Читать онлайн Фантазёрка, автора - Колтер Кара, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фантазёрка - Колтер Кара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фантазёрка - Колтер Кара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фантазёрка - Колтер Кара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колтер Кара

Фантазёрка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Как вкусно, — безжизненно произнесла Денни. — Спасибо, что приготовил обед.
Джошуа старался, как мог, приготовить пищу на огне, но результат был удручающим.
— Все сгорело, — заметил он.
Что-то вспыхнуло в ее глазах — беспомощное и страдальческое, — но сразу же исчезло. На самом деле для него не имело значения, что у них было на ужин: лобстеры, трюфели или спагетти. Все, что он отправлял в себе в рот, было безвкусным, как опилки.
Мир стал мрачным, потому что он обидел ее. Оскорбил. Отверг.
Но ведь это, черт возьми, было сделано для ее блага!
Он сделал ошибку, взглянув на нее: в золотистом отблеске огня лицо ее было невозмутимым, но он увидел боль, скрывавшуюся под спокойной внешностью.
Ему захотелось вернуть то, что он потерял. Но не горячие поцелуи: у него их было много в жизни и будет еще множество.
Джошуа хотел вернуть назад то редкое ощущение доверия, которое он испытывал к ней — и которое она испытывала к нему. Хотел вернуть назад ту легкость, которая возникла между ними за последние несколько дней, ощущение товарищества.
— Хочешь поиграть в карты? — спросил он ее.
От взгляда, которым она одарила его, могли завянуть едва распустившиеся розы.
— Нет, спасибо.
— В шарады?
Никакого ответа.
— Ты хочешь десерт?
В глазах се блеснул интерес, но сразу же потух.
— Вечер будет долгим, Денни.
— Сожалею, что тебе придется немного поскучать.
— Разве может кто-то скучать рядом с тобой, — пробормотал Джошуа. — С такой несносной, обидчивой, не слушающей, что ей говорят, не понимающей, что стараются ради ее же блага...
Она прервала его:
— А что у нас на десерт?
— Шоколадный кекс. Я могу приготовить его из порошка. — Избегая ее осуждающего взгляда, он встал, крепче прихватив одеяло, и направился к полкам.
Пошарив в полумраке, Джошуа нашел еще одну кастрюлю, насыпал туда порошок и добавил воды. Размешав над огнем получившуюся массу, он направился к Денни.
— Ты будешь есть такой кекс? — спросил он.
— Конечно. Девушка, которая не влезает в свои джинсы, все простит ради кекса, — ответила она. — Даже ради горелого.
— Ты ошибаешься, — утешил он ее. — Джинсы тебе в самый раз, и ты выглядишь в них прекрасно. — А затем осторожно спросил: — А что «простит»?
— Я хотела с тобой целоваться. А ты не стал.
— Мне больше нужен друг, чем партнер для поцелуев. Разве ты не знаешь, как быстро все улетучивается, когда люди доходят до этого? — Джошуа чуть ли не добавил: прежде чем они к этому готовы, — но промолчал. Ведь она подумает, что когда-нибудь он будет готов, а у него такой уверенности не было.
Молчание.
— Послушай, — тихо сказал он. — Прости меня. Давай есть кекс. — Сердце его забилось сильнее, когда она опустилась на диван рядом с ним.
Зачерпнув ложкой сладкую липкую смесь, он поднес ее ко рту Денни, стараясь не смотреть на ее губы. Но все-таки не удержался и посмотрел. Девушка облизала ложку так, словно это действие пришло из Камасутры.
Кекс был похож на ужасный непропеченный пудинг, но они съели его весь, передавая ложку друг другу, и Джошуа казалось, что он вкушает божественную амброзию.
— Это один из твоих приемов плейбоя? — спросила она.
— Нет. — И это было правдой. Он никогда ни к кому не обращался с такой просьбой.
И все же она продолжала недоверчиво смотреть на него.
— Ты первый.
— Я был слабовольным и робким мальчиком до десятого класса.
— Я знаю об этом. Твоя сестра показывала мне твои детские фото. Попробуй снова.
