Читать онлайн Дюжина черных роз, автора - Коллинз Нэнси, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Нэнси

Дюжина черных роз

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

Дом Эшера стоял пустой и одинокий посреди щебня Города Мертвых, и силуэт его громады зловеще выделялся на фоне восходящей луны. Кладбищенская тишина округи еще больше усиливала сходство с гигантским надгробием — местом, где владычествуют мертвые и куда нет входа живым. Блокпостов больше не было, и кучка часовых держалась на тротуаре возле дома, светя вспышками сигарет и переговариваясь вполголоса.
Неизвестная долго смотрела на них из тени, прикидывая варианты. Стоит ли входить в овердрайв, чтобы разобраться с этими гориллами? Этот режим требует приличных резервов энергии, а у нее лишних нет. Как только она ступит на порог, Эшер будет знать, что она здесь. Преимущество внезапности исчезнет, не появившись. Нет — нужен другой вход.
Она заползла в один из открытых подвалов, окружающих квартал, как кратеры от бомб. На полпути она поняла, что дно усыпано мертвыми телами. «Звездники», пережившие бунт и штурм крепости Синьджона, использовали яму как братскую могилу, скидывая туда своих убитых вместо того, чтобы их хоронить. Как ни мерзка была вонь, это еще цветочки по сравнению с тем, что здесь будет завтра-послезавтра.
Она пробиралась среди трупов, пока не нашла вход в туннель, куда едва мог протиснуться человек. Такой туннель наверняка используется редко, что вполне отвечало ее целям. У стен не было никакой облицовки, будто туннель прокопал какой-то гигантский крот, и пришлось ползти на животе сквозь темноту, проталкиваясь локтями. Она только надеялась, что не встретится ни с кем из анклава Эшера, кто полз бы наружу. И без того ситуация непростая.
После нескольких долгих минут, полных клаустрофобии, она наконец увидела что-то, похожее на свет. Осторожно продвигаясь вперед, она увидела подземный зал, служивший казармой для рекрутов Эшера. Сейчас в просторном помещении вроде бы не было Своих. Бесшумно выскользнув из туннеля, она отряхнула волосы и одежду от земли несколькими резкими движениями ладони.
* * *
Теперь, внутри, надо было узнать, где держат Клауди — а в этом сумасшедшем доме-аттракционе совершенно непонятно, где это может быть. Наиболее вероятно было бы искать в той подземной тюрьме, где ее допрашивали, а это было в каком-то коридоре главных катакомб. Идя по своим следам прошлой ночи, она ощутила, как бьется в ней кровь Эшера вторым сердцем. Когда она была слаба, легче было заглушать этот зов, но сейчас он был почти такой же повелительный, как зловещее влияние Другой.
В каком-то извращенном смысле Другая подготовила ее к тому, чтобы иметь дело с Эшером. Она много лет подряд училась подавлять свою вампирскую личность и потому сразу поняла, что Эшер пытается захватить над ней контроль. Вампир более слабый принял бы желания Эшера за свои собственные и действовал бы, не задумываясь.
Дверь в допросную была не заперта. Неизвестная шагнула внутрь. Все было почти так, как прошлой ночью, — только тело Децимы уже убрали, и кто-то написал на стене человеческой кровью: «Он со мной».
* * *
— Ах! Смотрите, кто к нам пришел!
Эшер сидел под цветным витражом, висящим над его троном, и один ботинок поставил на тело Клауди. Борода старого хиппи была ярко-красной, левый глаз и щека распухли так, будто ему под кожу вшили грейпфрут, но вроде бы он дышал. Свои и «звездники» выстроились вдоль стен, и глазки у них блестели, как у крыс в канаве.
— Отпусти его, Эшер, — сказала неизвестная. — Я в твоей власти — он тебе уже не нужен.
— Отнюдь, красавица, — ухмыльнулся Эшер, слегка пнув носком ботинка тело Клауди. — Он мне очень нужен. В конце концов, это ведь он защищал того мерзкого мальчишку. Отсюда следует, что он знает, где Никола.
