Читать онлайн Ураган страсти, автора - Конн Фиби, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ураган страсти - Конн Фиби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ураган страсти - Конн Фиби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ураган страсти - Конн Фиби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конн Фиби

Ураган страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Ты не заболела? – Эрика осторожно коснулась лба подруги. – Жара вроде бы нет.
Габриель в ответ улыбнулась, хотя голова у нее раскалывалась.
– Просто я устала и плохо спала ночью, только и всего.
– В таком случае почему бы тебе не посидеть сегодня рядом с Полом? До тебя очередь еще ни разу не доходила.
– Нет-нет, я совершенно здорова.
На самом деле она чувствовала себя не в своей тарелке и потому до сих пор досадовала.
Ох уж этот Джейсон Ройал! От малейшего его прикосновения у нее закипала кровь, а о том, что произошло минувшей ночью, ей стыдно было вспоминать. Она едва не отдалась ему, и ради чего? Отнюдь не ради любви, так как ни в его словах, ни тем более в поступках не было даже намека на сердечную привязанность. Он либо читал ей нотации относительно ее поведения, либо совершенно ее игнорировал, из чего следовало, что ее чувства ему совершенно безразличны. Просто он, как обычно, воспользовался случаем, чтобы утолить свою похоть, забыв о горьких для нее последствиях. И все же она не могла выбросить из головы мысль о его горячем поцелуе, и губы ее обжигал стыд, выносить который молча было выше ее сил. Однако у нее не было никакой возможности дать волю слезам, болезненным комом подступившим к горлу, избежав при этом испытующих взглядов своих спутниц. Как только с завтраком было покончено, она, последовав совету Эрики, вскарабкалась-таки на козлы рядом с Полом, надеясь, что он не заметит ее дрожащих от волнения рук.
– Ах, мисс, мне так не терпелось увидеть вас рядом с собой, но сегодня утром вы выглядите не слишком-то веселой. – Пол хлестнул волов, и выносливые животные тронулись в путь.
Габриель покачала головой.
– Просто я устала и ночью почти не спала. Боюсь, я буду для вас не слишком приятной спутницей.
– Об этом уж предоставьте судить мне. Если хотите немного поспать, лучше полезайте в фургон, я нисколько не обижусь, – предложил Пол, сопровождая свои слова добродушной усмешкой.
Она отказалась, и не напрасно: не успели они проехать и полмили, как верхом на своем быстроногом жеребце появился Джейсон и приветствовал их широкой улыбкой на лице. Однако, едва взглянув на Габриель и Пола, он поравнялся с Айрис Стюарт и что-то тихо произнес. Брюнетка, звонко рассмеявшись в ответ, тут же пустила своего коня галопом и вместе с Джейсоном ускакала вперед.
Габриель отвернулась. Поразительно! Она ждала от него по крайней мере извинений, и, по ее мнению, не без оснований, поскольку именно он был виноват в случившемся. Джейсон же держался как ни в чем не бывало, и это задевало девушку больше всего. Он бездумно воспользовался ею, а когда она отказалась покориться, просто отбросил ее как ненужную вещь.
– Если бы вы, как обычно, ехали верхом на Санни, то, без сомнения, он предложил бы прокатиться вам. Не стоит так расстраиваться из-за того, что на сей раз он выбрал другую, – искоса взглянув на нее, заметил Пол.
– Другую? – Синие глаза Габриель сердито блеснули. – Понятия не имею, о чем вы! Мистер Ройал сам выбирает, чье общество ему приятнее, и меня это нисколько не касается!
Пол даже съежился в притворном ужасе, и на лице его отразилось глубокое раскаяние.
– Простите меня, мисс. Я вовсе не хотел вас огорчить, чего не скажешь о мистере Ройале.
– Он меня нисколько не огорчил! – яростно возразила Габриель. – Для меня его просто не существует!
– Да, мэм. Как вам будет угодно, – тотчас согласился Пол и больше с ней не заговаривал, так как она явно была не в духе.
Головная боль все усиливалась, и Габриель наконец забралась в фургон и прилегла отдохнуть. Во время привала в полдень она так и не проснулась, а вот к ужину встала, чувствуя себя уже гораздо лучше.
В противоположность Габриель Айрис в тот вечер пребывала в самом радужном настроении. Она нашла в Джейсоне Ройале чрезвычайно интересного собеседника и беспрестанно говорила лишь о нем одном.
