Читать онлайн Шансы Том 1, автора - Коллинз Джеки, Раздел - ДЖИНО. 1951 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шансы Том 1 - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шансы Том 1 - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шансы Том 1 - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Шансы Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ДЖИНО. 1951

Открытие «Миража» действительно стало событием. Верный своему слову, Парнишка обеспечил присутствие великого множества звезд, а уж они, звезды, взбудоражили и подняли на ноги прессу. Словом, все вышло так, как Джейк и предсказывал.
В результате столь впечатляющего старта по всей стране желавших заказать в отеле номер стало хоть отбавляй. Бизнес процветал.
Джейк самодовольно улыбался.
— Я же говорил тебе, что здесь будет не отель, а золотые копи! — хвастливо заявил он Джино по телефону через несколько месяцев после открытия. — Удивляюсь, как только здание не лопается по швам. Мы пока единственные в бизнесе, кто полон под завязку. Что ты на это скажешь?
— Скажу, что это приятно слышать, — невозмутимо отвечал Джино.
Он расставил своих людей на ключевые позиции, и поступавшая от них в Нью-Йорк информация говорила о том, что горшок мог бы быть полон до краев. Не давал ему переполниться Парнишка. Просто удивительно — до чего же он туп.
— Что-то не слышно в твоем голосе энтузиазма, — отозвался Джейк. — Господи! Я работаю не покладая рук, мы все уже состояние на этом отеле сколотили. Твой синдикат должен бы гордиться мной!
— За это можешь не беспокоиться. Уверяю тебя, их благодарность вот-вот проявится, и в самой неожиданной для тебя форме.
— Да? — Судя по интонации, Джейк был доволен.
— Да.
Джино положил трубку и еще раз поразился недальновидности Парнишки. Такой проныра в одних вопросах, и столь явное непонимание других. К великому сожалению, не остается ничего иного, как выставить его в качестве назидательного примера. Свои у своих не крадут. Во всяком случае, если дорожат жизнью.
Мысли его прервал стук в дверь. Вошла миссис Кэмден с маленькой Лаки на руках.
— Она отправляется спать, мистер Сантанджело. Джино с улыбкой смотрел на дочь. Всего несколько месяцев, но в ней уже чувствуется характер.
— Да она расцветает день ото дня! Видно, готовится стать кинозвездой!
— Да, мистер Сантанджело, — сухо согласилась нянька. Все отцы, с кем ей приходилось иметь дело, были убеждены в том, что их ребенок обладает уникальными способностями.
— Ну, давай баиньки, моя маленькая. Миссис Кэмден вынесла девочку из комнаты. Через несколько минут в гостиную их нью-йоркского дома — небольшой подарок, преподнесенный Джино жене, поскольку самого его полностью устраивала зимовка в ист-хэмптонском особняке, — стремительно вошла Мария.
— Джино! — В высоких меховых сапожках и отделанном каракулем приталенном пальто она походила на героиню детской сказки. — У меня удивительная новость!
Вид жены всегда вызывал на лице Джино улыбку.
— Что же это такое, родная?
Январский день окрасил румянцем ее щеки, голубые глаза блестели.
— У нас будет еще один ребенок! — с восторгом воскликнула Мария. — На этот раз мальчик, обещаю тебе! Ее слова ошеломили Джино.
— Ты шутишь!
Он подхватил ее на руки, целуя, закружил по комнате. Мария уткнулась своим холодным носиком ему в щеку, как щенок в поисках тепла и ласки.
— Это так замечательно! Я чувствую себя такой счастливой!
Расстегнув пуговицы пальто, он обвил руками ее гибкий стан, сделал глубокий вдох.
— Что это ты там говорила насчет мальчика? Мне не важно, кто это будет: мальчик, девочка, близнецы.
— Но ты же хочешь мальчика, — поддразнивала она. — Все мужчины хотят мальчика!
Он легонько сжал ее своими руками.
— Чепуха!
— Не так сильно, ты делаешь мне больно.
— Я? — Он положил ладони на ее грудь, нежно погладил. — Так лучше?
— Джино! Не сейчас!
— Почему?
— Потому что… кто-нибудь может войти. Джино очень нравилось ее целомудрие.
— Но ведь мы у себя дома.
— Я знаю. — Мария попыталась выскользнуть из его объятий. — Однако сейчас день… кругом люди… Он едва удержался, чтобы не рассмеяться.
— Тогда я закрою дверь.
Мария смущенно подняла на него глаза.
— Хорошо.
Неожиданное согласие удивило его. Они муж и жена ровно год и два месяца, и все же Джино до сих пор так и не смог привыкнуть к ней. В Марии заложено самой природой вдохновенное стремление к физической близости, просто ей не всегда с легкостью удавалось решиться на нее. Именно это и возбуждало в ней Джино больше всего.
По-прежнему Мария категорически отказывалась в их занятиях любовью от орального секса, но мало-помалу Джино подводил се к этому. Он знал, что стоит только довести жену до определенного состояния, и она будет принадлежать ему целиком, безраздельно. Очень медленно он начал раздевать ее.
