Читать онлайн Я так хочу!, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 47 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я так хочу! - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я так хочу! - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я так хочу! - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Я так хочу!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 47

— Знаешь что, — сказал Джоуи и свирепо оскалился, — они хотели свою сцену — они ее получили. Никаких крупных планов, никаких подробностей — как и было условлено. Все остальное может сделать дублерша. Тебя это не должно касаться!
— Джоуи, — пробормотала Лара. — Если Мику понадобятся крупные планы, мне придется их сделать.
— Нет, — с угрозой сказал он. — Я немедленно увезу тебя домой.
— Я не могу уехать сейчас, пока мы не закончили.
— Какого черта я позволил тебе сделать это?! — взорвался Джоуи. — Я знал, что они хотят использовать тебя!
Не сразу Лара поняла, что он сердится на нее. Но ведь она ни в чем не виновата!..
— Джоуи… — начала она и замолчала. Разговаривать с ним сейчас было бесполезно.
— Как ты могла быть такой дурой?! — орал он. — Как ты могла согласиться на съемки в этой порнографии? Ты погубила свою карьеру!
Постучав в дверь, в трейлер осторожно вошла Никки.
— Все было замечательно! — воскликнула она. — Ты молодчина, Лара!
— Вот именно, замечательно! — тут же накинулся на нее Джоуи. — Замечательно для вашего поганого фильма. А ты подумала, что будет с Ларой?
— С Ларой? Я думаю, что за эту роль она получит «Оскара», — сдержанно ответила Никки.
— Конечно! — Джоуи издевательски захохотал. — Два «Оскара»! Три «Оскара»!!!
— Не надо так волноваться, Джоуи, — вставила Лара, стараясь утихомирить его. — Я понимаю твои чувства, но, уверяю тебя, ты напрасно беспокоишься. Со мной все в порядке.
— Волноваться? — Он повернулся к ней, и Лара увидела, что он все еще в ярости. — Я не волнуюсь, я просто стараюсь защитить тебя от всяких подонков, которые эксплуатируют твою славу и наживаются на твоем теле. Неужели ты не понимаешь, что с тобой делают эти стервятники?
— Интересно было бы знать, что это такое особенное мы с ней сделали? — вступила Никки, готовая до последней капли крови защищать свое детище.
— Вы ее трахнули — вот что вы сделали! — бросил Джоуи.
— Интересно знать, что ты делаешь с ней каждую ночь? — в ярости парировала Никки, запуская пальцы в свои короткие темные волосы.
— Ах ты дрянь! — пробормотал Джоуи, которого потряс этот неожиданный отпор. — Я-то думал, ты — друг Ларе, а тебя, оказывается, интересуют только деньги.
— Что, черт тебя дери, ты хочешь этим сказать? — вспыхнула Никки.
— Только то, что ты использовала Лару! Ты называла себя ее подругой, но на самом деле тебе все равно, что с ней будет. Решила проехаться за чужой счет, да? А то, что этот дрянной фильм погубит Ларину карьеру — тебя это не волнует?
— Да как ты смеешь!..
— Прекратите! — заорала вдруг Лара, с трудом сдерживая дрожь. — Прекратите и убирайтесь! Оба!!
— Ты это мне говоришь? — спросил Джоуи почти спокойно и повернулся к ней. — Это ты мне велишь убираться?
Его взгляд был холодным и жестким, но Лару это не испугало.
— Я сама решила, что буду играть эту роль, — сказала она твердо. — Так что нечего поднимать из-за этого шум и разыгрывать моего защитника.
— Ну и хрен с тобой! — бросил Джоуи. — Хрен с тобой, дура!
И он выскочил за дверь.
— Что это с ним такое? — спросила Никки все еще сердито. — Он что, травки обкурился?
— На него это слишком сильно подействовало, — объяснила Лара извиняющимся тоном. — Это я виновата — просила его приехать сегодня на площадку. Не надо было мне этого делать…
Никки открыла рот, чтобы что-то сказать, но тут же снова его закрыла. Она была потрясена до глубины души. Этот красавчик только что наорал на Лару, назвал ее дурой, а она его еще и защищает! Нет, определенно с Ларой происходило что-то странное.
