Читать онлайн Жеребец, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 15. ТОНИ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жеребец - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жеребец - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жеребец - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Жеребец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15. ТОНИ

Поразительно, как Фонтэн порой может испортить настроение — в этом смысле ей равных нет. Я тут, рядом с ней, весь из себя, выгляжу на все сто, а она криво так, по-особенному улыбается и заявляет: «Тони, деточка, мы должны остановиться и купить тебе приличный галстук». Я был готов прибить ее. Сидит расфуфыренная, карнавальная принцесса, нос задрала. Да кто она такая? Вертит мной, как хочет. Ничего, скоро я ей покажу… Затащила в какой-то магазин и всучила полдюжины самых что ни на есть идиотских галстуков. Импортных, конечно. Там-то небось дураков не нашлось их покупать. Я повязал один, самый приличный, чтобы отделаться от Фонтэн, но разозлился не на шутку.
Старая перечница! Мегера! Надо же так облажаться! Я хотел было послать ее подальше, но потом сообразил, что мне нечем платить за гостиницу. К тому же найти новую работу в старой доброй Англии будет не так-то просто. Да, Фонтэн Халед крепко держит меня на крючке и, самое обидное, прекрасно это знает., Мы завалили на какую-то вечеринку. Народу — уйма, и все уставились на нас. Фонтэн даже не удосужилась предупредить, куда мы идем. Я понял, что к чему, только когда Саламанда Смит — та самая Саламанда Смит! — величественно подплыла к нам.
Она меня ошеломила — представьте себе грандиозную блондинку, грудастую и задастую, из которой секс так и прет. Мне довелось видеть ее в одном фильме: что-то там про пустыню, где все перетрахались среди песков… Фонтэн ее мигом отшила, но в глазах Саламанды (нежно-голубых, как у младенца) я подметил нескрываемый интерес. Я тут же подкатил к ней, и мы заговорили о ее последнем фильме.
Потом Саламанда пошла встречать новых гостей, Фонтэн тоже отчалила, и я остался один. Послонялся вокруг, пока не наткнулся на какого-то типа в белом пиджаке, который угостил меня виски и обозвал «приятелем», едва не облобызав спьяну.
Был ли это официант, точно сказать не могу: уж больно странно он себя вел. Через секунду он ухватил поднос, рыгнул и устремился к группе гостей. Должно быть, все-таки официант.
По дороге он зацепил бутафорскую мраморную колонну, которая угрожающе покачнулась, но устояла, и вскоре достиг кучки гостей. Те накинулись на него, как стервятники на долгожданную падаль, и мигом расхватали все рюмки и бокалы с подноса. «Щто жа народ, пьют, как швиньи!»— пробормотал официант и устремился ко мне, но наскочил на Саламанду. Тут его словно молния ударила, он уронил поднос, схватил одной рукой Саламанду, а другой расстегнул ширинку и радостно заревел:
— На, крошка, это все твое!
На мгновение публика остолбенела. Саламанда судорожно отбивалась, пытаясь вырваться, пока наконец трое парней не накинулись на официанта с кулаками.
Занятная сценка, ничего не скажешь. Саламанда глубоко вздохнула, потом улыбнулась, а официанта с окровавленной мордой выволокли из зала. Обалдеть можно! Я принялся считать до десяти, заключив с собой пари, что Фонтэн с горящими от нетерпения глазами сейчас появится и начнет выпытывать у меня подробности.
Ох уж эта Фонтэн, величайшая в мире сплетница… Она очутилась рядом со мной при счете «девять».
— Что случилось? — Глазищи с серебристыми веками горят как у кошки.
— Да какой-то официант упился в доску. Ничего особенного.
— О-оо, — разочарованно протянула она. — Только и всего?
— Да, — мстительно подтвердил я.
Саламанда начала пересказывать свое приключение друзьям, и Фонтэн устремилась к ней, навострив уши. Я держался чуть сзади.
— И тут он вынимает свой огромный бильтонг! — вещала Саламанда. — Представляете? И тычет мне его чуть ли не в лицо!
Фонтэн ожгла меня свирепым взглядом — я утаил самое важное!
Я вдруг зашелся от желания позвонить Александре. Огляделся по сторонам, высматривая телефон. В таком столпотворении никто не заметит, если я отлучусь ненадолго. Я вышел из гостиной; пройдя по коридору, нашел свободную спальню, заглянул в нее и увидел новенький золоченый аппарат на туалетном столике. Быстренько подскочил к нему и снял трубку.
