Читать онлайн Ураган страсти, автора - Конн Фиби, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ураган страсти - Конн Фиби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ураган страсти - Конн Фиби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ураган страсти - Конн Фиби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Конн Фиби

Ураган страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующее утро Габриель проснулась одной из первых. Наскоро умывшись, она расчесала свои длинные волосы, надела платье из тонкого муслина, которое накануне вынула из чемодана, прежде чем отойти ко сну, и, сунув ноги в башмаки, бросилась вдоль фургонов туда, где были оставлены лошади. Девушка хотела сама позаботиться о Санни.
Джейсон с Клейтоном Хорном занимали не фургон, а отдельную палатку, и вот сейчас начальник каравана, по долгу службы вынужденный вставать рано, уже брился в тусклых предрассветных лучах солнца. Едва увидев мелькнувшее поодаль голубое пятно, он обернулся, пораженный тем, что Габриель так рано была на ногах.
– Мисс Макларен! – окликнул он громко, чтобы привлечь ее внимание, и отложил бритвенный прибор в сторону.
Она резко остановилась и медленно обернулась на голос, в ее простодушном взгляде не было ни малейших следов тревоги.
– Да, мистер Ройал? – отозвалась она любезным тоном. И засмотрелась на красавца.
На нем были только брюки из оленьей кожи и мокасины с удлиненными голенищами, походившие скорее на сапоги. Привлекали внимание его плечи и спина – такие загорелые, как будто он никогда не носил рубашку. На его широкой груди темнела густая поросль, постепенно сходя на нет в нижней части плоского живота. В целом он представлял собой внушительное зрелище – мускулистый, но достаточно стройный, к тому же его необычайно высокий рост и классическое телосложение делали его совершенным образцом мужской красоты.
Джейсон отер с лица мыльную пену и направился к Габриель. Еще в юности он понял, что красив, и это открытие явилось для него своего рода приятной неожиданностью. То, что с годами он становился все более привлекательным, казалось ему таким же естественным, как увеличивающийся рост и физическая сила, так что теперь Джейсон уже успел привыкнуть к этому и перестал уделять внимание своей внешности. Поскольку он собирался обменяться всего лишь несколькими фразами с рыжеволосой красавицей, ему даже в голову не пришло для начала натянуть рубашку. В своем голубом, мягких, пастельных тонов платье Габриель выглядела юной и свежей, как весеннее утро, и Джейсон надеялся, что ее настроение будет под стать наступавшему погожему дню.
– Я был бы вам очень признателен, если бы вы дали вашим подругам несколько уроков верховой езды, поскольку у меня просто нет времени заниматься с ними.
Габриель с облегчением вздохнула.
– Да, я знаю, что у вас множество обязанностей, и, со своей стороны, готова оказать вам любую помощь.
Джейсон пригладил рукой свои черные кудри.
– Для вас есть только дамское седло. Надеюсь, это не создаст вам лишних трудностей?
– Нет, так как я редко им пользуюсь. Я предпочитаю ездить на Санни без седла, так гораздо удобнее для нас обоих. – На лице Габриель появилась улыбка.
– Но я не могу позволить вам ехать верхом без седла, Габриель! Местность, которую нам предстоит пересечь, слишком ухабистая. Если Санни оступится, вы можете упасть и сломать себе шею, а я не хочу рисковать вашей жизнью.
Хотя Габриель и сочла его распоряжение неуместным, так как он совсем недавно сделал ей комплимент по поводу ее умения держаться в седле, она была так поражена тем, что он назвал ее по имени, что ответила не сразу. Впрочем, не желая обострять обстановку, девушка попыталась встать на его точку зрения. Если она намеревалась обучать своих спутниц верховой езде, то обязана была подавать им во всем надлежащий пример, вне зависимости от своих личных склонностей и предпочтений.
– Мне бы тоже не хотелось, чтобы со мной случилось какое-нибудь несчастье, мистер Ройал, и раз вы считаете, что так будет лучше, и хорошо знаете дорогу, то я готова пойти вам навстречу. Но хватит ли у вас седел на всех?
Джейсон тут же широко улыбнулся в ответ.
