Читать онлайн Лучшее эфирное время, автора - Коллинз Джоан, Раздел - 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучшее эфирное время - Коллинз Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучшее эфирное время - Коллинз Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучшее эфирное время - Коллинз Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джоан

Лучшее эфирное время

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

27

– А сейчас, леди и джентльмены, перед вами предстанут фавориты Америки! – Публика восторженно зааплодировала.
Свист и одобрительные возгласы сопровождали объявляемые ведущим имена претендентов на награды в каждой категории.
Хлоя и Филипп приехали с опозданием. Они улыбнулись поклонникам и репортерам, которые, как всегда, толпились у входа в концертный зал «Санта-Моника» Хлоя опиралась на руку Филиппа, смотрела в его улыбающееся лицо, сама улыбалась устремленным на них камерам мистер и миссис Единство, воплощение счастья, хотя они и не были обвенчаны.
Сегодняшний вечер был очень важным. Эти январские награды как за работы в кинематографе, так и на телевидении, считались предвестниками «Эмми» и «Оскаров», которые присуждались позже.
На Хлое было восхитительное белое тафтяное платье от Диора, которое подчеркивало ее талию и приподнимало грудь. Черные волосы были высоко уложены и схвачены инкрустированными бриллиантами гребнями, а вокруг шеи сверкало изумительное бриллиантовое ожерелье в форме розы, которое подобрала для нее Ванесса.
Извинившись за опоздание, Хлоя и Филипп устроились за столиком, где сидела творческая группа «Саги» – Сисси, Луис, Эбби, Гертруда и Билл Херберт. Беглым взглядом Хлоя обвела зал. Ей улыбался Джош. Она тоже ответила ему улыбкой. В конце концов, он ведь ее бывший муж. «Мы должны быть вежливы, дорогая», ядовито заметила Сисси. Она с головы до ног была в желтом бисере, который сочетался с ее волосами. Шесть месяцев траура остались позади, и теперь она успешно играла роль веселой вдовы в компании симпатичного молодого актера, сидевшего сейчас рядом с ней.
– Налей мне немного вина, дорогой, пожалуйста, – прошептала Хлоя Филиппу.
– Ты слишком много пьешь, – прошептал он в ответ достаточно громко, чтобы услышали все.
Невольно Хлоя опять взглянула на Джоша. Он был с Эмералд, выглядевшей блестяще в ментоловом шелковом платье с высокой талией, лиф которого был вышит четырехлистным клевером.
– Как мило! – съязвила Сисси. – Ей сейчас нужно запастись выдержкой: сегодня самой горячей фавориткой выступает Тина Дейли.
Это был вечер самой острой конкуренции. «Сага» и «Америка» соревновались с «Блюзами Хилл-Стрит», «Династией» и «Кэгни и Лейси» за приз лучшему драматическому телесериалу.
Хлоя, Сисси, Эмералд, Тина Дейли и Шарон Глесс были в списке претенденток на звание лучшей актрисы драматического сериала. Джош и Луис, Дэниэл Траванти и Ларри Хагман соревновались за звание лучшего драматического актера.
В зале чувствовалось напряжение борьбы; одна за другой блистательные звезды кино и телеэкрана в полной красе выходили на сцену – кто для того, чтобы вручить, а кто – чтобы принять награду.
Хлоя, победительница подобных конкурсов в течение последних двух лет, была меньше других обеспокоена судьбой хрустальной статуэтки. Она считала, что Тина или Шарон Глесс определенно заслуживали награды за их безупречную работу в фильме «Кэгни и Лейси».
Эмералд отчаянно жаждала награды. «Америка» прошла лишь свой первый сезон, но успех ее был огромен, и она уже почти не уступала «Саге». Победа значила многое для Эмералд, это было бы ее достойным реваншем.
Джоша мало интересовала вся эта возня. Он довольно быстро влился в круг избранных исполнителей ведущих мужских ролей, и награда уже никоим образом не могла бы изменить его карьеру. Лишь одно на свете имело для него значение, хотя он и старался не признаваться в этом, – та красивая черноволосая женщина в белом платье, которая сидела сейчас за два столика от него.
«Какого черта, Джош, – говорил он себе уже в сотый раз, – как ты мог разрушить такое счастье? Как ты посмел упустить такую женщину? Ты же любил ее, она тебя обожала…»
Эмералд потянула его за рукав и что-то оживленно зашептала на ухо, но он едва слышал ее. Краем глаза он наблюдал за Хлоей, выделяя ее из моря самых красивых женщин мира, находившихся сейчас в зале. Его Хлоя. Его любовь навсегда, и навсегда ушедшая. Он видел, как ее темная головка склонилась к Филиппу, как улыбалась она тому, что говорил ей этот француз, видел, как хорошо знакомым ему любовным жестом она положила свою бледную ладонь на его руку. Потом она подняла руку и взъерошила Филиппу волосы. «Когда-то она так же делала и мне», – горько подумал Джош. Они явно выглядели счастливой парой, это было заметно по тому, как они смотрели друг другу в глаза, как соприкасались кончики их пальцев. Но было что-то в этом высоком французе, что Джошу совсем не нравилось. Да, он, конечно же, ревновал к нему Хлою, но к ревности примешивалось и нечто другое, необъяснимое. Это как раз и было тем чувством дискомфорта, которое испытывали все, кто общался с Филиппом.
Джош отвлекся от своих грез и прислушался к объявляемым номинациям на лучшую актрису.
Эмералд держала свою руку на его колене, и с каждым объявленным именем она сильнее впивалась в ногу. Джош даже почувствовал легкое онемение. Он видел, как раскрылись в нетерпеливом ожидании влажные цикламеновые губы Эмералд. Она жаждала этой награды, которая стала бы ее подлинным триумфом.
Джош взглянул на Хлою. Она была спокойна, собранна, даже слегка безразлична к происходящему. На лице Сисси застыла деланная улыбка. Она тоже сходила с ума, желая получить заветный приз. Однажды она уже выиграла его – в том же году, что и Оскара. И вот забрезжила еще одна возможность. Она заслужила ее – играла великолепно, в полную силу. Она блестящая актриса, все это знают. Действительно, сыграть роль такого ангела, как Сайроп, будучи при этом натурой злобной и мстительной, могла только бесспорно талантливая актриса.
Претендентки из «Кэгни и Лейси» держались уверенно. Их фильм тоже был очень популярен. Эта награда не помешала бы ни исполнительницам, ни сериалу.
– Конверт, пожалуйста. – Награду вручал Дон Джонсон. – И победитель… – Он сделал паузу, загадочно оглядывая зал, нагнетая волнение. – В очередной раз, мисс Хлоя Кэррьер! – Восторженные крики поклонников и гостей разнеслись по залу.
И ничуть не тише был крик самой Хлои, которая обхватила руками Филиппа, чуть не задушив его в объятиях, расцеловала всех сидящих за столом и, в облаке белой тафты, поднялась на сцену произнести слова благодарности.