— Пожалуйста… Англия, Лондон… мисс Александра Халед, телефон 8934434… нет, я подожду.
В спальню впорхнула прелестная деваха: длинные прямые черные волосы и сама высокая, стройная, темнокожая. Окинула меня оценивающим взглядом и спросила:
— Вы потом идете к Марчелло?
— Кто такой Марчелло?
Взгляд сразу холодный, недружелюбный.
— Издеваетесь, что ли?
— Нет, — я помотал головой и подмигнул. — Я на самом деле не знаю, кто такой Марчелло. Я здесь впервые.
— О, Господь Всемогущий! — Девица всплеснула руками и поправила волосы. — «Марчелло»— это ресторан, ясно? Вся кодла скоро переместится туда, и я ищу себе спутника. Вы не желаете?
Не желал ли я? Еще как желал, черт возьми, но — увы…
— Я не один, — сокрушенно признался я. — А как насчет завтра?
Она обвела меня взглядом:
— Посмотрим.
Тут вмешалась телефонистка:
— Соединяю вас, мистер!
И я услышал голос Александры, такой родной и нежный:
— Алло.
Темнокожая девушка расчесывала волосы перед трюмо.
— Привет, крошка! Как дела?
— О, Тони, как хорошо, что вы позвонили! Да еще из Америки. Мне уже гораздо лучше, спасибо. Мне так стыдно за вчерашнее.
Я начинал тихонько таять.
— Выбросьте это из головы. Я сам виноват, что повел вас на такую дурацкую вечеринку. Чем занимаетесь?
— Вообще-то я уже в постели.
— Лучше места не сыскать, — пошутил я, представляя Александру в розовой ночнушке и с распущенными волосами. Тут я краешком глаза заметил, что шоколадная красавица, покончив с волосами, продвигается к двери. Прикрыв микрофон, я шепнул:
— Запишите номер своего телефона. И тут же добавил в трубку:
— Я уже соскучился.
Я и вправду соскучился. Девушка нацарапала на спичечном коробке имя Норма и телефонный номер и швырнула коробок мне.
Александра молчала.
— Я говорю, что соскучился, — повторил я.
— Я поняла, — еле слышно прошелестела она.
— Ну?
— Что «ну»?
— А вы соскучились?
— Не знаю. То есть я хочу сказать, что мы только вчера расстались, и к тому же мы еще так мало знакомы. — Она примолкла. Потом добавила:
— Вообще-то я тоже соскучилась.
Мое сердце так и подпрыгнуло.
— Я скоро вернусь, и тогда мы познакомимся поближе. Ведите себя прилично.
— Хорошо.
До чего у нее прелестный выговор!
— До свидания!
Я положил трубку. Жизнь все-таки клевая штука. Я полюбовался на себя в зеркало. Здорово, только загара не хватает. Может, Фонтан согласится вывезти меня на несколько денечков во Флориду.
Я вернулся в гостиную и разыскал Фонтан, которая вела светскую беседу. Ее безукоризненная британская речь разносилась по всей комнате Увидев меня, она сказала — Ах, вот ты где! Пойдем, нам пора.
Фонтэн была уже не столь дружелюбна, как час назад. Вечно с ней так: то ее в жар бросает, то в холод. Может, она стыдится моего общества, считает, что я для нее недостаточно хорош? Как потрахаться, так гожусь в самый раз, а как пойти со мной к друзьям, так типа рылом не вышел! Я насупился.
Фонтэн вызывающе посмотрела на меня. Мы вышли.
В машине она завела:
— Знаешь, Тони, тебе все-таки не следует так заглядываться на кинозвезд. Мне казалось, что ты уже должен привыкнуть к знаменитостям.
Это я-то заглядываюсь на кинозвезд! У меня от злости язык присох к гортани! Кто угодно, только не я!
Фонтан забарабанила длинными ногтями по изящной золоченой сумочке (золото, сами понимаете, — настоящее) и добавила:
— Ты вел себя как последний болван с Саламандой. Как какой-то мальчишка, который звезду в глаза не видел. Кстати, еще каких-то пять лет назад она была стриптизершей, и любой желающий мог поиметь ее за десять долларов.
Я твердо усвоил один жизненный урок: никогда нельзя спорить с женщиной, когда она злословит о своей сопернице.
— Да, ты права, — сдержанно согласился я. Да и к чему мне было пререкаться?
Фонтэн, надо отдать ей должное, быстро сменила гнев на милость:
— Не забывай — здесь ты на каждом шагу будешь натыкаться на знаменитостей. Не заводи разговор про их работу — в здешнем обществе это не принято.