Так как у Габриель не было никакого желания обсуждать достоинства Джейсона, она, извинившись перед подругами, покинула их, чтобы проведать Санни. Когда же она наконец возвратилась, все уже готовились ко сну. Как же бедняжка сейчас сожалела, что у нее нет другой ночной рубашки, кроме той, что была на ней минувшей ночью, так как в противном случае она непременно выбросила бы ее прочь. Мягкая ткань, скользнувшая по ее коже, вызвала то же самое ощущение, что и загорелые пальцы Джейсона Ройала, и Габриель, вздрогнув, зажмурилась и попыталась отделаться от этой картины. Проворочавшись полночи без сна, она наконец погрузилась в беспокойную, тревожную дремоту.
На следующее утро Джейсон. отправившись вперед разведать путь, взял с собой миниатюрную блондинку из другого фургона. Еще через день рядом с ним ехала уже другая красавица, привлекшая его внимание. Габриель не понимала, как человек может опуститься до такой низости, чтобы использовать то одну, то другую женщину, однако все его спутницы, казалось, были чрезвычайно довольны вниманием с его стороны. Когда же у него это вошло в привычку, Габриель решила, что он просто испытывал неуемную потребность окружать себя хорошенькими женщинами. Каждый раз, когда Джейсон попадался ей на глаза, Габриель замечала на его лице улыбку, свидетельствовавшую о том, что он был в прекрасном расположении духа, и ее собственное настроение резко падало.
Когда же однажды утром он вдруг приблизился к ней, причем пешком, а не на лошади, она тут же отпрянула в сторону.
– Вот. Ваши книги могут сильно пострадать при переправе через поток, если вы не завернете их в водостойкую ткань. – Джейсон протянул ей рулон прорезиненной материи.
– А разве вам самому она не нужна, мистер Ройал?
– Джейсон, – прошептал он ей на ухо, чтобы их никто не услышал. – Я готов отдать ее вам, так как знаю, что вы хотите довезти свои книги до Орегона в приличном состоянии.
Габриель осторожно протянула руку, а он, отдавая рулон, коснулся пальцами ее руки, и она разом затрепетала. В ответ он только лукаво усмехнулся, как будто испытывал то же самое, однако ему это ощущение доставляло удовольствие.
– Берегите себя. – Он дотронулся до шляпы в дружеском приветствии и направился по своим делам.
Габриель швырнула ткань в задок фургона, решив заняться книгами чуть позже, после чего оседлала Санни и, ловя на себе восхищенные взгляды подруг, умчалась вперед. Как только они тронулись в путь, с ней поравнялась Эрика. Ее, как всегда, распирало от любопытства.
– Разве мистер Ройал не попросил тебя составить ему этим утром компанию?
– Нет, – со всей откровенностью ответила Габриель. – Да и с какой стати?
– Странно. Похоже, он составил некий список, чтобы не обделить вниманием ни одну из девушек, но в каком именно порядке он составлен, я понять не могу.
– Сомневаюсь, что у него и впрямь есть подобный план, Эрика, но раз уж тебе так не терпится, почему бы тебе самой не предложить ему прогуляться вместе, не дожидаясь, пока дойдет очередь до тебя? – бесстрастно предложила Габриель.
Зеленые глаза Эрики от отчаяния сделались совсем большими.
– Объясни мне, Габриель, в чем дело? Всякий раз, когда кто-нибудь упоминает в разговоре имя этого человека, ты либо находишь какой-нибудь предлог, чтобы переменить тему, либо поспешно оставляешь нас. Почему?
– Я его просто презираю! – хриплым тоном отозвалась Габриель. – Он подлее змеи, можешь мне поверить, и пожалуйста, не надо просить у меня объяснений, – тут же отрезала она. Прежде чем Эрика успела заикнуться о причине такого предубеждения против Джейсона, к ним приблизилась Мэрлин.
– О чем ты говорила сегодня утром с мистером Ройалом, Габриель?
Взяв себя в руки, та рассказала о прорезиненной ткани.
– А-а… – Мэрлин прикусила нижнюю губу, явно нервничая. – А я-то думала, что он решил задать тебе несколько вопросов обо мне.
– Неужели он осмелился к тебе приставать? Если так, то он еще горько об этом пожалеет! – с готовностью отозвалась Габриель, ведь душа Мэрлин была чистой и доверчивой, как у младенца.
– Нет! – тотчас возразила прелестная блондинка. – Вовсе нет. Просто я… ну, словом, я солгала, отвечая на один из вопросов в анкете, и боюсь, что если он узнает об этом, то прикажет отослать меня назад.
