Читать онлайн Дюжина черных роз, автора - Коллинз Нэнси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Нэнси

Дюжина черных роз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Дом Эшера поражал размерами — когда-то люди строились с размахом. Что отличало его от соседних домов квартала — так это то, что соседних домов не было — остались только кучи щебня да зияющие симметричные ямы там, где были фундаменты. Тут дело было не в реконструкции города — Эшер сам приказал их снести. Он любил идущих к нему гостей видеть загодя. На границах квартала стояли часовые, и ставили туда более старших и опытных членов банды, вооружив их «узи» и помповиками.
Но все же жители в квартале имелись. Мерцали свечи, дымок от косяков поднимался туманом из разрушенных подвалов, которые «звездники» использовали как ночлежки или казармы. Но самые ближние к дому ямы были полностью затемнены, и обитали там существа более жуткие. Эти ямы служили входами и выходами для дома, соединяясь с ним подземными туннелями, и доступ туда был разрешен только Своим. Многие бесхозные птенцы и те, кто еще не привязал себя к Эшеру до конца, пережидали там дневное время.
Улица перед домом жила своей жизнью — там бесцельно толпились «звездники», щеголяя цветными шмотками и татуировками. Некоторые развалились на широкой лестнице, ведущей к зданию, остальные устроились на импровизированных стульях из пластиковых ящиков. Старшему из них на вид было не больше двадцати пяти, младшему вряд ли было больше тринадцати. Женщин среди них заметно не было, зато навалом было огнестрельного оружия, торчащего из-за пояса у каждого.
— Интересно, — пробормотала про себя незнакомая, разглядывающая эту улицу с шестого этажа дома за два квартала от нее. — Этот Эшер организовал себе небольшую армию социопатов.
— А как ты так далеко видишь в таких очках? — спросил Райан, прищуриваясь в ту же сторону, куда смотрела она. — Мне отсюда ничего не видно!
— У меня глаза не такие, как у тебя. Я ночью вижу лучше, чем люди днем.
— Класс! Как котеночек?
— Вроде того.
— У меня был котеночек по имени Коко, но хозяин квартиры узнал и заставил его отдать. Он сказал, что у Коко блохи. Он был злой, я его не любил. Хозяина, а не Коко.
Неизвестная встала на колени и положила руки Райану на плечи. Ключицы его на ощупь были как распорки воздушного змея.
— Райан! Мне надо, чтобы ты сделал то, что я скажу, понимаешь? Я попытаюсь проникнуть в твердыню Эшера и посмотреть, как можно выручить твою маму. Но мне никак не пробраться туда незаметно.
— А как же вы попадете внутрь?
— Я попрошу у него работу.
— Как?
— Ясно, что он ищет наемников — и людей, и Своих. Если он будет считать меня другом, я, быть может, смогу его захватить врасплох. Но он не должен узнать, что мы с тобой знакомы. Поэтому ты сейчас со всех ног дуй к Клауди и там оставайся, о'кей? А если увидишь меня на улице, не подавай виду, что ты меня знаешь, понял? От этого зависит жизнь твоей мамы.
Райан не по-детски серьезно кивнул:
— Я понял. Вы будете внедряться, как копы по телевизору.
— Ты понял. Теперь давай обратно к Клауди. Здесь небезопасно.
Райан направился к слуховому окну, потом обернулся к ней.
— Леди, у вас есть дети?
Неизвестная кивнула, грустно улыбнувшись:
— Давно когда-то были. Девочка.
— А что с ней сталось?
Незнакомка замолчала на долгую секунду, глядя поверх крыш на звезды, тускло мерцающие сквозь нечистый воздух и зарево городских огней.
— Она выросла, и я стала ей не нужна. Райан на миг замялся, держась за ручку дверцы.
— Мне вы нужны, леди. И моей маме тоже.
Неизвестная глубоко вздохнула, медленно выдохнула, потирая лоб.
— Мальчик, это не телепередача. Я не для того приехала в Город Мертвых, чтобы выручать твою мать.
— А зачем тогда?
— По своим причинам. Вряд ли ты их поймешь. Иногда я сомневаюсь, понимаю ли их сама. — Она долгим взглядом посмотрела на оборванного мальчишку, потом улыбка чуть тронула углы ее рта. — Только я ничего не обещаю, понимаешь? Ты это запомни. А теперь беги, пока тебя никто не увидел!