– Да, и одно из них наверняка вам подойдет. Хорошо бы ваши спутницы стали пользоваться одними и теми же лошадьми и седлами каждый день. Уход за лошадьми может взять на себя Пол, он же будет и седлать их перед тем, как запрячь в фургон волов.
Габриель тотчас ответила в порыве воодушевления:
– Думаю, мне лучше научить девушек седлать лошадей самостоятельно, поскольку такой навык в будущем им очень пригодится. Не стоит загружать Пола лишней работой, когда мы вполне можем взять ее на себя.
Ее уверенное заявление произвело впечатление на Джейсона, и он ответил со всей искренностью:
– Вы кажетесь мне на удивление независимой молодой женщиной, мисс Макларен, как, впрочем, и все ваши спутницы, иначе вы бы не пустились в такое опасное путешествие. Надеюсь, что по прибытии в Орегон вы встретите человека, который оправдает ваши ожидания.
– Раз уж вы сами об этом заговорили, я бы хотела попросить вас сделать в придачу к остальным портрет самого последнего из ваших клиентов. Я особенно признательна ему за то, что он проявил интерес к вашему предприятию, мне хотелось бы узнать его при встрече сразу и лично поблагодарить. Как его имя?
– Джошуа Тейлор. Однако вряд ли мы с ним когда-нибудь встречались. По крайней мере я не запомнил его лицо достаточно отчетливо, чтобы с легкостью нарисовать.
Стремясь скрыть разочарование, Габриель ответила:
– Что ж, тогда я просто запомню его имя.
Джейсон уже ломал себе голову, пытаясь найти удобный предлог, чтобы задержать собеседницу еще на какое-то время, но тут в лагере все зашевелилось, воздух наполнился ароматом жареного бекона и свежесваренного кофе, и он с сожалением отпустил ее:
– Если хотите, можете отвести Санни к вашему фургону прямо сейчас. Я прослежу за тем, чтобы Пол принес вам седло, когда пойдет за лошадьми для вашей группы.
– Благодарю, – бросила Габриель и двинулась дальше. Девушка отвела Санни под уздцы к фургону, с трудом удерживаясь от улыбки. Она убеждала себя, что с ее стороны было глупо мечтать о Джейсоне, когда она уже дала обещание выйти замуж за одного из претендентов в Орегоне. Кроме того, у Джейсона Ройала наверняка есть жена, с тревогой считающая дни до его возвращения в Орегон-Сити. Эта внезапная догадка, хотя и маловероятная, почему-то наполнила ее душу страхом. Впрочем, через минуту занявшись делом, она уже забыла обо всем на свете, кроме верховой езды.
Несмотря на то что Эрика ездила верхом не так давно, она была уверена в том, что справится с этим без труда. Барбара тоже охотно согласилась на предложение Габриель, а вскоре она уговорила и Джоанну. Маргарет и Мэрлин, правда, подобная перспектива пугала, а Айрис нашла ее просто нелепой.
– Разумеется, я умею ездить в дамском седле, однако я вовсе не собираюсь проделать весь путь верхом на лошади. Лучше я посижу рядом с Полом, а Мэрлин с Маргарет, которые тоже не хотят так мучиться, пусть займут места в задке фургона.
В ожидании решения своих пассажирок Пол терпеливо стоял в стороне. Он очень скоро убедился в том, что Айрис принадлежала к числу тех людей, которых ничто и никогда не удовлетворяло, и потому у него тоже не было желания путешествовать рядом с ней.
– Извините, что прерываю вас, дамы, но нам пора отправляться. Те из вас, кто умеет ездить верхом, садитесь в седла, я возьму к себе в фургон только двоих.
Словно по чьему-то невидимому сигналу, по лагерю пронеслась команда Джейсона: «Трогай! «Пол передал поводья приведенных им лошадей Габриель, после чего вскочил на козлы.
– Нам пора, дамы! – крикнул он.
Эрика тотчас забралась в седло норовистой вороной кобылы, тогда как Барбара и Джоанна нашли себе куда более послушных животных. Таким образом, Айрис не оставалось ничего другого, как оседлать гнедого мерина. Однако она все равно кипела от ярости. Мэрлин и Маргарет вскарабкались на козлы рядом с Полом. По их мнению, им крупно повезло, что они были избавлены от необходимости путешествовать верхом, по крайней мере в это утро. Как только Габриель убедилась в том, что все заняли свои места и готовы тронуться в путь, она вставила ногу в стремя и взлетела на спину Санни. Едва первые лучи утреннего солнца озарили небосклон, как мимо, шутливо отсалютовав девушкам, стремительным галопом промчался Джейсон.
