Читать онлайн Дом моего сердца, автора - Колтер Кара, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом моего сердца - Колтер Кара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом моего сердца - Колтер Кара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом моего сердца - Колтер Кара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колтер Кара

Дом моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Шошана взглянула на себя в зеркало в своей спальне и ахнула. Купальник был действительно довольно откровенным. Это не имело такого большого значения, когда Роунэн ходил далеко от нее по берегу, рыбачил с острогой и вытаскивал прибитые к берегу дрова, но сегодня он собрался плавать с ней! Наконец-то!
Увидев этот купальник, ее мать наверняка сказала бы: «Вульгарно!» Отец тоже не одобрил бы ее выбора, особенно потому, что она была в обществе мужчины, и притом наедине с ним.
Шошана помнила то опьяняющее ощущение своей силы, которое возникло, когда она почувствовала, как подействовало на Роунэна ее зеленое бикини. Когда поняла, что, как бы он ни противился этому, он находил ее привлекательной. Ей вдруг захотелось ощутить свою силу снова. Она понимала, что течение времени неумолимо. Они уже были здесь четыре дня. Еще три – и все будет кончено.
Ничто не могло остановить ее теперь.
Но в последнюю минуту она, прежде чем выйти из дома, обмоталась огромным полотенцем.
Роунэн ждал снаружи. Он взглянул на нее с каменным лицом, но она была уверена, что увидела веселое изумление в его глазах. Он явно понимал: ее смущало то, что она должна появиться в бикини рядом с мужчиной.
– Посмотрите, что я нашел под крыльцом, – сказал он.
Два комплекта дыхательных трубок для подводного плавания и ласты! Разве можно было выглядеть сексуально или чувствовать свою силу в таком снаряжении? К тому же Шошана не занималась подводным плаванием с тех пор, как была тут в последний раз.
– А доски для серфинга там не было?
– Была. Старая длинная доска. Хотите, чтобы я ее достал? Вы могли бы поплавать на ней с помощью гребка.
– Нет уж, спасибо, – сказала она. Плавать с помощью гребка, словно ребенок в лягушатнике! Либо серфинг – насладиться мощью океана, – либо вообще ничего. Только чтобы доказать ему, что уже не ребенок, она сдернула с себя полотенце.
Роунэн поспешно прикрыл глаза солнцезащитными очками и неожиданно проявил неподдельный интерес к двум комплектам для подводного плавания, но она заметила, как заходил его кадык.
Шошана уверенно пошла по пляжу, но все-таки, чувствуя себя почти обнаженной, постаралась поскорей окунуться в воду.
– Вода чудесная, – зайдя поглубже, сообщила она. – Идите сюда.
Роунэн наблюдал за ней, скрестив руки на груди, как охранник в детском парке. Это возмутило ее.
– Идите сюда, – снова позвала Шошана и добавила нечто такое, чего, как она инстинктивно чувствовала, он не перенесет: – Если, конечно, не боитесь.
Роунэн бросил снаряжение на песок и стянул рубашку. Шошана ощутила, что у нее пересохли губы. Как великолепно он сложен! Волна неизъяснимого желания захлестнула ее.
Шошана думала, что почувствует свою силу, если они будут плавать вместе, но сейчас поняла, что эта сила заключена не в ней и не в нем, а в притяжении, возникающем между мужчиной и женщиной. Эта сила так же непреодолима, как сила земного притяжения.
Роунэн нырнул в воду. Она следила за тем, как он легко плыл кролем в ее сторону. Он остановился, немного не доплыв до нее, и пошел по воде, стряхивая бриллиантовые капли с волос.
Смотря на то, как он плывет, Шошана поняла, что ее барахтанье в воде никак нельзя было назвать плаванием. Ничего удивительного, что Роунэн относился к ней так, словно ей самое место в детском бассейне!
Роунэн перевернулся на спину и лежал так, раскинув руки и отдыхая. Это выглядело настолько заманчиво, что Шошана последовала его примеру и едва не захлебнулась. Она вынырнула, хватая ртом воздух.
