Читать онлайн Дом моего сердца, автора - Колтер Кара, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом моего сердца - Колтер Кара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом моего сердца - Колтер Кара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом моего сердца - Колтер Кара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Колтер Кара

Дом моего сердца

Читать онлайн

Аннотация

На красавицу принцессу совершено покушение – перед самой церемонией бракосочетания! Выполняя свой долг, ее спасает бесстрашный воин. Они вынуждены укрыться в домике на берегу океана…


Следующая страница

Глава первая

Джейк Роунэн набрал полную грудь воздуха, как перед атакой или прыжком. Никакого эффекта. Его сердце билось, как у оленя, столкнувшегося с волчьей стаей. Ладони взмокли.
Ничто не выматывало его так, как свадьбы. Он передернул плечами и снова сделал глубокий вдох.
Его старинный друг Грей Питерсон беспокойно заерзал рядом с ним и пробормотал себе под нос нечто такое, что, вероятно, никогда еще не звучало под сводами церквей, а потом спросил:
– Твоя интуиция заговорила?
Роунэн славился среди своих крутых соратников как человек, обладающий шестым чувством, которое заранее предупреждало его об опасности.
– Я просто совершенно не выношу свадьбы, – ответил Роунэн, понизив голос. – Всегда чувствую себя каким-то скованным.
Грей задумался, посчитав это странностью.
– Джейк, – наконец сказал он ободряюще, – не ты же собираешься жениться. Ты всего лишь один из сотрудников службы безопасности и даже не знаком со всеми этими людьми.
Роунэн никогда еще не собирался жениться, но его детство было омрачено многочисленными попытками его матери найти идеального мужчину. Страстное стремление мальчика обрести нормальную семью обычно заканчивалось разочарованием задолго до очередной тщательно разработанной его матерью брачной церемонии с очередным его временным отчимом.
Роунэн обрел семью, которая была ему очень по душе, когда, последовав примеру своего покойного отца, несмотря на энергичные слезные протесты матери, сразу после окончания школы вступил в ряды австралийской армии. Наконец его жизнь стала упорядоченной, в ней появилась предсказуемость и он почувствовал настоящий дух товарищества.
А потом он был завербован в группу «Меч», расквартированную в Англии, – международную группу войск немедленного реагирования на мировые кризисы. Ее члены действовали в горячих точках, а также обеспечивали безопасность мировых лидеров на саммитах, конференциях и мирных переговорах. Они обезвреживали бомбы, собирали секретную информацию, возвращали угнанные самолеты, освобождали заложников, взрывали тайные вражеские склады оружия. Они выполняли самую трудную в мире работу, и делали это быстро, спокойно и анонимно, не ожидая никаких почестей.
О женитьбе и речи быть не могло. Жизнь этих мужчин была сопряжена с опасностью, и они считали, что не имеют права рисковать семьей.
А он был только рад этому. Роунэн, бесстрашный воин, гордость группы «Меч», упал бы, вероятно, в обморок от страха, доведись ему стоять у алтаря в качестве жениха. И ждать свою невесту.
Пока что у алтаря этой церкви, пагоды, никто не появился, а традиции на маленьком тропическом острове Бранаша, где сейчас находился Роунэн, были перевернуты с ног на голову. Ему объяснили, что здесь первой приходит невеста и ждет своего жениха.
Музыка, веселая и приятная, возвестила о ее прибытии. Роунэн бросил взгляд на проход между рядами. Видение в шелке цвета слоновой кости медленно двигалось в их сторону. Типичный на острове Бранаша свадебный наряд покрывал невесту с головы до пят. Было непостижимо, как нечто, настолько скрытое, может быть таким чувственным.
Но так было. Платье, слегка обрисовывая хрупкую фигуру невесты, подчеркивало женственность ее движений. Наряд был расшит золотыми нитями, отражающими свет, и тысячами переливающихся жемчужин.
Причина, по которой Роунэн стоял рядом с алтарем, заключалась в том, что этой красавице невесте, принцессе Шошане Бранашанской, могла угрожать опасность.
Закончив службу в группе «Меч» и выйдя в отставку, полковник Грей Питерсон возглавил службу безопасности королевской семьи на острове Бранаша. В связи с предстоящей свадьбой он спросил Роунэна, не хочет ли тот взять отпуск и помочь ему усилить меры безопасности. Грей описал ему эту работу как небольшое развлечение: красивый остров, прекрасные женщины, удивительный климат, простые обязанности и уйма свободного времени.