Едва Мэрлин выпалила это признание, как на глазах ее навернулись слезы. При одной мысли о том, что ее отправят обратно в дом сестры, где ей уже никогда не найти себе достойного мужа, не говоря уже о прелестных малютках, о которых она так мечтала, девушка приходила в неописуемый ужас.
– О чем ты, Мэрлин? – Эрика бросила удивленный взгляд на Габриель.
Мэрлин посмотрела сначала на Эрику, потом на Габриель.
– Я знаю, что вы больше никому не скажете…
– Конечно, не скажем! – тотчас подхватила Эрика. – Ну и в чем же дело?
Глубоко вздохнув, Мэрлин чуть слышно произнесла:
– Я указала в анкете, что мне девятнадцать лет, а на самом деле мне уже двадцать три.
– И всего-то? – Габриель невольно рассмеялась. – Никто никогда не догадается о том, что ты неправильно указала свой возраст. Будущий муж будет от тебя в восторге вне зависимости от того, сколько тебе лет, я совершенно в этом уверена.
– Ты так думаешь? – недоверчиво спросила Мэрлин.
– Вне всякого сомнения!
Лишь по прошествии нескольких дней Габриель снова вспомнила об этой беседе, и тут ей пришло в голову, что ее не только не просили заполнить анкету, но она даже в глаза ее не видела.
Она тотчас уверенным шагом направилась к палатке Клейтона, чтобы прояснить ситуацию, однако не решилась вмешаться, увидев, что тот беседовал с Джейсоном. Похоже, они обсуждали какой-то очень важный вопрос, и она уже собиралась было уйти, но тут компаньоны заметили ее.
– Мисс Макларен, погодите, пожалуйста! В чем дело, дорогая?
Клейтон бросился за ней вдогонку.
– Так, ничего особенного, мистер Хорн. Вы, по всей видимости, сейчас заняты, поэтому мы вполне можем обсудить мой вопрос как-нибудь в другой раз.
– Пустое, – решительным тоном отозвался тот. Он уже неоднократно имел возможность убедиться в том, что эта девушка пользовалась огромным уважением со стороны своих спутниц. Она была такой прелестной и жизнерадостной и, кроме того, отличалась здравым умом. Конечно, если не считать ее желания дежурить по ночам возле лагеря наряду с мужчинами. – Пожалуйста, проходите. Кофе, чай?
– Нет, спасибо, – отказалась Габриель и взяла быка за рога: – Одна из девушек в разговоре упомянула об анкете, которую вы давали заполнять остальным, а между тем я ее даже в глаза не видела.
Весьма удивленный ее словами, Клейтон перевел взгляд на Джейсона:
– И как только мы могли допустить подобный недосмотр?
– Насколько я помню, ты отпустил мисс Макларен еще до того, как я успел предложить ей заполнить бланк, – как ни в чем не бывало пояснил Джейсон. – Впрочем, у тебя ведь осталось несколько лишних экземпляров, так почему бы тебе не дать ей анкету прямо сейчас?
Пока они оба ждали Клейтона, отправившегося на поиски бланков, Габриель пыталась сохранять спокойствие, однако это оказалось нелегко под испытующим взглядом Джейсона. Хорошо хоть Клейтон отсутствовал недолго, и по его возвращении девушка быстро просмотрела анкету.
– Насколько я могу судить, все, что от меня требуется, – это письменно подтвердить свое согласие отправиться вместе с вами в Орегон. А поскольку я уже нахожусь в пути, подписывать сейчас эту бумагу кажется мне совершенно бессмысленным.
Клейтон глубокомысленно поджал губы. – Нет, это вовсе не бессмысленно, поскольку, имея вашу подпись на анкете, мы тем самым берем на себя полную ответственность за ваше благополучие. Если вы заболеете, мы должны будем обеспечить вам соответствующий уход; если вам в чем-либо понадобится наша помощь, мы своевременно ее окажем. Вот тут, внизу, прямо под вашей подписью, должны расписаться и мы.
У Габриель не было никаких оснований сомневаться в честных намерениях руководителей предприятия и потому, взяв предложенное Клейтоном перо, она принялась заполнять анкету. Дойдя до вопроса об имеющихся родственниках, она подняла на них глаза.
– Никого из моей родни уже нет в живых. Оставить ли мне нужную графу пустой или прямо указать об этом в анкете?
– Неужели у вас никого нет, Габриель? – заботливо осведомился Джейсон.
– Нет, если только я не могу причислить к родным своего будущего супруга, а это, по-моему, немного преждевременно.
– Тогда оставьте графу пустой, – посоветовал Клейтон, подождал, пока она закончила заполнять документ, поставил под ним свою подпись и передал перо Джейсону.