Райан усмехнулся. Глаза его горели неподдельным восторгом. Впервые с момента, как она его увидела, он был похож на настоящего, живого ребенка.
* * *
Убедившись, что Райан ушел, неизвестная расправила плечи в кожаной куртке и вышла из дверей жилого дома. Не надо было, чтобы он видел ее в действии. У него были все причины ненавидеть и страшиться таких, как она, и ей не хотелось пугать его зрелищем своей вампирской натуры. И более того: не надо было, чтобы он понял, как ей самой трудно подавлять свои наклонности. Не дай Бог, еще этот ребенок окажется лицом к лицу с Другой.
Она шла по пустынной улице к кварталу Эшера. Иногда мелькали огоньки фургона или испуганное лицо выглядывало из окна второго этажа, но с виду Мертвый Город действительно вымер.
Только в этом случае внешность была, разумеется, обманчивой. Вдруг путь ей заступили три фигуры. Двигались они легко и быстро, как крадущиеся пантеры. Неизвестная застыла как вкопанная, но не попыталась бежать.
— Я ж вам говорил, что мы ее найдем, если выждем время, — сказал один из вампиров голосом сухим и шелестящим, как пустой кукурузный початок.
— Это я сказал, что она пытается отсюда выбраться! — зарычал второй.
— Заткнитесь оба! Насчет заслуг будем спорить, когда отнесем ее голову Синьджону! — рявкнул третий.
— Ну-ну, — ухмыльнулась презрительно неизвестная. — Что у нас тут? Трое козлят из семерых выросли в наглых козлов?
Первый вампир возмущенно фыркнул и вытянулся в полный рост.
— Прошло твое время оскорблять Вентру, тремерская сука!
Незнакомка улыбнулась и покачала головой:
— Слушайте, ребята, вы бы лучше поискали, кого ищете.
— Не пытайся сбить нас с толку, ведьма! — зарычал второй вампир. — Мы знаем, что это ты казнила одного из служителей принца! Твоя визитная карточка торчала у него из спины! Ты оскорбила нашего Мастера, убив одного из его людей на самых ступенях Черной Ложи! И подобная наглость должна быть покарана!
— До вас, дебилов, никак не дойдет? Повторяю: я не та, кого вы ищете! А сейчас я еще раз по-хорошему вас прошу дать мне дорогу...
— Хватит! — загремел третий вампир, и они на нее набросились.
Первый зашел сзади, второй прыгнул вверх, третий бросился пригнувшись. Неизвестная встретила третьего четким ударом подкованного сапога в челюсть, да так, что он повис на сапоге, как сорванная садовая калитка, вывесив язык розовым червем. Второй со всего размаха налетел на пружинный нож, проколовший ему легкое, как детский шарик. Вообще-то для Своих такие раны — пустяк, но не тогда, когда нанесены специально заговоренным против них оружием.
Второй вампир завизжал, как кастрируемый жеребец, судорожно пытаясь слезть с ножа. Рванув на груди рубашку, он обнажил бледную безволосую грудь. Кожа вокруг раны уже почернела и распухла, на глазах становясь гангренозной.
— Это что еще за тремерское чернокнижие? — прохрипел первый.
Второй закашлялся и рухнул на булыжники мостовой — мертвый по-настоящему. Неизвестная, не теряя ни секунды, уже повернулась к первому вампиру, погружая нож ему в правый глаз. Вампир заверещал, и почти тут же левый глаз у него полез из орбиты, распухая, как у персонажа из мультфильма, потом лопнул.
Третий попытался удрать, но путь ему загораживала та, кого он секунду назад считал добычей. Воздев руки, он, брызгая слюной, забормотал что-то вроде мольбы о пощаде, но тут нож вошел ему в брюхо. Вампир рухнул наземь и задергался у ее ног, как червяк после дождя на горячем асфальте. Умер он почти так же быстро, как от выстрела в сердце или в мозг.
Со скучающим видом неизвестная переступила через последнюю жертву и направилась куда шла, пока ее не отвлекли. Она сделала три шага и застыла, заслышав щелканье патронов, загоняемых в стволы автоматов.
— Стой! — велел женский голос.