— Запри дверь, — прошептала она.
На это не ушло много времени. Сама же Мария подошла к окну, чтобы задернуть тяжелые шторы, а затем улеглась на мягкой, покрытой пестрой тканью кушетке.
Нежными прикосновениями рук Джино снимал с нее части туалета. Время от времени Мария издавала легкий, полный сдерживаемой страсти вздох.
Она попыталась было снять свои сапожки, но Джино остановил ее.
— Не снимай. Они меня возбуждают.
— Джино!
Лаская, он провел ладонью по се плоскому животу, с восхищением думая о том, что там, внутри, скрывается новая человеческая жизнь. Жизнь его ребенка. Он ткнулся в живот лицом и, целуя, стал двигать голову все ниже, пока не коснулся подбородком светлых шелковистых волос. На мгновение ему показалось, что Мария позволит ему закрепить и развить успех, однако она, повернувшись на бок, взяла его обеими руками за уши и подтянула к себе, чтобы он поцеловал ее в губы.
— Но почему? — промямлил он. — Мы же должны это отпраздновать.
— Не сейчас, — прошептала она. — И не здесь.
— Почему?
— О Джино! Не знаю.
— Тебе понравится.
— Как-нибудь.
— Когда?
— Скоро, обещаю. Только дай мне время…
— Хорошо. — Он быстро сорвал с себя одежду. — Впереди у нас еще вся жизнь, правда?
Осторожно и нежно он проник в ее лоно, исподволь доведя до оргазма, после которого у Марии уже не оставалось никаких сил.
— Я люблю тебя, — едва слышно выдохнула она.
— Да. И я тебя тоже — тебя и Лаки, и того, кто прячется сейчас у тебя внутри. — Он обнял ее, и какое-то время оба лежали неподвижно. Раздался телефонный звонок. — Да! — прорычал Джино в трубку.
— Джино? Это Энцо. Нам нужно встретиться.
— Что-нибудь важное?
— Очень.
— У Риккадди.
— В шесть?
— Договорились.
У Энцо Боннатти существовали свои проблемы. Бизнес, в основе которого лежали наркотики и проститутки, ставил его в куда более опасное положение по сравнению с Джино. Чтобы оставаться на плаву, Энцо приходилось бороться, и борьба заключалась главным образом в том, что постоянно нужно было уничтожать врагов, число которых росло. Насилие стало для него лучшим способом решения любых спорных вопросов. По этому поводу между ним и Джино часто вспыхивали дискуссии.
— К власти можно идти двумя путями, — втолковывал ему Джино. — Через кровь и убийства, влекущие за собой другие убийства, или шевелить головой, как делаю я, зарабатывая хорошие деньги. Человек с мозгами нигде не пропадет.
Энцо только смеялся в ответ.
— До тех пор, мой друг, пока у такого человека не встанет кто-нибудь на дороге. А этого дерьма, как ты знаешь, хватает.
В этом он был прав Дерьма хватало.
Боннатти уже сидел за столиком. Крепкий, подтянутый мужчина, из-за воротника рубашки свешивается салфетка, на тарелке — фирменное блюдо Барбары, спагетти по-болонски.
Джино уселся напротив.
— Привет, Энцо.
— Почтение, друг мой.
— Как Франческа? В порядке?
— Спасибо. А Мария?
— Замечательно. Опять отращивает живот.
— Поздравляю. Выпьем за того, кто еще не родился. Он махнул официанту, чтобы тот принес еще один бокал. Энцо сам наполнил его густым красным вином. Двое мужчин торжественно чокнулись.
— Салют! — произнес Энцо и добавил:
— Да наградит тебя Господь сыном!
Джино рассмеялся.
— Что вы все заладили о сыне. Мне все равно, кто там родится!
— У меня двое сыновей, которым можно передать дело, когда я уйду, — довольно мрачно заметил Энцо. — О таких вещах стоит подумать.
— Ну, что касается меня, то я еще очень долгое время никуда не собираюсь уходить. Об этом как раз думать не стоит.
— Ну хорошо. Я бы посоветовал тебе позаботиться о своем друге в Вегасе, не откладывая такие дела на неопределенное будущее.
— Да. Я знаю, знаю. Только хочу сначала увериться в том, что человек, который его сменит, будет как следует готов к этому. Командовать заведением в Лас-Вегасе не так просто, как может показаться. Там куча всяких искушений, и мне бы очень не хотелось дважды входить в одну и ту же воду.
Энцо накрутил на вилку длинные ниточки спагетти и отправил в рот. На салфетку упали капли соуса.
— Сегодня до меня дошли вести о том, что Парнишка продал свою долю в бизнесе Банану Кассари из Филадельфии.
Джино показалось, что он ослышался.
— Розовому Банану? Не поверю!
— Придется, Джино. У меня надежные источники.