Как только Клейтон скрылся в палатке, Джейсон подошел к Габриель.
– Я провожу вас к вашему фургону.
– В этом нет нужды, мистер Ройал. Я знаю дорогу.
– Но мне не так уж часто представляется случай переговорить с вами, так что на этот раз я его не упущу, – без тени улыбки отозвался он.
– Думаю, что нам больше не о чем говорить.
– Как раз напротив. Не согласитесь ли вы завтра утром отправиться вместе со мной на верховую прогулку? Это куда интереснее, чем оставаться целый день в фургоне, даю вам слово.
– Мистер Ройал, прошу вас… – грудным голосом возразила Габриель, в досаде от того, что он упорно отказывался ее понять. – Другим ваше общество, может, и доставляет удовольствие, но только не мне. Почему бы вам не взять с собой еще кого-нибудь? Осталось несколько женщин, которых вы ни разу не приглашали.
– Уж не составили ли вы полный перечень всех моих спутниц? – заметил Джейсон с той же лукавой усмешкой, довольный тем, что возбудил-таки в ней ревность.
– Нет! – вскричала Габриель.
Видя, что их беседа, как всегда, не ладится, Джейсон решил испробовать иной подход.
– У меня просто не было времени, чтобы познакомиться со всеми вами поближе, Габриель. Скажите, у кого-нибудь из ваших подруг было основание жаловаться на то, что я вел себя с ними слишком развязно, не так, как подобает джентльмену?
– Нет, мистер Ройал… то есть Джейсон. Вы произвели самое благоприятное впечатление на каждую из них. Но это отнюдь не относится ко мне.
– Что ж, тогда не стоит зря тратить время, мисс Макларен.
Он отвернулся и направился прочь с видом такого глубокого разочарования, что Габриель попыталась остановить его, ухватившись за рукав куртки.
– Джейсон, прошу вас, не будьте так жестоки. Просто я думаю, что с нашей стороны неразумно проводить слишком много времени наедине друг с другом.
На самом же деле это было не столько неразумно, сколько опасно.
Джейсон тотчас подошел к ней поближе и прошептал:
– Ах вот оно что! Вы стыдитесь моих поцелуев?
На кремовой коже Габриель выступил нежно-розовый румянец, поскольку этого она отрицать не могла. А так как у нее не хватало смелости, чтобы прямо в том признаться, Габриель отвернулась, сделав вид, будто ее внимание привлечено группой детей, игравших в салки между колесами фургонов.
– Посмотрите на меня, Габриель, – приказным тоном обратился к ней Джейсон. – Если вы согласитесь отправиться завтра вместе со мной на прогулку, у нас будет время поговорить о ваших чувствах. Не кажется ли вам, что с вашей стороны несправедливо лишать меня такой возможности?
Габриель все еще слышала звонкий смех детей, далеко разносившийся в вечернем воздухе, однако думала только о Джейсоне, чьи серые глаза в этот миг блестели, словно начищенное серебро. Вероятно, он прав: нет ничего страшного в том, что они вместе отправятся на разведку. Похоже, он предложил ей составить ему компанию совершенно искренне, и ведь в некоторых случаях она находила его общество более чем приятным. В конце концов девушка неохотно согласилась.
– Хорошо, я поеду с вами, но лишь в том случае, если вы обещаете вести себя со мной точно так же, как и со всеми остальными.
Джейсон ответил ей широкой ухмылкой.
– Разумеется. Итак, до завтра.
Прежде чем она успела что-либо возразить, он подхватил ее под локоть и проводил к фургону, подмигнув на прощание.
Эрика, никогда не пропускавшая ни одного сколько-нибудь интересного зрелища, приблизилась к Габриель и прошептала:
– Кто это с таким любезным видом пожелал тебе спокойной ночи? Уж не та ли самая подлая змея?
Габриель бросила на подругу сердитый взгляд.
– Да, я называла его так, и можешь мне поверить, вполне заслуженно. Похоже, он стремится изменить мое мнение о нем, а я пытаюсь быть справедливой, только и всего. И перестань надо мной подтрунивать!
Усмешка на лице Эрики сделалась еще шире.
– Тогда не могла бы ты просто напомнить ему обо мне? Я бы с удовольствием отправилась с ним на прогулку в самом скором времени.
– Что ж, постараюсь не забыть, – пообещала Габриель бесстрастно, заранее зная, что желания Эрики Нельсон относились к тем темам, которые она станет обсуждать с Джейсоном в самую последнюю очередь.
