Читать онлайн Фантазёрка, автора - Колтер Кара, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фантазёрка - Колтер Кара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фантазёрка - Колтер Кара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фантазёрка - Колтер Кара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колтер Кара

Фантазёрка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джошуа любил управлять самолетом. Чувствуешь, что окунаешься в мир, где царит абсолютный контроль, четкость мышления и строжайшая самодисциплина. За штурвалом самолета у него возникало ощущение абсолютной свободы, но это ощущение было возможно лишь при условии выполнения жестких правил.
То же самое было в бизнесе. Упорная работа, дисциплина, четкость мышления — все это вело к предсказуемому результату и огромному чувству удовлетворения.
Но отношения с женщиной... Это совершенно другая территория. Здесь ничего нельзя предсказать. Здесь нет четких правил, которым надо следовать, чтобы избежать неприятностей.
Взять няню, например. Конечно, у него нет с ней никаких отношений. Но невозможно не восторгаться бездонностью ее глаз, как нельзя устоять перед зовом неба.
Он увидел в ней нечто завораживающее, когда она выходила из спальни с Джейком на руках, завернутым в белоснежное полотенце. Влажная блузка прилипла к телу, и смех все еще светился в ее глазах.
Она была полна противоречий — строгая и игривая, прагматичная и чувственная, — и от этого Джошуа чувствовал себя уязвимым. И чем больше он пытался установить контроль над ситуацией, тем меньше ему это удавалось.
Например, когда она пыталась заговорить с ним о трагедии, случившейся с его родителями, он отгородился от нее высокой стеной, как всегда это делал.
Но тот факт, что он обидел ее, стараясь защитить себя, мгновенно разрушил эту стену, будто она была сделана не из камня, а из газетной бумаги.
В мгновение ока он перешел от попытки оттолкнуть ее от себя к желанию открыть ей всю правду. Чуть ли не сказал ей о своем сыне. Он никому никогда не говорил о нем. Даже своей сестре. А тут готов был рассказать о нем совершенно незнакомой женщине, глаза которой стали восхитительно бирюзовыми, когда они рассекали облака.
После секундного проявления слабости у него возникло отчаянное желание изменить ситуацию.
И ему почти удалось сделать это. Он отступил назад в самый критический момент — когда уже почти прикоснулся к ее губам.
— Надо с этим покончить, — пробормотал он вслух.
Он услышал, как она вышла в холл, и подошел к перилам, чтобы взглянуть на нее.
Она переоделась в яркие обтягивающие слаксы, которые подчеркивали женственные изгибы се тела. Но ногах у нее были сандалии, открывавшие восхитительные пальчики.
И как с этим покончить? Кого он обманывает?
Ему захотелось прикоснуться к этим пальчикам. Ощутить ее уши. И волосы, и глаза.
Эти глаза, бирюзовые и призывные, теперь неотступно следовали за ним, так же как и образ малыша, завернутого в белое полотенце.
Но ведь она — всего лишь няня его племянников, строго напомнил он себе. У него были гораздо более привлекательные женщины. И ему с успехом удавалось эмоционально дистанцироваться от них с помощью различных способов и уловок, а то и просто денег.
Денни Сприннер заслуживала гораздо большего.
Джошуа переоделся в свободную одежду, затем спустился вниз и вышел на крыльцо. Секунду он стоял, вдыхая свежий запах леса, прислушиваясь к размеренным всплескам волн. Посредине озера виднелся остров, и крошечный домик стоял на берегу. Один такой вид мог стоить миллион долларов.
Именно поэтому он и заинтересовался Лосиным Озером, собираясь превратить его в один из курортов «Солнца».
Он видел, что планы его шокировали Денни. Но она ведь находится в плену у эмоций. Сохранить эти старые дома будет гораздо дороже, чем разрушить их и построить новые.
И детскую площадку он тоже решил перестроить: соорудить на ее месте бассейн с баром, поставить вокруг шезлонги. Неплохо будет устроить посадочное место для вертолета, а также вышку обозрения.
