Читать онлайн Жеребец, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 7. ТОНИ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жеребец - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жеребец - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жеребец - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Жеребец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7. ТОНИ

Прошла неделя. Я четыре раза ходил в кино, ужинал в «Трейдер-Вике», просадил двадцать пять фунтов в рулетку, купил три новых рубашки и исправно трахался каждую ночь.
Фонтэн куда-то свалила. Очередное путешествие. Она никогда не предупреждает меня о своих отлучках — просто исчезает, и все тут. Ей, наверное, приятно держать меня в постоянном напряжении.
Джанин, похоже, решила перебраться ко мне. Не знаю, как от нее избавиться. Вообще-то Гнусик (так я ее прозвал из-за манеры говорить в нос) — неплохая бабенка. Безотказная и все такое. Каждую ночь приходит в «Хобо», торчит до конца, потом мы едем ко мне, заваливаемся в постель, а несколько часов спустя она уже вскакивает и мчится на студию. Возвращается около семи, когда я только-только успеваю глаза продрать. Славный, конечно, зверек, но пора бы и честь знать. А то я за всю неделю так и не смог навестить Сэйди.
Сегодня суббота, большая светлая суббота, самый напряженный день недели. Для меня. Сейчас уже восемь вечера, и я всерьез подумываю, не пора ли вставать. Гнусик еще спит. Вкалывает, конечно, девка на совесть. Как только сил хватает? Правда, здорова она, как лошадь.
А мне нужна новая квартира. В моей конуре стало уже тесно. Когда Фонтэн вернется, я хочу завести с ней серьезный разговор насчет бабок. Мне уже давно не хватает того, что она мне платит. Яхтою гораздо больше. Попробуйте-ка пробыть на ногах каждую ночь, кроме воскресенья. Другой бы на моем месте такую капусту рубил!
Пожалуй, сегодня я надену новую черную шелковую «водолазку»с черными брюками. Вот куда все бабки идут — шмотки сейчас дороги, а марку нужно держать. Так-то. В моем деле нельзя уподобляться всяким хипам и волосатикам. Все уже привыкли, что Тони всегда свеженький, подтянутый и одет с иголочки. И так должно быть всегда.
Вы, правда, не подумайте, что я коротко стригусь. Нет, прическа у меня самая модная, волосы чуть завиваются над воротничком.
Если повезет, успею смыться, пока Гнусик не проснется.
Увы, не повезло. Поймала меня у самой двери.
— Киска! — заверещала она. — Подожди! Куда мы с тобой пойдем?
Черт побери! Значит, придется вести ее ужинать.
Я подождал, пока она втиснулась в облегающее белое платье, расчесала волосы и приклеила ресницы. Нет, братцы, так больше не пойдет, подумал я, пора от нее избавляться.
Я звякнул Сэмми, и мы договорились встретиться в итальянском ресторанчике. Сэмми привел новую зверушку, и мы по-королевски поели спагетти с тефтельками.
Подружке Сэмми на вид лет пятнадцать, не больше. Подцепил ее на автобусной остановке. Сэмми обожает колесить по улицам на своем стареньком драндулете, высматривая смазливеньких девчонок. Еще не было случая, чтобы он вернулся с охоты с пустыми руками. Должно быть, девчонки клюют на его допотопное авто. Как-то раз он преследовал автобус от Бейкер-стрит до самого Элефант-энд-Касл, заприметив в окошке хорошенькую мордашку. Сэмми клянется, что обладательница мордашки вознаградила его за настойчивость буквально через десять минут после того, как пересела к нему в машину.
Боюсь, что рано или поздно Сэмми нарвется. Отец какой-нибудь из малолеток вломит ему по первое число. А пока он веселится и в ус себе не дует.
После ужина мы всей компанией завалили в клуб. По субботам я люблю приходить в «Хобо» пораньше. Никого из посетителей еще нет. Цветик наигрывает свои любимые мелодии, Франко орет по-итальянски на официантов, а Тина мажет лаком ногти.
Гнусик с пятнадцатилеткой уединились в дамской комнате, где проторчали, по-моему, целых полчаса.
— Что они там делают столько времени? — возмутился Сэмми. — Кстати, у тебя с этой американкой что-нибудь серьезное? Я смотрю, вы с ней не расстаетесь.
— Как ты можешь такое подумать, Сэмми? Ты же меня знаешь как облупленного. Я как раз собирался тебя попросить, чтобы ты ею немножко подзанялся.
Сэмми хмуро покачал головой.
— У нее была такая возможность, но она ее отвергла. К тому же она для меня старовата. Джанин было двадцать пять.