— Брось, Энцо. Я только что говорил с Джейком. Он сказал бы что-нибудь…
— Он трахается там со всеми подряд, и мне это не нравится. Он пудрит нам мозги, и это мне нравится еще меньше. — Энцо отправил в рот новую порцию спагетти. — Хочешь сам этим заняться или предоставишь мне?
Нервы Джино натянулись до предела, он лихорадочно размышлял. Парнишка на поверку оказался всего лишь дешевым мошенником. А как же все те деньги, которые он истратил, следуя указаниям Пиппы Санчес? Ни словом она не обмолвилась о том, что Джейк хотя бы поверхностно знаком с Бананом, не говоря уж о другом — Парнишка продал ему свою долю.
— Я вылечу туда сегодня же вечером, — решительно произнес он. — Ответственность лежит целиком на мне — ведь это я сколотил синдикат. Ни о чем не беспокойся.
— Я и не беспокоюсь, Джино. Просто так же, как и ты, я и представить себе не могу, что этот еврейский ублюдок рассчитывает надуть нас всех и спокойно свалить в сторону.
— Именно. Но он не свалит в сторону.
Энцо аккуратно вытер тарелку кусочком хлеба.
— Это я и хотел услышать.
В полете достаточно времени для раздумий. Достаточно времени для того, чтобы разработать безукоризненный план действий.
Ред и один из новичков, известный как Крошка Уилли, сидят через проход, развлекаясь игрой в карты и прихлебывая из стаканов неразбавленное виски.
Особой проблемы Парнишка собою не представлял, хотя, если быть честным, Джино жаль избавляться от него таким образом. Позор. Но Джейк сам во всем виноват.
Проблемы могли возникнуть с Розовым Бананом. Это зависело от характера сделки, заключенной с Джейком.
Банан. Тупица с пушкой в руке. Во всяком случае, Джино его запомнил именно таким. Как-то не укладывалось в голове, что сейчас он выдвинулся на первые роли и называют его не иначе как «мистер Кассари». Тем не менее в Филадельфии с ним считались. Ему, должно быть, уже стукнуло сорок четыре — столько же, сколько и Джино Для него у Джино приготовлена одна-единственная фраза. «Забирай назад свои деньги. Банан, и держись подальше от наших дел, мать твою».
Он остановился в «Беверли Уилшире», два соседних номера заняли Ред и Крошка Уилли. Хотя за дом в Бель Эйр исправно вносилась арендная плата, Джино не хотелось, чтобы в Лас-Вегасе стало сразу же известно о его приезде. Пусть лучше для Парнишки это будет сюрпризом.
Пока Ред договаривался об оплате заказного авиарейса до Вегаса, Джино минут сорок потратил на беседу с Марией. Голос се в телефонной трубке звучал так успокаивающе. Джино необходимо было привести нервы в порядок — стоявшая перед ним задача не способствовала душевному равновесию.
— Я вернусь через несколько дней, — уверял он жену. — Побольше отдыхай, побольше молока и витаминов, тех, что рекомендовал врач, когда ты носила Лаки.
На другом конце провода послышался мягкий смех.
— Джино, ты говоришь, как заботливая мать! Но у него не было настроения шутить.
— Я даю тебе хороший совет, а ты фыркаешь. Пациентка ты никудышная.
— Я никакая не пациентка, — ласково возразила Мария. — Я абсолютно здоровая женщина, ждущая ребенка.
— Я буду любить тебя еще больше, когда ты станешь совсем толстой и безобразной.
— Джино! Всего доброго! От разговора с ней у него поднялось настроение. Приняв холодный душ и тщательно одевшись, Джино уточнил с Редом план действий.
— Все в порядке, босс, — уведомил его Ред. — Самолет будет ждать нас в шесть вечера.
В Лас-Вегасе Пиппы Санчес не оказалось. Ей дали маленькую роль в фильме, где снимался Кларк Гейбл, так что последнюю неделю она находилась в Голливуде, вживаясь в образ.
Так, по крайней мере, она объяснила свое отсутствие Джейку. На самом же доле она должна была ублажить уже стареющего режиссера картины, который подбросил ей все-таки не самую плохую роль и теперь ожидал с ее стороны проявлений энергичной благодарности. Парнишка убьет ее, если только узнает, что спит она не с ним одним. Он сам много раз напоминал ей об этом.
Пиппа весьма ценила собственную свободу. Когда Джейк приказал ей переспать с Джино Сантанджело, она, удивившись-таки, испытала от этого тайное удовольствие. Чуточку разнообразия придавало ощущениям особенную остроту, как она себе это представляла, хотя никак нельзя было сказать, что сам Джейк ей не нравится. Нет, он как раз в се вкусе. А с учетом перспективы это важнее всего. Пиппа так и но рассталась с надеждой убедить Джино или Парнишку согласиться финансировать съемки новой картины. Уже больше года она обрабатывала Джино: отсылала ему сценарии, рассказывала о состояниях, сделанных на одном-единственном фильме. — Но до сих пор вес ее усилия не принесли никакого результата.