Была еще одна вещь, о которой никто не знал, и ему хотелось освободиться от этой тяжелой ноши. Облегчить свою душу. Перед ней.
— Иногда я ломал двери лифта, — сказал он, стараясь говорить легко и весело, чтобы подавить демона, который просился наружу.
— Не может быть! Это очень плохо.
— Мальчишки так часто делают, — сказал он.
— Теперь я ни за что не захочу тебя поцеловать.
— Вот и хорошо.
— Неужели это так ужасно? — мрачно спросила она.
Она действительно подумала, что он считает это ужасным? И ему захотелось излить перед ней ту душевную боль, которую уже невозможно было терпеть. Но вместо этого он облизал пустую ложку.
— Нет, — сказал он сердито. — Это совсем не ужасно. Твоя очередь.
— Хм... в девятом классе я послала Леонарду Бернсайду розу. Но сделала так, словно роза эта была от нашей учительницы по французскому языку.
— Но ведь это не самый большой грех Даниеллы Сприннер.
— Я никогда никому не говорила об этом. Я испытала удовольствие, смешанное с ощущением вины. Твоя очередь.
— Послушай, если ты по-настоящему узнаешь меня, то никогда не захочешь меня поцеловать.
Наконец-то она рассмеялась. И он рассмеялся тоже.
Огонь в камине ярко пылал, и Джошуа стало тепло и уютно. Денни пошевелилась, и он почувствовал, что голова ее упала ему на плечо. Он протянул руку и погладил ее волосы.
— Я не могу понять... — сказала она после долгого молчания. — Ведь если ты с родителями так хорошо отдыхал, то почему твои собственные курорты предназначены лишь для молодых и одиноких людей?
Внутри него шла борьба. Он слишком долго носил тяжелый груз в себе. Ноша стала невыносимой.
Поразительно, но ему захотелось открыться ей. И только ей.
— Когда я учился в университете, — сказал он тихо, — моя девушка забеременела. У нас родился сын. И мы решили отказаться от него. Отдать его приемным родителям.
Долгое время Денни молчала, а затем взглянула на него. Он увидел в слабом мерцании огня, что на лице ее больше не было маски безразличия.
Но в глазах ее не было осуждения. Он увидел в глазах ее любовь. Она тихо прикоснулась к его щеке.
— Ты не хотел этого, — догадалась она. — О, Джошуа.
Ее лицо озарял золотистый свет догоравшего огня. Она смотрела на него долго и внимательно, почти не дыша, не отнимая руки.
— Нет, не хотел. Я хотел иметь то, что у меня было прежде: свою собственную семью. Мне трудно описать тебе, как я тосковал по утраченному ощущению семьи после смерти матери и отца. С тех пор у меня не было места, где я мог бы быть самим собой, — места среди близких и родных людей, которые тебя прекрасно знают, видят все твои достоинства и недостатки и любят тебя таким, какой ты есть.
Он пришел в замешательство от того, как много сказал и как легко дались ему эти откровения, будто он только и ждал подобного момента.
— А что было с ребенком? — тихо спросила Денни.
— Сара не захотела связывать себя. Она не была готова создать семью. Я хотел оставить ребенка у себя, быть одиноким отцом, но Сара сказала, что это глупо. Одинокий отец, лишь начинающий жить, — и стабильная семья, готовая окружить приемного ребенка любовью и заботой. Какое может быть сравнение? Рассудком я согласился с ней. Но сердцем...
Джошуа замолчал, пытаясь успокоиться, она тоже молчала. И он продолжал:
— Мое сердце всегда было против этого. Кто-то, может быть, и перенес бы все спокойно, но я не смог. Я бросил учебу и постарался заглушить свои переживания.
Стал путешествовать по миру, и у меня возникло отвращение к тем местам, где люди отдыхали семьями. Решив заняться курортным бизнесом, я купил старый отель в Италии и стал обслуживать молодых одиноких клиентов. Дело у меня пошло успешно.
Затем он снова надолго замолчал.