От ярости лицо Кэлвина стало алым. Такой чести заслуживала лишь Эмералд, его богиня. Она по-настоящему заслуживала этой награды. Но не эта паршивая британская сучка. Как смеет она присваивать награду Эмералд?
Он настроил свой бинокль на изящную Хлою, которая в этот момент обращалась к аудитории и миллионам телезрителей. Она выражала свое счастье, благодарила съемочную группу, актерский состав, Джаспера, послала всем воздушный поцелуй, всплакнула и с триумфом сошла со сцены в сопровождении Дона Джонсона, держа статуэтку высоко над головой.
Кэлвин повернул бинокль в сторону Эмералд. Она достала крошечный кружевной платочек из сумочки от Джудит Лейбер, украшенной искусственными бриллиантами, и поднесла его к носу. Она плакала! Хлоя Кэррьер заставила его любимую плакать! Сука!


Джош пытался успокоить Эмералд, и в это время объявили имя лучшего актера.
«Победителем стал Джошуа Браун за фильм «Америка: ранние годы», – широко улыбаясь, возвестил Энджи Диккинсон.
Кэлвин даже не заметил, как Джош торопливо поднялся на сцену, и продолжал разглядывать в бинокль свою любимую Эмералд. Ему страшно тяжело было видеть ее такой убитой. Хлоя поплатился за это. Придет час для мисс Кэррьер. О, как скоро придет он!
На восьмой неделе осеннего сезона «Сага» уступила пальму первенства на телеэкране «Америке». Спустя неделю «Сага» взяла реванш и сериалы вновь поменялись местами. Еще через неделю «Америка» опять лидировала, в то время как рейтинг «Саги» упал на несколько единиц и она скатилась на шестое место.
В «Макополис Пикчерс» царила паника. Рекламодатели начали снимать свои ролики, которые раньше стремились разместить в «Саге»; теперь они ссылались на чрезмерную дороговизну и предпочитали размещать свою продукцию на конкурирующей телестудии, где «Америка» могла обеспечить больший успех и прибыли. Для Эбби и Гертруды настали тяжелые времена. Телекомпания требовала, чтобы их шоу стало более динамичным, захватывающим, более содержательным, что могло бы вернуть зрительские симпатии. Гертруда и Эбби кричали на режиссера, Билла Херберта, на сценаристов, срывали злость на актерах и съемочной бригаде. Срочно было созвано совещание, на которое пригласили Сисси, Луиса и Хлою, пытаясь найти какие-то свежие идеи для развития сюжета. Казалось, все отчаянно боролись за то, чтобы отвоевать место под солнцем.
Хлоя была не слишком обеспокоена. Она всегда понимала, что успех рано или поздно обернется неудачей. Ей все еще нравился сериал, нравилось работать в нем, но впереди ее уже ждали новые предложения сняться в мини-сериалах и кинофильмах, вновь манила эстрада, музыкальный видеофильм для Эм-ти-ви.
Луис жил надеждой на скорую кончину «Саги». Он уже сгорал от нетерпения сняться в кино. У Джаспера было три заманчивых предложения для него. В одном из фильмов он мог бы даже сыграть в паре с Сабриной. Луис чувствовал, что для телевидения он уже и так много сделал, хотя и проработал в «Саге» чуть больше года. Он мечтал пойти дальше, стать настоящей кинозвездой.
Вечно недовольная Сисси хотела остаться в «Саге». Поскольку теперь ей принадлежала не только своя доля капитала в фильме, но и доля Сэма, она могла бы сколотить целое состояние на этой картине.