Но не успел Роунэн сойти с трапа самолета, как службе безопасности стало известно об угрозах в адрес принцессы. Грей был мрачен и напряжен, он был уверен, что эти угрозы исходили из недр самого дворца.
– Взгляни на ту женщину с цветами, – коротко произнес полковник.
Роунэн обернулся, удивившись тому, каким усилием воли заставил себя оторвать взгляд от сверкающей невесты. Женщина, стоящая в стороне, вертела в руках букет цветов. Она нервно поглядывала через плечо, выдавая свое напряженное состояние.
И тут Роунэн почувствовал, как у него внутри все оборвалось.
Он осторожно дотронулся до своего пистолета. Грей, заметив это, тихо выругался и проверил собственное оружие.
Невеста шла вперед, шурша своим нарядом.
Грей слегка толкнул Роунэна плечом.
– Смотри за ней, – сказал он, – а я беру на себя эту цветочницу.
Роунэн кивнул и подошел к алтарю насколько мог близко, чтобы не слишком привлекать к себе внимание. На него пахнуло ароматом духов невесты, волнующим и таким же экзотическим, и прекрасным, как аромат тропических цветов.
Музыка смолкла. Краем глаза Роунэн видел даму-цветочницу. Сейчас, подумал он, готовься.
Но ничего не произошло.
Старый священнослужитель в традиционном красном шелковом одеянии здешних монахов вышел вперед. Его бронзовое лицо было спокойно, веселые глаза одобрительно прищурены.
Роунэн почувствовал, как напрягся рядом с ним Грей. Они переглянулись. Тревога в душе Роунэна усилилась.
Он внимательно наблюдал за священником, за невестой. Сейчас должен был прибыть жених.
Невеста подняла вуаль… и на какую-то долю секунды он забыл о своей миссии. Джейк Роунэн поразился нежной, изысканной и безупречной красоте принцессы Шошаны Бранашанской.
Он видел фотографии Шошаны: юной, хорошенькой, изнеженной. Но они не подготовили его к тому, какая она в жизни. Ее бронзовое лицо, обрамленное сверкающим черным водопадом волос, было совершенным, а раскосые миндалевидные глаза – того бирюзового цвета, который ему довелось видеть лишь однажды, в заливе у берегов Австралии, где он занимался серфингом в дни своей юности.
Он заставил себя оторвать взгляд от принцессы. Отвлекаться от его миссии нельзя было ни на секунду.
Тут дверь за его спиной тихо открылась. Роунэн оглянулся. Это был не принц, а какой-то человек в черном. Лицо, прикрытое капюшоном. Ружье.
Долгие часы тренировок научили Роунэна молниеносно реагировать на изменение обстановки.
Он наклонился над принцессой и увидел на миг, как широко распахнулись ее бирюзовые глаза, перед тем как он повалил ее на пол и накрыл своим телом.
Даже прилив адреналина не помешал ему почувствовать изысканную сладость ее форм.
Прогремел выстрел. В пагоде начался переполох.
– Роунэн, тебя прикрывают, – закричал Грей. – Уводи ее отсюда.
Роунэн рывком поставил принцессу на ноги, встал между ней и нападающим и, положив ладонь на тонкую шею Шошаны, пригнул ее голову.
Он привел принцессу в комнату за алтарем, разбил единственное окно и пропихнул девушку через него, стараясь защитить ее своей рукой от осколков стекла.
Они побежали к выходу из церковной ограды. Сзади раздались еще три выстрела и крики.
Пробежав по аллее, они оказались на широкой, картинно красивой площади с белыми фасадами домов, роскошными пальмами и неправдоподобно большими розовыми цветами. Какой-то таксист, совершенно не обращая внимания на доносящиеся звуки выстрелов, сидел, открыв дверцу, на переднем сиденье своей машины и дремал на солнышке. Роунэн внимательно осмотрелся. Единственным транспортным средством помимо такси была повозка с впряженным в нее осликом, на которой обычно возили туристов. Ослик выглядел таким же сонным, как и кучер.
Приняв решение, Роунэн вытащил удивленного водителя такси из его машины и втолкнул в нее принцессу, она плюхнулась на пассажирское сиденье. Он вскочил следом, повернул ключ и включил двигатель.