И тут он услышал возгласы Сиси, раздававшиеся с площадки, которую он хотел снести, и смех Денни. Он увидел, что Сиси взбирается по лестнице деревянной крепости, а следом за ней гонится Денни, мелькая своими сильными и быстрыми ногами. Сиси бросилась на другой конец крепости и мигом скатилась по горке, а Денни без всякого колебания скатилась за ней.
Он не знал ни одной женщины, которая бы так легко, так весело спустилась с детской горки!
Недалеко от Денни и Сиси сидела Салли с Джейком у ног. Малыш лопаткой с усердием ковырялся в песке.
И как теперь он может разрушить эту площадку, подумал Джошуа. Без боли от этих воспоминаний. Нет, ему нельзя поддаваться эмоциям, надо думать только о бизнесе. Он никогда не пригласит сюда детей.
На секунду, глядя на детскую площадку, он остро почувствовал тоску по родителям. Ведь такие моменты он никогда с ними не разделял. Не играл вместе с ними на пляже — в окружении воды, песка и солнечного света. 
У него не было ощущения семьи. Ощущения принадлежности к чему-то единому целому. Любви.
И когда он оставил своего сына, то отрезал пути к этим чувствам. И закрыл за собою дверь. Постарался заполнить образовавшуюся пустоту другими вещами. И до этого момента не осознавал, как плохо у него это получилось.
Он один из самых успешных бизнесменов в мире. Почему же считает себя неудачником?
Его сестра знает о том, кто он есть на самом деле.
И он тоже знает. Человек, утративший часть себя.
Джошуа отбросил от себя эти мысли. Надо прекратить копаться в себе и найти Майкла, чтобы приступить к обсуждению сделки, подумал он, но вместо этого направился к женщинам и детям.
Салли, увидев его, улыбнулась.
— Как хорошо, что вы пришли, — сказала она. — Мне надо распорядиться насчет обеда.
С этими словами она встала и ушла, оставив его вместе с Джейком. Секунду поколебавшись, Джошуа уселся на землю рядом с племянником. Томясь от безделья, он нашел в коробке с игрушками еще одну лопатку и стал помогать Джейку наполнять формочку для песка.
Это было скучно, как он и подозревал.
Но затем, перевернув формочку, он увидел, что у него получился замок. Джейк ударил по замку лопаткой и ликующе пискнул.
Запыхавшись, подбежала Сиси.
— Вы что-то строите?
В поле его зрения появились стройные ноги Денни. Джошуа поднял на нее глаза. И, сам не зная почему, отметил отсутствие медальона.
Джошуа передал ей формочку с таким видом, словно был управляющим крупной строительной фирмы.
— Не желаете ли, чтобы я принес воду из озера? Мы строим замок из песка.
Он вдруг поймал себя на том, что уже не скучал, но ему по-прежнему было очень неловко. Принимать участие в игре? И в такой близости от Денни! Ему становилось трудно дышать, когда он ощущал ее так близко рядом с собой.
Ведь он не испытывает к ней никакой тайной страсти!
Замок постепенно обретал форму. Денни аккуратно вылепливала окна во влажном песке, сооружала башенки.
Когда она концентрировалась на работе, то от усердия прикусывала язычок, и это было прелестно. Волосы се постоянно падали на лоб, и она с нетерпением откидывала их назад. Ему захотелось запустить в них пальцы, почувствовать их на ощупь, по он мгновенно отогнал от себя эти мысли.
Сиси строила ров и защищала замок от постоянных веселых попыток Джейка разрушить его лопаткой.
Джошуа не сразу осознал, что неловкость его постепенно улетучилась и на смену пришло ощущение счастья. Это самое коварное человеческое чувство окутало их, словно туманом, окрасив мир в золотистый цвет. И он, незаметно для себя, уже смеялся.
И Денни смеялась вместе с ним, а потом Сиси оказалась на его руках — с большим пальцем во рту, вся мокрая и в песке, а малыш уже намочил штанишки, и реальность, к его удивлению, оказалась гораздо прекраснее, чем он ожидал.