— Никола погибла. Сгорела в Черной Ложе.
— Ты мне будешь ссать в глаза и говорить, что это дождик? — зарычал Эшер. — Если бы она была у Синьджона, он бы вышвырнул ее после первых трех минут штурма! Нет-нет, я понимаю, что похищение моей возлюбленной — это твоя работа, а не его. Не знаю, зачем тебе надо было втравить меня и Синьджона в джихад — может быть, чтобы мы убили друг друга, а Город Мертвых достался тебе? Таков был план? Ты как млекопитающее, строящее козни у ног динозавров?
— Ты бы не понял моих мотивов, если бы я тебе сказала. Но в одном ты прав: я прибыла с четкой целью избавиться и от тебя, и от Синьджона.
Эшер встал и отошел от Клауди, злобно хмурясь.
— Кто ты, женщина? Тебя послала Камарилья? Ты их Архон?
— Камарилья! — Она отвернулась и сплюнула. — Камарилью я люблю не больше, чем тебя, Эшер!
— Отвечай, будь ты проклята! Кто ты? Назови свое имя!
— Хочешь знать, кто я? Я — та тень, которой страшатся монстры! Я — кошмар, преследующий мертвых! Загляни в самый темный угол своего черного сердца, и там ты найдешь меня! Я — убийца мертвых, разрушитель проклятых! Я то, чего боишься ты больше всего на свете, — я твоя смерть, Эшер!
Собравшиеся стали ежиться, перешептываясь. Эшер резким движением руки призвал всех к молчанию.
— Слишком пафосный разговор для мелкой интриганки! — презрительно бросил он. — Ты думаешь, твоя похвальба меня смутила, анарх? Кто ты такая, чтобы бросать мне вызов? Мне! Колдуну клана Тремере! Я — принц этого города, и твое колено преклонится передо мной! — Он шагнул к краю помоста и ткнул вниз пальцем. — Ты слышала меня, сука, — я приказываю тебе склониться передо мной!
Она ощущала в себе его волю, разрушающую ее самообладание. Будто невидимая рука давила на затылок, стараясь склонить голову вниз, но она не уступала.
Эшер гневно сверкнул глазами на такую дерзость и удвоил усилия.
— Я сказал — склонись!
Собрание подхватило голос хозяина, все крики слились в один:
— Склонись! Склонись!
Неизвестная сжала зубы и скривилась — ее мышцы дрались друг с другом. Будто шла игра в перетягивание каната на рояльной струне. Воля Эшера горела внутри раскаленным углем, нападая на разум с яростью питбуля. Она пошатнулась от этого нематериального нападения, но не поддалась, только сморщилась в напряженной гримасе.
— Не пытайся отвергнуть меня, изменница! — зарычал Эшер. — Ничего у тебя не выйдет! Склонись, и я дарую тебе легкую смерть!
Один из рабов бросился вперед и схватил неизвестную за волосы.
— Ты слышала волю лорда Эшера! На колени, мразь! На колени перед твоим господином!
Неизвестная двинула вампира локтем в грудь, заставляя выпустить ее волосы. Потом она зажала его голову в захват и повернула на полный оборот. Раздался звук, будто кто-то разломал черешок сельдерея, и голова вампира оказалась у нее в руках. Неизвестная уронила седой трофей и ногой отфутболила Эшеру, который инстинктивно его поймал.
— Кретин! — рявкнул он оторванной голове. — Мне не нужна была твоя помощь, чтобы покорить ее своей воле!
Оторванная голова открыла рот для извинений, но у нее не было легких, чтобы наполнить гортань. Глаза еще секунду подергались туда-сюда, будто впервые осознавая ситуацию, потом остекленели. Фыркнув с отвращением, Эшер отбросил голову за спину через плечо.
Неизвестная стояла в окружении миньонов Эшера, а те толпились с голодным блеском в привыкших к темноте глазах. Они тянулись к ней, облизывали губы и лопотали меж собой, как летучие мыши.