Сказать по правде, меня мучила совесть из-за Франклина. Я знал, как он страдает из-за того, что Джанин так откровенно прилепилась ко мне. Я уж так и этак пытался замолвить за него словечко — в том смысле, чтобы она затащила его в постель. Парень — настоящий красавец, вот счастье-то какой-то девчонке подвалит. Совсем ведь нерастраченный, столько лет копил свое добро.
Начали слетаться первые ласточки. Первые — это те, которые не уверены, что им достанутся хорошие места. Это напоминает мне театр: сначала собирается публика и ждет, пока выйдут актеры. Рукопожатия, объятия, поцелуи, приветствия, мини-юбки, макси, кафтаны, блейзеры, цветы, колокольчики — чего только люди не придумают. Замечательные люди. Сплошь знаменитости и таланты, и все — мои друзья.
По субботам у нас обычно появляются и особые клиенты. Мы их называем «орвнедами»— от «один-раз-в-неделю». Одеваются на убой, бузят, комплексами не обременены. Большинство посетителей относятся к ним с явным неодобрением. Зато денег у них — куры не клюют, и чаевые льются рекой, так что приходится с ними мириться.
Вот как раз возникла кучка орвнедов. Хайми Берн Блэтт, крупный фабрикант, его жена Этель Берн Блэтт, вся в драгоценностях, а с ними швейный король Джек Дэвидсонли с еще более разряженной и увешанной драгоценностями женой Бесси. С ума сойти! Всякий раз, как жены в отъезде, что случается отнюдь нередко, Хайми и Джек заявляются к нам с парой юных профурсеток — гордые, как индюки.
А Этель и Бесси, насколько мне известно, тем временем развлекаются в обществе смуглолицых испанцев на Мальорке!
Сегодня, правда, они вчетвером, как одна дружная семья. Так уж повелось, что выходят в свет они либо вместе, либо по двое: два мужа, две жены. Трахаются, что ли, тоже вместе? Мы это частенько обсуждаем.
Видели бы вы, как они на меня набросились, когда я подошел поздороваться! Словно я их самый близкий, закадычный друг. А ведь в бытность мою официантом они в мою сторону даже глаза не скосили!
— Тони, лапочка, кто у нас будет сегодня? — спросила Этель. Этель — блондинка, а Бесси — брюнетка. Они свято уверовали в то, что в паре производят неотразимое впечатление. Кто устоит перед таким разнообразием?
Я чмокнул ее в щечку, как заведено.
— Сами увидите, потерпите.
У меня отработаны четыре типа приветствий. Для самых крупных звезд, с которыми я лично незнаком, — твердое рукопожатие или обольстительный взгляд. Для просто крупных и знакомых звезд — чмок-чмок. Для старлеток и свингеров (что девочек, что парней) — объятия либо похлопывание по спине и поцелуй. Для всех остальных — легкий поцелуй в щечку.
Веселье уже в самом разгаре. Сегодня, похоже, тусовка удастся на славу. В субботнюю ночь — поставь мы еще хоть сотню столов — свободных мест все равно не будет. Кто бы мог подумать, что люди станут так убиваться ради того, чтобы попасть в душный, прокуренный зал с одуряюще громкой музыкой. А они убиваются и даже готовы друг другу глотки перегрызть.
Приволокся Франклин — без спутницы и с унылой мордой. Уселся и начал пожирать глазами Гнусика.
Хэл привел американку-вдовушку, которой показывал достопримечательности Лондона. Хэл в своем деле мастак, каких не сыщешь. Прикид всегда убийственный, из самых дорогих магазинов, туфли только ручной работы, рубашки от Тернбулла и Эссера, и весь в золоте — от запонок до зубных коронок.
А между тем сейчас он в полной заднице — нищ как церковная крыса. Последние полсотни фунтов отослал на днях братику в Нью-Джерси.
Обретается Хэл всегда в самых изысканных гостиницах, постоянно залезает в долги, но в решающий миг его вечно выручает какая-нибудь старая перечница. Но та, что сейчас с ним, — настоящая ведьма. Крашеные волосы с голубоватым отливом, дряблая кожа. Бр-рр! Нет, что ни говорите, работка у Хэла изнуряющая, врагу не пожелаешь.