На следующее утро, едва подав знак к отправлению и удостоверившись, что все фургоны тронулись в путь, Джейсон отправился на поиски Габриель, отнюдь не уверенный в том, что она не передумает. Однако, к его неописуемому облегчению, девушка, завидев его приближение, помахала рукой и поскакала ему навстречу.
В ту ночь она едва сомкнула глаза. Перспектива отправиться на верховую прогулку с Джейсоном одновременно и возбуждала, и внушала ей беспокойство. Впрочем, в то утро она не чувствовала усталости, скорее, наоборот, была охвачена радостным волнением. В его сердечной улыбке не было и намека на угрозу, и она тотчас решила, что ей лучше оставить все свои сомнения.
– Как зовут вашего коня? Мне кажется, он почти так же хорош, как и Санни, – приветливо обратилась она к Джейсону.
– Я уже говорил вам, что считаю Санни настоящим красавцем, однако Дюк, по-моему, ни в чем ему не уступит.
– Дюк? Не слишком оригинальное имя, мистер Ройал. – Теперь, когда Габриель могла разглядеть коня поближе, она залюбовалась его превосходным сложением и светло-бежевым оттенком шкуры.
– А по-моему, звучит неплохо – коротко и ясно. Во всяком случае, мне нравится, – ответил Джейсон не без гордости, после чего шутливо подосадовал: – А мое собственное имя? Неужели вы так никогда его и не запомните?
– Если это для вас так важно, почему вы не предложили и остальным женщинам называть вас просто Джейсоном?
Она лукаво сверкнула глазами, делая вид, будто не столько наблюдает за ним, сколько любуется его жеребцом.
– Вы могли бы и не спрашивать, Габриель, поскольку это вам и так хорошо известно, – хмыкнул он в ответ. – Или вы хотите, чтобы я прямо признался в том, что из всех отдаю предпочтение именно вам?
Пораженная его дерзостью, Габриель решила бросить ему вызов.
– Видите вон то дерево вдали? Держу пари, что прискачу к нему первой!
С заливистым смехом она пустила Санни галопом, промелькнув мимо Джейсона с быстротой молнии, и вскоре силуэт жеребца превратился в расплывчатое пятно.
Джейсон тотчас что было сил пришпорил Дюка, пустившись в погоню, однако, хотя ему удалось сократить расстояние, буланый жеребец не мог сравниться в проворстве с чалым. Начальник каравана резко осадил его в тени одинокого дерева, как бы признавая свое поражение в скачках. Волнистые холмы, окружавшие соревнующихся, были покрыты яркими полевыми цветами, распускавшимися здесь в изобилии каждой весной. Спустя какое-то время они приблизились к небольшой речушке, известной под названием Литл-Блю.
– Вам следовало бы предупредить меня заранее, однако я, со своей стороны, готов признать ваше превосходство, – выдавил наконец он.
Отсюда караван казался лишь крошечным облачком пыли на самом горизонте, и Габриель уже задавалась вопросом, не обманулась ли она в очередной раз, но Джейсон не стал спешиваться и не сделал попытки приблизиться к ней.
– Да, я согласна, что с моей стороны это было не совсем справедливо, но поскольку Дюку пришлось нести больший вес, могу сказать, что оба наших жеребца показали себя примерно одинаково.
– Быть может, нам обменяться ими и попробовать снова? Только таким образом мы можем проверить правильность вашей гипотезы, – ответил Джейсон с довольной усмешкой.
– Пожалуй, чуть позже. Может быть, пора дать животным отдохнуть?
– Разумеется. Только давайте подъедем поближе к реке. Я хотел бы посмотреть, сильно ли она изменилась с минувшей весны. Реки во многих отношениях подобны женщинам, – добавил он как бы невзначай. – Они столь же непредсказуемы.
Джейсон тут же пожалел о случайно вырвавшемся у него замечании, впрочем, Габриель, похоже, нисколько не была задета его шуткой, и он с облегчением вздохнул.
– Литл-Блю и Биг-Блю пересекаются чуть выше Тертл-Крик. Мы будем следовать по тропинке, идущей вдоль Литл-Блю, в сторону реки Платт.
Габриель была немало изумлена тем, что Джейсон вдруг вздумал давать ей уроки географии, однако слушала его с большим интересом.
– И вам никогда не случалось заблудиться, Джейсон?
– Никогда, – уверенно отозвался Джейсон. – Вам нечего опасаться. Днем я ориентируюсь по солнцу, а ночью – по звездам, как моряки в открытом океане. На самом деле это не так уж трудно, – заметил он не без удовольствия.