— Прочь от нее! — заревел Эшер, пробираясь сквозь толпу, распихивая ногами Своих и «звездников». — Она моя!
Они все отхлынули, склоняя головы в знак почтения.
Теперь неизвестная и Эшер стояли на одном уровне, разделяло их всего футов десять. Она и повелитель вампиров стали осторожно двигаться друг вокруг друга против часовой стрелки, как настороженные пантеры в запертой клетке. Эшер глухо рычал, глаза его горели адскими огнями.
Неизвестная сунула руку в карман, и серебряное лезвие выпрыгнуло у нее из кулака. Глаза Эшера расширились в тревоге и удивлении, но он не отступил. Неизвестная сделала выпад, резанув Эшера по груди, но он успел отступить в сторону, повернувшись на каблуке с фацией матадора, плащом подманивающего быка.
— Ты быстро двигаешься, предательница, — но достаточно ли твоей быстроты? — осклабился Эшер, поднимая руку, пылающую алым огнем.
Он сделал выпад, пытаясь схватить ее горящими пальцами. Она ушла в пируэте, как игрушечная балерина на зеркальном озере, на волосок ускользнув от колдуна. Выходя из поворота, она полоснула ножом, но Эшер снова был за пределами досягаемости.
Сторонники Эшера выстроились по сторонам, возбужденно вопя и скандируя, а два вампира танцевали свой смертельный бой. Такого захватывающего зрелища никогда еще не было даже в «Данс макабр».
Неизвестная метнулась вперед, и Эшер двинулся ей навстречу, перехватив ее правое запястье железной хваткой. Неизвестная подавила крик боли, когда жидкий огонь стрельнул в руку. Боль была невероятной — будто к руке поднесли ацетиленовый факел. Она попыталась вывернуться, но неудачно. Эшер не выпускал ее, как она ни отбивалась. Пальцы судорожно разжались, выпустив упавший нож. Эшер усмехнулся и быстро отбил его ногой подальше. Члены анклава ахнули и быстро убрались с дороги из страха перед уколом смертоносного серебра.
— Ты действительно умна и сильна, предательница, — осклабился Эшер, сжимая хватку сильнее. — Но у тебя против меня ни одного шанса не было — как и у этого музейного экспоната Синьджона! Ты ничто в сравнении со мной! Ничто!
Она чувствовала, как кипит кровь в венах и обжигает артерии. Будто по жилам текла кислота — или магма. Кровавые слезы выступили из глаз, оставляя на щеках красные дорожки. Пар выбивался из ушей и ноздрей. Кровавая магия Тремере могла сварить мозг до консистенции пудинга, внутренние органы готовы были лопнуть, как сосиска в микроволновой печи. Страшная смерть даже для мертвеца.
Она стала терять сознание, рухнула на колени. Эшер выпустил ее руку и схватил за горло, держа так, чтобы налитые кровью глаза не могли от него отвернуться.
— Видишь? Я тебе говорил, что ты встанешь передо мной на колени, красотка! Но что же с тобой сделать? Изготовить чашу из твоего черепа? Или расчленить тебя по кусочкам — туда почку, сюда матку, — только не сразу, чтобы ты успевала регенерировать и не умирала? Что-то в этом есть, тебе не кажется? Ты многое отняла, что было мне дорого, предательница. Теперь много лет уйдет, чтобы найти и обучить новую Дециму... — По его лицу медленно поползла улыбка. — Да, вот оно! Я тебя использую, чтобы заменить Дециму! Сделаю тебя траллсом и заставлю служить мне, как своему сеньору. Вы достаточно похожи, понадобятся лишь косметические изменения. А потом я сменю твое имя, какое бы оно ни было, на Дециму, и ты станешь Децимой! Будто она никогда не умирала — а тебя никогда не было.
— Нет! Только не это! Все что угодно! — прохрипела неизвестная. — Умоляю тебя!