Ему предстояло провести несколько дней со своими племянниками в одном из самых красивых уголков земли.
Провести несколько дней с женщиной, которая так интриговала его.
На следующий день они с Денни с головой окунулись в обстановку, которую можно было назвать исключительно домашней.
Такие блюда, которые готовила Салли, он никогда не ел. Хлеб и булочки хозяйка пекла сама, и воздух в округе всегда был наполнен запахом свежевыпеченного хлеба.
Второй день был наполнен ярким весенним солнцем. Они играли в песке, ходили гулять в лес, и Джошуа покатал детей на лодке.
Когда после обеда детей уложили спать, они с Денни уселись на террасе.
— Дети утомились, — сказал Джошуа, откинувшись на спинку шезлонга и глядя на маленький домик, стоявший на острове. — И мне, кажется, тоже надо вздремнуть.
— Вы были прекрасным дядей. Вы — Самый Лучший Строитель песчаных замков.
— Спасибо. А вы были... самой собой. — Эти слова заставили ее покраснеть.
— Мне нравится этот вид, — сказала Денни, обхватив плечи руками. — Особенно тот домик. Если у меня когда-нибудь будет медовый месяц, я хотела бы провести его именно там... — Она запнулась и снова покраснела.
— Почему ты говоришь «если»? — поддразнил он ее. — Какой-нибудь парень, увидев твои пальчики на ножках, влюбится в тебя. Я удивляюсь, как это не случилось до сих пор.
Денни поджала под себя ноги, обутые в сандалии, и покраснела как маков цвет.
— О... — произнесла она сдавленным голосом, хотя пыталась говорить непринужденно, — я уже перестала мечтать, как Золушка. — Ведь мужчины в основном — это волки в овечьей шкуре.
Она притронулась к своей шее — к тому месту, где всегда висел медальон.
— Ты права, — сказал Джошуа, и ему стало грустно. Ведь он не был тем человеком, кто мог бы ее в этом разубедить... кто, взглянув на ее губы, пальчики и волосы, не смог бы устоять против желания дотронуться до них.
Он понимал, что не должен спрашивать. Но все-таки спросил:
— Он сделал тебе больно?
— Кто? — спросила она срывающимся голосом, широко раскрыв глаза.
Джошуа вздохнул.
— Профессор.
Денни уронила руку, пытавшуюся нащупать медальон.
— Мне страшно неловко, что я была такой откровенной.
— И хорошо. Я надеюсь, это заставит тебя снова покраснеть. Так ответь мне: он причинил тебе боль?
Она колебалась секунду, затем тихо сказала:
— Нет, я сама заставила себя страдать.
Ему безумно захотелось поцеловать ее, но что-то помешало поддаться маленькому чертику, который сидел на плече и нашептывал: Поцелуй ее. Ничего страшного не случится. 
Возможно, случилось бы, ведь им предстояло провести еще одну ночь под одной крышей, но ангел, который сидел на ее плече, наверное, был сильнее, чем его чертик. Потому что после очередного превосходного ужина — с запеченной речной форелью — Денни объявила, что они с Сиси будут ночевать в деревянном форте. Смешно, но Джошуа, будто кто-то ему велел, заявил, что будет ночевать вместе с ними.
Это была самая бессонная ночь в его жизни. С Сиси между ними, лежавшими в своих спальных мешках, и с Джейком, уложенным в их головах в большой плетеной корзине.
Денни была так близка... И он мог дотронуться до ее потрясающих волос — но не сделал этого. Просто лежал без сна, глядя на яркие ночные звезды и прислушиваясь к ее ровному дыханию. А утром замерз, задрожал от холода и почувствовал себя таким живым, как никогда в жизни.
Это существование кардинально отличалось от его напряженного делового ритма. Здесь не было его ежедневника. Не было телевидения. Не было Интернета.
Он оказался в новой реальности, и в ней царила Денни. Ее глаза, и губы, и волосы, которые она так изящно откидывала назад.
Он видел, как она обращается с детьми: терпеливо, нежно, с любовью.