– Все в порядке?
Интересно, что было бы, если бы она сказала, что не в порядке?
– Нормально, – выдавила она.
Он подплыл к ней, но не очень близко.
– Я заметил, вы неважно плаваете.
– Мама считала, что плавание в океане – занятие для детей рыбаков.
– Непростительно жить в таком месте, где вокруг вода, и не уметь плавать. Мне кажется, это глупость и неоправданный риск. – Он запнулся. – Это не значит, что я обвиняю вашу мать в глупости.
– Мама к тому же против того, чтобы демонстрировать открытое тело.
Роунэн вскинул глаза на нее.
– Как я понимаю, она не одобрила бы этот ваш купальный костюм.
– У нее бы случился сердечный приступ, – согласилась Шошана.
– Вот и у меня такая же реакция, – сказал Роунэн с грустной улыбкой, выбив у нее почву из-под ног своим откровенным признанием. – Потому-то ваша мама и не хочет, чтобы вы носили такие вещи. Мужчины – испорченные существа, они судят по внешности, что не всегда правильно.
Кажется, он собирался прочитать ей лекцию, как ребенку. Но он остановился на этом, а она тем не менее ощутила легкий укор.
Словно почувствовав это, Роунэн сменил тему:
– Хотите научиться плавать немного лучше?
Шошана кивнула.
– Конечно, вы не сможете участвовать в Олимпийских играх после одного-единственного урока, но, если упадете с лодки, спастись сумеете.
Несомненно, он и сам не верил, что учит Шошану чему-то важному. Если принцесса упадет с лодки, десяток прислужников непременно прыгнет в воду за ней.
Но ему почему-то становилось все важнее, чтобы она знала, как спастись. И возможно, не только в море. Все те умения, которым он обучал ее в течение этой недели, бесполезны для принцессы, но для женщины, которая хотела найти себя, обрести уверенность в своих силах, жизненно необходимы.
Поскольку Роунэн был австралийцем и вырос на океане, его довольно часто просили учить членов группы «Меч» технике выживания на воде.
– К счастью, он мог научить плавать почти любого человека, не прикасаясь к нему.
Шошана оказалась на удивление способной ученицей и более упорной, чем многие закаленные солдаты.
Он скоро убедился в том, что она ничего не боится и усваивает все очень быстро. Уже через полчаса она могла проплыть несколько минут стоя, начала неплохо плавать кролем на животе и немного на спине.
И тут произошла катастрофа, такая, которая была совершенно неведома солдатам.
Шошана плыла стоя, когда вдруг испуганно открыла рот и вместо того, чтобы работать руками, прижала их к груди и мгновенно пошла ко дну.
Акула, молнией пронеслось у Роунэна в голове, хотя он считал риск появления их в заливе минимальным.
Поскольку Шошана не показалась тут же из воды, он в долю секунды очутился возле нее, нырнул, обхватил ее рукой за талию и потащил на поверхность. Никаких признаков акулы не было, хотя принцесса по-прежнему прижимала руки к груди.
Внимание к деталям. Роунэн пытался анализировать, что могло случиться, но тут Шошана густо покраснела и пробормотала:
– Мой топ.
С секунду он не понимал, о чем она говорит, а когда наконец понял, то решил, что сердечный приступ, которым он пугал ее недавно, может и в самом деле случиться. Он обнимал почти обнаженную принцессу!
Роунэн так поспешно отпрянул от нее, что она начала снова тонуть, не желая убирать руки от голой груди.
Каким-то непостижимым образом верх ее купальника исчез!
– Плывите туда, где сможете встать, – резко скомандовал он.
Он точно знал, каким тоном добиваться немедленного подчинения у солдат, и это помогло и сейчас. Шошана поплыла к берегу, неуклюже работая одной рукой, в то время как другую по-прежнему крепко прижимала к груди. Ему показалось бы это смешным, если бы произошло с кем-то другим, а не с ней. Убедившись в том, что Шошана твердо встала на ноги, он огляделся вокруг.