Об этом-то она и размышляла, остановив свой розового цвета «сандсрберд» возле дома, который делила с Парнишкой. Об атом, да еще о том, продвинулся ли хоть чуточку дальше в своей работе сценарист, нанятый ею тайком от всех. Но суметь заинтересовать Джино уже готовой продукцией — это одно. Представить же ему сценарий о нем самом — совсем другое. Само собой разумеется, что в сценарии будет и великолепная женская роль — как раз для нее.
В доме стояла тишина, если не считать негромкого гудения холодильника в кухне. Холодильник этот Джейк ненавидел.
— Выброси его! — кричал он. — Я не выношу такого адского шума!
И все же холодильник продолжал стоять на своем месте. Только он вмещал в себя все то, без чего Джейк никак не мог, да и не хотел обойтись. Парнишку неотвязно преследовали опасения, что в один прекрасный день к нему нагрянет Тини Мартино, или Эррол Флинн, или еще какая-нибудь знаменитость, а он окажется не в состоянии потрафить их вкусам. Такого он даже в мыслях не мог допустить. Поэтому вне зависимости от того, в городе он находился или нет, довольно громко урчащий агрегат всегда был набит битком.
Пиппа выскользнула из платья, под которым не было ничего, кроме крошечного бикини, привезенного из Европы. В нем ее пышные формы смотрелись особенно соблазнительно.
Через обставленную белой мебелью гостиную она прогула к плавательному бассейну. Задержавшись на мгновение у бортика, Пиппа набрала полную грудь воздуха и нырнула, войдя в воду без всплеска. Плавала она великолепно.
Джино не сводил с Пиппы глаз. Он сидел у окна в крошечном домике насосной, стоявшем вплотную к бассейну. Приехав всего на четверть часа раньше нее, он сунул слуге Джейка сотню долларов, приказал ему убираться домой и настроился на ожидание. Однако оно оказалось недолгим.
Раз двадцать проплыв бассейн из конца в конец, Пиппа наконец решила выйти из воды.
Вышел из своего укрытия и Джино. Для солнечной Калифорнии одет он был не самым подобающим образом: темный костюм, жилет, голубая рубашка, узкий, затянутый тонким узлом галстук. В ярком полуденном свете фигура его выглядела зловеще.
От удивления Пиппа всплеснула руками.
— Джино! Боже мой! Откуда ты здесь взялся? Как ты меня напугал!
— Ты меня разочаровала, Пиппа, — вместо приветствия медленно сказал Джино.
Схватив с кресла коротенькое махровое полотенце, она набросила его на плечи. Мысли в голове ее смешались. Что он здесь делает? Знает ли Джейк о его приезде?
— Разочаровала? — Она заставила себя рассмеяться. — Я не понимаю…
А ведь он ничуть не вспотел. Хотя и должен был бы — в этих доспехах под таким-то солнцем.
— Тебе не жарко? — Она играла крошечным золотым распятием, свешивавшимся на цепочке с шеи.
— Я хочу, чтобы ты уложила свои вещи. В твоем распоряжении ровно один час.
Теперь вспотела она сама, чувствуя, как сквозь кожу начинает проступать влага, смешиваясь со все еще покрывавшими тело капельками воды. Но никто не решился бы назвать Пиппу женщиной нервной. Слишком нелегкую жизнь пришлось ей прожить, чтобы так вот запросто позволить кому-то себя запугать.
— Что-нибудь случилось, Джино? — Ей уже удалось взять себя в руки.
— Случилось, — холодно ответил он.
Стянув концы полотенца, она завязала его у себя на груди тугим узлом.
— Давай войдем в дом, выпьем чего-нибудь, и ты расскажешь мне, в чем дело.
— У тебя нет на это времени, — ровным голосом ответил он ей. — Минуты уходят впустую. Теперь у тебя уже меньше часа.
— Да что происходит? — не выдержала Пиппа; в глазах ее появились опасные огоньки. Теперь она полностью оправилась от первого приступа страха перед ним и приготовилась вступить в схватку. Это Парнишке он мог указывать, что тот должен делать, но над ее жизнью у него не было никакой власти.
— Ты обкрадывала меня, — лишенным всяких интонаций голосом проговорил Джино. — Ты брала мои деньги и посылала еженедельные отчеты о деятельности Джейка. Но в них не было ничего. Ничего.
— Потому что сообщать было нечего. — Она пожала плечами. — Нечего… честное слово…
Это была ложь, и, что еще хуже, она сама знала о том, что это ложь. Кто тянул ее за язык, заставляя рассказывать Парнишке о тех деньгах, что платит ей Джино и за что он их платит? Дура! Правда, тогда она так не думала. Джейк купил ей бриллиантовое колье, осыпал подарками, дал на пять тысяч долларов фишек, чтобы она могла играть на столах «Миража». Когда только пожелает. В любое время.
Она давно знала, что Парнишка ворует, ну и что из того? Сколько ночей провели они, прижимаясь друг к дружке в постели и хихикая над тем, что Джино Сантанджело никогда не удастся доказать или даже подсчитать те суммы денег, которые оседали в карманах Джейка. Никогда.