Эрика, сонно зевнув, покачала головой.
– Он довольно бодр для такого раннего часа. – Сделав вид, будто ее это не волнует, Габриель бесстрастно отозвалась:
– Он, без сомнения, должен быть очень выносливым, чтобы вести целый караван.
Ей вдруг пришло в голову, что Джейсон, вероятно, редко бывает в Орегон-Сити, а проводит в дороге всю весну и все лето с тем, чтобы следующей весной снова вернуться в Индепенденс и отправиться с очередным караваном по тому же самому пути. У нее просто в голове не укладывалось, как можно по собственной воле обречь себя на такую жизнь, она-то сама хотела вести размеренную жизнь где-нибудь в спокойном месте рядом с мужем, готовым разделить ее радости и невзгоды.
По мере того как солнце поднималось все выше и выше, а дневной зной усиливался, до Габриель доносились все новые и новые жалобы со стороны ее спутниц. Однако она упорно отказывалась к ним прислушиваться до тех пор, пока они не сделали в полдень остановку, чтобы перекусить.
Ежедневный отдых был предусмотрен с одиннадцати утра до двух часов пополудни, но даже в тот первый день он показался девушкам желанной передышкой после утомительной езды в течение всего утра. Разгоряченные и усталые, с покрасневшими глазами, они собрались в тени фургона, отпустив лошадей пастись на лужайке неподалеку. Первые сорок миль им предстояло следовать по дороге на Санта-Фе, а потом двинуться на север. Пока что тропа была хорошо утрамбована и не представляла особых трудностей ни для людей, ни для животных, но для Айрис это явилось почти непосильным испытанием.
– Сегодня я больше не поеду верхом на лошади. С меня хватит! Лучше я посижу рядом с Полом, а мое место пусть займут Мэрлин и Маргарет. – Айрис опасалась, что ее нежная кожа загорит, и не собиралась рисковать, проведя еще хотя бы час на солнце.
Маргарет и Мэрлин умоляюще взглянули на Габриель, как бы ожидая от нее помощи, но прежде чем она успела вставить хотя бы слово, появился Джейсон верхом на своем могучем буланом жеребце. Айрис, понимая, что ей не следует упускать столь благоприятный случай, тотчас направилась к нему и, чуть не схватив его за бедра, обратилась кокетливым тоном:
– Мистер Ройал, не кажется ли вам, что нам лучше ездить верхом по очереди? Будет несправедливо, если некоторым из нас придется проделать весь путь в седле, между тем как другие будут спокойно проводить время в фургоне.
Джейсон недоуменно покосился на Габриель, и ей пришлось отозваться:
– Думаю, мы сами с этим разберемся, Айрис, вам незачем беспокоить мистера Ройала. Никто и не настаивает на том, чтобы вы весь день проводили в седле.
Джейсон нахмурился, так и не поняв, в чем, собственно, дело, и все же согласно кивнул:
– Хорошо. По очереди так по очереди.
С сияющими торжеством глазами Айрис обернулась в сторону Мэрлин и Маргарет:
– Слышали? Он сам так сказал.
– Айрис! – попыталась одернуть ее Габриель, но та пропустила замечание мимо ушей.
Подняв глаза на Джейсона, она перешла к следующему вопросу:
– Я хотела попросить у вас от имени всех девушек разрешения еще раз взглянуть на рисунки. Думаю, лучше нам выучить имена мужчин заранее, чтобы вести себя при встрече с ними должным образом.
Поскольку они только сегодня утром разговаривали о рисунках с Габриель, Джейсона удивило то, что она не попросила его об этом еще тогда. Окруженный семью красавицами и Айрис, цеплявшейся за его ногу, он видел перед собой только освещенные солнечным светом темно-рыжие волосы Габриель и на какое-то мгновение даже утратил нить разговора. Впрочем, очнувшись, он ответил:
– Рисунки у Клейтона. Вы можете попросить портреты у него на время, но не исключено, что и у других переселенок рано или поздно возникнет такое же желание, так что вам придется их вернуть. – Отстранив от себя Айрис, он решил прояснить суть дела раз и навсегда: – Вы можете либо ехать верхом, либо путешествовать в фургоне, либо каким-то образом чередоваться, но со всеми вопросами и жалобами я бы попросил вас обращаться к мистеру Хорну, так как именно он несет за вас ответственность.