Франко потрепал меня по плечу. «Хобо» заполнился практически до отказа, оставалось только несколько столиков для непредвиденных гостей. Кто-то, видите ли, просит меня выйти в вестибюль. Черт побери, ведь Франко прекрасно знает, что по субботам я никогда не выхожу из зала. Неловко отказывать людям. Франко пробормотал что-то насчет друзей Бенджамина Халеда. Да плевать я на них хотел! Нет мест, что я могу сделать? По субботам всегда так. Хотя, может быть, мне и стоит лично сообщить им это — прежде люди никогда не просили передать, что они друзья Бенджамина Халеда. Обычно заявляли эдак запросто: «Фонтэн настаивала, чтобы мы заскочили», а потом бывали шокированы, когда им приносили счет.
Я вышел в вестибюль.
Сначала я увидел двух парней со светловолосой девушкой и только потом заметил другую, которая разговаривала с Тиной.
— Мне очень жаль, — начал я, — но свободных столиков не осталось. Сами понимаете…
Вторая девчонка повернулась ко мне.
Александра! У меня внутри все так и оборвалось. Александра взглянула на меня огромными карими глазищами и робко улыбнулась.
Потрясающая у нее улыбка — полжизни!
— Здравствуйте. Вы меня помните? Еще бы не помнить!
— Конечно.
Как мне ее назвать? Александра? Мисс Халед? Как?
Она избавила меня от сомнений, сказав:
— Может быть, вам все-таки удастся втиснуть нас куда-нибудь? Папа сказал, что это возможно.
Как будто я бы не нашел для нее места и без упоминания папы. Она показалась мне сегодня даже более хорошенькой, чем накануне. Каштановые волосы рассыпались по плечам, удерживаемые на лбу зеленой ленлтой. Она была в зеленом свитере и зеленых же твидовых брючках; Ничего шикарного, но выглядела Александра просто потрясающе.
— Куда-нибудь мы вас посадим, — проблеял я. — Сколько вас? Четверо?
Она кивнула, довольная, и взяла под руку одного из парней. Мне сразу захотелось набить ему морду.
И вдруг меня осенило: посажу-ка я их на верхотуру! За свой стол! И как я сразу не додумался?
Я проводил их к нашему столу и велел Сэмми и всем остальным потесниться. Видик у моей компании был, признаться, ошарашенный. За столом и без того было тесно. Но мне все же удалось рассадить всех. Потом я спросил, что они хотят заказать, и поразился, когда Александра заявила, что будет пить вино, как и все остальные. Мне почему-то казалось, что спиртного она в рот не берет. Они начали болтать, а я вился вокруг, не обращая внимания на Сэмми, который строил гримасы и ужимки, пытаясь привлечь мое внимание и выяснить, какого, собственно, черта?..
Я и сам не мог поверить в случившееся, но, похоже, втюрился я по самые уши. На сей раз ей от меня не уйти.
А что за мурло рядом с ней? Я принялся изучать его.
Одет небрежно, волосы длинноваты, лицо не по-мужски нежное, мальчишеское. Даже слишком красивое. Одной рукой он обнимал Александру за спину, выстукивая пальцами по ее плечу ритм в аккомпанемент музыке. Да, этот не похож на козла Питера Линкольна Смита. Здесь дело покруче. Похоже, любовник. Ничего, скоро мы это выясним.
Гнусик вдруг выкрикнула через весь стол, глядя на меня:
— Может, потанцуем, дорогой? Я метнул на нее уничтожающий взгляд. Тупая корова! Кто ее за язык тянет? Нет, пора с ней кончать раз и навсегда.
— Франклин, потанцуй с Джанин, — приветливо попросил я. А про себя добавил: «Черт побери, да трахни же ее наконец, телок несчастный! Может, тогда хоть от меня отвяжется».
Они отчалили танцевать. Я сел на освободившееся место. Протянул руку дружку Александры, вынуждая его снять свою с ее плеча.
— Тони Блейк. Рад вас видеть.
— Ах, извините, — засуетилась Александра. — Это Майкл Ньюком. А это — Мадлен, сестра Майкла, и Джонатан Роберте.
Мы обменялись рукопожатиями.
— Очень здорово, что вам удалось найти для нас местечко, — затараторила Мадлен. — Мы сперва даже не поверили, когда Алекс сказала, что проведет нас в «Хобо». Майкл уже целую вечность пытается сюда пробиться!
Ну и болван, подумал я.
— Надеюсь, вам здесь понравится, — улыбнулся я. — Субботняя ночь у нас — самый писк.
Сэмми перегнулся через стол и загудел на своем раскатистом кокни:
— Гляньте-ка, кто идет!
Мы повернулись и увидели Мэсси и Сьюки. Сьюки была в самом коротком платье, какое я когда-либо видел, да еще с разрезами по бокам — от бедер до самых подмышек. Хорошо еще, что она такая плоскогрудая. Но все равно, платье — полный отпад!