Он понимал, что Денни относится к тому типу женщин, на которых мужчины, эти поверхностные существа, не обращают внимания. Но если мужчина ищет товарища по жизни — к таким мужчинам он, слава богу, не относился, — разве можно найти кого-нибудь лучше, чем она?
Утром, после замечательного горячего душа, булочек и кофе, Салли сказала им, что они с Майклом хотят забрать детей на весь день.
— Единственный человек, который работает без отдыха, — это Денни. Вы завтра уезжаете. Побудьте вдвоем, без детей.
Джошуа повернулся к Денни. Сегодня она была в красной толстовке, скрывавшей те формы тела,
от которых у него пересыхало во рту, но джинсы компенсировали этот недостаток.
— Я полностью согласен с вами, — подтвердил Джошуа.
— О нет, — запротестовала Денни. — Мне совершенно не нужен отдых. Однажды я слышала такие слова: если вы занимаетесь любимым делом, то его нельзя назвать работой. Именно это я чувствую в отношении Сиси и Джейка.
И снова Джошуа поразился тому, насколько она способна забыть о себе, чтобы заботиться о других. А может ли он сам забыть о своих собственных интересах — хотя бы на один день? И позаботиться о другом человеке?
— Салли права, — решительно произнес он. — Тебе пора отдохнуть.
Денни выглядела страшно растерянной, будто не хотела остаться с ним вдвоем — без буфера в виде милых и требовательных детей.
— Ведь я на самом деле отдыхаю, — настаивала она. — Разве можно есть блюда, приготовленные Салли, жить в таком прекрасном месте — и не чувствовать себя на отдыхе? Мне нравится здесь больше, чем в пятизвездочном отеле.
— Нет, — твердо сказала Салли. — Сегодня твоя очередь. Почему бы вам с Джошем не взять каноэ и не съездить на остров? Джошу все равно надо его посмотреть — ведь это часть владений Лосиного Озера. А сколько молодоженов проводили там медовый месяц!
Несмотря на утверждение Денни, что она отвергает всякие любовные отношения, он заметил грусть в ее глазах. Помнится, она сказала, что этот домик на острове — идеальное романтическое место для проведения медового месяца.
Через час Джошуа под руководством Майкла тренировался управлять каноэ. В поисках активных развлечений для своих клиентов он сам многое испытал. Прыгал с вышки на эластичном тросе, летал па парашюте, буксируемом катером. И это не пугало его. Но здесь он почувствовал вдруг бремя ответственности. Ему приходилось когда-то плавать на каноэ, но в теплых водах: В этом озере очень холодная вода, и при долгом нахождении в ней можно погибнуть.
Майкл уверил его, что в тихую погоду до острова можно добраться за двадцать минут.
— Я буду следить за вами, — пообещал он. — Если что-то случится, приеду за вами на катере.
Джошуа не мог представить себе ничего более унизительного — тем более что рядом с ним будет Денни. Но в то же время он почувствовал ответственность за ее жизнь, а это нечто новое в его холостяцком существовании.
В какой-то степени даже смешно. Ведь бизнес, которым он занимается, оказывает большое влияние на жизненное благополучие многих людей.
Странно, но оба чувства — нежелание выглядеть перед Денни беспомощным дураком и ответственность за ее безопасность — придали ему сил. Будто он еще более возмужал, взяв на себя древнюю роль защитника и воина. Он никогда не думал, что эта роль может быть такой приятной.
Джошуа усадил Денни на нос и дал ей весло — для красоты. А сам занял основное место — штурмана и главного гребца.
Но прежде чем они выплыли из тихой бухты, защищенной с трех сторон от ветров, она с досадой повернулась к нему:
— Послушай, ведь это командный спорт. Я не отношусь к тому типу девушек, которые желают сидеть и красоваться на носу. Я хочу грести вместе с тобой.
Другими словами, она не была той девушкой, с которыми он привык общаться.
А он, со своей стороны, привык все делать в одиночку.
