, миссис Даффи?
– Благодарю вас, сэр, очень хорошо, – ответила женщина с застенчивой улыбкой, явно смутившись от этого проявления заботы и, по всей видимости, успокаиваясь.
Когда Джейсон достиг фургонов будущих невест, то увидел, что девушки испуганно жмутся друг к другу, а их обычно оживленный разговор на этот раз ведется свистящим шепотом. В их глазах, обращенных к нему, ясно читался страх. Айрис, наделенная более богатым воображением, чем остальные, уже рисовала в мыслях картины уготовленных им ужасных пыток и, едва заметив приблизившегося к ним Джейсона, вскочила на ноги.
– Мистер Ройал, не могли бы вы распорядиться выставить больше дозорных для нашей защиты? Иначе мы окажемся совершенно беспомощными против этих кровожадных дикарей.
Джейсон только улыбнулся в ответ на ее просьбу:
– Вам незачем так беспокоиться, мисс Стюарт. Лагерь находится под надежной охраной. А теперь всем – спокойной ночи.
Он окинул их взглядом, стараясь никого не выпускать из виду, но тут вскочила со своего места Габриель:
– Позвольте мне присоединиться к дозорным. Вы же знаете, как метко я умею стрелять!
Не желая тревожить ее спутниц, Джейсон двинулся прочь, зная, что Габриель последует за ним. Когда юна его догнала, он, убедившись в том, что ее подруги их не видят, обернулся и взглянул на нее в упор.
– Возможно, для тебя и не составит труда попасть в ветку дерева, но неужели ты и впрямь полагаешь, будто способна убить индейца?
Габриель такая мысль приводила в ужас, но тем не менее она твердо ответила:
– Если понадобится, то да.
Джейсон вздохнул, поражаясь ее наивности.
– Я говорю не о первом попавшемся индейце, Габриель. А что, если на пути у тебя встанет тот красавец? Представь себе хотя бы на миг!..
– Вероятность того, что именно этот индеец попадется мне на пути, ничтожно мала, – отозвалась Габриель.
– Всегда нелегко убить человека, независимо от того, знаком он тебе или нет. В общем, будем надеяться, что твое вмешательство никому не потребуется. А теперь возвращайся в фургон и убеди Айрис держать язык за зубами. Она только зря пугает остальных.
– Единственный верный способ заставить Айрис замолчать – это крепкий удар кулаком, – заявила Габриель и исчезла в темноте.
Еще до того как первые проблески рассвета озарили небо на востоке, все переселенцы из каравана были уже на ногах. Каждый окидывал взглядом близлежащие холмы, но окрестности были совершенно пустынны. В любом случае отсутствие индейцев смущало путников еще больше, чем их присутствие.
Индейцы так и не появились до самого полудня, когда фургоны, как обычно, остановились, образовав ровный круг, и переселенцы развели костры, чтобы приготовить еду. Только тут дакота дали о себе знать. Джейсон молча наблюдал за приближавшимися аборигенами, держа в руках винтовку. Однако по виду было не похоже, что индейцы всерьез решили стать на тропу войны, и потому он тотчас передал по Цепочке команду не стрелять. Наконец один из воинов отделился от остальных и направился в их сторону. Он остановился на полпути между караваном и своими соплеменниками, после чего осадил свою лошадь и стал ждать.
– Что ты об этом думаешь? – встревоженно спросил Клейтон компаньона.
– Есть только один способ это выяснить, – отозвался тот и, осторожно пришпорив Дюка, выехал навстречу индейцу.
Габриель взобралась на козлы фургона, чтобы лучше видеть происходящее.
Она попыталась подсчитать число воинов в отряде и очень быстро пришла к выводу, что индейцы по численности значительно превосходят мужчин в караване. Конечно, у переселенцев имелись ружья, но и у индейцев, судя по всему, тоже. Когда Джейсон развернул своего коня и медленно направился обратно к каравану, она бегом устремилась к нему.
Джейсон снял шляпу и рукавом отер пот.
– В данный момент нападение нам не грозит, поэтому я предлагаю вам всем пойти и перекусить, – успокоил он встревоженных путников, затем соскочил с седла и, подозвав Габриель, отвел ее в сторону.