— Твои мольбы о пощаде бессмысленны, предательница! — Пульсирующая энергия, окружавшая руки Эшера, мигнула и погасла, но он одной рукой продолжал держать женщину за горло, а другой махнул ближайшему своему траллсу. — Подать мне нож!
Лакей бросился на помост и быстро вернулся, держа в руках ритуальное лезвие. Эшер вытянул левую руку, и раб резанул подставленное запястье, ахнув при виде крови господина, медленно выступившей из разинутого рта свежей раны.
Эшер ткнул кровоточащее запястье в лицо неизвестной. Она затрясла головой, пытаясь отодвинуться, но ее тут же скрутили.
— Нет! Прошу тебя! Не делай этого! — молила она.
— Пей кровь мою! Пей — и покорись мне, ныне и вовеки! Пей — и стань моей плотью, стань моей волей! Пей — и стань проклятой!
— Пей! Пей! Пей! — скандировали вампиры анклава.
Глаза неизвестной закрылись, когда она взяла в рот кровь Эшера. Простонав, сдаваясь, она по собственной воле схватилась за его руку. Эшер осклабился еще шире. Теперь она попала к нему в рабство, стала послушна любым его капризам и приказам. Да, это лучше, чем ее убивать. Куда лучше. Смерть — слишком быстрое и легкое наказание за преступления, подобные тем, что совершила эта женщина. А вот полное и окончательное разрушение разума и души — это совсем другое дело. Стереть ее личность и превратить в продолжение его возлюбленной Децимы — это было навеяно причудами сотни лет назад почившего отца, который заменял жен и подружейных собак похожими, чтобы создать иллюзию, будто это то же существо.
Эшер пошевелился, чтобы отнять руку от пьющего рта, но неизвестная не выпускала. Хватка ее стала крепче, она всосалась в рану всерьез. Когда Эшер попытался вырваться еще раз, на его лице мелькнула тревога.
— Хватит! — хрипло прошептал он. — Отпусти!
Неизвестная открыла глаза, пристально глядя на Эшера поверх очков, но продолжала пить. Вокруг ее головы и плеч затрещало облако пурпурно-черного света, как нимб падшего ангела.
— Отпусти! — заорал Эшер, хватая ее свободной рукой за волосы.
Темная энергия вспыхнула, выплюнула сгусток, похожий на светлячка, и Эшер отдернул руку. Пальцы и ладонь выглядели так, будто он выхватил их из кипящего масла.
Оргазмический порыв, который бывает, когда делишься кровью, прошел и сменился паническим страхом.
— Не стойте столбом! — завизжал Эшер на своих миньонов. — Уберите ее от меня!
Вампир, который подал Эшеру нож, шагнул вперед, схватил женщину за ворот куртки — и вдруг сам по себе вспыхнул. Свои отшатнулись, шипя и закрываясь руками от пламени. После минуты бешеного визга и жестикуляции горящий свалился и затих. А тем временем неизвестная пила, и волосы Эшера стали седеть.
— Ну его на хрен — туда лезть, — сказал вдруг один из «звездников».
— Это точно, друг, — ответил другой.
— Убрать ее! Приказываю! — выл Эшер.
Еще два траллса шагнули вперед, еще два траллса вспыхнули ярким пламенем. Только эти оказались более спортивными, чем первый, — они нырнули прямо в толпу, в предсмертных судорогах поджигая собратьев Своих. Не прошло и нескольких секунд, как зал аудиенций заполнился быстро горящими вампирами, мечущимися кругами, пока пламя пожирало их бессмертие.
Эшер всхлипнул от боли и рухнул на колени — у него не было сил стоять. Неизвестная прервала трапезу, вытирая губы тыльной стороной ладони, и встала на ноги.
— Братец Лис, только не бросай меня в терновый куст! — захохотала она. — Делай со мной что хочешь, только не бросай меня в терновый куст!
Эшер пытался отползти, но куда там — он превратился в развалину. На месте мощного, полного жизни повелителя вампиров валялся на полу тощий, как жердь, старик с желтушной кожей в пигментных пятнах, с редеющими белыми волосами. Ногти вытянулись и загнулись, как когти хищной птицы, лицо превратилось в лицо трупа.