Мэсси, по обыкновению, был невозмутим, как слон.
— Привет, старина, — бросил он.
Они втиснулись за стол, и я заметил, что Майкл положил глаз на Сьюки. Замечательно. Я представил гостей друг другу, и вскоре все уже весело беседовали.
Голос у Александры грудной, волнующий. Не девушка, а нокаут, до того прелестна! Вовсе не Испорченная Богатенькая Стерва, как я сперва подумал. А парни, что пришли с ней, явные лабухи. Должно быть, еще необтертые, решил я.
Из обрывков разговора я понял, что Мадлен с Александрой закончили вместе школу в Швейцарии. Майкл пожирал глазами Сьюки, и я заметил, что Александра уже нервничает. Что за кретин! Пялится на раскрашенную куклу, когда рядом такая прелесть! Наверняка он видел в ней самую обычную студенточку, которых кругом полно. Дубина! Милочка, Сьюки, молил я про себя, сделай так, чтобы он пригласил тебя танцевать. И что он только нашел в этой Сьюки? Типичная манекенщица: костлявая, угловатая, длинные ноги, плоская грудь. Роман с Мэсси длился у нее уже несколько месяцев, хотя время от времени они расставались и приходили сюда порознь с кем-то еще. Потом опять сходились. Похоже, это их вполне устраивало… Ура! Ошалевший Майкл все-таки пригласил Сьюки танцевать. На какую-то долю секунды я с ужасом подумал, что эта кривляка может отказаться, но, на мое счастье, она решила, что не стоит упускать удобный случай лишний раз покрутить задницей перед зрителями. Она встала. За ней поднялся Майкл. Александра нахмурилась. Мадлен явно смутилась и принялась громко болтать, чтобы разрядить обстановку.
Я решил ковать железо, пока горячо.
— Идемте, покажу вам клуб, — обратился я к Александре.
— Ой, как здорово! — воскликнула Мадлен. Александра покачала головой.
— Нет, спасибо, я посижу здесь.
Я свирепо посмотрел на Мадлен, которая уже встала из-за, стола. И тут, в довершение беды, встрял Джонатан — он пригласил Александру танцевать, и они начали пробираться к площадке.
Вам когда-нибудь заезжали кулаком под дых?
Я поискал глазами Франко. Потом обратился к Мадлен:
— Прошу меня извинить. Меня требуют к выходу. Тина терпеливо повторяла столпившимся неудачникам, что свободных мест нет. Выглядела она утомленной и бледной, даже улыбка ее была вымученной. Должно быть, Цветик совсем ее заездил. Трудно, наверное, жить с таким пылким любовником. Я легонько шлепнул ее.
— Как дела?
— Прекрасно, мистер Блейк, — снова улыбнулась Тина, смахивая со лба выбившуюся из прически льняную прядь.
Мне стало ее жалко.
— Иди домой пораньше — ты устала. Я скажу Франко, чтобы он прислал вместо тебя кого-нибудь из ребят.
— Спасибо большое, мистер Блейк, мне что-то и впрямь немного нездоровится…
Я вернулся в зал и начал вертеться вокруг танцплощадки. Александра пыталась что-то изобразить. Получалось, на мой взгляд, неважно. Зато фигура у нее — совсем другое дело. Восхитительная! Упругие, выпуклые груди, стройная талия, узкие бедра и длинные ноги. Спит она с этим козлом или нет? Любит ли его? Мне надо было это знать во что бы то ни стало.
Мадлен отплясывала с Сэмми, а его несовершеннолетка куда-то пропала. Опять небось марафет наводит в дамской комнате.
Франклин и Гнусик вернулись к столу.
— Привет, Тони!
Я обернулся. Какая-то деваха, с виду знакомая. Мордашка прехорошенькая. Вцепилась мне в локоть.
— А когда мы увидимся?
Честно говоря, не помню, спал ли я с ней. Порой мне случалось так: надраться, что потом я не мог вспомнить, кто это там подо мной барахтается.
Спутник с ней был — что надо. Очень популярный сейчас поп-исполнитель Стив Скотт. Из новой волны, стремившейся доказать, что и английская нация не чурается секса. А сама она где-то танцует, припомнил я. Зовут, кажется, Кэролайн или что-то в этом роде. Я подсел к ним и заказал выпивку.
— Приходите ко мне завтра на вечеринку, — пригласил Стив. — Хроме бутылки и подружки, от вас ничего не требуется.
— Угу, — кивнул я, пытаясь высмотреть Александру в мешанине дергающихся тел.
— Приходи, Тони, — не унималась Кэролайн. — Будет весело, не пожалеешь.