Проиграв Хлое в конкурсе американских фаворитов, Эмералд пустилась в новый разгул. К тому же ее все больше угнетало полное отсутствие интереса Джоша к ней как к женщине, и она опять потянулась за утешением к алкоголю. Как Эмералд ни старалась, она не могла заставить Джоша испытывать к ней такие же чувства, что испытывала она к нему. Он откровенно признался: «Слушай, Эмералд, ты просто потрясающая женщина. Красивая, сногсшибательная, с тобой весело и приятно. Но дело в том, что я не могу воспринимать тебя такой». Эмералд до крови закусила губу. Быть отвергнутой мужчиной – для нее это было невыносимо, и это случалось так редко. Неужели это то, что ждет ее в будущем?
Они сидели в машине Джоша у подъезда ее дома, возвращаясь с ужина в доме Коринны и Фредди Филдсов. Эмералд выпила слишком много шампанского, оно кружило голову, и она попыталась поцеловать Джоша, но он отстранился.
– Пожалуйста, Эмералд. Я хочу быть твоим другом, я тебе так часто говорил об этом. Так будет лучше.
– Почему? – Эмералд почти кричала. – Почему только другом? Нас с тобой так много связывает, Джош. В моей жизни сейчас никого нет, и не думаю, что у тебя кто-то есть… так ведь?
Джош не ответил. Он закурил «Мальборо» и задумчиво уставился в беззвездное небо.
– У тебя кто-то есть, Джош? Если да, скажи, и я… о, черт, я переживу это. – Слеза скатилась по ее напудренной щеке на зеленые атласные широкие брюки от Энрико Ковери. Джош молча курил, его мужественный профиль резко выделялся на фоне дверцы «порша».
– Ты влюблен? – опять спросила она, так настойчиво, что он повернулся и тихо сказал:
– Да, Эмералд, думаю, что да. Я влюблен, как ты говоришь, в другую женщину.
– Кто она?
Джош молчал. Но она должна была выяснить.
– Это Хлоя, так ведь? – Она почувствовала горечь. – Это твоя бывшая жена, я права?
– Она не бывшая жена, еще нет; и да, ты права. Я так и не смог забыть ее.
– О, Боже! Ты все это время виделся с ней? – Эмералд взяла сигарету из его рук и глубоко затянулась.
– Нет, вовсе нет. Она живет с Филиппом Аршамбо. Но я бы хотел увидеться с ней.
– Проклятье! Дерьмо! К черту! – закричала Эмералд, выскакивая из машины, вся в слезах.
Как мог он отвергнуть ее? Эмералд Барримор! Признанная всем миром красавица, кумир миллионов. Легендарная секс-богиня. Как он мог? Она была не в состоянии понять это. Сейчас, когда она в такой прекрасной форме, на гребне успеха. Она понимала, что ведет себя нелепо, но ничего не могла с собой поделать. Она любила его. Почему же он не мог ответить ей взаимностью?
Джош завел машину и тронулся с места. Бессмысленно сейчас успокаивать Эмералд. Ситуация была непростая. Ему хотелось сохранить с ней хорошие деловые отношения. Но теперь, пожалуй, это будет сложновато.
«Черт возьми, – подумал он, – лучше пошлю ей завтра цветы».
Его отъезд еще больше разозлил Эмералд.
«Пошел к черту», – пробормотала она и села в свой «мерседес», пытаясь следовать за Джошем вдоль каньона по направлению к бульвару Санта-Моника.
Полиция задержала ее четыре часа спустя, безнадежно пьяную, без водительских прав, машина ее петляла по бульвару Сансет. Потребовались усилия четырех полицейских, чтобы затащить ее в патрульную машину, а проходивший мимо японский турист не растерялся – снял несколько фотографий Эмералд при задержании и продал их в «Америкэн Информер», заработав кучу денег.
Второй арест Эмералд наделал еще больше шума, чем первый. Пьяные, неуправляемые телеактеры совсем не импонировали вкусам зрителей. Еще большее отвращение вызывали пьяные актрисы. И когда хлынул поток нелицеприятных откликов в прессе, публика отвернулась от своего кумира.
Безобразная фотография Эмералд, сопротивляющейся полиции при задержании, появилась на первой странице журнала, и рейтинг «Америки» стал неуклонно снижаться. И вскоре «Сага» вновь воспряла, заняв свое второе место.


