Читать онлайн Шансы Том 1, автора - Коллинз Джеки, Раздел - ДЖИНО. 1937 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шансы Том 1 - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шансы Том 1 - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шансы Том 1 - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Шансы Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ДЖИНО. 1937

Первая мысль. Убить.
Его накрыла волна неконтролируемой черной ярости.
И боли, конечно. Но на боль можно не обращать внимания.
Заехать ополоумевшему маньяку коленом по яйцам.
И следить взглядом за тем, как парик его сползет на пол, а сам он начнет корчиться.
Подожди, не спеши, переведи дыхание.
Цветастый Халат бросается ему на спину, сзади.
Новая вспышка ярости.
Джино физически ощущал, как из раны струйкой течет кровь. Из горла рвались какие-то животные звуки.
Размазать эту мразь по стене. Увидеть его оскаленные зубы.
Пнуть ногой.
Кулаком.
Теперь одновременно.
Дотянуться до пистолета.
Вон он, на полу, между ними обоими.
Нажать на курок. Один раз. Другой.
Внезапно на Джино навалилась огромная тяжесть.
Кто-то тянет свои руки к его лицу.
Хлещет по щекам. Выцарапывает ногтями глаза.
Еще нажать на курок.
Всего один раз.
Пчелка крепко спала на одном краю удобной и широкой кровати, а Марко, ее семилетний сын — на другом.
Раздавшийся стук в дверь незаметно вошел в ее сон и стал его частью. Вот она в лодке, над нею ярко сияет солнце, и вдруг — акула! Она подплывает все ближе, ближе, челюсти ее смыкаются, она слышит стук… стук… стук…
Вздрогнув и проснувшись, Пчелка резким движением села в постели. Стук продолжался и наяву. Она бросила взгляд на будильник — половина третьего ночи. Марк беззаботно спит, так и не вытащив изо рта большой палец. Пчелка поднялась, накинула на себя халат и босиком пошла к входной двери.
— Кто там? — громким шепотом спросила она.
— Открой мне.
Она была почти уверена, что не ошиблась, но все же переспросила:
— Кто это?
— Джино Сантанджело.
Внутри у нее похолодело. Неужели в первый раз она так и не напугала его?
— Открой эту… долбаную дверь! — настаивал Джино.
Перед ней стоял выбор: впустить его и дать отпор здесь, или не впускать и потерять работу. Что предпочтительнее?
Работа ей была нужна.
С неохотой Пчелка отвела назад задвижку, и, прежде чем она успела потянуть на себя дверь, та раскрылась настежь. Стоявший за ней Джино без сил рухнул на пол прихожей.
— Господи! — Она сдавленно вскрикнула. — Что с вами такое?
Он был весь в крови, с головы до ног. Лицо представляло красную маску, пиджак можно выжимать.
Пчелка почувствовала, как ее охватывает панический страх. Однако здравый смысл все же взял верх, и она втащила неподвижное тело в прихожую, надежно закрыла дверь.
— Дай мне… выпить, — простонал Джино.
— У меня… У меня ничего нет. — От испуга она замерла.
— Да… Теперь вспоминаю… — Он едва слышно рассмеялся. — Ты — та самая… у которой… нет выпивки…
— Вам необходим врач, — твердо сказала Пчелка. — Кого мне вызвать? Он вновь застонал.
— Не нужно… никаких… врачей… Ты сама… можешь… позаботиться обо мне…
— Не могу.
— Можешь… Не так уж… это и страшно… как… кажется…
Она поплотнее завернулась в халат. А что, если он умрет? Здесь, у нее на полу?
— В вас стреляли? — робко спросила она.
— Ударили ножом. — Фраза далась с трудом. — Не… страшно. Помоги мне… раздеться…
Она подумала о спящем в спальне Марко.


— Мистер Сантанджело, позвольте мне вызвать кого-нибудь. Мистера Динунцио или вашу жену. Им лучше знать, что нужно делать. Я…
— Никаких звонков, — перебил ее Джино. — Пять тысяч… говорю же, ты… и сама справишься… и… не проболтаешься…
Пять тысяч долларов! Пчелка поймала себя на мысли, что уже знает, как распорядиться деньгами: плата за обучение Марко, новая одежда для них обоих. И небольшой автомобиль. Отдых.
— Что я должна делать? — быстро спросила она.