— Кто ты? — прохрипел он голосом сухим как пергамент.
— Я — вампир, который питается вампирами, — ответила она. — Я попробовала твою кровь — и она мне понравилась.
Эшер поднес к лицу костлявую руку, но была это жалкая защита или просто попытка не видеть свою судьбу — неизвестно, потому что незнакомка притянула его к себе в грубой пародии на любовное объятие, прижалась к нему лицом. При виде ее обнаженных клыков он вздрогнул.
— А ведь тебе оказана честь, Эшер, — улыбнулась она. — Ты всего лишь второй вампир, которого я потребила. Первым был мой собственный сир. И, могу добавить, ты куда лучше на вкус.
— Умоляю, отпусти меня! Я все тебе отдам — все!
— И если я дам тебе свободу, ты отпустишь Клауди и меня из Города Мертвых целыми и невредимыми?
— Да! Конечно!
— И оставишь в покое Никола и Райана?
— Кровью моей клянусь, что никогда больше не буду ее искать!
Она ослабила свою хватку, но не отпустила Эшера, а стала задумчиво рассматривать постаревшие черты повелителя вампиров.
— Знаешь, что я тебе скажу... — Она замолчала, будто в раздумье. — Какой же ты лживый паразит!
Клыки ее вонзились в яремную вену Эшера, как втыкается кран в бочку. Кровь потекла из него — густая, темная, консистенции машинного масла. И на вкус она была куда лучше, чем неизвестной приходилось пробовать. Она ему правду сказала — он действительно был хорош.
Чем глубже она впивалась, тем быстрее старел владыка вампиров. Губы почернели и сморщились, отошли от десен в мерзкой ухмылке. Кожа стала отваливаться пластами, а волосы, ногти и зубы вышли из своих гнезд и опали, как осенние листья.
Эшер молотил по ней руками и ногами в тщетной попытке освободиться. В ответ на его усилия она только крепче сжала объятие, сломав его позвоночник, как сухую ветку. Визг Эшера перешел в ультразвук, будто пищит летучая мышь. Глаза ушли в орбиты, оставшаяся плоть потеряла упругость, и лицо застыло в гримасе первозданного ужаса.
Дом Эшера содрогнулся.
Неизвестная перестала пить, заморгала и огляделась. Зал аудиенций горел — пылавшие вампиры ненамеренно подожгли гобелены. Но не огонь был причиной того, что она ощутила...
Снова содрогнулся дом Эшера. Только на этот раз скорее даже задрожал.
— Что это?
— Моя магия... — шепотом выговорил Эшер голосом глубокого, невообразимо древнего старика. — Моя магия связана с моей кровью... силой жизни... и без меня она не может удержать дом. Это карточный домик... а ты... ты вытащила короля.
Снова затрясся дом, и в полу зала аудиенций открылась щель шириной в два фута. Неизвестная отпустила Эшера и пошла подобрать Клауди, все так же лежащего без сознания у подножия трона. Эшер растянулся на помосте, бесполезные ноги подогнулись под ним, как гнилые палки.
— Не бросай меня здесь! — взвыл Эшер. — Город Мертвых — твой! Я отдам тебе все, что у меня есть, — только забери меня с собой!
— Ты все еще не допер? — вздохнула она, взваливая Клауди себе на спину. — Да оставь ты себе свой вонючий Город Мертвых — если подумать, ты просто создан для него! А теперь извини — мне пора.
Из глубин здания раздался рокот, и дом дернулся, будто его одновременно потянули в три разные стороны. Неизвестная ловко обошла дыру, возникшую под ногами, остановившись только, чтобы подобрать пружинный нож.
— Нет! Не уходи! Не бросай меня здесь одного!
Но голос Эшера потерялся в стоне дома, который начинал рвать себя на части.