Но, к его удивлению, когда он ослабил контроль и они начали грести вместе, каноэ стремительно, тихо и грациозно, стало рассекать воду. И, словно стрела, помчалось к острову.
— Вот так лучше, — сказал она, обернувшись через плечо и усмехаясь ему.
Он не мог понять, когда она так преобразилась. Наверное, за последние несколько дней: простушка превратилась в красавицу. Солнце окрасило бледную кожу в золотистый цвет, а пышные волосы, которые она не могла приглаживать, роскошно разметались по лицу.
— Ты красивая, — запинаясь, выговорил Джошуа и поразился своему голосу. Он, привыкший к самым роскошным женщинам, говорил словно школьник па первом свидании.
В ответ она ударила веслом так, что окатила его ледяной водой.
И он снова увидел в ней цыганку — горячую, шаловливую, радующуюся жизни.
В этот момент она была настоящей — источающей свет. Именно это он видел в ней — то, что она не видела сама.
И он понял еще одну вещь. Она совсем не изменилась за эти несколько дней. Изменился он сам.
— Не раскачивай лодку, — сердито сказал он.
Отношения. В серьезные отношения Джошуа никогда не рисковал вступать. Он встречался с женщинами, но при первом же намеке на то, что они хотят большего, расставался с ними.
Потому что сердце его было изранено. Когда его родители погибли, его уверяли, что время вылечит раны. Когда он согласился с Сарой, что ребенка надо отдать в любящую семью - финансово и эмоционально зрелую, — он думал, что боль со временем уйдет.
Но он только обманывал себя.
— Вижу берег! — крикнула Денни.
Джошуа посмотрел на ее оживленное лицо, и все сомнения покинули его.
Он постарается доставить ей радость — пусть хоть один день она отдохнет от детей, хоть ненадолго сбросит себя постоянное бремя ответственности.
Причалив к берегу, они вытащили на берег каноэ. Джошуа вынул корзинку, наполненную всякой снедью, и пошел вслед за Денни по берегу.
— Мне не терпится увидеть этот домик, - сказала она и направилась по тропинке, поднимавшейся вверх, но вдруг споткнулась о корень дерева. Он взял ее за руку, а она сжала пальцы, и ему показалось, что ее рука всегда была в его руке.
Как и домик «Отдых Ангела», этот тоже имел название: «Любовная рапсодия».
— Как красиво! - произнесла Денни, прочитав название вслух.
— Старомодно, — сказал Джошуа, решив, что табличка с названием будет убрана сразу же, как только он купит это место.
— Можно сюда войти? — с трепетом спросила она, широко раскрыв глаза.
— Конечно, это же не церковь. Кроме того, возможно, я когда-нибудь куплю этот дом. Поэтому должен прикинуть, сколько мне потребуется денег на ремонт.
Он был прагматичным и циничным, она — мечтательной и нежной. Это различие воздвигало между ними высокую стену.
Но мужчине в подобных случаях надо иметь высокую стену!
И тут в глубине его души возникла тревога: а вдруг они и правда сейчас войдут в святилище? А вдруг ощущение романтизма захватит их целиком? И он не сможет противиться ему?
Джошуа прошел вперед и толкнул дверь.
И сразу испытал облегчение. Домик был темный, пропитанный запахом пыли. Внутри не было ничего особенного. Старая кровать со свернутыми матрасами и стопками чистого постельного белья, маленький стол, потертая кушетка и каменный камин — такой же, как в «Отдыхе Ангела».
И все же за этой простой обстановкой скрывалось нечто, невидимое глазу.
— Посмотри, — прошептала она, поворачиваясь к одной из стен. — О, Джошуа, посмотри.
На стене были надписи. «Майлдрид и Мэнни, 3 апреля 1947 г.», «Пенелопа и Альфред, 9 июня 1932 г.»... Просто имена, и сердечки, пронзенные стрелами, и стихи, старательно выведенные карандашом. Похоже, все пары, проведшие в этом доме медовый месяц, отметились на этой стене.
Действительно, в этом доме не было ничего ценного.