Кэлвин перечитал заметку в «Дейли Вэрайети». «Сага» одержала блистательную победу в войне рейтингов, отвоевав пять очков. Губы его сжались от злости. Он только что возвратился после очередной безуспешной попытки узнать новый адрес Хлои. На студию, где снимали «Сагу» и где Хлоя должна была находиться, ему так и не удалось проникнуть. У сморщенной старухи, сидевшей под вылинявшим зонтом на бульваре Сансет, он купил карту с указанием домов кинозвезд и простоял две недели возле увитого виноградом дома на Блю Джей-роуд, который на карте был обозначен как дом Хлои. Но ни разу так и не увидел ее ни входящей, ни выходящей из дома. Три раза прогоняла его оттуда полиция. Тогда, чтобы не вызывать подозрений, он на несколько дней покинул свой пост. Однажды утром он «случайно» наткнулся в супермаркете на молодую экономку, служившую в том доме, и завязал с ней беседу. Девушка была хорошенькая, с длинными светлыми волосами, говорила она с сильным скандинавским акцентом. Как бы невзначай он спросил, каково служить у Хлои Кэррьер, столь знаменитой телезвезды.
Девушка рассмеялась, укладывая в свою корзинку пакеты с мороженым горошком.
– Я работаю на доктора Сиднея, известного хирурга косметолога. – Она хихикнула. – Не думаю, что он знает Хлою Кэррьер. Если только он делал ей пластическую операцию…
Кэлвин вернулся к продавщице карт и стал кричать на нее, возмущаясь, что она торгует фальшивками. Старуха лишь пожала плечами.
– Послушай, парень, половины тех, кто указан в этом списке, уже нет на свете. Остальные давно переехали. Я же не печатаю их, я только продаю. Так что давай, отваливай, парень, а то пройдусь по тебе вот этим. – Она приподняла подол своего рваного платья, и под ним сверкнуло лезвие бритвы.
Кэлвин попятился, решив не связываться со старой бестией. Его ждала другая добыча. Он должен был найти адрес Хлои.