С треском лопнул металлический трос, и Эшер, подняв глаза, увидел, как цветной витраж угрожающе покачивается над головой, как маятник в одном рассказе поэта. И последней мыслью, мелькнувшей у него в голове перед тем, как тонна металла и цветного свинцового стекла рухнула вниз, была мысль о Бакиль.
* * *
Выбив ногой дверь зала аудиенций, неизвестная шагнула в коридор. Если в доме Эшера трудно было двигаться, когда Эшер им управлял, то сейчас стало еще хуже. Хоть открывай глаза, хоть закрывай, а здесь был окончательный хаос. Стены сочились кровью, бегали на крабьих ножках двери, вытягивая дверные ручки на длинных антеннах. Ковер под ногами был соткан из горелой пастилы. Стиснув зубы, неизвестная двигалась вперед, стараясь не замечать того, что мелькало на краях поля зрения.
Один раз за углом она заметила группу «звездников», по пояс ушедших в топь коридора. Как тараканы в клеевой ловушке. Она отвернулась, когда пол дернулся вверх, впечатав их в потолок с силой гидравлического пресса. Глянув под ноги, она увидела, что планка, держащая ковер, изгибается и вьется, пытаясь поймать ее за лодыжки, как змея. Покрепче ухватив Клауди, она двинулась дальше, ругаясь про себя. Тряхнуло еще раз, и послышался звук поддающихся бревен. Неизвестная едва ушла от падающей балки, провалившейся в подвал. Воздух наполнился облаками известковой пыли, летящим щебнем и щепками — будто дом Эшера хотел исчезнуть в собственном пупе.
Вдруг неизвестная оказалась снаружи, не выходя в дверь, — просто в мгновение ока исчезла стена. Женщина перебежала улицу, шатаясь, боясь, как бы не попасть под падающую трубу или кирпичную лавину. Ей-то это было бы не страшно, но вряд ли Клауди остался бы в живых после этого. Убедившись, что ей уже ничего не грозит, она положила ношу на землю и обернулась посмотреть на падение дома Эшера.
Первое впечатление было такое, будто дом собран на петлях, и сейчас его складывают внутрь гигантские невидимые руки. Похоже было на фокус, когда иллюзионист взял ящик размером с автомобиль и сложил его до размеров коробочки, которую мог бы унести младенец. Только тот ящик и на четверть так не грохотал, как дом Эшера. Но даже грохот обрушаемой кладки и дребезг и лязг разбитого стекла никак не заглушали вопли, доносящиеся из содрогающихся коридоров и комнат. Несколько окровавленных фигур выбросились из окон на землю вниз, но почти все последователи Эшера, люди и вампиры, остались внутри.
Раздался долгий гортанный стон, чем-то похожий на пение кита, и дом Эшера исчез в грибовидном облаке каменной крошки и известковой пыли. Неизвестная заметила, что дом Эшера, исчезая, прихватил с собой свои катакомбы, потому что клочок земли, где он был секунду назад, стал совершенно ровным.
«Что ж, слава богу, с этим закончили», — заметила она про себя и наклонилась поднять Клауди. Как-то странно звучало его дыхание — надо бы побыстрее доставить его в больницу. Тут ей на глаза попался «бэтмобиль» у тротуара.
Открыв водительскую дверцу, она осмотрела салон. Ключи так и остались болтаться в замке зажигания. А водитель, очевидно, каплями падал с потолка в том адском измерении, куда вернулся дом.
Она открыла заднюю дверцу и бережно положила Клауди на сиденье. Уцелевший глаз старого хиппи открылся, трепеща веками, и тело напряглось.
— Все нормально, Клауди, — шепнула она. — Все уже позади.
— Я... я ничего им не сказал, — прошепелявил он сквозь остатки зубов.
— Я знаю.
Клауди закрыл глаз и снова провалился в беспамятство.