Через считаные секунды звуки выстрелов и протестующие крики таксиста стихли вдали. Роунэн ехал, стараясь мысленно представить себе карту острова.
– Как вы думаете, там никто не пострадал? – спросила принцесса. – Я очень беспокоюсь о своем дедушке.
Ее английский был безупречен, а голос, нежный и чувственный, был ласковым, словно ее прикосновение.
Роунэн с интересом зафиксировал тот факт, что она беспокоилась больше о дедушке, чем о своем женихе, и с раздражением отметил, что неподдельная тревога на ее лице вызвала в нем чувство нежности к ней, а это было совершенно нежелательно.
– Никого не ранили, – сказал Роунэн мрачно.
– Откуда вы знаете? Я слышала, выстрелы, когда мы бежали.
– Пуля производит разный звук в зависимости от того, попала она в человека или нет.
Шошана смерила его недоверчивым и скептическим взглядом.
– И вы умудрились во время нашего бегства прислушиваться к этому?
– Да, мэм.
Он не то чтобы прислушивался именно к этому, но слушал. Всех членов группы «Меч» учили обращать внимание на детали, которых другие люди попросту не замечают. Просто удивительно, как часто от чего-то, казалось бы, незначительного зависит человеческая жизнь.
– У моего дедушки серьезные проблемы с сердцем, – тихо сказала она.
– Сожалею.
Словно нарочно, чтобы отвлечь внимание Роунэна, в его кармане завибрировал мобильный телефон.
Роунэн вынужден был отключить звук во время свадебной церемонии, потому что его мать атаковала его с неистовой настойчивостью посланиями о том, что должна поделиться с ним потрясающей новостью. Потрясающая новость в ее жизни всегда означала одно и то же: появление нового мужчины, утверждение, что на этот раз все будет по-другому, и сногсшибательные свадебные планы.
Однако оказалось, что это был звонок от Грея.
– Слушаю, – сказал Роунэн.
– Здесь все чисто.
– Здесь тоже. Аврора, – он назвал Шошану именем принцессы из «Спящей красавицы»: и красиво, и никто ни о чем не догадается, – в полном порядке.
– Отлично. Мы схватили преступника. Никто не ранен. Парень стрелял холостыми. А ведь его могли убить. Ну не псих ли?
Роунэн задумался на мгновение, а потом высказал предположение, что это мог быть кто-то, кто хотел остановить свадьбу.
– Хочешь, я привезу ее обратно? Может быть, они смогут продолжить свадебную церемонию?
Деталь. Принцесса рядом с ним вздрогнула, хотя и едва заметно.
– Нет. Ни в коем случае. Здесь что-то пошло не так. Никто не должен был проникнуть через оцепление охраны на свадьбе. Вероятно, этот человек – кто-то из своих. И я не хочу, чтобы она вернулась сюда, пока я не выясню, кто это. Ты сможешь обеспечить ее безопасность до тех пор, пока я не выясню все до конца?
Роунэн задумался. В его распоряжении пистолет и две обоймы патронов. Остров ему незнаком, и сейчас при нем угнанный автомобиль, не говоря уж о принцессе.
Хотя обстоятельства складывались далеко не лучшим образом, он знал, что в его деле нужно надеяться на возможные шансы и верить в свои собственные силы.
– Безусловно, – ответил Роунэн.
– Я не рискну довериться своему телефону, но мы, вероятно, сможем еще раз воспользоваться твоим, чтобы сообщить тебе время и место встречи.
– Договорились. – Роунзну следовало бы закончить на этом разговор, но он допустил ошибку, бросив взгляд на измученное лицо принцессы. – Да, Грей, а ее дедушка в порядке?
– Пьет виски. – Грей понизил голос: – Но вообще-то, похоже, немного… обрадовался, что его внучке не удалось выйти замуж.
Роунэн положил телефон в карман.
– Ваш дедушка в полном порядке.
– О, какая чудесная новость! Спасибо!
– Тем не менее я пока не могу отвезти вас обратно.
Она неожиданно улыбнулась, и, если он не ошибался, а он редко ошибался при его даре замечать все детали, в бирюзовой глубине ее миндалевидных глаз мелькнуло озорное выражение.