Потерянный предмет одежды плавал в нескольких ярдах. Роунэн подплыл и взял его, понимая, что не время думать о том, каким нежным на ощупь был этот предмет в его грубых руках и какое ответственное предназначение было у этого эфемерного кусочка материи.
Он подплыл к Шошане сзади. Она стояла в воде по самые лопатки, все еще крепко обхватив себя руками, но невозможно было спрятать безупречную красоту ее спины.
– Я отвернусь, – сказал он, стараясь дать ей почувствовать, что не произошло ничего особенного. – А вы наденьте это.
Она тут же надела бюстгальтер, не взглянув на Роунэна. Да и ему было очень трудно смотреть на нее.
Шошана молча вышла на берег, расстелила полотенце и легла на живот, все еще не глядя на Роунэна, а он подумал, что, вероятно, это даже к лучшему. Надев снаряжение для подводного плавания, он снова пошел к воде.
Мимо него проплывали косяки рыб, многих из которых он видел в рифах Австралии.
Неожиданно Роунэн почувствовал, что не хочет, чтобы Шошана провела в смущении весь день. Он не хотел, чтобы она лишила себя возможности насладиться очарованием рыб, обитающих в рифах.
Он понял, что она хотела с помощью своего бикини привлечь его внимание к себе, но, выросшая в закрытой среде, не знала, как себя вести, когда это ей удалось.
В его мире девушки были шустрыми и кокетливыми и точно знали, что делать с мужским вниманием. Видя ее неопытность, он решил уговорить ее заняться подводным плаванием.
Тогда они будут думать о рыбах, о снаряжении, а не друг о друге.
– Шошана! Возьмите трубку и ласты. Вы должны увидеть эту красоту.
Роунэн вдруг осознал, что обратился к ней по имени, словно они друзья, словно заниматься вместе подводным плаванием для них привычное дело.
Но отступать было поздно. Она вошла в воду, предварительно несколько раз подергав бретельки своего купальника, чтобы убедиться в том, что они держатся прочно.
Шошана присоединилась к нему, и началось волшебство. Они плавали в почти нереальной красоте, окруженные рыбами самых невероятных цветов.
Роунэн не заметил, в какой момент потерял всякий интерес к рыбам и сосредоточил все свое внимание на реакции Шошаны на них. Он подумал, что не видел ничего прекраснее благоговейного выражения на ее лице, когда одна из рыб прикоснулась губами к ее руке.
Роунэн нарушил все свои правила, но это того стоило и почему-то не волновало его. Время остановилось, и он был ошеломлен, когда увидел, что солнце заходит.
Они вышли на берег и вытерлись полотенцами. Он заметил, что Шошана смотрит на него наивными и одновременно голодными глазами.
– Я приготовлю ужин, – отрывисто проговорил он.
Роунэн ясно ощутил, как в нем просыпается какое-то огромное чувство, страстное желание узнать ее лучше. Он хотел чего-то такого, чего никогда не хотел раньше и что в его случае было несбыточным.
И все-таки нарушать правила не стоило. Он был солдатом. Она – принцессой. Их миры находились на расстоянии миллионов миль друг от друга. И она была обещана другому.
С этими мыслями он готовил ужин, отказавшись от предложенной Шошаной помощи. Он резко ответил ей, когда она прервала его раздумья, спросив, как называется та ярко-желтая рыба с длинным носом, которую они видели. Она поняла намек, и после этого их трапеза проходила в благословенной тишине. Как получилось, что он оказался не готовым отвечать на ее вопросы? И поняла ли она, что в их отношениях наступила опасная перемена?
Укладываясь спать, Роунэн поздравил себя с тем, как ловко ему удалось восстановить барьер, когда из комнаты Шошаны до него донесся одинокий всхлип.
Не могла же она так расстроиться из-за того короткого эпизода, когда оказалась обнаженной?
Он понимал, что не должен волноваться, но тут услышал ее приглушенный плач, как будто из-под одеяла. Этот звук заставил его выскочить из своей комнаты и ворваться к ней.
– Что случилось?