Она записала на листке адрес Стива, и я, не глядя, сунул его в карман. Кому нужны вечеринки по воскресеньям?
Цветик завел что-то медленное. Я наконец заприметил Александру — танцующий с ней мозгляк совсем облапал ее. Нет, Цветик, так не пойдет. Я помчался к нему и потребовал заменить пластинку на что-нибудь крутое. Ну вот, совсем другое дело! Я с удовлетворением заметил, что Александра высвободилась из объятий своего партнера. А Сьюки и Майкл продолжали топтаться, повиснув друг на дружке. Молодцы! Мэсси тоже это заметил.
— Готово дело, — хмыкнул он, когда я подсел к нему. — Променяла меня на этого хлыща. Так и знал, что она не устоит перед первым же белым красавчиком, который обратит на нее внимание..
Мэсси улыбался, но глаза оставались серьезными. Я поинтересовался, как у него с Гнусиком.
— Нет, она «снежков» не любит (я вам говорил, что у нас негров называют «снежками»?), если только они не суперзвезды. А я не люблю грудастых телок. К тому же…
Я не дослушал. Александра возвращалась. Лицо у нее раскраснелось.
— О, кажется, нас бросили, Джонатан, — обратилась она к мозгляку, улыбаясь. Улыбка, правда, получилась кривая.
Я взял ее за руку, но Александра вежливо высвободилась.
О, Господи, какая кожа — чистый атлас!
— Послушайте, я хочу принять вас в члены клуба. — Мог ли я признаться, чего хочу на самом деле? — Пойдемте в кабинет.
— Как, прямо сейчас? — удивилась она. — Это очень мило с вашей стороны, но мне кажется… Я не позволил ей докончить.
— Вы станете членом клуба, — повторил я. — Это займет пару минут, зато вы всегда сможете беспрепятственно приходить сюда.
— О'кей. — Она встала. — Пойдем, Джонатан. Его мне только недоставало!
Джонатан поднялся. Мой мозг лихорадочно заработал.
— Оставайтесь здесь, — велел я, — иначе все места займут и вам будет некуда приткнуться по Возвращении.
Слизняк уселся. Александра моя!
На сей раз я решительно взял ее за руку и протащил за собой через толпу. Она все оборачивалась, пытаясь высмотреть на танцевальной площадке Майкла и Сьюки. Я вывел ее в вестибюль, откуда мы спустились по лестнице на один этаж и зашли в полуосвещенный коридор. Звуки музыки здесь почти не были слышны. Отомкнув дверь кабинета, я щелкнул выключателем и завел Александру внутрь. Комната была обставлена просто: картотечный шкаф, стол да пара стульев — никакой романтики.
Александра потянулась и зевнула — груди ее четко обрисовывались под натянувшейся тканью свитера. Меня захлестнуло дикое желание схватить ее, сорвать одежду и… — сами знаете. Малышка совершенно захватила мое воображение, проникла в самое мое нутро. Однако спешить и подгонять события я не стану. Чтобы вконец не свихнуться, я должен овладеть ею, но для этого надо рассчитать все до мелочей, чтобы не дать маху.
Я нервно зажег сигарету. Руки чуть-чуть дрожали. Александра села, нетерпеливо постучала кончиками пальцев по поверхности стола и спросила:
— Кто эта жуткая особа, с которой танцует Майкл? Вместо ответа я спел первые строчки припева из знаменитого в прошлом хита «Ревность». Александра посмотрела на меня с упреком.
— Я вовсе не ревную, — сказала она, выставив вперед подбородок. Очень мило, ей так идет. — Но она вульгарна. Кто это?
— Да так, обычная манекенщица. А Майкл — ваш молодой человек?
— О, нет! — Александра вспыхнула. — Мы знакомы уже целую вечность. Он ведь брат Мадлен… Нет, мы впервые выбрались повеселиться вместе.
Теперь я наконец врубился. Обычная история — школьная привязанность, сызмальства мечтала об этом парне. Ничего, скоро мы от него избавимся.
Я разыскал чистую анкету, подобрал обгрызенный карандаш и вопросительно воззрился на Александру. Большущие карие глаза выжидательно смотрели на меня. Ох, до чего хороши!
— Где вы живете? — спросил я.
Голос мой чуть заметно дрогнул. Вы не поверите, но в присутствии этой крошки со мной и впрямь творилось что-то неладное.
— Мне, наверное, следует дать вам мамин адрес, — вслух размышляла Александра. — Ведь каждый уикэнд я буду проводить с ней. Да, так будет правильно.
На кой черт мне сдался мамин адрес? Нет, уж пусть лучше дает не правильный!