С этими словами он поспешил вперед. Айрис же ловко вскочила на козлы и бросила Полу:
– Эй, нам пора трогать! – Потом она обернулась к девушкам: – А рисунки я возьму у мистера Хорна перед ужином.
Габриель бросила взгляд на чуть не плачущую Маргарет.
– Почему бы тебе не устроиться на козлах рядом с Айрис? А тебя, Мэрлин, я буду сегодня учить ездить верхом. – Не успела та опомниться, как она подвела к ней гнедого мерина и помогла забраться в дамское седло. – Он очень смирный. Сидеть будешь как в кресле-качалке, вот увидишь.
Мэрлин, дрожа от страха, все же прошептала в ответ:
– Не волнуйся. Я быстро научусь, хотя бы для того, чтобы насолить Айрис!
– Характер! – отозвалась Габриель с довольной усмешкой, а Мэрлин невольно хихикнула.
В тот день она ехала между Эрикой и Габриель, и к тому времени, когда они сделали привал, чтобы перекусить, все опасения Мэрлин остались позади – настолько она была увлечена беседой спутниц по фургону.
Айрис сдержала слово. Пока Пол готовил ужин, она с важным видом удалилась. Вернувшись вскоре с рисунками в руках, она разложила их на траве.
– Имена написаны с другой стороны. Вот этого зовут Томас, этого – Уильям, а вон те – Питер и Джон. – Она называла всех по очереди, а спутницы по фургону между тем внимательно разглядывали рисунки.
– Этот мне кажется довольно симпатичным. – Эрика подняла один из рисунков и, перевернув его, прочитала имя: – Льюис Брэдди. Как, по-вашему, хорош?
Взяв эскиз у нее из рук, Габриель кивнула:
– Да, пожалуй. Полагаешь, он, как и ты, любит приключения?
– Судя по всему, да, иначе он не стал бы искать себе невесту таким эксцентричным способом, – ответила Эрика.
Еще до ужина каждой из девушек представилась возможность назвать имя своего избранника, за исключением Габриель, которая заявила, что сначала должна встретиться со всеми претендентами лично.
– С вашей стороны это весьма благоразумно, – вынуждена была признать Айрис. – Надо постараться узнать о каждом из женихов гораздо больше, чем о том можно судить по его внешности.
– Ага, главное – это сумма на их банковских счетах? – тотчас съязвила Габриель.
Ей было неприятно выслушивать похвалы из уст Айрис, однако, говоря по правде, она не могла представить себе ни одного из представленных на эскизах мужчин в качестве своего будущего мужа. Конечно, оставался еще Джошуа, но Габриель знала, что и он вряд ли способен покорить ее сердце, какой бы привлекательной ни была его внешность. Эта мысль настолько угнетала ее, что за все время обеда она почти не произнесла ни слова и была рада, когда ее подруги, слишком уставшие, чтобы предаваться праздной болтовне, погрузились в сон.
Путешествие продолжалось без особых трудностей. Следуя примеру Мэрлин, Маргарет однажды набралась смелости и вызвалась прокатиться верхом, хотя и тряслась от страха. Она бы предпочла остаться в фургоне, но нельзя же, чтобы девушки принялись подтрунивать над ней или стали презирать ее за трусость.
Однажды утром Габриель показалось, что их возница совсем не выспался, и она вежливо осведомилась о его самочувствии.
– О, что вы, мисс, со мной все в порядке, – отозвался Пол. – Просто этой ночью была моя очередь нести караул, и я немного устал. – Снова широко зевнув, он принялся готовить завтрак.
– Кто определяет порядок дежурств, Пол?
– Мистер Ройал, но я прошу вас не говорить ему о том, что меня клонит в сон, потому что иначе он явится ко мне с проверкой.
Габриель охватило любопытство, и она продолжила свои расспросы:
– А что он может с вами сделать, если застанет вас спящим на посту?