– Мне так больно!
– Что вы имеете в виду?
Он зажег фонарь, который стоял на стуле в ее комнате, подошел к краю ее кровати и посмотрел на Шошану. Принцесса неуверенно слегка опустила простыню, чтобы показать ему свои плечи. Так вот почему она была такой притихшей за ужином!
Не от смущения, не потому, что поняла, что он не хочет говорить с ней, а от боли. Даже при свете фонаря ему было отчетливо видно, как сильно она обгорела на солнце. Он молча выругал себя.
Ее кожа была золотистой, и ему не могло прийти в голову, что она может обгореть. Да вроде и палящего зноя сегодня не было.
Роунэн вдруг вспомнил, что она говорила о своей матери.
– А вы находились на солнце когда-нибудь? – спросил он.
Шошана отрицательно покачала головой.
– Только короткое время. Мне разрешали приходить сюда лет до тринадцати, а потом мама решила, что я становлюсь сорванцом. Она считала, что загорелая кожа – это…
– Позвольте мне угадать, – сухо сказал он, – …вульгарно.
Роунэн был вознагражден ее слабой улыбкой. По крайней мере мне не придется видеть ее в бикини оставшиеся три дня на острове, с эгоистичной радостью подумал он.
Но ему предстояло выдержать еще одно испытание – оказать ей первую помощь.
Сам Роунэн привык к солнцу, и его кожа не обгорала. Но много раз после многочасовых учений на солнце, особенно в пустыне, солдаты получали ожоги. Роунэн знал множество способов облегчения жжения. Уксус либо сода, добавленные в воду ванны, могли принести облегчение. К сожалению, как и в полевых условиях, ванны здесь не было. Но у них имелся аспирин. Он заметил его в шкафчике на кухне, а еще сухое молоко.
Роунэн понимал, конечно, что есть большая разница между тем, чтобы наложить успокаивающую повязку, смоченную в молоке, на спину принцессы, и тем, чтобы шлепнуть такую повязку на спину сослуживца.
– Вас нужно спасать, – произнес он.
– Пойдемте на кухню, – сказала ему Шошана и покраснела. – У меня стянуло кожу, и мне кажется, что я не смогу шевельнуть руками. Не хочу ничего надевать, чтобы не прикасаться к коже.
Ну, тогда иди голой.
Шошана закуталась в простыню.
– Пойдемте, – произнес Роунэн.
Она заковыляла следом за ним на кухню. Он чувствовал себя не в своей тарелке: это ее одеяние было не менее – а может быть, и более – опасным, чем бикини.
И эта ночь была опасной: звезды бриллиантами сияли на ночном небе, цветы источали нежный и обольстительный аромат.
– Садитесь, – сказал он, выдвигая для нее стул, и сделал глубокий вдох, моля Бога дать ему сил. Он опустил простыню с ее спины и заставил себя сосредоточиться только на оказании помощи.
Спина Шошаны так сильно обгорела, что Роунэн забыл о неловкости всей этой ситуации.
– Мне неприятно сообщать дурные вести, – сказал он с искренним сочувствием, – но через несколько дней ваша кожа облезет. Она может даже покрыться волдырями.
– Правда?
Похоже, она произнесла это скорее довольным, чем удрученным тоном.
– Вам, видимо, придется не показываться на публике недельку-другую.
– Правда? – спросила она опять.
Никаких сомнений не осталось. Она была явно довольна.
– Есть основания радоваться этому? – спросил Роунэн.
– Принц Махейл, возможно, отложит свадьбу. На неопределенный срок.
В ее голосе теперь совершенно безошибочно слышалась радость.
– Он так легко это сделает?
– Он ведь выбрал меня из-за моих волос!
Человек выбрал жену из-за волос? Какой примитивный тип! Он был недостоин ее. Разве дело, которым занимался Роунэн, не служило защите демократии? Защите свободы человека и права его выбора? А если ее заставили делать это, тогда что? Вызвать международный скандал и освободить принцессу от гибели?
– Вас заставили выходить за него замуж? – спросил он.