Александра облизнула губы — пухлые, слегка поблескивающие — чертовски аппетитные и завлекательные.
— Нет, пожалуй, я дам вам свой лондонский адрес, хотя и не знаю, сколько мы там проживем.
Неужели она девственница? Нет, это исключено. В Лондоне уже не осталось девственниц старше четырнадцати; даже Сэмми не удалось бы найти хотя бы одну.
— Мы снимаем квартиру на двоих с Мадлен, — пояснила Александра. С затаенной гордостью, как мне показалось. — А Мадлен тоже может стать членом вашего клуба? Наш адрес: Данди-Корт, четырнадцать, Челси.
Черт возьми — Челси! Чего ради они решили поселиться в такой дыре? Ладно, главное, что в Лондоне и без мамы и папы.
— Телефон? — спросил я, мысленно проговаривая, что скажу ей в первый раз, когда позвоню. Она назвала мне номер, и я сказал:
— Отлично, на этой же неделе вы получите удостоверение. Надеюсь, тогда я смогу видеть вас почаще?
Щеки Александры снова залились ярким румянцем. Просто удивительно, как это еще до сих пор не перевелись девушки, способные краснеть.
— Вряд ли, — промолвила она. — С понедельника я начинаю работать и каждый день должна быть на службе в девять утра.
— В девять утра? — Я не верил своим ушам. Что за нелепость!
Она улыбнулась.
— Это так. Я секретарша.
Мне показалось, что я схожу с ума — в ее голосе определенно сквозили горделивые нотки.
Секретарша! Сдохнуть можно! И это — дочка Бенджамина Халеда? Меня словно пыльным мешком по голове огрели. Впрочем, какого черта? Пусть у нее за душой вообще нет ни гроша — я все равно торчу от нее. Старый жмот — такую дочку держать в черном теле да еще работать заставлять. Фонтэн — та с головы до пяток укутана в меха, а бедняжка Александра должна вкалывать, чтобы заработать на жизнь. Вопиющая несправедливость!
С другой стороны, может, это и к лучшему — будь она богата, все бы решили, что мне нужна не она, а ее денежки.
Александра уже стояла у двери, сгорая от нетерпения вернуться в зал и выяснить, что там вытворяет ее драгоценный Майкл. Я же продолжал, как последний болван, сидеть за письменным столом.
— Вы меня проводите? — вежливо осведомилась Александра.
Неужели она не понимает, что происходит? Что я к ней испытываю? Обращается со мной так, словно я пустое место. Не сочтите меня хвастуном, но как-никак я тут всем заправляю, и любая девчонка сочла бы за честь обратить на себя мое внимание. А она дергается из-за какого-то гривастого студента. С ума сошла.
Мы поднялись по лестнице. Тина одарила меня понимающим взглядом.
Сэмми громко прогудел:
—  — Наконец-то! Куда вы подевались? А Гнусик нагло крикнула:
— Тони, деточка, ты меня совсем забросил. Пойдем потанцуем.
Вот теперь ей точно хана! Пусть упаковывает свои накладные ресницы с париками и сматывается к чертям на все четыре стороны.
— А Майкл так до сих пор и танцует? — поинтересовалась Александра. В голосе ее послышалось раздражение.
Мадлен кивнула, явно смущенная. Я воспользовался случаем, схватил Александру за руку, прежде чем она успела сесть, и весело произнес:
— С изменниками надо по-простому: не мытьем, так катаньем!
И поволок ее на площадку.
— Вот сукин сын! — взорвалась Гнусик. Александра пыталась удерживать меня на расстоянии. Я просигналил Цветику, чтобы поставил что-нибудь плавное.
— Ваша подружка, кажется, в ярости, — промолвила Александра.
—  — Подружка? — Я прикинулся удивленным. — Да я ее в глаза не видел до сегодняшнего вечера.
Александра улыбнулась. Эта ее улыбка с ума меня сведет. Цветик завел «Чувства», и я привлек Александру к себе. Она пыталась сопротивляться, но я не уступил. От нее пахло свежестью и зубной пастой, мои руки сжимали ее тонкую гибкую талию, и я чувствовал, как упругие девичьи груди прижимались к моей груди.
— А это не Стив Скотт? — внезапно спросила Александра.
Я обернулся и увидел рядом с нами Стива и Кэролайн.
— Да, это он. А что? Он вам нравится?
— О, да, — ответила Александра, потупив взор, словно школьница. — Я всегда покупаю его новые диски. По-моему, он изумительный исполнитель.
Я бы не удивился, попроси она в эту минуту у Стива автограф. Поразительно наивное создание!