Пол бросил на нее недоверчивый взгляд, но, увидев неподдельное сочувствие в глазах, ответил:
– Кнутом пока что никого не секли, мисс. До таких крайностей дело не доходило, но человека, заснувшего на посту, на следующий день заставляют идти пешком – я имею в виду, весь день, и если у него есть лошадь, на которой он обычно ездит, ему приходится вести ее под уздцы. Могу вас заверить, что после такого испытания никто не станет повторять ту же самую ошибку дважды.
Взяв миску с завтраком, Габриель принялась за еду, однако чем больше она думала о Поле, вынужденном оставаться на страже всю ночь, тем сильнее в ней закипала ярость. Наконец, потеряв терпение, девушка направилась прямо к Джейсону и спросила у него, не может ли она занять место их возницы.
– Что?! – удивленно переспросил Джейсон.
– Я сказала, что раз уж я взяла с собой своего жеребца, простая справедливость требует, чтобы я тоже несла охрану лагеря по ночам наряду с остальными. У вас ведь, кажется, есть правило, по которому все хозяева животных должны сторожить их по очереди.
– Верно, – нехотя согласился Джейсон. – Но я не могу просить женщин взять на себя такую непосильную нощу.
– Почему бы и нет? Готова держать пари, что я стреляю из ружья не хуже нашего возницы. У него и так более чем достаточно хлопот со всеми нами, и я буду рада его заменить, когда настанет очередь Пола нести караул.
Самой Габриель ее план казался вполне разумным, однако по мрачному взгляду Джейсона было ясно, что он так не считал.
– Мисс Макларен, я не позволю женщинам сторожить – лагерь по ночам, и этот вопрос обсуждению не подлежит. А теперь, извините, я должен вас покинуть. – Джейсон многозначительно подтянул подпругу на седле своего коня.
– Вы и в самом деле думаете, что все женщины так глупы, мистер Ройал? – Габриель не понравилось, каким тоном он с ней разговаривал, и она бросала ему вызов.
Желая положить конец этому спору, который в его глазах был столь же нелепым, как и неожиданным, Джейсон просто передал Габриель свою винтовку и указал на стоявшее поодаль дерево.
– Что ж, попробуйте-ка попасть в цель.
– Куда именно вы хотите, чтобы я попала, – в верхушку или в ту крупную ветку слева?
– Это уж как вам будет угодно, мисс Макларен. – Джейсон скрестил руки на груди и молча ждал, а Габриель между тем поднесла винтовку к плечу.
– В ветку целиться удобнее.
Габриель взяла дерево на прицел и осторожно нажала на спуск. Громкие раскаты выстрела все еще отдавались эхом в утреннем воздухе, когда ветка с шумом рухнула на землю.
– Теперь вы довольны, мистер Ройал?
Габриель в действительности крупно повезло, поскольку прежде она никогда в руках его винтовку не держала и понятия не имела о том, насколько точным был у нее прицел. Разные виды оружия сильно отличаются друг от друга.
– Хороший выстрел, – только и смог выдавить Джейсон, не в состоянии подобрать подходящие слова.
– Так, значит, я могу нести караул вместо Пола?
– Нет, но я не забуду, как метко вы умеете стрелять, на тот случай, если в этом возникнет нужда. – Джейсон забрал у нее винтовку, вскочил на своего буланого жеребца и тут же скрылся из виду, оставив Габриель задыхаться в облаке пыли.
– О черт! – громко выругалась Габриель. К счастью, Джейсон был слишком далеко, чтобы услышать ее проклятия.
Прежде чем приблизиться к фургону, Габриель сделала несколько глубоких вдохов и, увидев, что Эрика уже сидит верхом на норовистой кобылке, которую выбрала себе для езды, вскочила в седло Санни, вонзила в его бока шпоры и крикнула своей подруге через плечо, чтобы та поторопилась. Эрика тут же поняла, что дело неладно, и попыталась вызвать подругу на разговор.
– Куда ты ездила сегодня утром? – осведомилась зеленоглазая красавица, небрежно откинув локоны медового цвета.
– Никуда, или по крайней мере так уж получилось, что никуда, – натянуто ответила Габриель.