Вот глупая корова! Я зевнул и сказал:
— Хорошо бы нам прошвырнуться во Флориду.
Фонтан пропустила мои слова мимо ушей.
Мы подкатили к огромному многоквартирному дому, и швейцар, высунув язык от усердия, кинулся помогать ее сиятельству выйти из машины.
— Здесь живут мои самые близкие нью-йоркские друзья, — предупредила Фонтэн. — Сара и Аллен Гранты. Чудесная пара. Постарайся не поставить меня в неловкое положение.
Интересно, чего она боялась — что я написаю на ковер, что ли?
Апартаменты на первом этаже поразили меня роскошью. Высоченные потолки, простор, кругом понатыканы античные статуи, чучела животных, кадки с комнатными растениями. Я аж облизнулся, представив, как можно было бы здесь развернуться.
А вот и хозяйка — личико худенькое-прехуденькое, волосы черные, зачесаны назад, а кожа — белоснежная! Худоба поразительная, словно бедняжка изводила себя годами. Они с Фонтэн поцеловались, окинув друг дружку оценивающим взглядом. Потом Фонтэн сказала:
— Сара, я хочу познакомить тебя с Тони. Его прислал Бенджамин.
Господи, она произнесла это таким тоном, словно речь шла о бандероли! Сара пристально посмотрела на меня. Ее черные глаза впились в меня, как буравчики. Губы тонкие, в ярко-красной помаде. На вид лет сорок. Если вас привлекают скелетообразные дамочки не первой молодости, то Сара Грант — просто нокаут! У меня же вкус иной. Сара перевела взгляд на Фонтэн, улыбнулась и сказала:
— Какой приятный сюрприз. Фонтэн улыбнулась в ответ.
— Не сомневаюсь.
Сара взяла ее под руку и повела к бару, оставив меня стоять столбом.
На диванах вдоль стен сидели люди, четверо или пятеро. Один из мужчин поднялся и подошел ко мне. Лицо загорелое, холеное, словно из женского журнала. Костюм серый, бесформенный.
— Аллен Грант, — представился он, глядя мне в глаза.
— Тони Блейк.
Мы обменялись рукопожатиями.
— Идемте выпьем, — пригласил он. Я последовал за ним к бару, и Аллен плеснул мне в стакан со льдом щедрую порцию виски. Себе налил чуть больше и тут же, не сходя с места, осушил стакан в три глотка. Потом снова его наполнил и спросил:
— Кто вы такой?
Потрясно, да? Тем более что я его никогда в глаза не видел. Что тут ответишь? Кто я — папа римский? Чингачгук? Я предпочел нейтральный вариант:
— Меня прислал Бенджамин Халед… Присмотреть кое-какую недвижимость.
— Вот как? Значит, у вас роман с прелестной миссис X., да?
Интересно, следовало ли ему врезать по морде? В том смысле, что я не знаю — «принято ли это в здешнем обществе». К счастью, вмешалась Фонтэн:
— Аллен, что ты говоришь, гадкий мальчишка? Терпеть не могу эту ее манеру кокетничать. Аллен расхохотался.
— Пустяки. Как твои дела, сладкая моя?
— Чудесно.
Они смотрели друг на друга так, как смотрят только любовники. Что ж, должно быть, так оно и было. Спать с мужем лучшей подруги — вполне в стиле Фонтэн. Впрочем, мне на это глубоко наплевать. Александра, моя малышка, сейчас спокойно почивает в своей постельке, а больше меня никто не волнует.
Подошла Сара, взяла меня за руку.
— Пойдемте, Тони, я познакомлю вас с остальными. Я поднапряг мозги, пытаясь вспомнить, где видел ее раньше. Я горжусь тем, что никогда не забываю лиц, а в том, что Сару я где-то уже видел, я был уверен на все сто. В клубе она не появлялась, это совершенно точно. Внешность ее бросалась в глаза и привлекала внимание, хотя, как я уже говорил, я предпочитаю женщин другого типа. Сара положила хрупкую лапку на мое предплечье, тонкие пальцы, как птичьи коготки, впились в мою ладонь. И вдруг я сообразил, где ее видел. В американском издании «Вог» месяца три назад! Журнал поместил обширный материал, посвященный ее пребыванию на Бермудах: пляжи, шикарные купальники и прочая экзотика. Я же говорил, что у меня исключительная память. Сара Грант — светская «шишка»— Большой Нью-Йорк. Все точно.