Вдруг меня осенило.
— Поскольку вы такая замечательная, я, пожалуй, кое-что для вас сделаю.
Александра удивленно вскинула на меня свои карие глаза.
— Как бы вы отнеслись к тому, чтобы сходить на дружескую вечеринку к Стиву Скотту?
— Как, к самому Скотту? И я смогу с ним познакомиться?
— Конечно. Я вас представлю. Согласны? Она замялась:
— А вас пригласили?
Господи, ну что за наивняк! Я с серьезным видом кивнул.
— Естественно.
— А можно, я возьму с собой Мадлен? Черт бы побрал эту дурацкую Мадлен! Она у меня уже в печенках сидит!
Так я подумал. А произнес следующее:
— Это уже сложнее. Но мы с вами все равно пойдем.
Наконец она решилась:
— Хорошо, только я не смогу быть там допоздна. Верно ли я поступил? Вечеринки у Стива славились тем, что неизменно заканчивались оргией. Впрочем, это не страшно — мы всегда можем смотаться и закатиться в какой-нибудь уютный ресторанчик или даже ко мне — в мою берложку на Эдгвар-роуд. Когда мы проплыли мимо Цветика, он подмигнул мне и прошептал:
— Ты не забыл, кто из нас здесь диск-жокей?
И закатил глаза. Цветик порой откалывает такие номера, что закачаешься. Когда на него находит, он ставит диски, о которых никто слыхом не слыхивал. И если его попросят поставить что-нибудь «породнее», он обижается и на несколько дней уходит в себя. А то, бывает, так нанюхается, что вообще не соображает, что заводит. Обычно же он просто кудесник. Никто так не умеет владеть публикой, как Цветик. Цветик — гений дискотек.
— А что мне надеть? — спросила Александра. Когда девчонка задает такой вопрос, можете быть уверены, что, она уже давно все наперед продумала и решила.
— Ничего особенного. Можно совсем по-простому, — посоветовал я.
А про себя помечтал, чтобы она надела что-нибудь с длинной «молнией» во всю спину. Не люблю возиться с женскими застежками.
Должен признаться, что после прихода Александры я не слишком обращал внимание на то, что творится вокруг. Поэтому с некоторым удивлением заметил столпотворение в углу. Правда, видеть я мог только спины троих официантов и встревоженную физиономию Франко. Как ни обидно мне было отпускать Александру, но дело есть дело. Я легонько подтолкнул ее по направлению к нашему столу.
— Будьте паинькой — идите на место. Мне тут надо кое-кому надрать уши.
А случилось вот что. Стюарт Уэйд, актер-неудачник, который Никогда не просыхал, развалился на полу и поливал официантов как мог. Те в долгу не оставались, отвечая ему отборной итальянской бранью. Официанты пытались отодрать его от пола, но Уэйд оборонялся, желая подороже отдать свою жизнь.
— Из-за чего шухер? — спросил я. Франко принялся размахивать руками, как ветряк. Итальянцы, если вы заметили, всегда машут руками, когда взволнованны.
— Этот гад, он не платить за щет, разбил один нос мой официант, говорить, что никогда нигде не платить по щету.
Я пробился к возмутителю спокойствия.
— Пойдем, малыш, — позвал я. — Не устраивай скандал. Вставай.
— А, Тони, — раскатисто протянул Уэйд хорошо поставленным голосом актера шекспировского театра, — прикажи этим слабоумным макаронникам оставить меня в покое.
— Ладно, бэби, пойдем на улицу, и там ты все мне расскажешь.
— Я останусь здесь.
Он с трудом приподнял свою двухсотфунтовую тушу с пола и принял сидячее положение. На губах его блуждала пьяная улыбка.
— Идите вы все на ..! — заорал он. — Я Стюарт Уэйд! Великий Стюарт Уэйд! Стюарт Уэйд никогда не платит, так что идите на ..!
Итальянцы шумно переговаривались.
— Выкиньте его вон, — приказал я. Уэйд меня утомил. Такие клиенты нам ни к чему.
Официанты, гогоча от восторга, дружно навалились на пьяного актера, подхватили его за руки и за ноги и поволокли к выходу.
— Где полиция? — проревел Уэйд. — Я всех вас…
И отрубался начисто.
Какая-то дебелая телка в микро-мини-юбке и с ногами футболистки, покачиваясь, устремилась за ним, причитая на ходу.
Мы с Франко переглянулись и пожали плечами. С чем только не приходится сталкиваться в нашем деле.