Эрика уже имела случай убедиться в том, что хотя Габриель отличалась поистине ангельским терпением и ни разу не пожаловалась на усталость, давая уроки верховой езды Мэрлин, Маргарет, а также девушкам из других фургонов, она тем не менее весьма ревностно оберегала личные секреты.
– Ладно, – произнесла Эрика как бы невзначай. – Я поняла, что ты готова открыть другим лишь то, что считаешь нужным, и ни единым словом больше.
Пораженная проницательностью подруги, Габриель осадила Санни.
– Что значит это твое замечание?
– То, что ты по природе очень скрытна, только и всего. Я вовсе не собиралась тебя обидеть.
Габриель слегка кивнула, после чего снова пришпорила Санни.
– Просто мне кажется, что моя жизнь – не самая интересная тема для обсуждения. И я вовсе не стремилась тебя обидеть.
– Стало быть, мы – подруги, так? – улыбнулась Эрика.
– Разумеется, – тотчас отозвалась Габриель: она и не думала, что подобные мелочи способны разрушить прочно установившуюся дружбу.
– Вот и отлично. А теперь расскажи мне о том, как тебя в первый раз поцеловали, – попросила Эрика.
– А почему ты решила, что меня когда-нибудь целовал хоть один мужчина?
Она никогда не произносила в присутствии других имя Бо, но тотчас вспомнила тот знаменательный день. Это случилось много лет назад, перед самым Рождеством. Он принес ей ярко-зеленую ленту для волос, и она была так рада его подарку, что коснулась губами его щеки. Он не замедлил ответить, поцеловав ее в губы, но тут в комнату вошла ее тетушка и прогнала его прочь. Она была так рассержена на них, словно застала их в объятиях друг друга на обитом бархатом сиденье ее любимого кресла. Прежде чем выбежать из комнаты, Бо украдкой подмигнул Габриель, и она долго потом восхищалась его смелостью.
– О, я не сомневаюсь в том, что тебя целовали, и наверняка не раз, но если уж ты не хочешь в том признаться, я расскажу тебе о своей первой любви. Его звали Леонард.
– Леонард? – Габриель так и зашлась от смеха, настолько это имя показалось ей неподходящим для поклонника Эрики. – Да, пожалуйста, расскажи мне о нем. Судя по всему, он должен быть очень романтической натурой!
Тут к подругам присоединились Мэрлин и Барбара, и все четверо, весело смеясь, продолжили свой путь. В приятных воспоминаниях о молодых людях, с которыми они встречались на вечеринках, и поцелуях украдкой долгие часы и мили пути протекали незаметно. Габриель с удовольствием слушала рассказы своих спутниц, но никто, кроме Эрики, не заметил, что она одна из всех умалчивала о своем прошлом. Да и о настоящем, впрочем, тоже. Вот недавно, например, Габриель мучилась бессонницей и услышала доносящиеся издалека заунывные звуки какой-то незнакомой мелодии. Кто-то играл на гармонике, и, наслаждаясь медленным, печальным напевом, она ощутила, как на глазах у нее выступили слезы. Зная, что любопытство не даст ей заснуть, Габриель незаметно выскользнула из фургона и крадучись направилась в ту сторону, откуда лились эти чарующие звуки.
Скорее почувствовав, чем услышав чьи-то шаги, Джейсон отложил гармонику и, не желая подвергать себя ненужному риску, протянул руку к винтовке. Он сидел в тени, мерцающее пламя бивачного костра не выхватывало его из темноты – в противном случае его фигура стала бы удобной мишенью для какого-нибудь индейского воина. Каждый мускул его сильного тела напрягся: он поджидал невидимого врага, собираясь при появлении последнего прикончить его одним выстрелом.
– Пожалуйста, продолжайте. Я вовсе не хотела вас тревожить, просто мне очень понравилась мелодия, – чуть слышно обратилась к нему Габриель.
– Габриель?
Опустив винтовку, Джейсон поднялся на ноги, быстро приблизился к ней и повел вокруг костра под сень деревьев, где он расположился. Усадив ее на землю рядом с собой, он не замедлил сделать ей строгий выговор:
– Прошу прощения, если мешал вам заснуть своей игрой, но вам ни в коем случае не следует бродить по лагерю в темноте. Менее опытный охранник на моем месте сначала нажал бы на спуск, а уж потом стал бы выяснять, кто вы такая!