— Почему его оскорбленные чувства важнее для тебя, чем твои? — спросила она напрямик. — Что, на этом Джоуи свет клином сошелся, что ли?
— Знаешь, Ник, — устало вздохнула Лара, — я бы, наверное, реагировала так же, если бы его стали избивать у меня на глазах.
Пусть даже в кино.
— Нет, никогда я этого не пойму… — в отчаянии выдохнула Никки, тряся головой. — Почему он орет на тебя? Ведь ты же его из грязи вытащила, он тебе ноги должен целовать.
— Не надо так, — укоризненно сказала Лара. — Не надо так о нем, Ник. И ниоткуда я его не вытаскивала — наоборот, если бы не я, он, возможно, женился бы на той адвокатессе, с которой был помолвлен, и был бы вполне счастлив и доволен. Кроме того, ты не права — он прекрасно ко мне относится.
— Да, это я заметила, — саркастически хмыкнула Никки.
— Знаешь что, — медленно сказала Лара, от души желая, чтобы Никки провалилась сквозь пол трейлера. — По-моему, это не твое дело.
— Я — твоя подруга, что бы там ни говорил этот красавчик, — возразила Никки. — Откуда ты знаешь, что Джоуи — не альфонс? Знаешь, есть такая категория актеров-неудачников, которые специально ищут близости со звездами в надежде, что на них падет хотя бы отблеск их славы?
— По-моему, — прищурилась Лара, — я слышу голос Ричарда. Или мне показалось?
— Тебе показалось, — резко ответила Никки. — Кстати, мы с Ричардом разбежались. Я не хотела тебя расстраивать раньше, но теперь, по-моему, об этом уже можно сказать.
— Потому что я все равно расстроена?
— Нет, совсем не поэтому. Просто…
— Не будем сейчас об этом говорить, — перебила Лара. — Я хотела бы немного побыть одна, если ты не возражаешь.
— Конечно, — ответила Никки деланно бодрым голосом и покинула трейлер. В глубине души она была уязвлена тем, что Лара не отреагировала на ее сногсшибательную новость.
Как только дверь за Никки закрылась, Лара перебралась на лежанку и скорчилась под тонким, колючим пледом. Ее всю трясло. Джоуи, Никки… она считала их своими самыми близкими людьми и никак не могла поверить, что они могли так поступить с ней. Сначала Джоуи, обидевшись, бросил ее одну, потом Никки вылезла со своими дурацкими проблемами — и это именно тогда, когда она больше всего нуждалась в утешении, дружеском внимании и нежной заботе.
И снова она почувствовала себя совершенно одинокой, испуганной и совершенно беспомощной. Холодный, равнодушный мир обступал ее со всех сторон и грозил раздавить… Примерно так же она чувствовала себя в шесть лет, когда на ее глазах разыгрывалась кровавая трагедия.
Она ненавидела эти воспоминания — они всегда настигали ее в самый неподходящий момент, когда она была наиболее слаба и уязвима, но противостоять им Лара не могла.
Она закрыла лицо руками, и воспоминания снова нахлынули на нее. Господи, как будто только вчера это было…


— Теперь, Лара-Энн, ты будешь жить со своей тетей Люси.
У женщины-полицейской, которая это сказала, были обветренные красные щеки, на которых, словно острова, темнели крупные родинки — три палевой щеке, две на правой. Лара сосредоточилась на этих родинках. Отчего-то ей казалось, что, если она будет смотреть на них достаточно долго, все неприятности пройдут сами собой.
На протяжении полутора недель, пока власти пытались разыскать ее дальних родственников по материнской или отцовской линии, Лара оставалась в федеральном сиротском приюте. Здесь ей, в общем-то, нравилось, только кормили не очень… Кроме того, она очень скучала по Энди, а вокруг были одни девчонки. Но вот, наконец, полиция разыскала в Аризоне некую тетю Люси — троюродную сестру отца, которую Лара никогда в жизни не видела.