Принцесса ничего не спросила о женихе, и теперь, когда тревога за дедушку улеглась, она больше не выглядела несчастной, как женщина, свадебная церемония которой только что сорвалась из-за стрельбы. Фактически она даже выглядела счастливой. Словно в подтверждение этого принцесса сняла фату и, высунув ее в окно, позволила ветру подхватить ее. Она довольно рассмеялась, когда фата полетела вслед за ними, а дети помчались по улице, ловя невесомый шелковый лоскуток.
Врывавшийся в окно ветер трепал завитки ее волос. Она освободила их от оставшихся шпилек, и они рассыпались по ее изящным плечам.
– Послушайте, ваше высочество, – сказал Роунэн с раздражением. – Не выбрасывайте больше из окна ничего такого, что легко поможет найти нас или запомнить.
Она тряхнула волосами и посмотрела на него слегка вызывающе. Очевидно, принцесса не привыкла, чтобы с ней так разговаривали. И это было очень плохо, потому что здесь мог распоряжаться только один человек, а именно он, Джейк Роунэн.
Роунэн начал анализировать ситуацию. Она не была благоприятной.
Изначально перед ним стояла задача принять участие в обеспечении безопасности во время свадебной церемонии, но он никак не ожидал, что у него на руках окажется принцесса, которую кто-то пытается убить.
Остров ему совершенно незнаком. Он понятия не имеет о том, куда можно увезти принцессу, где ей бы ничто не угрожало.
У него очень мало денег, а ему надо накормить ее и освободить от слишком привлекающего внимание наряда.
Роунэн отдавал себе отчет в том, что человек, который преследовал принцессу, догадается проследить за его кредитной картой, равно как и за его мобильным телефоном. Джейк может воспользоваться им лишь однажды: чтобы договориться о времени и месте встречи, а потом придется телефон отключить. И самое главное, их машина, должно быть, уже объявлена в розыск. Надо поскорее бросить ее.
Плюсом было то, что принцесса жива. И у него есть оружие, хотя и очень мало патронов.
Ему удастся пустить в ход кредитную карту только один раз: чтобы сменить одежду. К тому моменту, когда нападут на их след, они могли бы быть уже далеко.
– У вас есть враги? – спросил он. Если бы он смог еще раз позвонить Грею, то, вероятно, узнал бы, чем вызвана существующая опасность: какими-то личными причинами или политическими мотивами. Отсюда вытекали совершенно разные сценарии.
– Нет, – ответила она, но он заметил секундное замешательство.
– Никто не питает к вам ненависти?
– Конечно, нет.
И снова Роунэн уловил замешательство. Он помолчал.
– Кто, по-вашему, мог это сделать? – осведомился он. – Что вам подсказывает ваше внутреннее чутье?
– Что значит внутреннее чутье? – спросила она, широко открыв глаза.
– Ваша интуиция.
– Всякие глупости.
– Расскажите мне, – настойчиво попросил он.
– Принц Махейл, прежде чем сделал мне предложение, встречался с одной женщиной, которая приходится мне двоюродной сестрой…
– Ваша интуиция совсем не глупа, – сказал он ей угрюмо. – Она может сохранить вам жизнь. Как зовут вашу кузину?
– Я не хочу втягивать ее ни в какие неприятности. Скорее всего, она не имеет к этому никакого отношения.
– Ей не грозят никакие неприятности, если она не виновата. Как ее зовут?
– Мирэсса, – неохотно ответила принцесса.
– А теперь скажите мне, есть ли здесь какой-нибудь базар. Небольшой, где я мог бы купить еду. И что-нибудь из одежды для вас.
– Ой, – выдохнула она. – А можно шорты?
– Я куплю то, что будет привлекать к вам как можно меньше внимания, – сказал он, скользнув взглядом по ее длинным ногам, которые не скрывало разорванное платье. – Почему-то сомневаюсь, что это должны быть шорты.
– Неужели мне придется маскироваться? – с испугом спросила принцесса.
– Конечно, – согласился он. – Придется.
– Вы могли бы притвориться моим возлюбленным, – сказала Шошана с несколько повышенным энтузиазмом. – Мы могли бы взять напрокат мотоцикл и смешаться с толпой туристов. Сколько времени, по-вашему, вам придется прятать меня?
– Не знаю пока. Возможно, пару дней.
– О! – сказала она радостно, воспринимая эту смертельно опасную ситуацию как большое приключение. – Мне всегда хотелось прокатиться на мотоцикле!