Проснувшись рано, Синди с раздражением обнаружила, что Джино так и не вернулся домой. «Ну и пусть», — пробормотала она про себя. Теперь ее согревало сознание того, что каждую пятницу она будет получать письменный отчет о всех действиях своего мужа. Когда или если она решит разводиться с ним, на руках у нее окажутся только козыри. Она не забудет поставить в счет самую маленькую шлюшку, с которой он трясся в постели всю ночь напролет.
Синди не сдержалась и громко хихикнула. Джино привык считать себя таким умным, но куда там ему до нее! Ведь это факт!
Размышляя о предстоящем обеде с Генри Маффлином-младшим, она тщательно оделась. Вплоть до сегодняшнего дня Синди неукоснительно соблюдала правило, о котором говорил когда-то Джино: «Пока ты моя жена, никакого траханья на стороне».
Хорошенькое правило. Но сам он поступал как раз наоборот.
Нет уж, с нее достаточно. Необходимые меры предосторожности приняты, сегодня наконец можно и самой повеселиться от души.
А если Джино это придется не по вкусу, ему же хуже.
Сон уходил от него медленно, оставляя вместо себя тупую, пульсирующую боль в плече. Когда он поднес руку к лицу, ему показалось, что пальцы коснулись грубой наждачной бумаги. Старый шрам раскрылся. Простыня под плечом промокла от крови. Утром, при ярком свете, ему стало отчетливо ясно, что к врачу обращаться придется, что раны нужно зашивать.
Джино сделал попытку сесть, но приступ чудовищной боли заставил его отказаться от своего намерения. Ему вообще представлялось сейчас чудом, что он смог живым выбраться из крошечной квартирки Зефры Кинкайда. Для этого ему пришлось совершить убийство. Но в противном случае убитым оказался бы он сам.
К черту. Все к черту. Пусть даже не убийство, а два. Просьба Освальда выполнена.
Письма, о которых он говорил, штук десять или двенадцать, лежали под подушкой, все до последнего написанные разборчивым почерком сенатора. Перед тем как выбраться из квартиры, Джино все же нашел их и сунул себе в карман. Из-за закрытых дверей все так же, на полную мощность, продолжали нестись звуки джаза. Никто ничего не слышал.
Джино доковылял до машины и, только усевшись за руль, понял, что на всю дорогу до дома у него просто не хватит сил. К счастью, он вспомнил, что Пчелка, та, с трипперком, живет где-то неподалеку. Кварталах в двух, что ли.
С трудом он доехал до ее дома.
— Доброе утро. — Голос у нее звучал довольно мрачно, когда она вошла в комнату и села рядом с постелью. — Как вы себя чувствуете?
Ему запомнилась ее доброта. Доброта, пришедшая с обещанием пяти тысяч.
— Так, будто меня переехал товарный поезд.
— Гм….
Если бы в этот момент Джино мог себя видеть, он сам удивился бы точности своего сравнения. Оба заплывших глаза — в сплошных синяках. Лицо в порезах и царапинах, старый шрам разошелся, скрытый коростой запекшейся крови. Губы потрескались и опухли.
Думать о его ране на плече ей не хотелось. Когда ночью ей пришлось разрезать его пиджак и рубашку, чтобы снять их, кровь хлынула таким потоком, что, не удержавшись, Пчелка громко вскрикнула. На крик прибежал испугавшийся Марко.
— Мама! Мамочка! Что случилось? Кто этот дядя? Джино посмотрел на мальчика, затем на нее. Не было сказано ни слова.
— Это мамин хороший знакомый, дорогой, — успокоила она ребенка. — Иди спать.
Мальчик с неохотой повиновался. Она устроила его на кушетке, а Джино положила в кровать, на которой до его прихода сама спала с сыном. В ее же распоряжении на ночь оставалось только кресло.
Утром Пчелка поспешила проводить Марко в школу еще до того, как он начнет задавать ей вопросы. Она надеялась, что до его возвращения Джино в квартире уже не будет.
— Хочу попросить тебя сделать несколько телефонных звонков, — едва шевеля губами, обратился к ней Джино.
— Да, я слушаю вас.
— Но лишнего ничего не говори.
— Понимаю.
— Позвони Алдо. Скажи, что мне срочно нужно его увидеть, дай ему свой адрес.
— Хорошо.
— Пусть приведет с собой доктора Харрисона.
На листочке бумаги Пчелка записала номер телефона.
— Можете положиться на меня.
Другого ему и не оставалось. Последующие десять дней он полностью зависел от нее. Она купала его в ванной, кормила, дежурила у постели по ночам, наблюдая за тем, как он поправляется.