Тетя Люси и не подумала приехать за маленькой племянницей.
Вместо себя она прислала старшего сына Мака, который водил небольшой доставочный грузовичок, беспрестанно жевал жевательную резинку и не отличался хорошими манерами. Подхватив Лару на руки, он забросил ее в кузов своего пикапа, словно тюк с бельем.
В этом кузове Лара просидела большую часть пути до Аризоны, а путь был неблизким.
Тетя Люси — худая, желтая женщина с изможденным лицом — была не особенно рада приезду племянницы. Она была вдовой и к тому же владела небольшим придорожным мотелем, балансировавшим на грани банкротства, и лишний рот ей был ни к чему.
Встретив Лару сухим кивком, она поселила девочку в крошечной кладовке, где стояли только тумбочка и раскладушка. На следующее же утро тетя Люси отвела Лару в местную школу.
Лара и так была травмирована смертью родителей, но гораздо сильней ее потрясло то, что никто поразговаривал с ней о происшедшей трагедии. Никто даже не упоминал при ней ни о маме, ни о папе, ни об Энди. Можно было подумать, что ее семья просто перестала существовать и никому не было до этого абсолютно никакого дела.
Ни тетя Люси, ни ее сын тоже поразговаривали с Парой на эту тему. Мак вообще был не очень разговорчивым — он либо молчал, либо загадочно ухмылялся, и только однажды кто-то из его приятелей спросил у Лары — может, она придурочная ?
Лара спросила — почему это ?
«Потому что твой папаша убил твою мать, значит, и ты тоже чокнутая», — был ответ.
Это не на шутку напугало Лару-Энн. Она была еще слишком мала, чтобы понять, что случилось с ее отцом и матерью на самом деле. У нее было лишь ощущение того, что ее жизнь, бывшая когда-то такой счастливой, разлетелись вдребезги. Разговоры о возможном сумасшествии были ей гораздо более понятными и оттого — особенно страшными. Она долго думала, может быть, и она тоже сходит с ума ? Что случается с сумасшедшими, Лара-Энн знала — на этот счет ее как-то «просветил» Энди. «Их забирают в» дурдом»и сажают в такую мягкую комнату с решетками на окнах, — сказал он с важным видом. — А кто не слушается — того связывают и бьют резиновым шлангом по none «.
Ларе очень не хотелось в» дурдом «, поэтому некоторое время она мирилась со своей новой жизнью, хотя довольно скоро ей стало понятно, что тете Люси она совершенно не нужна. В мотеле Ларе было очень неуютно, поэтому она отгородилась от всех стеной молчания — преградой, которая давала ей по крайней мере иллюзию безопасности. Разговаривала она только тогда, когда к ней обращались.
В школе Лара также держалась тише воды ниже травы. Она изо всех сил стремилась к тому, чтобы как можно реже напоминать окружающим о своем существовании, однако чем старше она становилась, тем чаще чувствовала, что становится объектом всеобщего внимания. И это было вовсе неудивительно, поскольку Лара-Энн росла настоящей красавицей. Достаточно сказать, что уже в тринадцать лет мальчишки бегали за ней толпами, и это несмотря на то, что она их никак не поощряла.
Вечерами после школы — а также на каникулах — Лара работала в мотеле, исполняя работу горничной. Она убирала в комнатах, застилала постели, мыла и скребла полы и собирала для прачечной грязное белье. Это была нелегкая, изматывающая работа, но пожаловаться Ларе было некому. В довершение всего приятель Мака Дик, работавший в том же мотеле разнорабочим, положил на нее глаз. Лара прекрасно чувствовала это, хотя ей было всего тринадцать. Впрочем, Дик не особенно старался скрыть свои намерения.
Однажды он подловил Лару в подвале возле прачечной и, прижав к стене, попытался ее поцеловать. Он хотел также запустить ей руки под юбку, но Лара завизжала, и Дик струсил и сбежал.