— А ты не думал, что поступил правильно? Что мальчик обрел семью, которая отчаянно хотела ребенка? Которая дала ему то, о чем ты так тоскуешь после смерти отца и матери?
— В те редкие минуты, когда я думаю об этом, я надеюсь, что так и есть. Даже больше, чем надеюсь. Я молюсь.
— А ты когда-нибудь хотел найти его? — мягко спросила Денни.
— Время от времени у меня возникало такое желание.
— И что останавливало тебя?
— Мне казалось это очень сложным.
— Зайди в Интернет и посмотри сайт об усыновлении.
— Там множество информации, в которой трудно разобраться.
Денни не поверила ему. Она внимательно посмотрела в его глаза.
— У тебя целая команда юристов. Они нашли бы твоего сына за десять минут. И если ты не сделал это, значит, у тебя есть другая причина.
— Думаю, страх, — сказал он. Правда принесла ему облегчение. Он хотел, чтобы она знала, кто он есть на самом деле. И, наверное, сам хотел знать. — Страх быть отвергнутым. Страх поддаться мечте, которая никогда не может сбыться.
— О, Джошуа, — печально сказала она. — Ты так ничего и не понял?
— Я? — Он сказал ей сокровенную правду, но почувствовал в ее тоне разочарование. И это больно укололо его.
Такая женщина, как Денни , могла показать заблудшему мужчине путь домой. И впервые за долгое-долгое время он не почувствовал бы себя одиноким.
— Подумай не о себе, а о своем сыне, Джошуа. А что, если он хочет знать, кто его биологический отец?
И неожиданно Джошуа осознал, насколько эгоистичным всегда был. Думая только о себе, он окружил себя каменной стеной, за которую никого не пускал.
Вот и сегодня он был рад тому, что вовремя прервал поцелуи с Денни.
Ему еще многое надо сделать, пройти множество дорог, посетить множество мест, чтобы узнать свое сердце.
На секунду, когда они сидели возле камина, смеясь и исповедуясь друг другу, ели из одной ложки, он словно почувствовал возвращение домой.
Много лет назад он отдал свою собственную плоть и кровь незнакомым людям. И пытался убедить себя, что это правильное решение. А в глубине души, будучи эгоистом, он знал, что ребенок помешает его планам, его жизни и мечтам.
Но по иронии судьбы, после того как принял решение, открывавшее ему свободу, он стал его пленником.
Ощущение ошибки преследовало его. Отказавшись от сына, он потерял веру в себя.
И никакие деньги, успех и власть не служили для него оправданием.
Но Денни права. Речь идет не о нем, а о ребенке. Если он убедится, что сын его в порядке, оставят ли его демоны?
И он не может ждать от кого-либо доверия, пока сам не обретет уверенности в себе. Не станет верить в то, что принимает правильные решения.
Может быть, он сделал первый шаг на этом пути, когда взял с собой в поездку племянников?
Или тогда, когда оторвался от Денни, отказался от призыва ее нежных губ, горячих глаз?
И может быть, он снова будет верить в себя, когда разместит в Интернете свои данные — в списке родителей, отдавших на воспитание ребенка, чтобы сын его, как только захочет, мог бы его найти?
— Спасибо, что ты доверился мне, — тихо сказала Денни.
Последние искры огня догорали, и голос ее донесся из темноты.
- Денни, ты достойна доверия, - сказал он. Настанет ли когда-нибудь день, когда доверия будет достоин он?
Но для этого ему надо проделать большую работу...
Тьма постепенно окутала его, а когда он проснулся утром, то понял, что его разбудил звук приближающегося к берегу катера. Шея болела — всю ночь он обнимал Денни во сне. 
Доверие.
Он вздохнул, осторожно выпустил Денни из объятий, встал и взял свои негнущиеся джинсы, лежавшие перед уже холодным камином.
Доверие. Он не мог найти в себе силы, чтобы, взглянув на нее, удержаться от утреннего поцелуя.
Всю дорогу домой Денни молчала. И он молчал тоже. Между ними возникло нечто глубокое, что не требовало слов.