Из тени выступили несколько «звездников» с «АК-47» в руках. Во главе их шла уже знакомая вампирша — та, которую звали Децима. Она была одета в черную кожаную куртку, кожаные джинсы, в руках держала заряженный арбалет. Оглядев бойню, она нахмурилась, потом снова посмотрела на неизвестную.
— Что тут происходит?
— Уже ничего.
— Ты со мной не умничай, юница!
Она кивнула ближайшему из «звездников», и тот носком сапога перевернул мертвых вампиров. Они уже почти наполовину сгнили.
— Из выводка Синьджона, Де... то есть миледи!
Децима нахмурилась еще сильнее и снова обратила пристальный взор к незнакомке.
— Ты убила Синьджоновых отпрысков — зачем?
— Я их не трогала, они на меня напали.
— Почему?
Неизвестная криво улыбнулась, показывая глазами на арбалет Децимы.
— Очевидный случай неправильной идентификации личности. Они решили, что я — это ты.
Децима возмущенно выпрямилась, будто позвоночник у нее стал стальным стержнем:
— Обхохочешься!
— Ага. Так вообрази себе, что я должна чувствовать!
— Бесстыжая сука! — рявкнула Децима, размахиваясь в молниеносной хлесткой пощечине.
Неизвестная перехватила ее руку в миллиметре от своего лица.
— А это такой способ благодарить за серьезную услугу?
— Чего ты хочешь, юница? — прошипела Децима, вырывая руку. Черты ее лица свело яростью. Она была в гневе, но в голосе ее звучала солидная доля неуверенности — и еще чуточка страха. Неизвестную вампиршу она невзлюбила с первого взгляда, но бросать ей вызов сейчас не хотела. Не зная, на что та способна, Децима не могла рисковать поражением на глазах у своих людей.
Неизвестная улыбнулась, чуть наклонив голову. В линзах ее очков отразилось взбешенное лицо Децимы.
— Я слыхала, вы работников набираете.
* * *
— Кто идет? — рявкнул охранник, наставляя ствол на вышедшие из тени фигуры. Часовые на блокпостах считали себя элитной гвардией Эшера и к своей работе относились всерьез.
Децима даже не подумала отозваться на оклик. Часовой подобрался, но тут же узнал правую руку Эшера.
— Ах, это вы, миледи!
Децима прошла мимо него, не отреагировав на подобострастное обращение, будто часового здесь и не было. Неизвестная проследовала за ней. Взгляд «звездника» следовал за ней несколько секунд, но, когда она повернулась, блеснув темными очками, часовой быстро отвел глаза и стал смотреть в темноту за пределами поста. Когда дело касалось таких же людей, агрессивность и злоба «звездников» могли бы сделать честь волчьей стае, но Своих они уважали инстинктивно.
Дом Эшера возвышался над взорванным ландшафтом гигантским надгробием. Неизвестная вгляделась в дом, переключившись в спектр зрения Притворщика, — и ей пришлось прикусить язык, чтобы не выругаться вслух. Силовые поля, окружающие крепость, пульсировали и дрожали сдержанной силой.
Здесь явно поработала магия — что подтверждало слухи о принадлежности Эшера к колдунам на крови из клана Тремере. Неизвестной приходилось раньше иметь дело с вампирами огромной силы, но эта сила лежала в области дисциплины ума, а не оккультизма. Магию она знала по своим делам с наемными алхимиками и заклинателями вроде кицунэ Ли-Лиджинга и малого демона Мальфеиса — это Мальфеис придал ее пружинному ножу заклинание против Своих, — но никогда она в темном искусстве сама ничего не делала серьезного. Здесь же по заплетенным цепям эфирной энергии, окружающей дом Эшера, было ясно, что у хозяина связи в сверхъестественном мире весьма серьезные. Значит, работа будет хитрой. Очень хитрой.
Завидев Дециму, «звездники», ошивающиеся возле твердыни Эшера, вытянулись по стойке «смирно». Вампирша, поднимаясь по ступеням, даже на них не глянула. Она остановилась у порога, положив руку на дверную ручку в виде рычащей львиной головы.
— Вот дом моего принца, сердце его владений. Это сила его, ставшая материей. Я тебя предупреждаю в первый и последний раз, юница: не уклоняйся от центрального коридора, иначе ты обречена.
Произнеся это ритуальное предупреждение, Децима распахнула дверь и жестом пригласила неизвестную войти.