На крик Лары прибежала тетя Люси; ее худое морщинистое лицо было перекошено от злобы.
— Зачем ты его поощряешь? — орала она. — Или ты такая же шлюха, какой была твоя мать ?!
— Моя мама не была шлюхой, — прошептала Лара-Энн, но тетя Люси не слушала. Сделав скорбное лицо, она прочла племяннице длинную нотацию о том, как великодушно она поступила, взяв к себе бедную сиротку, хотя и не могла позволить себе кормить лишний рот.
Лишний рот ? Ну уж нет!.. Лара-Энн работала в мотеле как взрослая, работала без выходных и праздников, не получая никакой платы. Неужели это и есть лишний рот ? Иона поклялась, что при первой же возможности сбежит от тети Люси и никогда больше к ней не вернется.
Но сказать было гораздо легче, чем сделать. Иногда Лара-Энн чувствовала себя Золушкой, оставшейся на попечении злой мачехи.
У нее не было друзей, не было никого, кто ласкал бы ее и баловал, не было ни одного человека, который относился бы к ней с искренней и бескорыстной любовью.
В школе было немногим лучше, чем в мотеле. Лара с каждым днем становилась все красивее и красивее, и все — и одноклассницы, и даже учителя, одни невольно, другие сознательно — давали ей понять, что для нее здесь нет места, что она — чужая, что она не вписывается.
Она и сама это чувствовала. Девочки ненавидели ее, мальчишки только и думали о том, как бы ущипнуть ее за зад или облапать где-нибудь в уголке. Единственным ее утешением были книги, и Лара каждую свободную минутку проводила в школьной библиотеке. Чтение уводило ее от грубой реальности куда-то в другой мир, в другую жизнь. Именно благодаря книгам Лара узнала, что не все так безнадежно и что ее жизнь могла бы — может! — быть совсем другой.
Когда ей было пятнадцать, в одной из комнат мотеля застрелился постоялец. Лара-Энн первой наткнулась на тело, когда пришла убирать номер, и с ней случилась истерика.
На ее рыдания прибежала тетя Люси. Деловито отхлестав Дару по щекам, она влила в нее полстакана виски и велела взять себя в руки, пока она звонит в полицию.
Через два часа приехали полицейские. Они засняли место происшествия, задали свои вопросы, потом затолкали тело в пластиковый мешок и уехали, а тетя Люси велела Ларе пойти и хорошенько вымыть комнату.
— Нет! — в ужасе взвизгнула Лара. — Я не могу туда войти!
Я не могу к этому прикасаться!..
— Наша нежная маленькая мисс боится запачкать ручки, — с презрением сказала тетя Люси. — Ты что, крови никогда не видела ? Ну-ка отправляйся и делай, что я сказала!
В этот день Лара снова подумала, что убежит. К сожалению, бежать ей было совершенно некуда.
Однажды — это было в пятницу вечером — в мотеле остановился человек по имени Морган Кридо. Когда-то он был модным певцом-кантри, но теперь слава его заметно померкла. Ему было тридцать девять лет. Мистер Кридо был высоким, тонким как хлыст блондином с длинными, вьющимися волосами и обветренным, продубленным солнцем и ветром лицом.
Лара много слышала о нем, но живьем увидела впервые. Для нее Морган Кридо все еще был воплощением успеха и славы. Уже после того как он вселился в один из номеров, она подолгу простаивала перед закрытыми дверями и подслушивала, как он поет, подыгрывая себе на гитаре.
— Он — звезда ? — шепотом спросила она у Мака, не в силах сдерживать нарастающий внутри восторг.
— Какая, к черту, звезда? — резко ответил Мак. — С чего ты взяла?
— Он такой… особенный, ни на кого не похожий… — невнятно объяснила Лара-Энн. Выразить в словах все владеющие ею чувства она не могла.
— Да что ты понимаешь, дурочка! — засмеялся Мак.