Сил у Джино было, как у хорошего коня. Через десять дней он уже мог самостоятельно добраться до дому. Врач говорил, что другому на это потребовались бы недели.
— Вы потеряли большое количество крови. Честно говоря, вам просто чудом удалось остаться в живых.
Да, повезло, это правда. О том, что в действительности произошло ночью, никто, кроме него, не знал. Даже Алдо.
— Я ехал к Пчелке, — объяснил ему Джино, — но на улице на меня набросились двое. Видимо, просто не знали, кто я такой. Забрали деньги и смылись.
Пчелке он вообще не стал ничего рассказывать, а сама она не задавала никаких вопросов. Ему это понравилось. За десять дней, что он у нее прожил, они стали друзьями. Она прекрасно готовила и знала множество различных карточных игр. С мальчиком тоже все оказалось в порядке — он веселил Джино рассказами о своих школьных проделках.
— А где его отец? — как-то поинтересовался Джино. Она смутилась.
— Его никогда и не было.
— Да ладно тебе. Ну не были вы женаты. Что в этом такого? Но ведь без парня в этом деле не обошлось.
— Парень-то был. Ему — пятьдесят два, мне — пятнадцать. Старая история. Он овладел мною силой. А поскольку он был другом моего отца, мне никто не поверил. И меня вышвырнули из дому. Я приехала в Нью-Йорк и с тех пор живу здесь.
— У тебя это неплохо получается.
— Скажем, мне просто удалось выжить. Зато я сохранила сына. Трогательно, правда?
— Правда всегда трогательна.
В их отношениях не было ничего чувственного, хотя когда дела Джино пошли на поправку, он не раз испытывал искушение.
— У тебя действительно был триппер? — спросил он однажды.
Она улыбнулась.
— Нет. Просто мне захотелось осадить тебя.
— Вот как? Почему?
— Кому же интересно стать одной из многих?
Ему вдруг захотелось схватить ее, затащить к себе в постель, но он быстро одумался. Ведь они друзья, зачем же все портить?
Через день после того как Джино покинул квартиру Пчелки, он послал ей конверт. В нем лежали пятнадцать тысяч и записка. «Яз тебя выйдет прекрасная сиделка, — говорилось в ней. — Пять тысяч — как и было обещано, а десять положишь в банк на имя Марко».
Пчелка была поражена. Джино Сантанджело не причинил ей ни малейшего вреда. Память ее почему-то вернулась к убийству двух мужчин неподалеку от ее дома. Обнаружено оно было утром, а ночью, за несколько часов до этого, на пороге ее квартиры рухнул Джино — весь залитый кровью.
Первый обед с Генри Маффлином-младшим. Интересно.
Второй. Волнующе.
Третий. Ошеломляюще.
Четвертый. Немыслимое по своей интенсивности занятие любовью.
М-м! Какой экстаз! Генри Маффлин-младший влюбился, и Синди наслаждалась теперь каждой минутой, проведенной в его обществе.
Он оказался просто марионеткой, сработанной в кругах высшего света, и с радостью выделывал различные коленца, стоило ей лишь подергать за ниточки.
Ему доставляло удовольствие завалить ее драгоценностями, мехами и подарками попроще.
Ему нравилось угощать ее шампанским и черной икрой.
Ему хотелось, чтобы она развелась с Джино и вышла замуж за него, Генри.
Она взвешивала все «за» и «против».
Джино не обращал на нее ни малейшего внимания.
Генри боготворил ее.
Джино не брезговал ни одной юбкой.
Генри будет ей навсегда предан.
Джино разговаривал с ней, как с потаскухой.
Генри вознес ее на пьедестал.
В Джино не было никакого шика.
Генри представлял собой высший класс.
Само собой, Джино силен, решителен, у него привлекательная внешность.
Генри — все-таки немножко тряпка.
У Джино — власть и деньги.
У Генри — только деньги.
Джино — когда хотел — мог быть изумительным любовником.
Генри предстояло еще многому научиться.
Она могла бы ему в этом помочь. Почему бы и нет? Как это будет восхитительно — учить его пользоваться своими пальцами, языком, объяснять, что нужно делать с довольно-таки неуверенной эрекцией.
Она приняла решение — значительную роль сыграло в этом то, что, по словам Алдо, Джино пришлось неожиданно отправиться в тайную деловую поездку. Однако, согласно докладам нанятого ею детектива, Джино и носа не показывал из квартиры какой-то сучки в Гринвич-Вилледж.