Пол здания вдруг ушел вниз, как дно «Гравитационной бочки» на ярмарке, и интерьер завертелся каруселью. Прижатая к стене центробежной силой, неизвестная увидела мелькание многочисленных дверей, превращающихся в ящериц, потом в птиц, потом снова в двери. Кое-какие из дверей находились прямо над головой, другие под ногами, третьи висели в воздухе.
Из ниоткуда и отовсюду зазвучал голос Децимы:
— Не двигайся. Не пытайся открыть двери, которые ты видишь. Безопасен только коридор. Он всегда ведет к Эшеру, где бы он ни был. Закрой глаза. Ты видишь коридор?
Неизвестная послушалась. Головокружительная карусель дверей исчезла, сменившись изображением совершенно обыкновенного коридора, декорированного тщательно подобранными обоями и портретами в золоченных рамах. Когда неизвестная сосредоточила зрение на коридоре, перед ней появилась Децима и нетерпеливо взмахнула рукой:
— Побыстрее! Я не могу тут с тобой возиться всю ночь, юница!
Неизвестная с крепко зажмуренными глазами шагнула вперед. Она шла за Децимой, следуя всем извивам коридора. Иногда коридор поворачивал обратно, и оказывалось, что она идет туда, откуда пришла. Приходилось подавлять головокружение, когда коридор извивался и склеивался, образуя лист Мебиуса. И все же она не могла не восхищаться искусством и знанием, необходимыми для создания такой большой магической конструкции. Много ушло силы и времени, чтобы так тщательно запутать пространство. По сравнению с твердыней Эшера дом, названный Ловушкой Призраков, казался кукольным домиком в башмачной коробке.
Наконец Децима остановилась перед массивной дубовой дверью с эмблемой Тремере и обратила к неизвестной сердитый взгляд:
— Здесь зал аудиенций. Наш господин ждет внутри. Скажи мне твое имя и линию крови, чтобы я могла о тебе объявить.
Неизвестная покачала головой:
— Если он захочет узнать мое имя и как звали моего папочку, сам спросит.
У Децимы задергалась челюсть.
— Ты дерзкий птенец! С каким удовольствием я тебя раздавлю!
— Хорош трепаться, открывай эту дверь на фиг.
У Децимы глаза налились алым — но она все же открыла дверь.
Зал аудиенций застилали бархатные драпри и кроваво-красные гобелены с оккультными символами, вышитыми золотой нитью. Освещали зал несколько церковного стиля канделябров, каждый размером со взрослого мужчину и каждый поднимал к небу сотню свечей. Принц этих владений сидел на кресле пятнадцатого века в стиле Савонаролы, а за ним располагалась точная копия знаменитого Окна Роз собора Нотр-Дам, висящая на стальных тросах и подсвеченная сзади. У ног его свернулась в позе спящей кошки Никола, полузакрывшая глаза от ласки вампира, который гладил ее волосы.
Эшер, наклонившись вперед, обращался к двум «звездникам», служившим стражей для Никола, — белому с паутинной татуировкой и гаитянцу по имени Обиа. Говорил он тихо, но внушительно.
— Мне все равно, кого вы найдете, — хотя я предпочел бы, чтобы это был кто-то из невысоких, если вы меня понимаете. Не из тех, которых потом сильно не хватало бы и кто мог бы оказаться полезным. — Эшер обернулся на звук вошедшей Децимы и жестом отпустил «звездников». — Идите и делайте что должны.
Неизвестная оглядела прошедшую мимо пару. Тот, что с татуировкой, в отличие от охранника на блокпосту открыто встретил ее взгляд и осклабился, выходя из зала. Очевидно, еще не все служители Эшера были доведены до кондиции.
Эшер откинулся в кресле, положив руку на шелковистые волосы Никола, будто это была верная собака у ног.
— У тебя есть что доложить, лейтенант?
— Сегодня ночью уничтожены трое из выводка Синьджона. Они искали меня, чтобы отомстить за убитого мною «черную ложку».
— Отличная работа, Децима.
— Это не она их свалила, а я.
Эшер выпрямился, вгляделся в неизвестную.
— Кто этот птенец, Децима? И почему ты ее не объявила?
— Она не позволила.
Эшер приподнял бровь и снова посмотрел на вампиршу в темных очках.
— В самом деле? Кто ты, юница? И чьей крови объявляешь ты себя?