Он был прав. Лара действительно была тогда ребенком, глупым ребенком. Развратной маленькой дрянью. Шлюхой. Она мало что знала и почти не умела разбираться в людях. Тетя Люси, во всяком случае, постоянно твердила ей, что она тупая, ленивая, неблагодарная и так далее, и тому подобное. Мак считал ее шизанутой дегенераткой. Даже одноклассницы старались не иметь с нею никаких дел, потому что она была совсем не похожа на них.
« Должно быть, я все-таки сумасшедшая «, — часто с горечью думала Лара. Действительно, только настоящая сумасшедшая могла прожить столько лет с людьми, которые так к ней относились. А ведь где-то были и любовь, и забота, и счастье — Лара-Энн знала это твердо, потому что помнила и нежную улыбку матери, и забавные шутки старшего братишки, и крепкие руки отца. Все это у нее когда-то было… будет ли снова ?
Все зависело от нее.
Морган Кридо приехал, чтобы выступать в городском концертном зале, и Ларе очень хотелось пойти, хотя, как утверждал Мак, он больше не был звездой.
— Понимаешь, — сказал он ей, — в концерте будет больше десятка номеров, а твой Морган Кридо выступает первым или вторым. Это значит, что он вообще никто. Ноль! Пустое место.
— А я все равно хочу пойти, — неожиданно заупрямилась Лара-Энн. — Я спрошу у него — может быть, он даст мне контрамарку.
— Спроси, — пожал плечами Мак. — Мать тебя все равно не отпустит.
Но Лара и не собиралась спрашивать у тети Люси разрешения.
В тот же день, меняя полотенца в номере Моргана Кридо, она набралась храбрости и первой заговорила с певцом.
— Прошу прощения, сэр… — сказала она, предварительно откашлявшись.
— Что тебе надо ? — небрежно спросил Морган, который валялся на кровати и смотрел по телевизору какой-то вестерн.
— Я хотела спросить… Нет ли у вас лишнего билетика на ваш концерт ? — дерзко сказала Лара.
Морган рассмеялся.
— Ты хочешь прийти на мой концерт, крошка? — спросил он.
— Очень хочу, — призналась Лара.
— Так-так-так… — Он сел и улыбнулся ей. Насколько Лара помнила, за последние восемь или девять лет ей никто так не улыбался. — Значит, ты слыхала, что когда-то я был очень неплох, а ?
— Да, я слышала вас по радио. Кроме того… — Лара покраснела. — Надеюсь, вы не обидитесь, сэр… Я подслушивала под дверью, когда вы пели и играли. Вы… Мне нравится, как вы поете.
— Да, крошка, я чертовски неплох, чертовски! Беда только в том, что на данный момент ты — практически единственный человек, который способен это оценить. — Он потянулся и встал. — Я достану тебе билет. Как тебя зовут?
— Лара-Энн.
— Лара-Энн, значит… — он посмотрел на нее так, словно только что увидел. — А фамилия у тебя есть?
— Миллер. Через два» л «.
— Сколько тебе лет, Лара-Энн Миллер ?
— Пятнадцать.
Морган расхохотался.
— Ты уже совсем взрослая, да ?
— Разве на ваши концерты не пускают тех, кому еще не исполнилось шестнадцать? — невинно поинтересовалась Лара, и Морган снова захохотал.
— Я не это имел в виду, крошка… — сказал он, вытирая глаза согнутым пальцем. — Вот что, Лара-Энн, я оставлю твой билет здесь, на столике. Концерт состоится завтра вечером. А после концерта загляни ко мне в артистическую, я угощу тебя лимонадом.
Морган не обманул ее. На следующий день Лара нашла билет на тумбочке возле его кровати и, с трудом совладав с волнением, спрятала его в карман.
Вечером, после ужина (предварительно вымыв посуду), Лара сделала вид, будто отправляется, как обычно, спать. На самом деле она тихонько выскользнула через заднюю дверь и автобусом добралась до концертного зала, где должен был выступать Морган.
Драгоценный билет она всю дорогу держала в руке.