— Фонтэн никогда не рассказывала мне о вас, — промурлыкала она, — а вы просто очаровательны.
Голос глубокий, грудной, с легкой хрипотцой. С места в карьер берет, что называется. Нужно соблюдать осторожность, чтобы не разгневать ее сиятельство.
Меня представили остальным. Так, ничего примечательного: дамочки в подметки не годятся ни Фонтэн, ни Саре, а мужики — облезлые, с проплешинами, окутанные клубами сизого сигаретного дыма.
Несколько минут скучного трепа, и мы расселись по ожидавшим нас машинам.
Первая остановка — ужин в роскошнейшем ресторане на Пятой авеню. Меня поразили тропические растения, высаженные прямо в залах, и официанты в раззолоченных пиджаках.
Я сидел между Фонтэн и Сарой. Аромат дорогих духов, лившийся с обеих сторон, сводил на нет все мои усилия распробовать вкус изысканных блюд.
Обе женщины старательно не обращали на меня внимания, поддерживая бессмысленную светскую беседу. При всем желании я не мог к ним присоединиться, поскольку не имел ни малейшего понятия, о ком они говорят. «Флер встретилась с Ици в Сен-Морице, и они жутко поцапались. Бедняжке ничего не оставалось, как прихватить Пупсика и сбежать к My». Что тут я мог добавить?
Кроме Аллена, никто так и не попытался заговорить со мной. Кажется, Аллену, как и мне, приелась эта тягомотина.
Вот вам и Нью-Йорк — центр всеобщего притяжения. Дерьмо собачье! Жаль, что мне не удалось завалиться с Нормой в «Марчелло».
Ужин казался нескончаемым. Меня одолела безудержная зевота. Наконец Фонтэн сказала:
— Пожалуй, нужно свозить Тони в «Пикете», пока он совсем не уснул. — И метнула на меня угрожающий взгляд, означавший, что мне причитается за столь безответственное поведение.
«Пикете» оказался новой дискотекой — последним нью-йоркским писком. Мне уже приходилось о ней слышать, но тем не менее я был шокирован. Интерьер был отдекорирован под разверзшуюся пасть огромного монстра. Чудовищные клыки, паутина, в прозрачном светильнике в форме зуба, подвешенном к потолку, под завывания Джеймса Брауна извивается полуголая женская фигурка. По залу снуют официантки, закутанные в обрывки не то сетей, не то паутины, из-за чего видны то обнаженная грудь, то кусок задницы. Что ж, в выдумке им, конечно, не откажешь, хотя по большому счету это лажа. В том смысле, что весь выпендреж с клыками и паутиной гроша ломаного не стоит. Сами люди, а не дешевый камуфляж должны создавать обстановку. Так я считаю.
Фонтэн, как всегда, обставила свой приход по-королевски. Смуглорожий парень, который кинулся ей навстречу, разве что не распростерся ниц и не облобызал монаршую туфельку. Плюгавенький такой субчик, вертлявый и напуганный. Со мной не сравнить.
Нас усадили за стол в форме костлявой старушечьей руки. Тут же подскочила едва прикрытая официантка и приняла заказ. Для всех шампанское, а мне виски.
— Чего упорствовать, дружище? — шепнул Аллен. — Следуйте ее привычкам.
— Я пью только виски, — отмахнулся я. Фонтэн работала под резвушку. Вскочила, потянула Аллена за рукав:
— Пойдем, Аллен, покажем им класс.
— А мы потанцуем? — обратилась ко мне Сара, изогнув брови. И тут же, не дожидаясь моего ответа, поднялась.
Я проследовал за ней на танцплощадку. Увы, даже Фонтэн танцевала лучше. Сара словно на колу вертелась.
И чего я тут торчу, черт побери! Каких-то полгода назад я бы ничего не пожалел, чтобы оказаться в подобном месте и в таком обществе. Более того, скажи мне кто, что это возможно, я бы не поверил и поднял его на смех. Теперь же… Я просто недоумевал, как позволил втянуть себя в такую дребедень. В Лондоне у меня есть все, что душа пожелает, а я, как последний болван, таскаюсь за старой метелкой.
В «Пикетсе» мы провели около часа, потом меня потащили во «Флауер Мишн»— модерновую дискотеку с вывихнутыми декорациями и галлюцинаторной светомузыкой.
К тому времени две другие пары уже свалили, так что мы остались вчетвером: Фонтэн, Сара, Аллен и я — против остального мира. Набрались мы уже под завязку.