В самый торжественный голливудский вечер, вечер вручения наград Академии киноискусства, Мэри и Ирвинг Лазары устраивали свой знаменитый ежегодный «оскаровский» прием в «Спаго». На него приглашали всех наиболее известных деятелей кино и телевидения.
Женщины по этому случаю надевали самые элегантные платья, мужчины не уступали им.
Ирвинг Лазар – «шустряк», как звали его и друзья и недруги, – сновал между разодетыми гостями, улыбался телекамерам и репортерам, шутил и болтал со всеми.
Хлоя сидела за столиком в углу с Филиппом и Аннабель. Она была рада, что Ирвинг пригласил на прием и Аннабель, ведь это был прием для избранных – присутствовали лишь суперзвезды и суперзнаменитости. Аннабель вновь прилетела из Лондона навестить Хлою, у них установились очень нежные, доверительные, дружеские отношения. Филипп был, как всегда, немногословен. Хлоя вздохнула. Когда вам становится нечего сказать друг другу, это верный признак серьезного разлада. Хлоя знала, что их отношения уже далеко не блестящие, тем не менее ей не хватало мужества порвать их.
Вспышки фотокамер осветили зал, когда в «Спаго» вошли Эмералд и Джош. Эмералд вновь выглядела ослепительно в ярко-зеленом бархатном платье с глубоким декольте. Не было и следов пьяного сумасшествия последнего месяца. «Надо отдать ей должное, она умеет взять себя в руки», – подумала Хлоя. Счастливо улыбаясь, Эмералд смотрела на Джоша, ответный взгляд которого был полон нежности.
Хлоя отвернулась. Похоже, они влюблены и очень счастливы. Она взглянула на Филиппа, разглядывавшего Новенькую рыжеволосую красотку, сидевшую за соседним столом, – ее взяли в «Америку» для спасения пошатнувшегося рейтинга.
Эмералд и Джош сели за столик в центре зала. О, Боже, подумала Хлоя, Джош как раз оказался в поле ее зрения. Действительно, стоило повернуть голову влево, как она тут же сталкивалась с ним взглядом.
Джош подошел к их столику, как только увидел Хлою, по-мужски пожал руку Филиппу, нежно обнял Аннабель и поцеловал в щеку Хлою. Заглянув в его глаза, она вздрогнула. Он стал еще более привлекательным, и в нем чувствовалась какая-то особая нежность и сострадание, раньше в нем этого не было.
Вскоре внимание всех собравшихся было привлечено к большим телеэкранам, установленным в самых выгодных точках ресторана. Хлоя никак не могла сосредоточиться на том, кого же называли в числе призеров, ее внимание не привлекали ни вкуснейшие пиццы с копченой семгой и икрой, ни коллекционное шампанское. Она украдкой наблюдала за Джошем.
«Идиотизм, – говорила она сама себе. – Глупости. Взрослая женщина, более того – женщина средних лет, а мечтает, как школьница».
Во время одного из перерывов, когда они с Аннабель прошли в уборную, туда же влетела и Эмералд.
Женщины взглянули друг на друга. Хотя Хлоя и Эмералд встречались раньше на многочисленных голливудских приемах, сейчас они впервые, с тех пор как вышла в эфир «Америка», оказались наедине. Единственной посторонней в комнате была Аннабель, но она как раз закрылась в кабинке.
– Привет, Эмералд. – Хлоя улыбнулась, протянув ей руку.
Эмералд руки не подала. Она стояла, уставившись в ревнивой злобе на уникальные браслеты с изумрудами и бриллиантами на запястье Хлои – ее, Эмералд, браслеты. Ее любимые украшения, последние, которые она продала Ванессе, лишь бы выкарабкаться из нужды. Сука! Хлое теперь принадлежали и ее браслеты и ее мужчина. Правду говорили о ней многие – хитрая, расчетливая сучка, нажившая втихомолку солидный капитал. Эмералд ненавидела ее.
Внезапно она облокотилась на дверь, как-то странно уставившись на Хлою. Хлоя поняла, что Эмералд выпила лишнего.
Порывшись в сумочке и достав духи, Хлоя отвернулась к зеркалу.
– Теперь я знаю, – произнесла Эмералд, ее речь была слегка невнятной. – Теперь я точно знаю.
– Знаешь что? – Хлоя быстро провела флакончиком духов за ушами, моля, чтобы Аннабель поскорее вышла и они смогли бы уйти.
– Что он нашел в тебе, вот что, – прошептала Эмералд.
– Кто это он! – спросила Хлоя, ее голос выдавал легкое волнение.
– Джош, конечно же. – Эмералд хрипло рассмеялась. – Он любит тебя, разве ты не знаешь об этом? Он никогда не переставал любить тебя. Ну, не везет ли тебе? – Она шагнула к зеркалу, сделав вид, что занялась прической, и Хлоя заметила, что глаза ее были полны слез.
– Откуда ты знаешь? – с усилием спросила Хлоя.
Она должна была задать этот вопрос. Правда ли это? Мог ли Джош до сих пор испытывать те же чувства, что и она? Чепуха. Конечно же, чепуха, Эмералд просто не соображала, что говорила.
– Он сам сказал мне, – ответила Эмералд, обращаясь к отражению Хлои в зеркале. – Он сказал мне, что любит тебя. Всегда любил. По-настоящему. Кого это волнует? Меня – нет, конечно же. Мы лишь друзья, хорошие друзья, и так это и останется. – Эмералд отвернулась, разглядывая свой макияж и характерным движением плеч давая понять, что разговор окончен.
Вышла Аннабель, и Хлоя, схватив ее за руку, поспешила из туалета.
– Я слышала, Хлоя. Я слышала все, – сказала дочь. – Ты думаешь, это правда? Неужели Джош все еще любит тебя?
– Не знаю, дорогая. Правда, не знаю. Она пьяна.
– Надеюсь, что он действительно тебя любит, – сказала Аннабель, нежно пожимая руку матери. – Ты же знаешь, как я отношусь к Филиппу.
Они вернулись в зал, где продолжалось торжество. Весь остаток вечера Хлоя избегала встречаться взглядом с Джошем, на телеэкранах появлялись победители, произносили речи, а она ничего не слышала. Думала она лишь о словах Эмералд.