Зал был довольно большим, но Морган достал ей билет во втором ряду, откуда все было прекрасно видно. Большинство зрителей пришло сюда, чтобы посмотреть на настоящих звезд — на женское трио-кантри и на какого-то певца с Запада, — и появление Моргана было встречено лишь вежливыми хлопками, но Лара все равно чувствовала, что ее сердце готово вот-вот разорваться от восторга.
Морган исполнил две песни. Зал отреагировал на них довольно вяло, и только Лара хлопала до тех пор, пока у нее не заболели ладони. Когда Морган закончил свой номер и ушел, Лара собрала все свое мужество и обратилась к стоявшему возле сцены охраннику.
— Простите, пожалуйста, — сказала она, — не могли бы вы сказать мне, как пройти за кулисы ? Я хотела бы повидаться с мистером Кридо.
— С мистером — каким? — спросил охранник.
— Кридо. Он только что пел.
— Ах вот, значит, как его зовут! — хохотнул охранник. — А у тебя есть пропуск за кулисы, девочка?
— Нет, только билет. Морган сам дал его мне и пригласил зайти к нему после выступления.
— Ага. — Охранник сально улыбнулся. — Ну, я думаю, ничего плохого не случится, если одна маленькая фанатка попадет за кулисы. Проходи, девочка.
Он, однако, не двинулся с места, и Ларе пришлось протискиваться между ним и стеной. На прощание охранник ущипнул ее за зад.
За кулисами оказалось полно народу, и в первые секунды Лара даже растерялась. Потом, справившись с собой, она остановила какую-то девушку с волосами странного лилового цвета.
— Извините, — вежливо сказала она, — я ищу мистера Кридо.
— А-а-а, Моргана… Он только что ушел.
— Я должна была встретиться с ним здесь, — продолжала Лара-Энн, старательно пряча свое разочарование. — Вы случайно не знаете, где его можно найти ?
Девушка внимательно посмотрела на Лару.
— Не слишком ли ты молода для Моргана?
— Я его знакомая.
— Не сомневаюсь. В таком случае ты найдешь его в баре — в том, который находится по соседству с залом. Впрочем, на твоем месте я бы не стала так стараться…
— Простите?..
— Ступай-ка домой, девочка, — жестко сказала девушка с лиловыми волосами. — Ты слишком молода для этого старого крокодила.
Ларе-Энн очень не понравилось, что девушка назвала Моргана крокодилом, но она промолчала. Как можно суше поблагодарив ее за информацию, она вышла на улицу через служебный вход и в нерешительности остановилась. В непосредственной близости от концертного зала находились два бара — один справа от входа, другой — через улицу напротив. Отчего-то ей казалось, что Морган будет в баре рядом со входом, и она отправилась туда.
Едва открыв дверь, она сразу оказалась в густой толпе мужчин, которые пили пиво и азартно резались в карты. Лара долго оглядывалась по сторонам и, наконец, заметила Моргана, который сидел за стойкой бара со стаканом текилы в руке. Пробравшись сквозь толпу, Лара похлопала его по плечу.
— Какого хрена тебе надо? — буркнул Морган, поворачиваясь к ней и глядя на нее налившимися кровью глазами.
— Я из мотеля, помните меня ? Вы сами подарили мне билет на концерт и сказали, чтобы я пришла к вам за кулисы. Меня зовут Лара-Энн.
— Ах, господи, я и забыл!.. — Он хлопнул себя по ляжкам. — Ты все-таки пришла!..
— Вы пели просто чудесно, — сказала она, и ее зеленые глаза осветились удивительным внутренним светом.
— Дерьмо, — коротко отрезал он. — Все дерьмо. И всегда дерьмо. Ты видела? Эти сволочи даже не слушали, что я пел. Они все пришли сюда, чтобы поглазеть на этих трех блондинок, с большими сиськами.
— Я слушала тебя, — серьезно сказала Лара. — И мне очень понравилось.
Морган, прищурившись, посмотрел на нее.
— Добрая маленькая девочка… Э-э, да ты хорошенькая! — пробормотал он. — Сколько, ты говоришь, тебе стукнуло?