Джейку было трудно относиться к ней строго по-деловому, а будет, безусловно, еще трудней, если придется делать вид, что он ее приятель, и ехать с ней вдвоем на мотоцикле. Он представил, как она прижимается к его спине, а под ними дрожит мотоцикл.
Воспротивься, солдат, приказал он себе. Никакого мотоцикла!
– Я обрежу волосы, – решила принцесса.
Это была первая здравая мысль, которую Роунэн услышал от нее. У нее были длинные прямые волосы, черные как смоль и блестящие. Волосы были роскошными, и он не позволит ей остричь их даже ради самой лучшей маскировки. Он понимал, что это неправильно и непрофессионально, но невозможно было отрицать, что в душе у него прочно поселилось нечто, отвлекающее его от дела.
Шошана бросила исподтишка взгляд на своего спутника, и ее охватило легкое сладостное чувство. Он был необычайно хорош собой. В его коротких рыжеватых волосах вспыхивали на солнце багряные пряди. Его глаза, устремленные на дорогу, были золотисто-карие, как у льва. Все свидетельствовало о его силе: глаза, твердо очерченный рот, упрямый подбородок, трепетные ноздри.
Это был крупный мужчина, широкоплечий и мускулистый, не похожий на субтильных мужчин ее острова. Когда он в пагоде толкнул ее на пол, она сначала испытала шок. Еще ни один мужчина не вел себя с ней так! Но потом ее охватила странная дрожь от ощущения мужского тела на ней.
Сейчас его руки потянулись к галстуку и нетерпеливо развязали его. Спрятав галстук в карман, он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и потер шею.
– Как вас зовут? – спросила она.
Было нечто непристойное в том, какие чувства она испытывала к нему, учитывая, что всего несколько минут назад собиралась выйти замуж за другого человека. Она бросила взгляд на его красивые руки и, ужаснувшись своим мыслям, представила, как эти пальцы играют ее волосами.
Конечно, принцесса вела в какой-то степени затворническую жизнь и никогда еще не оказывалась наедине с мужчиной, не принадлежавшим к ее семье. Даже встречи с ее женихом, принцем Махейлом с соседнего острова, были очень формальными и проходили под пристальным оком дуэньи.
– Роунэн, – ответил он и сделал крутой вираж, чтобы избежать столкновения с женщиной, которая везла на велосипеде корзину цыплят. При этом он произнес какую-то ласкающую ухо фразу, которой принцесса никогда раньше не слышала, хотя считала, что прекрасно владеет английским. Легкая дрожь, скользнувшая по ее позвоночнику, сказала ей, что это было что-то неприличное. Очень неприличное.
– Роунэн. – Она с удовольствием повторила его имя. – А вы должны называть меня Шошана.
– Ваше высочество, я не могу называть вас Шошаной. – Он тихо пробормотал ее божественное имя. – Мне кажется, что недопустимо называть члена королевской семьи просто по имени.
– Глупости, – сказала она, хотя это было правдой: никто, кроме самых близких родственников, не отваживался на такую фамильярность. Это была составная часть той неволи, в которой она находилась как принцесса.
Но ее освободили! Ее молитвы были услышаны тогда, когда она, потеряв всякую надежду, смирилась с тем, что должна дать согласие выйти замуж за человека, которого не любила.
Она не знала, как долго могла продлиться эта отсрочка, и собиралась извлечь из сложившейся ситуации максимум возможного, побыть такой, какой, скорее всего, никогда больше не станет. Свободной. О чем она всегда мечтала больше всего.
Быть обычной девушкой. С обычной жизнью.
Шошана решила продолжить разговор, чтобы выяснить как можно больше об этом загадочном иностранце. Она взглянула на его губы и вздрогнула. Неужели ей доведется познать их вкус?
Как могло получиться, что воображаемый поцелуй с Роунэном, незнакомцем, наполнил ее ощущением приятного предвкушения, заставил ее сердце забиться сильнее, в то время как мысли о первой брачной ночи с будущим законным мужем, принцем Махейлом, не вызывали у нее ничего, кроме любопытства и безотчетного страха!
– Кто вы по национальности?
– Разве это имеет значение? Вы не должны ничего знать обо мне. Вы должны просто меня слушаться.
Его тон, твердый и холодный, не сулил никакого поцелуя!