— Я не хочу выслушивать твои дурацкие извинения, — грубым хриплым голосом заявил Джино. — Будь ты мужчиной, мы и говорить-то об этом не стали бы. Ты просто успокоилась бы сейчас на дне этого бассейна. Или, может быть, голова твоя была бы размозжена о ветровое стекло твоей же машины. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Она понимала. Вместе с потом к ней вернулся и страх.
— Мне очень жаль, — выдавила она из себя. — Мне и в самом деле очень жаль…
— Ну еще бы, — дружелюбно отозвался Джино, — поэтому-то я и отпускаю тебя с такой легкостью. Пошли. Я буду смотреть, как ты собираешься.
— И куда же я теперь? — шепотом спросила Пиппа.
— В Испанию.
— В Испанию? — Она вдруг пришла в ужас. — Я не могу ехать за границу! На этой неделе у меня съемки. Я… Договорить ей он не дал.
— В Испанию. По меньшей мере на два года. Если вздумаешь вернуться раньше… Дальше он мог и не продолжать.
Парнишка Джейк любил Лас-Вегас, и Вегас любил его. Они подходили друг другу — Парнишка и кричащий, расцвеченный неоном город в самом центре пустыни.
«Мираж» оправдал все ожидания, и даже больше. Проходя по отелю, Джейк невольно ловил себя на мысли, что строит на будущее еще более грандиозные планы. Какой успех! Отель за отелем, и каждый последующий во много раз лучше, роскошнее предыдущего.
Когда Розовый Банан — мистер Кассари — только пытался прощупать его относительно сделки, Джейк уже был готов продать ему свою долю. Цену заломил немыслимую, но, к его изумлению. Банан согласился сразу же. Джейк знал, что скачала ему нужно было бы проконсультироваться с Джино, получить его согласие. Но как быть, если он вдруг откажет? В конце концов Парнишка решил довести начатое до конца, а потом только поставить в известность Джино, когда уже все равно ничего не изменишь.
Теперь и в самом деле уже слишком поздно менять что-либо. Джейк и Банан отмечали сделку, сидя за столиком, уставленном шампанским, в компании кинозвезд, с восхищением поглядывая на трех девушек из ресторанного шоу, у которых груди стояли торчком так, что столбик десятицентовых монет, установленный на соске, и не шелохнулся бы. И все-таки Джейку хотелось бы, чтобы сейчас рядом с ним оказалась Пиппа, чтобы она разделила с ним этот радостный вечер. Ее стремление сделать карьеру в мире кино сводило его с ума. Ничего не поделаешь, придется, видимо, предпринять что-нибудь в этом направлении. Может быть, вложить часть новых средств в какую-нибудь картину — ради нее? С этой идеей она носится уже Бог знает сколько времени.
— Интересно, на чем специализируется вон та маленькая рыжая? — спросил его Банан.
— Не хочешь подняться с ней в номер, чтобы выяснить? — Джейк откинулся на спинку кресла, в душе ненавидя и презирая своего соседа и тем не менее испытывая благодарность к нему за то, что первую половину своего платежа тот внес наличными, которые теперь в полной безопасности лежат в сейфе его личной, Джейка, спальни.
— А может, я приглашу туда всех трех, — ухмыльнулся Банан.
— Ты — мой гость.
— На ото я и рассчитываю.
Банан утер выступившую в углу рта слюну. Годы ничуть не изменили его. Глаза, казалось, стали еще меньше и злобнее, губы — еще мокрее, неопрятные волосы поредели, делая лицо зрительно больше, а значит, и тупее.
Пережив трех жен, он так и не научился со вкусом одеваться. Сейчас у него была четвертая — золотоволосая блондинка, бывшая стриптизерка, ждавшая его в Филадельфии в компании трех пскинесов, которых она категорически отказывалась бросать одних и поэтому не сопровождала мужа в его коротких разъездах. Единственные дети у Банана были от первого брака — двое толстых сыновей-близнецов, со временем обещавших превратиться в точную копию своего отца.
Банан был мстительным, властным, жадным и продажным. За двадцать один год у него немало накопилось злобы против Джино Сантанджело. Купить сейчас у Парнишки его долю за любую цену — значит езде на шаг приблизиться к высокому положению, вносящему окончательную ясность в отношения двух старых соперников.
В Лас-Вегас Джино прибыл никем не замеченный. Возможность преподнести человеку сюрприз всегда служила для него источником наслаждения. Ему очень хотелось увидеть изумление на лице Парнишки, когда он усядется к ним с Бананом за столик, чтобы разделить их общую радость.
Да. Он в курсе того, что происходит. Теперь.
Начав говорить, Пиппа уже не могла остановиться. Так поступают и другие, когда знают, что очутились в опасности. Если в разгар всеобщего веселья вдруг лопается кем-то принесенный мешок с дерьмом, лучше всего держаться подальше, чтобы тебя не обрызгало.