— Пятнадцать. Но уже скоро будет шестнадцать.
— И ты, конечно, уже совсем взрослая!
— Простите, что ?
— Ничего, крошка, ничего… — Он поманил ее пальцем. — Иди-ка сюда.
Лара придвинулась ближе.
— Значит, ты считаешь, что я еще что-то могу?
— О да! — пробормотала Лара, с обожанием глядя на него.
Через три недели, в ее шестнадцатый день рождения, они поженились. Тетю Люси на свадьбу не пригласили.
Только после этого знаменательного события Лара узнала, что у Моргана даже нет своего дома — только старенький трейлер, прицепленный к побитому» Кадиллаку» девятьсот забытого года выпуска, на котором он разъезжал по всей стране.
— Конечно, крошка, это не родовой замок со всеми удобствами, но ты привыкнешь, — сообщил ей Морган.
Но Ларе было все равно. Наконец-то в ее жизни появился человек, который, по крайней мере, знал, что она существует, человек, о котором она могла заботиться. Наблюдая за тетей Люси, Лара научилась готовить; гладила она безупречно и умела поддерживать в доме чистоту и порядок, пусть даже этим домом и был обыкновенный трейлер.
Правда, она ничего не знала о сексе, но Моргана это не заботило.
— Я научу тебя всему, что тебе нужно знать, — сказал он. — Все очень просто: ты встаешь на колени и сосешь, пока я не кончу.
Вот и весь секс, крошка.
— И все? — удивилась Лара-Энн, вспоминая о вздохах, поцелуях и страстных объятиях, о которых она читала в книгах из школьной библиотеки и видела в кино и по телику.
— Все, — уверенно ответил Морган. — Так что давай начнем первый урок. Я научу тебя сосать, как делают это настоящие проститутки.
Они ни разу и не занимались сексом как полагается, хотя со временем Лара, конечно, узнала, какими на самом деле должны быть отношения между мужем и женой. Морган объяснил ей, что мужчины и женщины трахаются только тогда, когда хотят иметь детей. Лара не совсем ему поверила, но что она могла сделать?
Моргана эти традиционные способы нисколько не интересовали.
Единственное, о чем он думал, это о том, как бы поставить ее на колени.
Не скоро Лара прозрела и поняла, что Морган Кридо был просто заурядным сукиным сыном. Он сделал ее своей рабыней. И поскольку он действительно не был звездой, все свои неудачи и разочарования он вымещал на своей молоденькой, неискушенной жене. Кроме него, у Лары-Энн все равно никого не было, и Моргана это больше чем устраивало. Он даже не позволял ей разговаривать с посторонними, боясь, как бы его очаровательная наложница не одумалась и не сбежала.
Шло время, Лара все расцветала и становилась все прекраснее, и Морган считал это как бы добавочной премией. Когда он колотил ее, — а подобное случалось достаточно часто, — он старался не задеть ее чудного лица. Морган уже решил, что, когда его карьера подойдет к концу, он найдет Ларе хорошо оплачиваемую работу в порнофильмах. С ее внешностью она должна была зарабатывать столько, чтобы обеспечить им обоим роскошную жизнь.
— Ты никогда не подумывала о том, чтобы стать киноактрисой, крошка ? — спросил он однажды.
Лара отрицательно покачала головой.
— У тебя все для этого есть, — уверенно сказал он, расстегивая ширинку и привычным жестом заставляя ее опуститься на колени.
Со следующей недели он начал водить ее по кинотеатрам, чтобы Лара могла наблюдать знаменитых актрис на экране, и, незаметно для себя, она влюбилась в это искусство. Ей нравилось наблюдать за тем, как ведут себя актеры на экране, и порой она действительно думала, что могла бы сыграть не хуже. Ее кумирами были Мерил Стрип и Роберт Редфорд, Алъ Пачино и Джессика Ланж. Это были настоящие волшебники. Они вдохновляли ее, заставляя поверить, что есть и другая жизнь.