– Помнишь мое предупреждение касательно заигрывания с индейскими юношами, Габриель?
Рыжеволосая красавица тут же перебила его, воскликнув:
– Какое это имеет отношение к делу, Джейсон?
– Один из них – тот, что впереди, – и есть твой приятель. Судя по всему, он сын их вождя и пользуется, несмотря на молодость, большим уважением за свою отвагу. Вся эта демонстрация силы имеет единственной целью произвести впечатление на тебя, моя прелесть, поскольку он хочет, чтобы ты стала его женой.
Габриель смертельно побледнела.
– О нет! – только и выдохнула она.
– О да! – заверил ее Джейсон. – Я ответил ему, что тебе понадобится несколько минут, чтобы обдумать его предложение и принять решение.
– Неужели все индейцы так порывисты?
– Нет. В действительности они весьма романтические натуры и любят окружать всяческим вниманием молодых девушек, которые им нравятся, но в данном случае для традиционных ухаживаний просто нет времени. Моих познаний в языке дакота едва хватило для того, чтобы вести переговоры на столь деликатную тему, но думаю, я верно его понял. У индейцев странные, я бы даже сказал, причудливые имена, которые вообще-то с трудом поддаются переводу, но судя по тому, что мне удалось выяснить, этого молодого человека зовут Ревущая Молния.
– Как бы его ни звали, я не могу стать его женой, но я не допущу, чтобы ты один отправился к нему. Я поеду вместе с тобой и скажу ему все сама, а ты переведешь мои слова.
– Габриель, – строго предостерег ее Джейсон, и взгляд его помрачнел, – индейцы очень гордый народ. Ты не можешь просто сказать ему: «Нет уж, спасибо», и ждать, что после этого он развернется и уедет.
Габриель тотчас поняла, в чем дело, и, невзирая на охвативший ее ужас, спросила:
– Ты полагаешь, что если я отвечу ему отказом, он может напасть на караван и забрать меня силой?
– Если ты собираешься предложить мне отправить тебя к нему, чтобы спасти жизни остальных, лучше сразу забудь об этом. И слышать не хочу о подобной сделке!
Габриель снова окинула взглядом длинный ряд индейских воинов.
– Если Ревущая Молния не примирится с моим отказом, у тебя не останется другого выбора. Может, нам заранее отрепетировать свой ответ или же мы примем решение по ходу дела?
Джейсон некоторое время колебался, но решив, что ему все равно придется переводить ее слова независимо от содержания, утвердительно кивнул. Не успели они отъехать от Фургонов, как Ревущая Молния выехал им навстречу. Заметив, что Джейсон привез с собой ту самую молодую девушку, которую ему так хотелось видеть, он расплылся в улыбке.
Габриель попыталась улыбнуться в ответ.
– Пожалуйста, поблагодари его от моего имени за предложение и скажи, что я очень польщена той честью, которую он мне оказал, попросив стать его женой.
– Да, я совсем забыл: он предложил мне за тебя в качестве выкупа сорок пони. Это очень крупная сумма для дакота, – добавил Джейсон, прежде чем приступить к беседе.
– Тогда, будь добр, передай ему, что на меня произвело большое впечатление то обстоятельство, что он так высоко меня ценит.
Тут только Габриель пришло в голову, какую странную комедию они разыгрывали: человек, с которым она была едва знакома, просил ее стать его женой, тогда как Джейсон, которого она обожала, похоже, рассматривал брак лишь как крайнюю меру, исключительно ради того, чтобы дать имя своему ребенку. «Так кто же из них настоящий дикарь? «– подумала она с горечью.
Джейсон, тщательно подбирая слова на языке дакота, передал от имени Габриель благодарность молодому индейцу за его великодушный поступок в самых красноречивых выражениях и постарался объяснить ее отказ в возможно более тактичной форме. Однако, увидев, что темные глаза молодого воина превратились в узкие щелочки, и поняв, что Ревущая Молния чувствует себя оскорбленным, Габриель решила испробовать другой подход.