– Уберите к черту этот букет! – прокричал Челси Дин, разглядывая в объектив кинокамеры будуар Миранды, выполненный на съемочной площадке.
Хлоя сочувственно посмотрела на него. Она пыталась еще раз пробежать свой текст с преподавателем техники речи, в то время как помощницы гримеров, парикмахеров и костюмеров сплетничали, сидя вокруг нее.
– О'кей, первая команда, на съемку, – позвал Нед. – Вторая команда может отдохнуть.
Хлоя и Луис заняли свои места на площадке. Они репетировали сцену, а помощник оператора замерял рулеткой расстояние от их лиц до камеры. Не дай Бог, если они хотя бы на миллиметр отклонятся от нужного расстояния. На завтрашнем дневном просмотре Гертруда и Эбби будут вне себя от ярости, а если уж это опять повторится, полетят головы – помощника оператора в первую очередь – так что парень старался.
На съемочной площадке сегодня было как никогда холодно. Отопление опять барахлило. Помещению студии было уже более пятидесяти лет, зимой все внутри индевело, а летом здесь становилось, как в раскаленной топке.
На площадке все ходили в свитерах, куртках на меху, шарфах, лишь на Хлое было черное шифоновое платье с глубоким вырезом. Единственное, что должно было ее согревать – это четырехсотдолларовое колье от Кении Лейна из искусственных бриллиантов.
Снимали очередной дубль, уже в четвертый раз – то при прослушивании обнаруживался звук пролетающего самолета, то раздавался кашель посетителя в середине страстной реплики Луиса «Я люблю тебя, Миранда», то каблук Хлои застревал в ворсе ковра.
В конце концов Челси отснял четвертый дубль.
– Хорошо. Отдайте печатать. Теперь давайте поработаем над крупными планами. Сначала Луис. Хлоя, ты можешь отдохнуть, дорогая.
На площадке появился Брэд, из секретариата Эбби и Гертруды, и раздал всем листки бумаги с результатами вчерашнего вечернего рейтинга.
Хлоя с радостью отметила, что они заметно оторвались от конкурентов и получили тридцать один процент голосов, что определенно обеспечит «Саге» место в десятке лучших телешоу недели.
– А как вчера вечером прошла «Америка»? – спросила она.
– Очень хорошо, – восторженно сказал Брэд, хотя они и были конкурентами. – На самом деле, очень хорошо. У них отличный сериал. Конечно, помогла награда Джоша. Публика явно благоволит к твоему мужу, ты не находишь?
Хлоя была рада за Джоша. Когда он выиграл награду, она послала ему цветы и поздравительную записку. Интересно, как он сейчас. Она надеялась, что счастлив. Ей хотелось и самой быть счастливой, хотелось что-то предпринять, воспользовавшись откровениями Эмералд. Опять проблема с Филиппом. Очередная ссора на пустом месте. Почему он так озлоблен? Недавно он начал подсмеиваться над ней. Называл ее не иначе как «дива» и «суперзвезда». Что с ним происходит?
– Дорогая, ты никогда не догадаешься, кого я сегодня видела! – Дафни сидела рядом с Хлоей под феном в салоне Билла Палмера, ее рыжие волосы были спрятаны в розовые бигуди.
Дафни вся светилась в предвкушении хорошей сплетни.
Хлоя отложила журнал и улыбнулась. Ее всегда забавляла Дафни, которую она считала доброй и веселой, хотя и несколько болтливой.
– Джошуа Брауна, дорогая, и выглядел он, должна признать, шикарно, просто шикарно.
У Хлои замерло сердце. Стоило ей услышать его имя, становилось не по себе.
– Где же? – Она непринужденно зажгла сигарету. – Где ты его видела?
– В его новом доме на побережье, дорогая. Я брала у него интервью для «Ти-ви фэйсис».
– Ну и как? Я имею в виду, как он? – Хлоя была заинтригована, ее волновала любая мелочь.