— Ты когда-нибудь занимался йогой? — спросила меня Сара, так и пронизывая насквозь черными бусинками глаз.
— Э-ээ, нет.
— А жаль. У тебя такое тело… Ты бы преуспел.
— Тони, — возбужденно затараторила Фонтэн, — Аллен встретил одного знакомого, который говорит, что может достать нам по сигарете…
На последнем слове голос Фонтэн понизился, и я с ужасом сообразил, что она имеет в виду марихуану. Только этого мне не хватало, подумал я, — влипнуть в такую историю. Я никогда не получал удовольствия от наркотиков — в лучшем случае после ширяния меня клонило ко сну. А, судя по поведению Фонтэн, от меня требовалось как раз противоположное.
— Мы ведь поедем к Саре и Аллену, да? — ' — спросила Фонтэн. Но прозвучал вопрос как утверждение.
Словом, нас рассовали по машинам и отвезли на грантовскую хату.
Обе женщины тут же куда-то испарились, а Аллен прямиком двинулся к бару. Он уже больше со мной не разговаривал, а быстро опрокинул стакан бренди и уставился перед собой с осоловелым видом.
— Что происходит? — поинтересовался я, наливая себе виски, которое мне явно никто не собирался предлагать.
— А черт его знает, — откликнулся Аллен. — Тебе везет, ты не женат.
Что он хотел этим сказать?
Я взглянул на наручные часы. Три часа ночи. Голова чугунная, ноги подкашиваются. Я попытался определить, который сейчас час в Лондоне, Разница — пять часов, но в какую сторону?
Первой появилась Сара. Она переоделась в длинное парчовое платье до пят и распустила волосы, отчего стала похожа на индианку.
Следом вошла Фонтэн. Ее прическа не изменилась, но она тоже переоделась. Белоснежная, колышущаяся при каждом шаге хламида была настолько прозрачна, что почти не скрывала маленькую грудь с розовыми сосками.
— Аллен, — обратилась Сара к мужу, — почему бы вам с Тони не переодеться?
И она протянула нам короткие кимоно из черного шелка.
Аллен тяжело вздохнул и обреченно кивнул мне:
— Пойдем.
Я последовал за ним в соседнюю комнату. Аллен скинул одежду и облачился в кимоно.
— Я знаю, почему это делаю, — угрюмо улыбнулся он, — а вот как насчет тебя?
Я, признаться, был немного ошеломлен таким развитием событий, но потом решил — была не была! В конце концов в этом было нечто возбуждающее.
Я накинул кимоно. Ощущение от прикосновения гладкого шелка к голому телу было просто потрясающее! Но длина . Кимоно едва прикрывало мне задницу!
Мы вернулись в гостиную. Фонтэн и Сара уже курили, подолгу затягиваясь. Я уселся рядом с Фонтэн, но она указала, чтобы я пересел к Саре. Черт побери — видели бы меня сейчас завсегдатаи «Хобо»!
Звучала потусторонняя японская музыка. Сара протянула мне свою сигарету. Я затянулся. Мы сидели вдвоем на диванчике, а Аллен и Фонтан — на другом диване, напротив.
Я вернул сигарету Саре. Она затянулась и откинулась на спинку, пуская к потолку колечки дыма.
Снова моя очередь. Неплохо, совсем неплохо. По слегка онемевшему телу разлилось тепло, музыка уже не казалась такой дикой, напротив, она завораживала. Я сам вставил сигарету в рот Саре, которая наклонилась ко мне и запустила обе руки под мое кимоно. Ее длинные пальцы обожгли мою плоть, словно раскаленные клещи.
Я метнул взгляд на Фонтэн. Она откинулась на по — , душки. Аллен стаскивал с нее белую хламиду. Я обалдело уставился на ее обнаженное тело, которое Аллен покрывал поцелуями. Фонтэн тихо постанывала, раскинув ноги.
Тем временем Сара продолжала ласкать меня. Я даже не заметил, как она стянула с меня кимоно. Это было какое-то чудо, скажу я вам! Я парил в воздухе, плыл по облакам — непередаваемое ощущение! Подо мной извивалось жаркое тело… Фонтэн и Сара сменяли друг друга, предавая меня самым изощренным сладостным пыткам. Все смешалось в мелькающем калейдоскопе. Такое творилось со мной, впервые!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жеребец - Коллинз Джеки



good
Жеребец - Коллинз ДжекиSabina
19.05.2012, 22.57





Этот роман джеки не оправдал моих ожидании
Жеребец - Коллинз ДжекиДиана
11.06.2012, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100