– Джейсон, пожалуйста, расскажи ему о том, что случилось с Бо. Ты ведь можешь? Мне кажется, сообщение о том, что человек, которого я любила и чьей женой мечтала стать, погиб, станет в его глазах достаточно веской причиной по части того, почему я никогда не смогу его полюбить. Он должен понять, что наш брак не принесет нам обоим ничего, кроме боли.
Джейсон был поражен ее просьбой, однако ему пришло в голову, что индеец вполне способен поверить, если только ему удастся изложить историю любви Габриель достаточно убедительно. Такой рассказ мог тронуть даже самое каменное сердце, а индейцы, как он уже знал, были по натуре людьми высокоразвитыми в духовном отношении, и потому Ройал решил попытаться.
– Если бы ты добавила к моему рассказу несколько слезинок, это помогло бы мне сделать картину более убедительной, – шепотом посоветовал он Габриель. К его изумлению, глаза девушки тотчас наполнились крупными слезами – она действительно живо представила Бо.
Джейсон мог предложить индейцу и множество других объяснений, например, сказать, что Габриель была его женщиной, но, по-видимому, ему это и в голову не приходило. Габриель робко подняла глаза на индейца и, увидев, с каким напряженным вниманием тот слушал Джейсона, легко могла догадаться, что он принимал на веру каждое его слово.
Уверенный в том, что ему удалось полностью завладеть вниманием индейца, Джейсон продолжал свой рассказ со всеми подробностями, зная, что молодой человек не замедлит передать его своим соплеменникам. В конце концов Ревущая Молния полностью уверился в том, что Габриель уже никогда больше не позволит ни одному мужчине завладеть ее сердцем, и потому, правда, не без сожаления, оставил дальнейшие попытки посвататься к ней. Вынув из прически орлиное перо, индеец протянул его Габриель, надеясь, что девушка примет от него этот залог его любви, даже несмотря на то, что она отказалась стать его женой.
Габриель одарила его нежной улыбкой и, прежде чем взять у него из рук подарок, смахнула последние слезы со щек.
– Пожалуйста, передай этому юноше мою благодарность. Молодой воин, вынув кинжал, тотчас подался к ней, и глаза Габриель расширились от ужаса.
– Не бойся, он хочет отрезать на память прядку твоих волос, – успокоил ее Джейсон.
Габриель одобрительно кивнула, и Ревущая Молния осадил своего пони рядом с Санни. По его грустному взгляду она поняла, что он был глубоко задет ее отказом, но по крайней мере они дали индейцу удобный предлог, чтобы спасти его гордость. Отрезав довольно толстую прядь ее великолепных рыжих волос, он улыбнулся на прощание и, вернувшись к своим воинам, увел их прочь.
Довольный тем, что их испытания остались позади, Джейсон слегка потрепал Габриель по руке.
– Он наверняка до конца своих дней будет носить с собой прядь твоих волос.
– Я тоже буду беречь это перо, Джейсон, поскольку действительно считаю его предложение большой честью для себя, хотя и не могу его принять.
– По той самой причине, о которой ты ему сказала?
– А по какой же еще? – Габриель повернула Санни в сторону каравана, не без горечи думая о том, что молодой красивый индеец решил попросить ее руки, а человек, которого она любит, так до сих пор и не сделал этого.
В свою очередь, горько разочарованный ее холодностью, Джейсон поскакал вперед, чтобы отдать приказ фургонам трогаться в путь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ураган страсти - Конн Фиби



читала по диагонали не мой автор
Ураган страсти - Конн Фибинина
6.10.2012, 19.17





Мне понравилось.
Ураган страсти - Конн ФибиКэт
31.10.2014, 8.36





Роман понравился, я обычно обращаюсь к таким романам, когда надоедает читать про герцогов, графов и т. д. Конечно , гл. герои со своими тараканами в голове, постоянно чего-то ждут друг от друга, какая-то недосказанность, долго не могут признаться в своих чувствах, но для этого и роман, чтобы сюжет развивался постепенно.
Ураган страсти - Конн ФибиТаня Д
27.12.2014, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100