– Ах да! Теперь мне ясно, что вы имеете в виду.
Тем временем небо потемнело и плотные облака заволокли горизонт. Ветер усиливался. Неумолимо приближалась гроза. Испугавшись, что ливень застигнет их в пути, Габриель обратилась к своему спутнику:
– Не лучше ли нам повернуть обратно, пока мы не попали под дождь?
Джейсон поднял глаза к небу. Первые крупные капли уже со стуком падали на землю под копыта их лошадей.
– Не успеем. Придется искать себе укрытие под теми деревьями впереди.
С этими словами он снова пришпорил Дюка, пустив жеребца галопом, однако, к его досаде, Габриель настигла его и очень скоро обогнала. Санрайз двигался более изящным аллюром, его копыта едва касались травы, так что казалось, будто он летит над землей. Джейсон понимал, что дело тут отнюдь не в весе наездника, а в большей природной силе и способностях чалого. К тому времени, когда он осадил Дюка возле зарослей сушеницы, Габриель уже спешилась. Соскочив с коня, он снял маленькую палатку, которую держал на всякий случай свернутой в рулон за седлом, и быстро развязал ее.
– Вы всегда возите с собой палатку? – подозрительно осведомилась Габриель.
– Да. Весной часто бывает ненастная погода. Просто до сих пор нам везло. Дожди могли начаться задолго до того, как мы достигли реки Платт.
Ему хватило нескольких минут, чтобы разбить палатку в безопасном месте между деревьями, после чего, взяв Габриель за руку, он увлек ее вовнутрь. Гладкий брезентовый пол палатки не доставлял никаких неудобств, но в столь тесном пространстве их локти и колени не могли не соприкасаться независимо от их воли. Заметив румянец на щеках Габриель, Джейсон попытался убедить ее в том, что злополучный дождь явился всего лишь непредвиденной случайностью.
– Вы не должны винить меня за то, что погода внезапно испортилась, Габриель. Управлять ею не в моей власти, так же как не в моей власти изменить ваше мнение обо мне. – Капли дождя стекали с навеса на землю, увлажняя траву, и вместе с тем их тихий стук невольно успокаивал. Деревья отчасти защищали Джейсона и Габриель от буйства ливня, а их тяжелые, с обильной листвой ветви служили удобным укрытием и для коней.
– И долго длятся эти ливни? – спросила Габриель, надеясь, что ветер умчит тучи так же быстро, как и принес. Джейсон только покачал головой.
– Дождь может идти весь день, – ответил он, едва сдерживая улыбку, такой восхитительной вдруг показалась ему эта перспектива. Габриель, по сути дела, сидела у него на коленях, что превосходило его самые смелые ожидания.
Рыжеволосая красавица нервно сглотнула.
– Весь день?
– Да, а иногда и всю ночь, – заметил Джейсон, сопровождая свои слова лукавой усмешкой. – Караван наверняка остановился, чтобы люди могли спрятаться от дождя в фургонах, так что вам не стоит беспокоиться. Нас не бросят посреди степи.
Расправив плечи, Габриель решительно отозвалась:
– Все знают, что я уехала вместе с вами. Они видели нас вместе.
– И я уверен, что мы попадемся им на глаза, когда вместе возвратимся к каравану. Боитесь, что пойдут сплетни? – Сам он в этом нисколько не сомневался.
Габриель покачала головой. Совершенно очевидно, что Джейсону известна настоящая причина ее беспокойства.
– Важно не то, что они будут говорить.
– А что же тогда? – осведомился Джейсон чуть слышно, завороженный тонкими чертами ее прекрасного лица, которыми он впервые мог любоваться с такого близкого расстояния.
Посмотрев ему прямо в глаза и затаив дыхание, Габриель ответила:
– То, что на самом деле происходит между нами, а не то, что они могут себе вообразить.
Осторожно, чтобы ненароком ее не напугать, Джейсон потянулся к ней: – Дайте мне свою руку, Габриель.
В ее сознании вертелось множество предостережений, однако после минутного колебания она вложила ладонь в его руку. И едва его тонкие, загорелые пальцы сомкнулись, как по ее телу пробежала легкая дрожь.
– Пожалуйста, Джейсон, не надо…
– Не надо бояться собственных чувств, Габриель, потому что они никогда не подведут вас.