Но ценным здесь было другое — истории людей, сказавших друг другу «да», начавших новую - совместную — жизнь.
Когда они вышли наружу, он снова невольным жестом взял ее за руку, хотя хотелось засунуть руки в карманы, чтобы защититься от полученных впечатлений.
Остров был маленьким. Они обошли его за час. Вскоре Джошуа забыл о неловкости, испытанной им в домике, и почувствовал удивительную легкость. С Денни ему было хорошо и спокойно.
В конце концов они вернулись на берег и открыли корзинку, приготовленную Салли. Она положила туда сардельки и сдобные булочки, спички и жидкость для розжига огня.
Они собрали дрова, и он развел костер, вновь ощущая себя в древней роли мужчины: я разожгу костер, который согреет тебя. 
Они сидели рядом, обжаривая на огне сардельки, говорили о романтичном домике, а потом ему захотелось больше узнать о ней.
— Скажи, почему тебе нравится воспитывать чужих детей? — спросил он, снимая с ее губ капельку горчицы и облизывая палец. Глаза ее расширились так, словно он поцеловал ее.
— Я говорила тебе, что люблю эту работу. И никогда не чувствую, что работаю.
— Но разве тебе не кажется, что ты сама могла бы стать идеальной матерью?
Наверное, этот вопрос был слишком личный, потому что Денни страшно покраснела — будто он просил ее быть матерью его детей!
Ему нравилось, как она краснеет. Он давно не видел женщин, которые были способны краснеть.
— Наверное, из-за несчастной любви, — тихо сказал он. — Ты расскажешь мне о ней?
Он никогда бы не спросил ее об этом, но вопрос сам слетел с его губ. Есть вещи, которые хранятся у человека глубоко в душе. Ты думаешь, что все прошло, но они разъедают тебя изнутри.
— Нет, — сказала она. — У тебя сгорит сарделька.
— Не страшно. Как его зовут?
Денни смотрела на него, и ее лицо говорило: оставь этот разговор. Но она с усилием произнесла:
— Брент.
— К слову сказать, всегда не любил это имя. Профессор университета?
— Это совсем не интересная история.
— Все любовные истории интересны.
— Хорошо. Ты сам спросил. Слушай всю правду. Брент был профессором. Я — студенткой. Он ждал, когда я перестану учиться у него, и, дождавшись, назначил мне свидание. Мы встречались несколько месяцев. Я влюбилась в него и думала, что он влюбился в меня тоже. Но у него была запланирована годовая поездка по Европе — для научной работы, — и он уехал.
— И не предложил тебе поехать с ним?
— Он попросил меня подождать.
Джошуа хмыкнул.
— Если бы он любил тебя, то ни за что бы не уехал в Европу один.
— Спасибо. И где ты, такой умный, в это время был? Он обещал, вернувшись, на мне жениться. И я на время устроилась работать няней.
— И никаких обручальных колец, как я понимаю, — усмехнулся Джошуа.
— Он подарил мне медальон!
— С собственным портретом внутри?
Этот медальон он увидел на ней при первой встрече. Потом она сняла его. Что это значит?
— Сначала он посылал электронные письма каждый день и буквально завалил меня открытками. Это заставило меня совершить глупейший поступок. Я... на все свои сбережения я купила свадебное платье. — Лицо ее стало страдальческим. Она заморгала. Наверное, не надо было вынуждать ее делать это признание. — Оно фантастически красивое, — прошептала она. — Кружева и шелк. — Она уже всхлипывала. — Вот что значит — жить фантазиями. Любить кого-то на расстоянии, ждать очередной весточки. Чем дольше я его не видела, тем крепче становилась моя выдуманная любовь.
Теперь она уже плакала. Слава богу, ресницы ее не были накрашены. Он неловко похлопал ее по плечу, но это не принесло ей никакого утешения — и ему, кстати, тоже. И тогда он прижал ее к груди.
И наконец ощутил ее волосы.
Он так и знал — гладкие и нежные, как дорогой шелк. И пахнут экзотическими цветами, растущими на Гавайях.