Приблизившись к верхотуре, я увидел, что Майкл и Сьюки вернулись. Александра твердила, что хочет уйти, Мадлен и Джонатан вторили ей, а Майкл молчал, уставившись остекленелым взором на Сьюки, которая изучала свою раскрашенную мордашку в зеркальце косметички.
— Эй, принесите нам счет! — выкрикнул Джонатан.
— Не нужно. — Я посмотрел на Александру, которая не сводила глаз с Майкла. — Сегодня угощаю я.
— О, спасибо вам большое, — залопотала Мадлен. Она, кстати, была вовсе не дурнушка. Вполне подходящая подруга для Александры. Покладистая, веселенькая, разве что полновата для меня.
Они поднялись и попрощались с остальной компанией. Я проводил их к выходу. У дверей мне удалось придержать Александру и шепнуть ей на ухо:
— Я заеду за вами часов в восемь.
— Прекрасно, — откликнулась она. Вид при этом у нее был отсутствующий, словно она и думать забыла о нашем разговоре.
Они втиснулись в лифт. Последнее, что я увидел, был осуждающий взгляд Александры, устремленный на Майкла. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но двери лифта сомкнулись.
Я сладко потянулся в предвкушении завтрашней ночи. Уж я все сделаю, чтобы она забыла про своего сопляка.
Стрелки циферблата показывали два часа ночи — самый разгар веселья. Из дверей кошачьей походкой вышел Цветик. Оркестрантов он уже отпустил.
— Сейчас, Тони, я на секундочку за угол и назад, — сказал он.
Ясное дело — травки захотелось. Хорошо еще, что у него хватает ума не курить в самом клубе.
Появился Хэл со своей линялой крашеной старухой. Я невольно им восхитился — потрясающее самообладание у человека!
— Мы решили немножко побаловаться в железку, — возвестил он, подмигивая.
Это означало, что баловаться будет он на ее денежки. Хэл был на редкость азартным игроком, и порой ему удавалось срывать приличные банки. Выигрыши он тут же просаживал на шмотки.
Мегера улыбнулась мне, обнажив пожелтевшие от никотина зубы.
— Мне очень нравится ваш клуб, голубчик, в нем так уютно… — протянула она. Хэл не дал ей договорить.
— К Мамми приезжает подружка, — вмешался он. — Через неделю. Если хочешь, присоединяйся к нам. Вчетвером мы тут такого шороха наведем!
Подружка, а! Этой калоше не меньше шестидесяти! Я с серьезным видом покачал головой:
— Увы, я уже занят.
— Очень жаль, голубчик, она была бы от вас в восторге.
Болван! Знает ведь, что я терпеть не могу старух, так нет же, не сдается — всякий раз, как появится новая перечница, пытается завербовать меня.
«Будь мы в одной упряжке. Тони, — любит говорить он, — мы бы их всех выпотрошили».
Нет, с меня довольно и Фонтэн. Я ее-то еле-еле успеваю обслуживать, причем с каждым разом делать это становится все труднее.
Фонтэн. Я совсем позабыл о ней. Скоро она уже должна вернуться. Мрачная перспектива. Что-то будет, если она узнает насчет меня и Александры! Понятно, что мое новое увлечение ей не понравится. Ситуация на вынос. Будь у меня в голове хоть крупинка здравого смысла, я бы и на пушечный выстрел не приблизился к мисс Александре Аль-Халед. Но, увы, я от нее просто без ума, совсем голову потерял. Так что, раз уж я вляпался, нужно, чтобы Фонтэн об этом не узнала, а мы с Александрой быстренько прокрутим шуры-муры и разбежимся. «Кретин», — нашептывал мне внутренний голос, но я от него отмахивался.
— Ну что, киска, — послышался рядом дрожащий от бешенства голос Гнусика, — надо полагать, мы с тобой распрощались, да?
Я оглянулся. Уперев руки в бока и прищурившись» она смотрела на меня в упор. Гневная и сексуальная.
Я хотел было сказать: «Да, ты права», но мысли об Александре возбудили меня, а Гнусик была рядом, готоненькая и вожделенная. К тому же выбирать мне было не из кого, а спать одному не хотелось. Я пошлепал ее по заду.
— Это клиенты, милочка, нужно быть внимательным к тем, кто щедро платит.
Она надулась, а я с улыбкой обнял ее за плечи и легонько подтолкнул вперед.
— Пойдем потанцуем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жеребец - Коллинз Джеки



good
Жеребец - Коллинз ДжекиSabina
19.05.2012, 22.57





Этот роман джеки не оправдал моих ожидании
Жеребец - Коллинз ДжекиДиана
11.06.2012, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100