Дав ей такой совет, Джейсон усадил ее к себе на колени и отыскал ее губы, готовые, как и прежде, ответить на его поцелуй. Его пальцы между тем медленно скользнули вниз по пуговицам ее корсажа, затем он запустил руку под ткань и принялся ласкать ее упругие соски. Стараясь действовать осторожно, чтобы не напугать ее прежде времени, Джейсон хотел, чтобы на этот раз она приняла его щедрый дар, и наслаждался каждым мгновением. Поцелуй его был столь же долгим и томительным, сколь ласковым и нежным было его прикосновение.
Невзирая на его уверения, Габриель тотчас поняла, что чувства в очередной раз подвели ее. Его поцелуй обладал такой завораживающей силой, что под его действием она лишилась последних сил. Сунув руку ему под рубашку, она коснулась черных курчавых волос у него на груди и заметила, что дыхание его вмиг участилось. То, что его переживания были столь схожи с ее собственными, немало поразило ее, однако она не отняла руки, а принялась щекотать ногтями его упругий торс, и когда он резко выпрямился, чтобы снять рубашку, Габриель и не подумала вырываться из его объятий. Ее ярко-голубые глаза, теперь словно подернутые легкой дымкой, были переполнены нежностью, когда она снова положила ладони на его грудь и ответила ему улыбкой, едва он наклонился, чтобы снова коснуться поцелуем ее губ.
Никогда еще Джейсону не приходилось решать столь трудную задачу, ибо он прекрасно знал, сколь изменчивым был характер Габриель. Стремясь пробудить в ней ответное желание, он тем не менее не хотел ненароком навлечь на себя ее гнев. Он не решался оторвать от нее своих губ, пока не убедился, что она нисколько не возражает против его знаков внимания, после чего принялся покрывать быстрыми легкими поцелуями ее лебединую шею, одновременно протянув руку к ботинкам из мягкой кожи, которые она обычно использовала для верховой езды. Ему не терпелось снять с нее все, и как можно скорее, и он продолжал делать это опытной рукой, обнаружив, к своему изумлению, что Габриель следовала его примеру. Ее руки двигались по его телу, снимая с него один предмет одежды за другим так решительно, но вместе с тем с такой деликатностью, что Джейсон в порыве удивления невольно вспомнил о Бо. Этому юноше было всего девятнадцать, когда он погиб, однако, по-видимому, он успел научить ее всем таинствам любви. И вот наконец они лежат обнаженными в объятиях друг друга. Теперь он чувствовал себя полностью во власти пьянящего желания, которое ей с такой легкостью удалось в нем пробудить.
Ему хотелось пойти дальше, достичь того мгновения, когда их тела сольются в последнем порыве восторга. Покрыв легкими поцелуями ее лицо и шею, Джейсон отыскал губами нежно-розовые соски и чуть не умер от наслаждения при ощущении шелковистой девичьей кожи. Затем он провел губами по ее плоскому животу и замер на мгновение, прежде чем опустить их к трепещущему в ожидании лону. Ее руки тем временем ласкали его спину, ощущая силу его мускулов, но вот они крепко вцепились ему в кудри, как бы не желая его отпускать. Габриель не сделала ни малейшей попытки отстраниться, напротив, позволила ему проникнуть в самые сокровенные глубины своего существа, чего он так давно и так страстно жаждал. И тут остатки разума покинули его, и он, упиваясь сладостью ее тела, словно самым изысканным вином, почувствовал, как под действием его поцелуя по спине ее волнами пробежал трепет возбуждения. Удовлетворенный тем, что ему наконец удалось покорить как ее грациозное тело, так и гордый дух, Джейсон решил положить конец собственной пытке. Их губы снова сомкнулись, и он рывком вошел в ее потайной грот, не в силах сдержать своего торжества. Ощутив ее боль, несмотря на то что у нее не вырвалось ни единого возгласа, он на мгновение замер, пораженный тем, что это дивное создание, эта восхитительная любовница оказалась девственницей. Боже, какими словами просить у нее прощения за то, что он так сильно заблуждался в отношении ее прошлого?!
Габриель едва дышала от страсти. Она не чувствовала ничего, кроме жгучего желания, переполнявшего все ее тело. Обвив руками талию Джейсона, она привлекла его к себе, прежде чем он успел произнести хотя бы слово, давая понять, что никаких объяснений ей не требуется.
– Неужели тебе еще нужны слова? Неужели ты не видишь сам, как отчаянно я хочу тебя? – прошептала она ему на ухо тоном опытной соблазнительницы.