— Брент окончательно разрушил мои романтические иллюзии, — всхлипнула она. — Мои родители были в ужасных отношениях, постоянно ругались и ссорились. Когда я встретила Брента, то думала, что у нас будет совсем другая семья, но в итоге мне стало еще больнее. Ведь я отношусь к людям, у которых было трудное детство.
— Неужели? — рассеянно спросил он. Запах ее волос и изгибы упругого тела отметали все мысли, но он проникся к ней жалостью с некоторым запозданием.
— Да, — сказала она, тяжело вздохнув. — Моя жизнь с родителями была наполнена напряжением и неопределенностью, и мы, дети, не переставали мечтать о любящей и дружной семье, но наши мечты так и не сбылись.
— Наверное, поэтому ты отдаешь всю себя детям. Даришь им счастье, которого у тебя не было.
— А у тебя было хорошее детство? — спросила она, и ее живой интерес разрушил преграды, которыми он окружал свое сердце.
— Сказочное, — сказал он. — Я ничего плохого не могу припомнить. Мои родители безумно любили друг друга. И нас тоже. Каждый год на три недели мы уезжали на море. Купались, играли в песке, разжигали вечером костры. Там не было даже телевизора. Если шел дождь, мы играли в настольные игры или читали книги.
Он понял, что после этого никогда не испытывал подобных ощущений. Пока не приехал сюда.
Но осознать такое — значит открыть себя для ужасной боли.
Готов ли он к этому?
Неожиданный звук заставил его разжать объятия. На озере поднялся ветер.
Ну и воин! Ну и защитник! Он плохо привязал к берегу каноэ. Оно сорвалось с крепления, и волны ударили его о скалу!
Джошуа забежал по колену в воду и, почувствовав ледяной холод, остановился.
— Оставь его! - закричала Денни.
«Хороший» совет. Вся сделка с Лосиным Озером повиснет тогда на волоске. Ведь хозяева доверили ему каноэ.
— Не могу! — крикнул он в ответ, заходя еще глубже в воду. - Представь себе, что подумают Бейкеры, если увидят пустую лодку? А как отреагирует Сиси?
Сделав глубокий вдох и двинувшись вперед, он услышал, что она идет за ним.
— Оставайся на месте, - приказал он. - Я контролирую ситуацию.
Он привык командовать — и люди слушались его. Но не Денни. Он услышал, как она зашла в воду и судорожно вскрикнула от холода.
Нужно достать каноэ, прежде чем с ними не случилась большая беда. Он зашел в воду по пояс, нагнулся вперед и ухватился за конец каната, привязанного к корме.
Вытаскивая каноэ на берег, Джошуа схватил Денни за локоть и потащил за собой.
— Я велел тебе оставаться на месте, — сказал он.
— Я хотела помочь тебе!
— Теперь мы оба мокрые. - Но думал он о том, что давно не общался с такими женщинами - которые бросились бы вслед за ним в холодную воду. Его знакомые дамы метались бы на берегу в беспомощной истерике или беспокоились бы скорее о своей одежде «от кутюр», чем о нем.
Но все-таки они оба едва не пострадали, и это была его вина. Зубы его начинали стучать от холода.
Он осмотрел каноэ и обнаружил в днище большую дыру — размером с кулак. Затем осмотрел Денни. Она была мокрой по пояс и тоже дрожала от холода, обхватив себя руками.
Им надо срочно высушить одежду. Дул майский ветерок, холодный, и они рисковали сильно простудиться.
У них был только один выбор.
Найти укрытие в домике для новобрачных.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фантазёрка - Колтер Кара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Фантазёрка - Колтер Кара



полный бред!!!
Фантазёрка - Колтер Караtane4ka
20.04.2013, 12.47





Вообще неинтересный типичный убийственный слог автора херня 2/10
Фантазёрка - Колтер КараФея
29.06.2014, 20.46





Так себе.
Фантазёрка - Колтер КараКэт
19.11.2015, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100