– Ладно, на сей раз все обошлось, так что не стоит на меня сердиться. – Габриель подалась вперед, поджав колени и оправив складки своей тонкой ночной рубашки.
– Да, слава Богу, обошлось, и все же вы должны дать слово, что никогда больше не покинете ночью свой фургон. Что бы вы ни услышали, даже целый оркестр, играющий танцевальные мелодии, – я требую, чтобы впредь вы оставались в своей постели!
Глядя на тлеющие угли костра, Габриель попыталась представить себе торжественную музыку, далеко разносящуюся в тиши прерии.
– Я очень люблю танцевать. А вы? – осведомилась она мягко.
– Да, конечно, – не раздумывая отозвался Джейсон, который был рад любому предлогу, лишь бы задержать прелестную собеседницу. – К сожалению, я не могу играть на гармонике и танцевать в одно и то же время.
Ободренная тем обстоятельством, что его настроение заметно улучшилось, Габриель осмелилась задать еще один вопрос:
– А как называется та пьеса, которую вы играли? Она показалась мне такой красивой… и вместе с тем такой грустной. – Девушка была удивлена, обнаружив, что Джейсон, помимо всего прочего, оказался отличным музыкантом, но, судя по тому немногому, что она знала об этом человеке, его таланты были поистине неисчерпаемыми.
– Я просто импровизировал. По-моему, так себе получилось.
– О нет, что вы! – с жаром возразила Габриель. – Ваша пьеса – само совершенство, так же как и ваши зарисовки.
– Вряд ли мне стоило играть ее, Габриель, если она могла повлечь за собой вашу гибель, – отозвался Джейсон угрюмо.
Словно в подтверждение его слов, откуда-то издалека донесся волчий вой.
– Никто из нас не знает, где и когда застигнет его судьба, мистер Ройал, но я все же сомневаюсь в том, чтобы такой осмотрительный человек, как вы, мог выстрелить в кого-то не глядя. Полагаю, мне на самом деле ничто не угрожало, как бы вы ни пытались уверить меня в обратном.
– Ничто? – повторил слегка скептическим тоном Джейсон, в уме рисуя совершенно иные картины. Он только что заступил на свой пост и не покинет его до самого рассвета.
Остановившиеся на ночь фургоны образовывали ровный круг, посреди которого мирно паслись животные. Все переселенцы уже давно спали, и хотя лагерь охраняли одновременно несколько человек, они не видели друг друга, так что Джейсон с Габриель были, по сути дела, совершенно одни.
– Пожалуйста, зовите меня просто Джейсоном, – вдруг прошептал он хрипло и, прежде чем девушка успела ответить, привлек ее к себе и осторожно уложил на траву. Он заметил, как рот Габриель слегка приоткрылся, словно в немом протесте; она попыталась вырваться, однако его язык уже проник между ее мягкими розовыми губами, и они слились в поцелуе, который, как надеялся Джейсон, должен был наконец укротить ее гордый дух.
Габриель попыталась оттолкнуть его, упершись ладонями в грудь, однако все ее усилия оказались напрасными. Он был необычайно силен и ловок, и она вдруг поняла, какую глупость совершила, решив, будто рядом с ним находится в полной безопасности. Тут ей пришло в голову, что он просто хотел преподать ей урок, и тогда, решив ему подыграть, она перестала сопротивляться, а, напротив, обвив его шею руками, ответила на его поцелуй с таким жаром, что он, по ее мнению, должен был немедленно прийти в чувство.
Однако результат оказался прямо противоположным. В ответ на неожиданную покорность Габриель по телу Джейсона пробежала сильнейшая дрожь, только распалившая в нем страсть. Ему казалось, что в ее ночной рубашке, на пошив которой пошло огромное количество ткани, легко запутаться, однако в конце концов ему удалось найти подол. Его рука скользнула вверх по изящному изгибу икры и затем вдоль стройного бедра. Гладкая, кремового оттенка, кожа на ощупь напоминала атлас, и когда до него донеслось ее участившееся дыхание, он, не в силах удержаться от соблазна, поднял руку еще выше, отыскивая мягкий треугольничек вьющихся волос и вкладывая в свое прикосновение всю свою чувственность.