– Не совсем так.
– Как это понимать?
– Никто не заставлял меня говорить «да», но я испытывала огромное давление от всеобщего ожидания.
Роунэн поспешно отвернулся от Шошаны, борясь с желанием встряхнуть ее хорошенько. Он-то думал, что спасает ее, а огорчительная правда заключалась в том, что она, насколько он понимал, сама не сделала ни малейшей попытки спасти себя. Похоже, она слепо верила в то, что обязательно случится нечто такое, что освободит ее от этого брака. И пока что все складывалось для принцессы не слишком плохо.
Однако ее везение должно когда-нибудь кончиться, а в этом нет ничего хорошего.
Чтобы не показать, как он разозлился на нее, Роунэн принялся разводить в тазике сухое молоко.
Он разорвал на куски несколько чистых чайных полотенец и окунул их в раствор.
Потом, взяв себя в руки, как гладиатор перед неизбежным выходом на арену, Роунэн снова повернулся к Шошане:
– Придержите простыню.
Он положил первый из пропитанных молоком кусков ткани на ее обнаженную спину и пригладил ладонью. Даже через повязку он чувствовал, какой горячей была ее кожа и пока еще, по крайней мере до неизбежного шелушения, необыкновенно гладкой и ровной. Он не знал другого способа облегчить боль Шошаны, но такое прикосновение к ней было достаточно интимным, чтобы почувствовать легкое безумие и ощутить нарастание самого что ни на есть грубого желания.
Роунэн подумал, что она вздрогнет, но она вместо этого слетка застонала от удовольствия и облегчения.
– О, – выдохнула Шошана. – Просто чудесно. Мне никогда еще не было настолько приятно!
Ее слова прозвучали совершенно невинно! И его задачей было, чтобы все так и оставалось.
Он подумал о том мужчине, которого никогда не видел, о мужчине, который должен был стать ее мужем. И почувствовал еще один, непривычный всплеск сильного чувства.
Это не ревность, сказал себе Роунэн. Боже упаси!
Но он понимал, что в его обязанности совсем не входило размышлять о том, достоин ли ее человек, за которого она едва не вышла замуж.
По ее собственному признанию, ее никто ни к чему не принуждал. Это была ее проблема, а не его.
Однако ощущение сумасшествия усиливалось. Он вдруг почувствовал желание показать ей, что значит страсть, нежность и утонченное удовольствие. Если бы она когда-нибудь узнала, что такое настоящие отношения между мужчиной и женщиной, она бы не согласилась на суррогат, какое бы давление на нее ни оказывали.
Роунэн сердито одернул себя. То, о чем он думал, нелепо, совершенно неприемлемо. Он знаком с ней меньше недели, а значит, не знает ее по-настоящему!
Кто бы мог предположить, что ему придется защищать принцессу от себя самого?
– Оставьте эти компрессы на спине на двадцать минут, – сказал он ровным голосом, нисколько не выдав своей внутренней борьбы и того безумия, которое угрожало охватить его. – К сожалению, в такой жаре молоко прокиснет, если оставить его на всю ночь. Вам надо будет смыть его в душе перед тем, как ложиться спать. – Роунэн протянул ей аспирин и стакан воды. – Это снимет жжение, – произнес он так, словно читал руководство по оказанию первой помощи. – И выпейте всю воду: вашему организму не хватает жидкости. Думаю, что вы будете спать как младенец после всего этого.
Она-то, может, и будет, но уснет ли он когда-нибудь?..
– Я пойду спать, а эту лампу оставлю вам. Вы сможете снять повязки самостоятельно. Несколько часов все должно быть хорошо. Если боль опять начнет вас беспокоить, разбудите меня. Мы проделаем процедуру снова.
Он обязан был сказать это, хотя не должен снова дотрагиваться до ее спины, чувствовать ее наготу под простыней, когда они наедине в таком месте, которое слишком напоминает рай.
Ничего удивительного, что Адам и Ева вкусили то яблоко!
– Роунэн? – произнесла она севшим голосом и тронула его за руку.