«Черт побери, – подумала она, – как все это некстати».
– Прекрасно, – затараторила Дафни. – Дорогая, он просто божествен, сексуален в самом хорошем смысле этого слова. Какой мужчина! Знаешь, у меня так дрожали коленки, что я еле удерживала на них блокнот.
– А ты разве не пользуешься магнитофоном?
– Конечно, пользуюсь, дорогая, но блокнот нужен для описания обстановки, на пленку этого не запишешь. Цвет дивана, одежда, я это имею в виду.
– И во что же он был одет? – Хлоя не могла скрыть своего любопытства.
– Голубая рубашка, – с придыханием начала Дафни. – Расстегнутая, очень простая. Весьма сексуально. У него удивительное тело, Хлоя.
– Я знаю, дорогая. Я ведь была замужем за ним, ты не забыла?
– Как я могу забыть?! – рассмеялась Дафни. – Как бы то ни было, дорогая, у нас с ним была потрясающей глубины беседа. Он рассказал мне все о своем пьянстве, наркотиках, как они сломали его.
– А о своих школьницах рассказал? – саркастическим тоном спросила Хлоя.
– Я скажу и об этом, – бросила Дафни. – Не перебивай, пожалуйста. Во всяком случае, он сказал мне, что именно он погубил ваш брак. Сказал, какая ты удивительная женщина, лучшая в его жизни. – Дафни улыбнулась, заметив, что Хлоя слегка покраснела. – Он все продолжал говорить о тебе, когда вдруг вошел его слуга или кто там еще и сказал, что звонят из Южной Америки по крайне важному делу – что-то связано с фильмом, в котором он будет сниматься там в следующем году, так что он извинился и вышел к телефону.
– И дальше? – Хлоя уже была не просто заинтересована.
– Ну, знаешь, дорогая, он оставил открытой дверь в свой кабинет. Я просто не могла удержаться – заглянула, и что, ты думаешь, я там увидела?
– Что? – улыбнулась Хлоя.
Ей нравился рассказ Дафни.
– Одна стена, дорогая, целая стена увешана твоими фотографиями.
– Ну вот еще! Ты шутишь.
– Нисколько, дорогая. Это правда. Там было их штук двадцать, твоих портретов. Ты одна, с ним, с Аннабель, даже ваше свадебное фото. – Она наклонилась к Хлое и заговорщически произнесла: – Я думаю, он все еще любит тебя, дорогая, я в самом деле так думаю. Эта комната ведь самая интимная в его доме. Да, и там звучала песня с твоего последнего диска, баллада о любви. – Дафни торжествующе откинулась в кресле, ожидая реакции Хлои.
– Дафни, да ты просто маленький Шерлок Холмс. Это все интересно, дорогая, но меня он не интересует. Что кончено, то кончено.
– Чепуха, – сказала Дафни. – Ты никогда не вычеркивала его навсегда из своей жизни. Иначе ты бы давно подписала окончательные бракоразводные бумаги и уже была бы замужем за Филиппом.
– У меня аллергия на замужество, – искренне ответила Хлоя. – Не очень хорошая супруга из меня получается.
– Ты была замечательной супругой, пока была замужем за Джошем. Ты прощала его измены. Мирилась с его наркоманией. Потакала его бесконечным капризам. Ты была слишком великодушна и многое прощала, дорогая. А мужчин все-таки надо держать в узде.
– Я знаю, знаю. Послушай, Дафни, давай оставим эту тему. Я уже сказала тебе, что все кончено, я счастлива с Филиппом, – сказала Хлоя, судорожно хрустнув пальцами. Она ненавидела ложь.
Фен Дафни загудел.
– Мне пора, дорогая. Еще надо готовить статью для «Ю-эс» о Сабрине Джоунс.
– Приходи обедать в следующую субботу. Филипп приготовит мясо на углях, – пригласила Хлоя.
– С удовольствием, милая, – ответила Дафни, сознавая, что пробудила в Хлое вполне определенные чувства.
Оставшись одна, Хлоя какое-то мгновение сидела неподвижно, и лишь одна мысль назойливо стучала в голове. Эмералд сказала ей правду.