Черный лимузин подъехал по взлетной полосе прямо к самолету, чтобы доставить Джино в названную им гостиницу. Не повернув головы, он прошел через вестибюль в сопровождении Реда и Крошки Уилли. И все же его провожали взглядами, шептали что-то вслед. Такие лица, как у него, не забываются.
Управляющий казино бросился навстречу с приветствиями, но Джино не позволил ему задержать себя.
— Позже, позже, — бросил он на ходу.


— Женское тело — это товар, — терпеливо поучал Банан. — Причем скоропортящийся. Полежит на полке пару месяцев — и готово, выбрасывай и иди на склад за новой партией.
Джейк с трудом сдерживал зевоту. Кому интересны рассуждения этой мрази? По любому вопросу…
— В Филадельфии у меня сеть домов с самыми свежими и теплыми кисками во всем городе, — продолжал Банан, распаляя самого себя. — Я, видишь ли, знаю, как наладить дело. Берешь свежий товар, работаешь с ним, а потом сплавляешь в Южную Америку. У меня есть свой канал. Только так с ними и можно.
— Ясное дело, — согласился Джейк, подмигивая одной из девиц и давая ей тем самым понять, что она должна хорошенько поработать над его гостем.
Девица скривила личико, но ведь Джейк, в конце концов, ее босс.
— Мистер Кассари, — тоненьким голоском пропела она, — я восхищаюсь вашим костюмом. Исключительный материал!
Банану это понравилось.
— Ты и вправду так думаешь, куколка? Ну а я восхищаюсь твоими сиськами. А это тебе по вкусу? «
Выразить свое отношение к его словам девице уже не пришлось, поскольку именно в этот момент в отдельный кабинет, где они сидели, вошел Джино Сантанджело. Присутствовавших охватила тихая паника. Лицо Парнишки побелело так, что даже загар оказался бессилен скрыть эту мертвенную бледность, У Банана просто отвисла нижняя челюсть.
— Привет, парни, — как ни в чем не бывало бросил Джино. — У вас тут что-нибудь глубоко интимное или постороннему тоже можно присоединиться?
Знаменитости на противоположном конце стола ничего в происходящем не понимали. Они так и продолжали пить, смеяться и веселиться вовсю.
Только трое исполнительниц из шоу почувствовали нечто, уж больно нервным вдруг сделался Джейк.
— Джино! — воскликнул он. — А ты что здесь делаешь?
— Хорошенькое гостеприимство! — Джино подтянул себе стул, уселся.
— Но ведь мы совсем недавно говорили по т-т-телефону, — начал заикаться Джейк. — Ты был в Нью-Йорке.
— А теперь я здесь. — Джино улыбнулся. — Так же, кстати, как и мой старый друг Банан. Как дела, дружище? Сколько лет, а?
Банан бросил полный негодования взгляд на Джейка и тут же попытался улыбнуться Джино.
— Про «Банан» я и думать уже забыл, Джино.
— Да ну? Как же это произошло? Банан побагровел.
Парнишка понял, что угодил в очень серьезный переплет. Нужно как-то выкручиваться.
— Послушай, Джино, я рад тебя видеть. Вокруг творится куча нового, и я как раз хотел поговорить с тобой. — Теперь его речь текла гладко, без всяких задержек. — Нам нужно сесть у меня в офисе, и я все покажу тебе. Как ты думаешь? Тронемся сейчас же?
Джино расстреливал его в упор своим немигающим взглядом.
— Ты набитый дурак, — прошипел он. — Поздно показывать. Теперь уже слишком поздно.
Прошло три месяца. Ранним утром Джино, как обычно, зашел посмотреть на дочь в комнату для игр. Девочке уже исполнилось десять месяцев, черные цыганские глаза и густые темные волосы делали се на редкость красивой.
— А кто тут папина дочка? — протянул он, поднимая Лаки из кроватки. — Кто тут маленькая принцесса?
Довольная малышка радостно смеялась. Он прижимал к себе нежное теплое тельце, с наслаждением вдыхая ни с чем не сравнимый запах ребенка. В комнату торопливым шагом вошла Мария. Вид у нее был опечаленный.
— Джино, — она протянула мужу газету, — по-моему, этот человек работал на тебя?
Он пробежал глазами заголовок и краткий текст заметки.
ДЖЕЙК КОЭН ПОХОРОНЕН В ПУСТЫНЕ Уже разложившееся тело Джейка Коэна (Парнишки) обнаружено сегодня в наспех вырытой песчаной могиле в десяти милях от Лас-Вегаса. Ужасную находку совершили в 10 часов утра двое путешествовавших автостопом студентов, после того как разыгравшийся ураган, унося с собой тонны песка, оставил лежать тело почти на поверхности.
Ниже шли еще какие-то детали, но на них Джино уже не обратил внимания. Бедный старина Джейк. Он шел своим путем, и вот где этот путь закончился.
— Ну?
Внезапно Джино осознал, что Мария стоит рядом, глядя на него.
— Да, — равнодушно сказал он. — Это тот самый парень.
Она ждала пояснений, но Джино молчал. Повернувшись к дочери, он вновь принялся играть с нею.