Едва они причалили к берегу, как к ним бросилась Сиси. Она прыгала от радости, обнимала за колени и пищала так, словно это было утро Рождества. И даже малыш угукал от радости, когда увидел их.
— Все в порядке? — спросила Салли. — Что у вас случилось?
— С нами все в порядке, но каноэ, думаю, вышло из строя, — сказал Джошуа. — Я куплю вам новое.
Салли пренебрежительно фыркнула.
— Меня совсем не волнует барахло, — сказала она с досадой. — Вещи можно заменить. А людей — нет. — Отвернувшись от них, она направилась к дому. — Я приготовила прощальный завтрак. Пойдемте.
Вместе с Сиси, державшейся за его руку, будто он был достоин любви и привязанности, и с малышом на другой руке Джошуа последовал за Салли в дом. Денни пошла следом, погруженная в собственные мысли.
Салли приготовила потрясающую еду: бекон, яйца, булочки, свежевыжатый сок. Специально для
них. Для людей, которых она почти не знала. И все-таки Салли казалась немного грустной, и Джошуа ощутил магическое свойство этих мест. Все, кто попадал в семью Бейкер, с трудом расставался с ними — как и Бейкеры со своими гостями.
Он ни разу не заговорил о деле с Майклом и неожиданно обрадовался этому. Ему не пришлось давать обещаний, которые он не смог бы выполнить. 
Доверие.
Настало время стать человеком, которым он мог бы гордиться. Которым могла бы гордиться Денни. И, возможно, когда-нибудь — его сын.
— Мне хочется сделать одно признание, — сказал он, когда остатки завтрака были убраны со стола. Сиси сидела возле камина, играя в старую деревянную пожарную машинку, и не слышала его.
Джошуа взглянул Майклу в глаза.
— Майкл, я пытался избавиться от своих племянников, когда вы позвонили. Они вторглись в мою жизнь по ошибке — из-за неправильно названной даты приезда. Я совсем не хотел принимать их у себя. Когда они появились в моем офисе, я почувствовал себя выбитым из колеи. Но когда понял, что они могут повысить мои шансы в приобретении угодий Лосиного Озера, я охотно отозвался на ваше приглашение и взял их с собой. И собирался разыгрывать из себя любящего дядю, чтобы создать о себе благоприятное впечатление.
Он взглянул на Денни, но не мог понять выражения ее лица. Неужели он снова разочаровал ее?
— Но вместо того, чтобы использовать их, как я намеревался, я получил возможность провести с
ними время, и общение с детьми принесло мне истинную радость. Я очень благодарен вам с Салли за это.
Никто, казалось, не удивился этому признанию, будто это было всем давно попятно. Никто не возмутился, не упрекнул его.
Каким-то образом он оказался в месте, которое было семьей, где каждый видел тебя таким, как есть, и возлагал надежды на твои лучшие качества.
— Так скажи мне. Джошуа, что же ты будешь делать с этим курортом, если купишь его? - спросил Майкл, но в голосе его звучало явное нежелание вести деловые переговоры.
Джошуа молчал. Но затем сказал слова, которые были немыслимы в его деловой карьере.
— Я считал, что знаю, что буду делать. Но теперь я не знаю. И не могу давать вам никаких обещаний. Я не знаю, в каком направлении будет развиваться компания «Солнце».
Он взглянул на Денни. Он знал, что она услышала правду. Он говорил не о «Солнце». Он говорил о своем сыне.
Майкл вздохнул и взглянул на свои руки, и Джошуа увидел, что этот человек носит на своих плечах огромную тяжесть.
И Денни, со своей интуицией, увидела это тоже.
— Скажите, почему вы продаете свой дом на Лосином Озере? - спросила она. - Ведь вы так любите это место. Честно говоря, я не представляю его без вас двоих.
Этот вопрос Джошуа сам бы никогда не задал. Это было нарушением границ между профессиональным и личным.
И он был благодарен Денни за то, что она его задала.
Салли взглянула на своего мужа. Он пожал плечами, и она накрыла своей рукой его большую натруженную руку.
Этот жест выражал такую нежность и такую глубокую связь между супругами, что у Джошуа защипало глаза.