* * *
Сестра в приемном покое больницы оторвала глаза от журнала на звук распахнувшихся автоматических дверей. Почему-то она занервничала, вдруг оказавшись в обществе высокой и тощей белой женщины лет под тридцать с неестественно бледной кожей, короткими темными волосами, одетой в потертые черную кожаную куртку и джинсы и в зеркальных очках. А на руках эта женщина держала взрослого мужчину.
— Мой друг ранен, — сказала она, очевидно, в виде объяснения.
Быстро влетели два санитара с носилками. Женщина будто не хотела расставаться со своей ношей, но все же позволила им его забрать.
— Э-хм, мэм!
Женщина в очках обратила бесстрастный взгляд на сестру за столом регистратора, которая протягивала ей планшетку и авторучку.
— Мэм, нужно заполнить пару форм.
— Его зовут Клауди, — только и сказала она, повернулась и направилась к двери.
— Постойте! — повысила голос сестра, обращаясь к уходящей спине. — Постойте! Не можете же вы его так бросить! Мы ж даже не знаем, есть у него страховка или нет!
Клауди лежал на больничной койке со свежим гипсом на левой ноге, подвешенной к потолку. Правую лопатку и руку ему тоже мумифицировали, и металлический штырь держал его руку под неестественным углом. Кровь и блевотину с бороды и волос смыли, опухоль на левой стороне лица спала настолько, что он уже мог открыть глаз. Он сидел в темноте, потягивая через соломинку яблочный сок и смотря телевизор с отключенным звуком. Ширма, которая отделяла его половину палаты от половины соседа, была задернута, отделив его и от двери.
— Клауди!
Он дернулся, проливая сок.
— Прости, я не хотела тебя пугать, — произнесла незнакомка, выходя из тени.
— Господи Иисусе! — кое-как выговорил он. — Здесь хотя бы место подходящее для сердечного приступа.
— Как ты? Что говорят врачи?
— Что мне чертовски повезло. Сломанная нога, перебитая рука и вывихнутое плечо. И зубы придется вставлять. Есть пара сломанных ребер и прокол легкого, но никаких следов повреждений мозга, да и глаз, кажется, удастся сохранить.
— Что ты им рассказал?
— Что на меня напали сзади на улице. Если подумать, то это даже правда. — Он склонил голову набок и посмотрел на нее испытующе. — Я уже не думал, что увижу тебя еще раз. Зачем ты вернулась?
— Посмотреть, как ты, и попрощаться. Да — я думала, может, ты захочешь что-нибудь почитать, пока будешь поправляться.
Она шагнула вперед и положила на ночной столик оксфордский словарь.
— Спасибо, эта мысль мне нравится, — сказал Клауди с хитрой усмешкой.
— Понадобятся, когда ты отсюда выйдешь. Города Мертвых больше нет, Клауди, — так что не пытайся вернуться. Через год или чуть больше тут будет обычная торговая площадка или деловой район.
— И куда ты мне предлагаешь направиться?
Неизвестная пожала плечами:
— Я слыхала, что в Сан-Луис-Обиспо неплохо живется.
Клауди улыбнулся, показав беззубые десны:
— Понял. Спасибо.
Неизвестная повернулась уходить, и тут Клауди окликнул ее в последний раз.
— Леди... я понимаю, что вопрос неуместен... но я, кажется, не расслышал вашего имени.
Незнакомка остановилась. Силуэт ее резко выделялся на ширме. Но слишком было темно, чтобы увидеть, улыбается она или нет.
— Блу. Соня Блу, — сказала она шепотом. — Будь здоров, Клауди.
Пациент по ту сторону ширмы застонал и что-то забормотал во сне. Клауди глянул в его сторону — убедиться, что их не подслушивали. Когда он оглянулся обратно, женщины уже не было.
Соня Блу зевнула, потянулась и хрустнула пальцами — все это время держа руль коленями, пока «бэтмобиль» мчался по хайвею. В зеркале заднего вида уходили вдаль огни города. Куда же теперь? До нее доходили слухи о ковене вампиров в Детройте, и жуткие истории еще и про Бостон рассказывают. А на крайнем юге тоже завелись мерзкие твари, с которыми следует разобраться. Глаза разбегаются от обилия вариантов. Что же девушке делать? Ладно, проще всего определить следующее место обычным способом.