Мария не стала задавать других вопросов. Она легонько коснулась ладонью его щеки.
— Будешь завтракать? Как насчет чего-нибудь вкусненького?
Он засмеялся и неожиданным жестом похлопал жену по ягодицам.
— Это было бы самым вкусненьким!
— Джино!
Смутить ее не составляло никакого труда. Джино это ужасно нравилось.
В обеденные часы у Риккадди было не протолкнуться. Барбара с детьми метались по залу ресторана, балансируя подносами, уставленными тарелками с пиццей и графинами с вином.
Наплевав на то, что за последнее время он прибавил в весе несколько фунтов, Джино заказал себе лазанью. Энцо, похоже, не ел ничего, кроме спагетти по-болонски, а Алдо предпочел обыкновенную телятину.
— Это здорово помогает мне худеть, — объяснял он, в три приема расправляясь с огромным куском мяса и делая кому-то из детей знак принести новую порцию.
— Да, — кратко согласился Джино, глядя, как его друг методично приступает ко второму куску. — Видимо.
Медленно, со стоическим видом Энцо поедал свои спагетти, аккуратно затолкав салфетку за воротник.
Все трое сидели за угловым столиком у задней стены ресторана. Два столика у самых дверей занимали их телохранители. Былая беззаботность в этом вопросе давно канула в прошлое.
— Идет война, — проговорил наконец Энцо, — и я хочу закончить ее как можно быстрее. Джино согласно кивнул.
— Выдавим из нашего бизнеса Банана — и войне конец.
— Другого пути нет, — отозвался Энцо. — Я не позволю всяким сукиным детям дурачить меня. Мне нет дела до того, кто там этим занимается.
И опять Джино кивнул.
— Верно.
Своей сделкой с Парнишкой Розовый Банан доставил им только новые неприятности. Джино пытался решить спорный вопрос к обоюдному согласию. Он даже предложил Банану вернуть ему всю сумму, а после того как получил отказ, направил к нему специального посланца с деньгами. Через два дня курьера обнаружили в одной из машин на стоянке рядом с «Миражем» с пулей в голове и полным чемоданчиком денег.
— На этот раз ты меня не проведешь. Однажды ты отделался от меня, но больше этого не случится. В «Мираже» у меня есть своя доля, и я не собираюсь отказываться от нее, — заявил Банан Джино по телефону. Война продолжалась.
Люди Джино занимали в «Мираже» самые выгодные позиции, и Банан исполнился решимости взять верх силой, если иного случая не представится. Имели место три убийства: управляющего казино, официантки из коктейль-бара и крупье. Бизнесу убийства были ни к чему. Выручка в «Мираже» начала стремительно падать, зато ширилась скандальная известность.
— Я устрою контракт, — пообещал Джино. — В Буффало есть один охотник за скальпами, он-то и займется Бананом.
— И чем быстрее, тем лучше, — бросил Энцо.
1 апреля 1951 года Банан проснулся довольно поздно. Его последняя жена — женщина, которой он дал ласковое прозвище Пиранья, — спала радом. Она храпела, что приводило Банана в бешенство.
В спальне пахло собачьим дерьмом. Банан пихнул жену в бок.
— Твои долбаные твари! — заорал он. — Опять все кругом обосрано!
Пиранья терла глаза, со вчерашнего вечера густо обведенные тушью.
— Что?
Банан окончательно разъярился.
— Твои долбаные псы заорали весь ковер! Она села в кровати, совершенно обнаженная. Груди у нее были такие огромные, что невольно закрадывалась мысль: а не надувные ли они? Банану самому иногда казалось, что женат он не на женщине, а на паре гигантских сисек.
— Ну и что? От вони еще никто не умирал.
— Тебе лучше знать, — огрызнулся Банан. — Интересно, когда ты в последний раз сидела в ванне?
Пиранья почувствовала, что пора переходить к действиям.
— Не смей называть меня грязной, ты, вонючка. — Она замахнулась, чтобы отвесить ему оплеуху, но Банан перехватил ее руку, больно сжал. — Отпусти меня! — завопила женщина. — Отстань от меня!
Услышав голос своей хозяйки, все три пекинеса выползли из своих укрытий. Две собаки запрыгнули на постель, в то время как третья тварь оглушительно лаяла, опираясь передними лапами о спинку кровати.
— Заставь их замолчать немедленно! Но Пиранья подбодрила своих любимцев:
— Ну же, мои маленькие, помогите своей мамочке! Теперь лаяли все три пса, те же два, что забрались на постель, стали бросаться на Банана. Отпустив руку супруги, он с ревом отбивался от обнаглевших животных. Воспользовавшись моментом, Пиранья вцепилась своими отточенными ядовито-красными ногтями мужу в щеку.
— Сука! — завопил Банан.
— Грязный хрен! — не осталась в долгу Пиранья.
Собаки не унимались. Банан цепкими пальцами схватил ближайшую к себе за шею и швырнул в угол комнаты. Приземлившись, пес жалобно заскулил.