Понимая, что она только что совершила самую крупную в своей недолгой жизни ошибку, Габриель, однако, не в силах была противиться его нежной власти по мере того, как восхитительный поцелуй погружал ее все глубже и глубже в бездны желания. Она чувствовала себя совершенно безвольной в его объятиях, мечтая лишь об одном – об утолении той самой страсти, от которой сначала стремилась убежать. Его губы и руки, так чудно умевшие ласкать и гладить, вызвали в ней бурю чувств, которую она уже не могла отрицать и которой не в силах была противиться. Она запустила пальцы в его кудри, и когда их губы встретились вновь, от одного его осторожного, исполненного чувственности прикосновения по телу ее пробежала дрожь.
Джейсон чуть заметно пошевелился, чтобы расстегнуть пуговицы на высоком воротнике ее ночной рубашки, между тем как его губы, оторвавшись от ее рта, скользнули вниз по стройной шее, пощипывая чувствительную кожу до тех пор, пока не коснулись мягких холмиков ее грудей. Ее тело показалось ему восхитительным. Она с такой готовностью отвечала на его ласки, что ему никогда не могло наскучить держать ее в своих объятиях, посвящая во все более сокровенные таинства любви. Именно этого он и хотел – пробудить ее к жизни, заставить ее жаждать его поцелуев так же отчаянно, как он жаждал ее, – однако время и место были до такой степени неподходящими, что он отодвинулся в сторону, чтобы удостовериться, что его надежды не напрасны и она ждет от него большего. Всего лишь мгновение она противилась его заигрываниям, но потом ответила на них с таким пылом, что он был совершенно ошеломлен. Вместе с тем Джейсон хотел услышать эти слова от нее самой, прежде чем полностью овладеть ее телом, так как намеревался сделать это с чуткостью и нежностью настоящего мужчины, а не с дикой силой жеребца. Чуть отстранившись, он тихо произнес:
– Скажи мне, что ты хочешь меня так же сильно, как я тебя. Только скажи…
Его голос как будто доносился откуда-то издали вместе с теплым ночным ветерком, так же лаская ее слух, как и его горячие поцелуи, но Габриель, внезапно придя в чувство, глубоко вздохнула и усилием воли заставила себя вспомнить о том, кто она такая и на что собирается пойти в порыве безрассудства.
– Нет, нет! – Отпрянув, она оправила свою ночную рубашку и вскочила на ноги.
– Что с вами, Габриель? Вы чем-то недовольны? – Джейсон тут же поднялся с места, но едва он протянул руку, чтобы снова заключить ее в объятия, она резко оттолкнула его.
– Да, недовольна! Страшно недовольна! Так вот как вы охраняете лагерь! Чуть было не пристрелили одного из своих, между тем как наши животные пасутся без всякого присмотра! Если кто-нибудь украдет Санни, вы лично ответите мне за это, Джейсон Ройал, независимо от того, чья будет очередь нести караул!
С этой угрозой на устах она растаяла в темноте с быстротой призрака.
– О черт! – выругался Джейсон и, подобрав винтовку, решил еще раз обойти свою территорию, чтобы немного остыть и успокоиться. – В следующий раз, Габриель Макларен, я не стану ни о чем тебя спрашивать, так как знаю, что не услышу в ответ ничего, кроме лжи, а просто возьму то, что тебе самой не терпится мне отдать, хотя ты слишком горда, чтобы в том признаться!
На губах его тотчас заиграла улыбка. Впереди у них еще много ночей, и рано или поздно Габриель будет принадлежать ему. Он, как и она, прекрасно знал, что это всего лишь вопрос времени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ураган страсти - Конн Фиби



читала по диагонали не мой автор
Ураган страсти - Конн Фибинина
6.10.2012, 19.17





Мне понравилось.
Ураган страсти - Конн ФибиКэт
31.10.2014, 8.36





Роман понравился, я обычно обращаюсь к таким романам, когда надоедает читать про герцогов, графов и т. д. Конечно , гл. герои со своими тараканами в голове, постоянно чего-то ждут друг от друга, какая-то недосказанность, долго не могут признаться в своих чувствах, но для этого и роман, чтобы сюжет развивался постепенно.
Ураган страсти - Конн ФибиТаня Д
27.12.2014, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100