Она вытащила из нагрудного кармана пружинный нож и выщелкнула лезвие. Не отрывая глаз от дороги, она бросила нож на открытый атлас на соседнем сиденье. Поглядев, куда попал нож, она хмыкнула: кажется, дорога лежит на север.
Соня Блу вытащила кассету с рэпом из плеера «бэтмобиля» и выбросила ее из водительского окошка. Пошарив снова в нагрудном кармане, она вытащила другую кассету и ловко вставила в приемник. Из колонок размером с чемодан полетели завывающие визги Дайаманды Галас — «Сумасшедшая с мясницкими ножами».
— Вот так, — сказала женщина, улыбаясь. — Вот эта музыка — уже что-то.
Глоссарий
АНАРХ: юный бунтующий Свой без всякого уважения к старшим. По вампирским понятиям нечто вроде младотурка или панка.
АНКЛАВ: группа вампиров, не имеющих кровных связей, но принесших клятву общему вожаку.
ВЫВОДОК: группа потомков, собравшаяся около своего сира.
ДЖИХАД: конфликт или война между конкурирующими вампирами.
ДИКАРЬ: вампир без клана и не принадлежащий к выводку.
КАМАРИЛЬЯ: глобальная секта вампиров, учрежденная как некое ограниченное правление над Своими в целом.
КЛАН: группа вампиров, имеющих некоторые общие физические и мистические свойства. Среди кланов вампиров известны Бруха (бунтари), Гангрел (оборотни), Малкавейцы (безумцы), Носферату (ужасные), Тореадоры (художники), Тремере (колдуны) и Вентра (правящий класс).
ЛИНИЯ КРОВИ: генетическая линия вампиров, связь между потомком и его сиром.
МИНЬОНЫ: вампиры, которые служат более сильному вампиру.
НАСЛЕДИЕ: см. Линия крови.
НОВОРОЖДЕННЫЙ: см. Юнец.
ОБЪЯТИЕ: акт превращения человека в вампира.
ОВЕРДРАЙВ: состояние гиперактивности, в которое могут переходить вампиры, чтобы двигаться с быстротой, недоступной человеческому глазу. Этот режим требует большого расхода физических сил и доступен не всем вампирам. Известен также как «форсаж» и «быстрохождение».
ПОТОМОК, ПОТОМСТВО: собирательный термин для всех вампиров, созданных одним сиром.
ПРИНЦ: вампир, установивший свое правление над каким-либо городом.
ПРИТВОРЩИКИ: создания из мифов и легенд, теневые расы, живущие среди людей и «притворяющиеся» людьми. Притворщики включают вампиров, вервольфов, серафимов и огров.
ПТЕНЕЦ: см. Юнец.
ПЬЯНИЦА: вампир, питающийся алкоголиками или наркоманами ради достижения эйфории.
САББАТ: секта злобных нечеловеческих вампиров; соперничает с Камарильей.
СВОЙ: вампир.
СВЯЗЬ КРОВИ: наиболее сильная связь, существующая между вампирами. Принять чью-то кровь — значит признать господство дающего.
Если вампир выпьет кровь другого вампира три раза, он будет навеки связан с ним кровью.
СИР: родитель/создатель вампира.
СЛУЖИТЕЛИ: люди, служащие вампирам, например, цыгане.
СТАРШИЙ: вампир со стажем не менее 300 лет.
ТРАЛЛС: вампир, привязанный связью крови к другому, более сильному вампиру. Находится в его власти и под его покровительством.
ЮНЕЦ, ЮНИЦА: молодой и неопытный вампир, потомок старшего вампира (см. Потомок).


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Дюжина черных роз - Коллинз Нэнси



ничего так...только слишком запутанно и быстро закончилось..это не роман(
Дюжина черных роз - Коллинз Нэнсистелла
2.03.2012, 14.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100