Когда они снова слились в поцелуе, она, уловив его нетерпение, принялась двигаться под ним с ленивой грацией и отвечать на каждый из его ритмических выпадов. Оба они словно были подхвачены вихрем нестареющего танца, каждый шаг в котором они знали наизусть. В плену его рук она чувствовала ни с чем не сравнимое наслаждение, и ее единственным желанием было разделить его с ним. Любовный восторг словно перетекал от одного к другому, постепенно обретая все большую силу, пока в их гордых душах не вспыхнуло пламя столь мощное, что перед ним отступала даже жажда жизни, и тела обоих затрепетали в экстазе. Наконец, утолив свою обоюдную страсть, они затихли, утомленные, но счастливые, и не размыкали объятий, пока последняя капля дождя не упала с крыши палатки и вновь появившееся на небе солнце не окутало их теплым светом.
Впервые в жизни Джейсон лишился дара речи. Он и не думал, что ему удастся пробудить в Габриель ответную страсть такой силы, и теперь не в состоянии был выразить словами глубину вновь обретенной преданности, переполнявшей его сердце. Поднеся к губам прядь ее шелковистых волос, он нежно поцеловал их, желая хоть немного продлить восхитительные минуты их близости. Покрыв легкими поцелуями ее податливые губы, Джейсон осторожно поднялся, натянул брюки и мокасины, после чего отправился за флягой, которую держал под седлом. Он хотел сам смыть с ее стройного тела все следы их пылкой страсти, однако руки у него при этом так дрожали, что Габриель взяла у него влажный носовой платок.
– Не слишком ли ты неуклюж для столь чуткого любовника, милый? – осведомилась она голосом, все еще хриплым от волнения.
Одевшись с очаровательной непринужденностью, несмотря на то что в палатке было тесно, она опустилась рядом с ним на колени и слегка коснулась его губ. Теперь Габриель твердо решила доверять не только собственным чувствам, но и ему самому тоже, и улыбка на ее лице была полна невыразимой прелести. Она не сожалела ни об одном мгновении их близости, однако по смущению на лице Ройала поняла, что что-то не так.
– Джейсон, в чем дело? Говори скорее, ведь нам надо торопиться, иначе караван нас догонит, и мы будем выглядеть очень глупо в этой крошечной палатке, когда вокруг ярко светит солнце.
Взгляд серых глаз Джейсона омрачился, когда он попытался объяснить ей причину своего беспокойства.
– Я и понятия не имел, что… ну, словом, мне в голову не приходило, что я буду первым мужчиной, который…
Габриель резко села, по спине ее пробежал холодок.
– Ах вот оно что! Ты думал, что раз мне уже приходилось проделывать это раньше, то я не стану возражать, если то же самое повторится с тобой? – Глаза ее тотчас наполнились слезами.
– Вовсе нет! – раздраженно отозвался Джейсон. – Но из того, что ты рассказывала мне о Бо, я пришел к убеждению, что вы с ним были любовниками.
– Понимаю, – отозвалась Габриель спокойно. Ей казалось, что она верно догадалась о причине его внезапного раскаяния. Джейсон полагал, что раз она уже была близка с Бо, то отдастся ему без каких-либо возражений. И все!
Протиснувшись мимо него, она направилась к Санни и, смахнув с седла капли дождя, вскочила на спину жеребца. Когда Джейсон бросился за ней следом, Габриель обернулась и метнула на него яростный взгляд.
– Мы с Бо действительно были любовниками в самом высшем смысле этого слова, потому что питали глубокую преданность друг к другу. Вы недостойны даже просто произносить вслух его имя, и клянусь, если вы еще раз осмелитесь ко мне прикоснуться, я убью вас собственными руками!
Ошеломленный такой угрозой и ненавистью во взгляде, Джейсон едва успел отскочить в сторону, когда она рванулась на своем великолепном жеребце вперед. Ему хотелось закричать от досады, потому что и на сей раз она неправильно его поняла, но вина за это лежала только на нем. Всего за несколько часов он добился любви Габриель и снова потерял ее – по собственной же глупости, за которую, как он знал, никогда себя не простит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ураган страсти - Конн Фиби



читала по диагонали не мой автор
Ураган страсти - Конн Фибинина
6.10.2012, 19.17





Мне понравилось.
Ураган страсти - Конн ФибиКэт
31.10.2014, 8.36





Роман понравился, я обычно обращаюсь к таким романам, когда надоедает читать про герцогов, графов и т. д. Конечно , гл. герои со своими тараканами в голове, постоянно чего-то ждут друг от друга, какая-то недосказанность, долго не могут признаться в своих чувствах, но для этого и роман, чтобы сюжет развивался постепенно.
Ураган страсти - Конн ФибиТаня Д
27.12.2014, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100