Она возмутилась, ведь, когда принцесса спрашивает о чем-то, простые люди обязаны отвечать. И хотя ей страшно хотелось пожить жизнью обыкновенной девушки, она по привычке смерила его высокомерным взглядом, который всегда имелся в запасе для провинившихся слуг.
– Австралиец, – отрывисто бросил он.
Это объясняло его акцент, безусловно столь же приятный на слух, как и та непонятная фраза, которую он недавно так выразительно произнес, пытаясь избежать столкновения с велосипедом. И принцесса сама громко повторила эту фразу, с той же интонацией, что и он.
Машина сделал зигзаг, но Роунэн тут же взял себя в руки.
– Не произносите это! – закричал он, потом, подумав, добавил: – Ваше высочество.
– Я стараюсь усовершенствовать свой английский!
– Ваше старание может сделать одно – привести меня к позорному столбу за то, что я учил принцессу неприличным словам. Здесь еще существует порка розгами?
– Конечно, – с удовольствием солгала она. Его лицо потемнело, но потом, поняв, что она подшучивает над ним, он строго взглянул на нее. – А в Австралии заставляют женщин выходить замуж за нелюбимых мужчин? – спросила она. На самом деле ее никто не заставлял. Отец дал ей выбор, но это был не настоящий выбор. Стремление оправдать его ожидания, угодить ему оказало влияние на ее решение.
К тому же неожиданное предложение принца Махейла пришлось на горький момент ее жизни: минуло всего несколько дней после кончины ее кота, Ретны.
Люди говорили, что это всего лишь кот, и не понимали глубины ее отчаяния, но Ретна появился у нее, маленькой восьмилетней девочки, еще крохотным котенком. Он был ее другом и компаньоном в королевском дворце, где все были слишком заняты, чтобы обращать внимание на то, что нужно какой-то одинокой маленькой принцессе.
– Поверните здесь, в конце этой дороги есть небольшой базар.
Роунэн свернул направо.
– Ну? – спросила принцесса, видя, что он не собирается отвечать на ее вопрос.
– Люди женятся по самым разным причинам, – сказал он. – Любовь – это еще не гарантия того, что все будет удачно. Да и кто вообще знает, что такое любовь?
– Я знаю, – сказала она твердо. Похоже, ее представление о том, что такое любовь, стало ясным, только когда она уже дала согласие выйти замуж за нелюбимого человека.
– Конечно, знаете, принцесса.
По его тону было понятно, что он считает, будто для нее любовь – это сказочная фантазия, мечта школьницы.
– Вы считаете меня глупенькой и незрелой, потому что я верю в любовь, – раздосадованно сказала она.
– Я представления не имею о том, во что вы верите или не верите. Да и не хочу это знать. Я должен делать свое дело. Моя миссия – сберегать вас. Чем меньше я буду знать о вас лично, тем лучше.
Шошана опешила. Она привыкла к тому, что ее персона вызывает интерес, что перед ней заискивают, и не могла припомнить, чтобы кто-то сказал ей то, что действительно думает. Именно заведомо лицемерное восхищение заставляло ее по ночам свертываться калачиком, прижимая к себе своего кота, слушать его мурлыканье и чувствовать, что это единственное существо, которое искренне любит ее.
– Вот этот базар, – холодно сказала она. Они подъехали. Шошана взялась за ручку дверцы, но Роунэн остановил ее:
– Вы останетесь здесь.
Ее рука задрожала при его прикосновении. Если она не ошибалась, мужчину тоже охватила легкая дрожь.
– Вы поняли? Сидите здесь. Нагните голову, если кто-то появится на дороге.
Она кивнула, но, видимо, не слишком убедительно.
– Это не игрушки.
– Хорошо! – сказала Шошана. – Я поняла.
– Надеюсь, – пробормотал Роунэн, строго посмотрел на нее и торопливо пересек улицу.
– Не забудьте ножницы, – крикнула она ему вслед.
Шошана мечтала обрезать волосы с тех пор, как ей исполнилось тринадцать лет. Они были слишком длинные и ужасно раздражали ее. Чтобы их вымыть и высушить, приходилось прибегать к помощи двух служанок.
– Принцессы, – назидательно сказала ее мать, опешив от требования дочери, – не стригут свои волосы.