Кэлвину наконец удалось найти способ проникнуть на съемочную площадку. Он подружился с Дебби Дрейк, помощницей режиссера. В течение нескольких дней он наблюдал, как после работы она заходила в один и тот же бар неподалеку от студии. Обычно она выпивала несколько кружек пива в компании своих приятелей со студии, потом садилась в свой маленький красный «мустанг» и ехала домой в Уэстлейк. Несколько дней Кэлвин просидел в баре, наблюдая за Дебби. Она была дружелюбна и общительна, и познакомиться с ней не составило труда. И вот уже несколько недель Кэлвин лелеял дружбу с Дебби, хотя и сознавал, что тем самым изменяет Эмералд. У Дебби были длинные красивые волосы, прелестная улыбка и мягкий характер, но Кэлвина девушка ничуть не интересовала. Единственное, чего он добивался, так это ее доверия и дружбы, что позволило бы ему проникнуть на съемки «Саги».
Однажды он вскользь упомянул о своем желании туда попасть, поскольку был якобы великим поклонником Сисси Шарп. Дебби, всегда с радостью готовая сделать человеку приятное, устроила Кэлвину гостевой пропуск.
И вот прекрасным весенним полднем Кэлвин Фостер впервые попал на съемочную площадку «Саги».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лучшее эфирное время - Коллинз Джоан

Разделы:
1234

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

5678910

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1112131415

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1617

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

181920212223

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

242526272829

Ваши комментарии
к роману Лучшее эфирное время - Коллинз Джоан



Осилила первую треть и бросила это гиблое дело. Очень нудный роман. Бесконечные блуждания по воспоминаниям героини не вызывают интереса к дальнейшему чтению. Оставляю без оценки.
Лучшее эфирное время - Коллинз ДжоанВарёна
3.04.2014, 0.10





Осилила первую треть и бросила это гиблое дело. Очень нудный роман. Бесконечные блуждания по воспоминаниям героини не вызывают интереса к дальнейшему чтению. Оставляю без оценки.
Лучшее эфирное время - Коллинз ДжоанВарёна
3.04.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

5678910

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1112131415

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1617

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

181920212223

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

242526272829

Rambler's Top100