— Моим сиром был сэр Морган, Лорд Утренней Звезды, кажется, Вентра. Но он бросил меня почти сразу после Объятия. Я не принадлежу ни к одному клану.
Эшер наклонился вперед, в глазах его выразился интерес:
— Ты анарх?
— Точнее было бы сказать «ронин», милорд, — криво улыбнулась она.
— Ты утверждаешь, что убила троих из выводка моего врага. Зачем?
Неизвестная пожала плечами:
— Я ж говорила вот этой леди с крючками в сиськах: перепутали. Они на меня наехали — я их положила. Все просто.
— Зачем ты здесь?
— Дошли слухи, что вы народ набираете. Поговаривают, джихад заваривается между вами и Синьджоном.
Эшер порывисто встал, заставив Никола резко отодвинуться в сторону.
— Джихад? В Городе Мертвых никакой джихад не идет, моя милая! Я просто защищаю свои интересы. И глупо было бы с моей стороны этого не делать, учитывая агрессивность моего оппонента. Ты со мной согласна?
— Полностью, милорд.
Сапоги Эшера застучали по красному дереву пола — он обходил нового рекрута, пристально рассматривая.
— Даже людскому глазу ясно, что ты — женщина необычайных сил и способностей. Ты пышешь силой, как только что выкованный меч — жаром. Я был бы рад, если бы ты вступила в мой анклав, незнакомка. Не иметь клана — это среди Своих не считается великим достоинством, юница! И ты, несомненно, уже узнала эту горькую правду. Тебя многое ждет в грядущие годы: Город Мертвых — всего лишь ступень, у меня планы на всю страну! Брось свой жребий на мою сторону, моя милая, и в новом тысячелетии ты можешь оказаться во главе целого города — если не целого региона!
— Соблазнительно. И что я должна сделать, чтобы вступить в клан?
— Поклясться в верности мне как своему сюзерену, принеся клятву крови.
Незнакомка застыла камнем:
— Ты меня сделаешь траллсом?
Эшер улыбнулся и поднял руку умиротворяющим жестом.
— Ты не поняла меня, друг мой! Я прошу всего лишь клятвы — у меня нет желания привязывать тебя ко мне. Нет, мне нужна твоя служба, но полностью по твоей свободной воле! Только путем взаимного согласия мы можем получить выгоду от нашего сотрудничества! Принесение клятвы крови — всего лишь формальность, если ты на нее согласишься. Но я твердо верю в обряды и традиции нашего рода: именно они отличают нас от более бестиальных видов.
— Тогда ладно, я согласна. А то надоело мне, что всякий панк с клыками на меня наезжает. Хватит мне уже быть самой по себе.
Эшер улыбнулся и хлопнул ее по плечу:
— Мне приятно это слышать, моя дорогая! Ты приняла разумное решение. — Он щелкнул пальцами, и Никола встала, покачиваясь, как тростинка. — Никола! Принеси клинок!
Танцовщица нырнула за трон и вытащила кинжал в богато украшенных ножнах. Двигаясь как лунатик, она подала клинок принцу вампиров. Эшер снисходительно улыбнулся и погладил ее пальцем по щеке.
— Правда, она несравненна, мой друг?
— Ну, в общем, красивая.
Эшер вперился в незнакомку тяжелым взглядом:
— Она моя и только моя. Это понятно?
— Совершенно понятно, милорд.
Закатав левый рукав, Эшер обнажил внушительное мускулистое предплечье. Вытащил кинжал из ножен. Рукоятка из чистой платины, огромный кусок красного железняка в головке рукояти — лезвие блестело в свете свечей, как лед. Одним движением Эшер распорол внутреннюю сторону руки от локтя до запястья. Края раны выпятились, раскрылись, обнажив несколько слоев тканей. Будь Эшер живым, жизнь его хлынула бы алым фонтаном, но так ему пришлось сжать себе руку чуть ниже локтя, выдаивая рану, чтобы пошла кровь. Через несколько секунд вязкая красная жидкость, больше похожая на патоку, чем на кровь, выступила из пореза.
— Прими сие, кровь мою, о дочь Моргана! Испей моей сути и поклянись в верности мне, Эшеру, принцу Города Мертвых. Испей и стань сама моей крови! — мощно раскатился эхом голос Эшера.
Незнакомка встала на колени.