Забыв обо всем, Пиранья бросилась к бедняжке.
— Ах ты подонок! Да ты же искалечил Пуф-Пуфа!
— Долбал я Пуф-Пуфа!
— Долбать надо тебя!
Выпрыгнув из постели, Банан угодил ногой в кучку на ковре.
— О Боже-е! — он со стоном захромал в ванную. Торопливо накинув на себя что-то из одежды, Пиранья подхватила скулившего пса, взяла с тумбочки у кровати ключи от принадлежавшего мужу «кадиллака» и ринулась вон из дома.
— Не бойся, моя крошка, — ворковала она, — мамочка мигом домчит тебя к врачу.
Банан в ванной под струей воды усиленно скреб пятку, когда с улицы до него донесся звук взрыва. Ему показалось, что кто-то решил атаковать дом. Доли секунды Банану хватило, чтобы распластаться на кафельном полу. Поскольку взрывов и стрельбы не последовало, он понял, что ошибся, поднялся на ноги, с опаской вышел из ванной комнаты и за окном спальни увидел дымящиеся обломки своего «кадиллака».
— Господи, — с благоговейным ужасом пробормотал он, — на ее месте мог быть я!
1 сентября 1951 года у Джино родился сын.
Его сын!
Это был самый счастливый миг в его жизни.
Они назвали мальчика Дарио.
Событие отмечалось в течение целой недели.
Мария улыбалась и говорила:
— Я же обещала тебе, что рожу мальчика, правда?
Он ответил ей поцелуем, а затем привлек свою девочку-жену к себе и в который уже раз возблагодарил мысленно небо за то, что оно свело их обоих вместе.
Дарио родился совсем крошечным — всего пять фунтов десять унций, и совсем непохожим на Лаки — без волос, худеньким, с тонкими, как спички, ручками и ножками, бледненьким и голубоглазым.
Лаки же в свои год и три месяца стала почти точной копией отца. Та же смуглая, оливкового цвета кожа, те же черные глаза, слегка вьющиеся, как и у него, волосы. Джино очень любил ее, но рождение сына — о, это совсем, совсем другое!
Перед возвращением из клиники домой Мария решила поговорить с мужем.
— Нам нужно быть очень осторожными, — сказала она. — Мне бы не хотелось, чтобы Лаки стала ревновать нас к малышу.
— Ревновать?! — воскликнул в недоумении Джино. — Да ты шутишь! Я люблю их обоих!
— Тогда тебе остается только любить их обоих одинаково, — предупредила его жена.
— Конечно, конечно, — тут же солгал он непроизвольно. Сын был непосредственным продолжением его самого. Для дочери это исключено.
— Это дерьмо живуче, как кошка! — взорвался Энцо. — Я таких еще не встречал.
— Но цели своей мы все же достигли, — спокойно ответил ему Джино. — В Вегасе все вошло в норму. Бизнес процветает. Банан больше не станет играть мускулами.
— Если ты так думаешь, то ошибаешься, — заметил, повысив голос, Энцо.
— Если я ошибусь, то в следующий раз мы избавимся от него навсегда.
— Черт возьми! Я говорю, что мы должны сейчас выпустить из него весь пар!
Джино сделал энергичный выдох.
— Ты убил его жену. Он предупрежден. Теперь он будет держаться в стороне.
— Может быть. Некоторое время. Джино рассмеялся чуть самодовольно.
— Я знаю, что из себя представляет Банан. Не забывай, мы же вместе с ним начинали, на одной улице. Он всегда был трусоват, поэтому сам больше ничего уже не начнет. Готов поспорить.
— Ты знаешь, я не люблю спорить.
— Ну так и не спорь. Говорю же тебе, Энцо, просто положись на мое слово. Он будет сидеть в своей Филадельфии и никогда больше не сунет к нам свой нос.
— Черт побери, остается только надеяться на то, что ты окажешься прав.
— Я прав. Я знаю, что я прав. — Джино раскурил длинную и тонкую «монте кристо», усмехнулся. — Хочешь взглянуть на мальчишку? Пойдем, покажу. Джино Сантанджело. Лучший мальчишка в лучшем из миров!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шансы Том 1 - Коллинз Джеки



Очень понравился Роман, читала очень давно, но недавно решила перечетать. Это одна из не многих книг которые читаешь и они запаминаются. Спасибо большое автору.
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиИнна
11.11.2013, 17.10





Инна,а про что роман ?(вкратце)
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиКэт 63
11.11.2013, 17.31





ШИКАРНЫЙ РОМАН, КАК И ВСЯ СЕРИЯ! ПЕРЕЧИТЫВАТЬ МОЖНО ТЫСЯЧУ РАЗ!
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиТАТЬЯНА
15.02.2015, 14.54





Мне очень понравился роман, жд у с нетерпением продолжения! Буду читать дльше. Захватывающий, волнующий.Но в переводе много ошибок. Это мешает двольствию прочтения.
Шансы Том 1 - Коллинз Джекивера
17.03.2016, 18.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100