Принцессы и еще много чего не делают. Люди, которые полагают, что быть принцессой просто здорово, попробовали бы побыть в этой роли хотя бы денек или два. Попытались бы чинно сидеть во время скучных концертов, торжественных церемоний и встреч. Попробовали бы они обменяться рукопожатиями с каждым, стоящим в бесконечной цепочке встречающих, и часами улыбаться без перерыва. Попробовали бы выслушивать речи на официальных обедах, представлять королевский двор на свадьбах, похоронах, крещениях важных особ. Попробовали бы встречаться с миллионами людей и никогда не узнать по-настоящему ни одного из них.
У Шошаны были мечты, совсем не свойственные принцессам, совсем не грандиозные, по меркам остальной части человечества, но это были ее мечты. И если Роунэн думал, что она несерьезно отнеслась к происшедшему в пагоде, то он ошибался.
Она поставила крест на своих мечтах. У нее было такое чувство, что с каждым шагом, приближающим ее к алтарю, они, словно стеклянные, разбивались на кусочки под ее туфельками.
Однако по каким-то причинам – то ли все-таки ее мечты были очень сильными, то ли кот Ретна покровительствовал ей из потустороннего мира – ей была предоставлена сейчас отсрочка, и она почувствовала, что должна использовать это крохотное оконце свободы, чтобы попытаться осуществить все, о чем когда-то мечтала.
Ей хотелось носить, брюки и шорты. Хотелось ездить на мотоцикле. Хотелось заниматься серфингом и надевать купальник, а не облачаться в тот костюм для купания, который ее заставляли надевать, когда она плавала в бассейне, и в котором можно было утонуть, если плавать в море.
Существовали и другие мечты, которым никогда не суждено было сбыться, если бы она вышла замуж за наследного принца островного государства с точно такими же консервативными традициями, как на острове Бранаша.
Внешне все было бы благопристойно. Она бы носила прекраснейшие платья, лучшие ювелирные украшения. Ее манеры были бы всегда безукоризненными, и она никогда не могла бы сказать, чего хочет на самом деле. Очень скоро она должна была бы осесть дома и начать производить на свет потомство.
Но Шошане так отчаянно хотелось многое испытать в жизни, прежде чем смириться со своим предназначением. Ей хотелось увидеть снег, хотелось прокатиться в санях. Она чувствовала, что ей не хватает чего-то существенного, например такого молодого человека, каких она видела в кино. Как хорошо было бы иметь возлюбленного! Он держал бы ее за руку, водил в кино, ухаживал за ней. Муж – это совсем другое!
На какой-то миг ей показалась, будто она смогла бы уговорить Роунэна хотя бы сделать вид, что он ее молодой человек, но теперь она поняла: это несбыточно.
Большинство ее мечтаний были несбыточными.
Однако чудо произошло. Она оказалась рядом с красивым незнакомцем в угнанном такси, вместо того чтобы к этому времени уже быть женой принца Махейла. Шошана знала его с детства и совершенно не находила романтичным, хотя многие другие находили, включая ее глупую кузину Мирэссу.
Махейл был заносчивым, уверенным в своем мужском превосходстве. Еще хуже было то, что он не верил в самую главную мечту Шошаны.
А ей больше всего на свете хотелось получить образование. Ей хотелось, находясь в учебной аудитории вместе с представителями мужского пола, открыто бросить вызов их глупым взглядам.
Но когда ее свобода была уже реальной, а мечты близки к осуществлению, все испортил принц Махейл, выбрав ее своей невестой. И почему его выбор пал на нее?
Мирэсса сказала, что принц был очарован ее волосами. Шошана вдруг вспомнила, как Мирэсса посмотрела в этот момент на ее волосы, как потемнели ее глаза и как ее, Шошану, охватило дурное предчувствие.
До того как Махейл сделал предложение Шошане, ходили слухи, что он выбрал своей невестой Мирэссу. Он открыто флиртовал с ней. Говорили еше, что Мирэсса просила его о встрече после того, как он уже сделал предложение Шошане, а он нанес Мирэссе оскорбление, отказав ей в этом.
Если бы Шошане удалось остричь волосы до своего возвращения, принц Махейл, возможно, потерял бы к ней интерес так же быстро, как проявил его, и Мирэсса перестала бы его ревновать.
Быть выбранной из-за волос было для принцессы оскорбительно.
Принц сказал о своем интересе ее отцу, и у Шошаны возникло такое чувство, что ее отец впервые заметил ее по-настоящему. Отец отнесся с одобрением к намерению принца, и она ответила «да», когда надо было сказать «нет».