— Я клянусь тебе в верности, Эшер, принц Города Мертвых, — ответила она. — Кровью твоею да будет существование мое посвящено службе и славе твоей.
Прижав губы к ране, она стала сосать предложенную кровь. Веки Эшера затрепетали, глаза закатились, и стон человека на грани оргазма вырвался из его горла. С внезапным прерывистым вздохом он вырвал руку и шагнул назад, моргая, как со сна.
— Хватит!
Неизвестная кивнула и встала. Эшер опустил рукав, и вид у него был какой-то неспокойный.
— Теперь поди. С этой ночи ты под моей защитой и у меня на службе. Для начала я прошу своих новых рекрутов быть всегда наготове и поблизости.
Неизвестная поклонилась, прижав левую руку к сердцу.
— Как пожелаете, милорд.
Эшер хлопнул в ладоши, призвав вампира в рваных одеждах и с всклокоченной бородой алкаша. Тот боязливо поклонился своему хозяину:
— Чего изволите, милорд?
— Покажи новенькой катакомбы, Торго. Проследи, чтобы она хорошо устроилась.
— Слушаюсь, хозяин.
Следом за шаркающим слугой неизвестная вышла из зала, а Децима глядела ей вслед, не скрывая враждебности. Как только дверь за ними закрылась, подручная Эшера повернулась к хозяину, дрожа от ярости:
— Зачем вы ее взяли? Я этим блядским глазам под очками ни на цент бы не поверила!
— Ревнуешь, милая? — ухмыльнулся Эшер, возвращаясь на свой трон.
— К кому тут ревновать? — фыркнула Децима. — Языкатый выблядок, ищущий, где напакостить!
— Ты сама знаешь, милая, что это не так, — упрекнул ее Эшер. — Ты, как и я, ощутила ее силу. Кем бы ни была эта неизвестная, она в любом случае — ходячее оружие.
— Она опасна, Эшер! Вы играете с солнцем, принимая ее в анклав! По-моему, ее надо бы просто убить!
— Слишком много беспокоишься, Децима. И дурак я был бы, если бы дал такому сильному агенту уйти на службу Синьджону! А вообще я считаю, что друзей надо держать близко от себя, но врагов — еще ближе. Вот почему я велел, чтобы она жила в катакомбах: потому что собираюсь тщательно проследить, когда и куда будет она уходить и приходить. К тому же, если от нее будет слишком много хлопот, я либо поставлю ее под полную связь крови, либо наложу заклинание, от которого у нее мозг сварится, как капуста.
— И вы уверены, что поводок у вас в руках? Мне не понравился ваш вид, когда она пила от вас.
Тыльная сторона ладони Эшера ударила Дециму в щеку. Вампирша отлетела к стене с такой силой, от которой у человека сломался бы позвоночник.
— Забыла свое место, юница! Последнее время это слишком часто стало с тобой случаться. Не будь ты моим потомком, ты бы уже была истинно мертва!
Децима поднялась, шатаясь, вытирая с лица кровь.
— Простите меня, сир.
— Возможно, и прощу. Но сначала отнеси от меня послание в Черную Ложу. Скажи ему, что произошли некоторые прискорбнейшие недоразумения между его и моими силами. Скажи, что я заинтересован в перемирии и что приглашаю его сегодня в полночь на переговоры в «Данс макабр».
— Как прикажете, милорд. Чем-нибудь еще могу служить?
— Оставь нас, — коротко бросил Эшер, протягивая окровавленную руку к Никола. — Я останусь наедине с моей будущей невестой.
— Как пожелаете, мой принц, — прошептала она, пятясь прочь из зала аудиенций.
Когда закрылись тяжелые дубовые двери, Децима про себя поклялась, что еще увидит, как и эта человечина, и эта сука-анарх жизнью своей поплатятся. Десятки лет Эшер принадлежал ей — и вот теперь ее выбросили ради этой балерины из музыкальной шкатулки! И ясно, что новенькая рвется заменить ее на месте лейтенанта у Эшера, а этот паразит ею настолько очарован, что вполне согласен! Ладно, пусть эта сука строит свои козни.
Дециму она врасплох не застанет.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси



ничего так...только слишком запутанно и быстро закончилось..это не роман(
Дюжина черных роз - Коллинз Нэнсистелла
2.03.2012, 14.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100