Или, может, оттого, что в них попал дым из камина? Или оттого, что он на несколько дней был вырван из своей стихии и стал более восприимчивым? Или оттого, что влюбился в Денни Сприннер?
Он снова взглянул на нее и увидел, что она смотрит на Салли с огромным состраданием. И вспомнил, как она смеялась совсем недавно, играя с детьми, и бросилась вслед за ним в воду, когда отвязалась лодка.
Мужчина и женщина могут вместе нести бремя, как Салли и Майкл, сквозь многие годы. Мужчина и женщина могут оставаться самими собой, со всеми своими недостатками, и все-таки ощущать себя достойными любви. 
Он влюбился в нее, признался себе Джошуа. Полагалось бы ужаснуться этому. Но вместо этого на него снизошло ощущение такого покоя, которое он не испытывал долгое-долгое время.
— Мы продаем эти угодья — или пытаемся продать — по многим причинам, — сказала Салли, и голос ее дрогнул. — В частности, потому, что с возрастом нам становится все труднее поддерживать это место в порядке... — Голос ее сорвался, и Джошуа увидел, как Майкл крепко сжал ее руку.
— Но в основном потому, что наша дочь заболела, — мрачно сказал Майкл. — У Дарлин прогрессирующая форма мышечного расстройства. Она здесь практически выросла, но больше не может сюда приезжать. У нее трое маленьких детей, и она — мать-одиночка. Возможно, скоро ей понадобится инвалидная коляска. И без нашей помощи она не сможет жить одна.
Майкл резко встал и вышел на улицу — на яркое утреннее солнце.
— Простите, — сказала Салли, смотря ему вслед. Боль и любовь сквозили в ее глазах. — Мужчине тяжело делать столько, сколько делает он, и вдруг почувствовать себя беспомощным.
Все это подтверждало то, что Джошуа знал о любви. Она могла сломать самого сильного мужчину. Могла растерзать его плоть, разломать его кости. Заставить его дрожать и бояться жизни.
Он взглянул на Денни и увидел, как рука ее прикоснулась к руке Салли. Такой маленький жест. И такой правильный.
Джошуа почувствовал, как у него заныло в груди. Он так хотел купить Лосиное Озеро. Но разве он сможет воспользоваться несчастьем других людей?
Если только им не нужны деньги.
И получить их можно единственным путем. Продать то, что они больше всего любят. Историю своей семьи. Свои воспоминания.
И почему его жизнь пошла кувырком после того, как он встретил эту няню?
Через некоторое время, стоя рядом с упакованными чемоданами, Джошуа смотрел, как Денни с Салли и с детьми идут в последний раз на берег озера. Денни несла на руках малыша, ступая голыми ногами по песку. Он остро почувствовал, наблюдая за ними, пустоту своей собственной жизни.
Он наполнял ее хламом, а не чем-то поистине ценным.
Он увидел, как Денни вытащила что-то из кармана и забросила далеко в воду. Маленький предмет, блеснув золотом на солнце, с тихим плеском исчез в глубине.
До него донесся смех Денни. Он понял, что она стала свободной.
Через час они уже летели в самолете. Впереди Джошуа ждал его собственный мир. Предсказуемый. Контролируемый. Возможно, с ощущением свободы — такой же, какую услышал в смехе Денни.
Но вместо радости к нему пришло понимание: бегства больше не будет. Он не сможет убежать от правды, которой должен взглянуть в лицо.
Возможно, ему никогда не доведется увидеть своего собственного сына. Но он понимал, что восстановит веру в себя другим путем.
Сердце Джошуа Коула было готово к этому.








Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фантазёрка - Колтер Кара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Фантазёрка - Колтер Кара



полный бред!!!
Фантазёрка - Колтер Караtane4ka
20.04.2013, 12.47





Вообще неинтересный типичный убийственный слог автора херня 2/10
Фантазёрка - Колтер КараФея
29.06.2014, 20.46





Так себе.
Фантазёрка - Колтер КараКэт
19.11.2015, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100