Роунэн возвратился к машине, положил один пакет на колени Шошане, а остальные забросил на заднее сиденье. Она заметила, что он приобрел кое-что и для себя и переоделся. Сейчас на нем была рубашка с открытым воротом и короткими рукавами, которая обнажила его крепкую шею и мускулистые руки, покрытые золотящимся на солнце пушком. И он был в шортах. Никогда в жизни она еще не видела таких привлекательных мужских ног!
Слегка покраснев, Шошана сосредоточила свое внимание на пакете, который лежал на ее коленях. В нем была одежда. Совершенно безобразные солнцезащитные очки, уродливая шляпа, блузка и юбка из тех, что могли бы быть мечтой какой-нибудь английской классной дамы.
Никаких шорт. Она едва не расплакалась, когда реальность вступила в противоречие с ее фантазией.
– А где же ножницы? – спросила Шошана.
– Забудьте об этом, – ответил Роунэн весьма бесцеремонно, и она поняла, что не должна рассчитывать на то, что он поможет ей осуществить хоть какую-то ее мечту и наилучшим образом использовать отведенное ей время.
У него совершенно другие планы. Его задача – обеспечить ее безопасность, а это далеко не главное, что ей нужно. Она хочет жить, но в лучшем смысле этого слова, жить, а не прозябать.
Шошана открыла дверцу машины.
– Куда это вы, черт возьми, собрались?
– Я собралась, черт возьми, вон в те кусты, чтобы переодеться в этот отвратительный наряд.
– Я не думаю, что принцессам следует переодеваться в кустах, – сказал Роунэн. – Так же как и говорить «черт возьми». Садитесь в машину, а я найду…
– Я уже начала переодеваться. – (А потом пойду на этот базар и куплю что-то из вещей, которые буду носить.) – Я пойду на этот базар и найду туалет.
– Может быть, поскольку вы уже в кустах, вы могли бы…
Шошана остановила его взглядом. Он захлопнул рот и сердито посмотрел на нее.
– Не подглядывайте, – сказала Шошана, ныряя в густой кустарник, растущий на обочине дороги.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом моего сердца - Колтер Кара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Дом моего сердца - Колтер Кара



Какая романтичная история любви, трогает до слез! Прекрасная, очаровательная просто чарующая, мне понравилась!Советую всем, не пожалеете, автор постарался на славу!
Дом моего сердца - Колтер КараНаталья Сергеевна
9.05.2013, 12.20





чудненько
Дом моего сердца - Колтер Караводопад
9.05.2013, 23.33





Она - принцесса с 'бременем условностей' , он -просто супермен. Концовка явно дописана наспех.
Дом моего сердца - Колтер Караелена:-)
5.04.2014, 11.12





Она - принцесса с 'бременем условностей' , он -просто супермен. Концовка явно дописана наспех.
Дом моего сердца - Колтер Караелена:-)
5.04.2014, 11.12





М...дяrnНикаких постельных сцен,а возбуждающее напряжение держит почти до конца...rnЗамечательный романчик-сказка,но согласна с ранее сказанным...с концовочкой автор явно с халтурил...а ведь могло быть не просто замечательно,а потрясающе...
Дом моего сердца - Колтер КараТаЯна
14.05.2014, 22.23





В общем то книжка и вправду ничего. Т.е. очередная сказка про Золушку, но наоборот. Она принцесса - он бродяжка. Но количество ляпов, просто зашкаливает. Где принцесса взяла деньги на покупку ножниц, чтобы обрезать волосы (он то ей денег не давал и вряд ли в ее свадебном наряде они завалялись). Или к примеру, на острове Барнаши была традиция, сначала невеста идет к алтарю и там ждет жениха. Когда она выходила за этого остолопа Михейя, то так и было. А когда за Роуэна, то это он ее ждал, хотя церемония была на одном из островов Барнаши. А нелепая попытка покушения. Откуда взялся человек с ружьем? Если он спрятал его в церкви, то почему лучшая в мире группа "Меч" не нашла его или как ему удалось пробиться через кордон охраны с оружием такого размера. И такого в книге вагон и ма-а-а-аленькая телега. Это безумно раздражает. В остальном романтичненько, хотя под конец и сопливенько. Итог 6 из 10
Дом моего сердца - Колтер КараВарёна
4.05.2016, 7.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100