Он замер и затаил дыхание, испугавшись того, что произойдет, если она попросит его остаться с ней.
– Что? – пробасил он.
– Огромное спасибо.
Чего он ожидал? Она страшно обгорела. Последнее, что было у нее на уме, – это то, что было на уме у него. А он думал о ее губах, нежных и податливых, и о том, какими они окажутся на вкус.
– Я просто выполняю свой долг.
Она бросила на него взгляд через плечо. Их глаза встретились. И он понял, что у нее на уме это было вовсе не последнее. Легкое усилие – и они бы оказались в объятиях друг друга, несмотря на все ее ожоги.
Роунэн сделал глубокий вдох, опустил голову, резко повернулся и ушел, что оказалось гораздо тяжелее, чем сделать двести отжиманий по прихоти раздраженного сержанта, в тысячный раз безупречно заправить койку или совершить прыжок с самолета с огромной высоты в кромешной ночной тьме. Куда тяжелее.
Когда он вспоминал о том, как принцесса встряхивает головой с этими неровно подстриженными волосами, с которых во все стороны разлетаются капли воды, как она смеется, как нежна ее спина под его большими ладонями, у него все обрывалось внутри.
Что случилось с его хваленым самообладанием? Неужели он частично потерял себя, растворившись в бирюзовой глубине ее глаз?
Не эти ли слова о любви он слышал от своей матери? О том, что, вступив в отношения с другим человеком, ты теряешь свою собственную силу?
У тебя нет никаких отношений с ней, сказал он себе сурово, однако это были пустые слова, и он знал, что уже переступил ту черту, которую не собирался переступать.
Но завтра предстоит новый день, новая борьба, а он был воином и решительно намеревался обрести свою потерянную силу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом моего сердца - Колтер Кара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Дом моего сердца - Колтер Кара



Какая романтичная история любви, трогает до слез! Прекрасная, очаровательная просто чарующая, мне понравилась!Советую всем, не пожалеете, автор постарался на славу!
Дом моего сердца - Колтер КараНаталья Сергеевна
9.05.2013, 12.20





чудненько
Дом моего сердца - Колтер Караводопад
9.05.2013, 23.33





Она - принцесса с 'бременем условностей' , он -просто супермен. Концовка явно дописана наспех.
Дом моего сердца - Колтер Караелена:-)
5.04.2014, 11.12





Она - принцесса с 'бременем условностей' , он -просто супермен. Концовка явно дописана наспех.
Дом моего сердца - Колтер Караелена:-)
5.04.2014, 11.12





М...дяrnНикаких постельных сцен,а возбуждающее напряжение держит почти до конца...rnЗамечательный романчик-сказка,но согласна с ранее сказанным...с концовочкой автор явно с халтурил...а ведь могло быть не просто замечательно,а потрясающе...
Дом моего сердца - Колтер КараТаЯна
14.05.2014, 22.23





В общем то книжка и вправду ничего. Т.е. очередная сказка про Золушку, но наоборот. Она принцесса - он бродяжка. Но количество ляпов, просто зашкаливает. Где принцесса взяла деньги на покупку ножниц, чтобы обрезать волосы (он то ей денег не давал и вряд ли в ее свадебном наряде они завалялись). Или к примеру, на острове Барнаши была традиция, сначала невеста идет к алтарю и там ждет жениха. Когда она выходила за этого остолопа Михейя, то так и было. А когда за Роуэна, то это он ее ждал, хотя церемония была на одном из островов Барнаши. А нелепая попытка покушения. Откуда взялся человек с ружьем? Если он спрятал его в церкви, то почему лучшая в мире группа "Меч" не нашла его или как ему удалось пробиться через кордон охраны с оружием такого размера. И такого в книге вагон и ма-а-а-аленькая телега. Это безумно раздражает. В остальном романтичненько, хотя под конец и сопливенько. Итог 6 из 10
Дом моего сердца - Колтер КараВарёна
4.05.2016, 7.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100