О Великий боже, как же она мечтала об этой другой жизни!
Когда ей исполнилось девятнадцать, она уже успела надоесть Моргану. Да, она была прелестна и мила, но ему было с ней скучно.
Она никогда не сопротивлялась, и он мог сделать с ней все что угодно — все сходило ему с рук. Она обслуживала его, когда ему хотелось, и это тоже раздражало его. Моргану нужен был огонь, а не бессловесная рабская покорность. Может быть, рассуждал он, когда Лара станет порнозвездой, она будет больше его волновать.
Пока же он был сыт ею по горло.
Лара-Энн тоже чувствовала, что с нее хватит, но причины у нее были совсем другими. Когда-то ей казалось, что она действительно не безразлична Моргану, но теперь она поняла, что она для него — просто прислуга, которой можно не платить. С каждым днем он обращался с ней все хуже и хуже.
Однажды Морган сказал ей, что они едут в Голливуд.
— У меня там есть знакомый продюсер, — сказал он. — Этот парень обещал, что попробует снять тебя в маленькой роли, и, если ты справишься, он поможет тебе сделать карьеру.
— Какую карьеру? — спросила Лара.
— Карьеру кинозвезды, глупенькая. Ты ведь этого хочешь, правда?
— Как скажешь.
Они завели его древний «Кадиллак»и поехали в Лос-Анджелес.
На полдороге Морган остановил машину на обочине и потребовал, чтобы Лара обслужила его.
— Нет, — твердо сказала она.
— Нет… — повторил он, как будто не веря своим ушам. — А ну-ка, шлюха, займись своим делом и не кочевряжься!
— Я не хочу.
— Не хочешь, значит… — снова повторил он. Потом он вдруг схватил ее одной рукой за волосы, второй расстегнул ширинку и пригнул ее голову к своим коленям.
Должно быть, ее отказ сильно возбудил его, поскольку Морган кончил быстрее, чем обычно. Когда он выпустил ее, Лара перебралась на заднее сиденье и замкнулась в угрюмом молчании. Она ничего больше ему не сказала, но про себя решила, что как только они доберутся до Лос-Анджелеса, она убежит от Моргана и будь что будет.
Господь облегчил ей эту задачу.
Не доезжая десяти миль до Барстоу, Морган заснул за рулем.
Через несколько секунд их «Кадиллак» влетел под тяжелый грузовик, припаркованный прямо на полосе в нарушение всех правил дорожного движения.
Лара-Энн очнулась в больнице, пролежав без сознания двое суток.
— Где Морган ? — спросила она. — Где мой муж ?
Морган был мертв. Во время столкновения ему оторвало голову.
Лара снова была в этом мире совершенно одна.


— Что с вами, мисс Лара? Все в порядке?
Лара подняла голову. Перед ней стояла пожилая костюмерша, держа в руке двое проволочных «плечиков» для одежды.
У нее было какое-то уютное, совсем домашнее лицо, и Лара — сама не зная почему — благодарно улыбнулась ей.
— Спасибо, все хорошо.
Она тряхнула головой и села на диванчике, на котором лежала. Воспоминания отступили, оставив только горький осадок.
— Все хорошо, — повторила она.
— Я стучала — никто не отзывался.
— Должно быть, я задремала.
— Мик просил вам передать, что на сегодня вы свободны.
Помочь вам одеться?
— Нет, не надо, я сама. Лучше взгляните, где мой водитель.
Если вас не затруднит.
— Он здесь, мисс Лара, ждет вас.
— Спасибо.
Лара торопилась домой, в крепкие объятия Джоуи. Несмотря ни на что, он был единственным человеком, на которого она могла опереться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Я так хочу! - Коллинз Джеки



Замечательны роман, читайте, не пожалеете.
Я так хочу! - Коллинз ДжекиСветлана
29.10.2014, 18.33





Интересно. Захватывающе. Супер!
Я так хочу! - Коллинз ДжекиЗоя
8.10.2016, 20.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100