Синди еще раз пробежала глазами строки доклада. Там утверждалось, что той ночью Джино посетил в Гринвич-Вилледж одну за другой двух шлюх. От первой он ушел покачиваясь, очевидно, пьяный, зато дыра меж ног у второй оказалась настолько засасывающей, что он до сих пор не в состоянии из нее выбраться. Выродок.
Ну ладно. Теперь ему уже не удастся делать из нее какую-то дурочку. Она даст ему развод и выйдет замуж за Генри.
И чем раньше, тем лучше.
Дома Джино ожидали несколько посланий с настоятельными просьбами сенатора срочно связаться с ним.
За рулем сидел Алдо. Когда в пять часов дня Джино переступил порог своего дома, то встретила его только горничная.
— Где Синди?
Алдо пожал плечами и отвел взгляд. Уж он-то никак не хотел оказаться первым, кто должен сообщить Джино, что его жена разъезжает по городу с другим. Денно и сам скоро об этом узнает. Очень скоро.
— Эй, — повернулся Джино к горничной, — а где миссис Сантанджело?
От испуга та подпрыгнула. На лице хозяина она видела такое выражение, которое наполняло ее душу жутким страхом.
— Я… Я не знаю, сэр. Она не оставила никакой записки. Он нахмурился.
— Ты сказал ей, что я вернусь сегодня? — спросился Алдо.
— Да, я ей говорил. Может, если бы ты сам позвонил… ей не очень-то понравился твой… отъезд…
— Плевать мне, что там ей понравилось, а что — нет. Она моя жена, и должна быть здесь, черт бы ее побрал.
Алдо водил носком ботинка по полу. Видимо, все-таки стоило предупредить Джино о том, что происходит.
— Послушай, — начал он.
— Пойду-ка я лучше прилягу, — не дал ему закончить Джино. — Цифры у тебя с собой?
Алдо кивнул, сунул руку во внутренний карман пиджака и вытащил пачку бумаг.
— О Парнишке что-нибудь новое слышно?
— Ничего. Он лег на дно. Но когда-то ему все же придется подняться к поверхности. Не беспокойся, мы разыщем его.
— Это кто же беспокоится?
Обед был изысканным. В номер принесли холодного омара, шампанское, клубнику со сливками.
Генри Маффлин-младший снял в гостинице номер-люкс, приказал украсить его красными розами, принести проигрыватель и набор пластинок с соответствовавшей моменту музыкой. После того как обед был закончен, он извлек из кармана небольшую коробочку, покрытую черным бархатом, но не торопился открыть ее.
— О Генри! — вскричала Синди. — Ты столько для меня значишь'.
На лице его расплылась довольная улыбка.
— Ты т-т-так добра ко мне, дорогая.
Она торопливо запихала в себя остатки омара, залпом прикончила бокал с шампанским, одну за другой проглотила лежавшие еще на тарелке ягоды.
— Ну, милый, — в волнении шептала Синди, — ну, давай же откроем ее!
— Д-д-да, конечно.
Глаза ее жадно сверкнули, пальцами Синди мертвой хваткой вцепилась в коробочку — так, наверное, голодный щенок бросается на первую в своей жизни кость. Драгоценностей у нее хватало, но какая женщина скажет: все, достаточно?
Раскрыв коробочку, она обмерла, забыв закрыть рот. На строгом черном бархате гордо лежало удивительной работы кольцо. Огромный рубин в старинной оправе, украшенной бриллиантами и изумрудами. Своим великолепием кольцо затмевало все побрякушки, что были на сегодняшний день у Синди.
— О Боже, Генри, — выдохнула она. — О Боже мой'.
— Т-т-тебе нравится? — он с тревогой смотрел на нее.
— Нравится? Нравится это? Да я сейчас сойду с ума'.
Подскочив от восторга, она принялась осыпать его щедрыми поцелуями.
Синди тут же сунула свой пальчик в кольцо, начала крутить рукой в воздухе, любуясь игрой граней.
Это зрелище привело Генри в такое возбуждение, что он со всей доступной ему скоростью принялся освобождать от одежды свое тщедушное безволосое тело. Не прошло и минуты, как он стоял перед Синди абсолютно голым, причем и на этот раз его мужской признак был далеко не на высоте.
Синди, увлеченная блеском камней и подсчетом их стоимости, ничего не замечала.
— Синди, — жалобно позвал он.
Она совсем забыла о его присутствии.
— О-о! Детка Генри уже готов немножко позабавиться и поиграть?
— да! — в голосе его слышалась неподдельная страсть.
— Ну, в таком случае, моему мальчику нужно будет сесть на свое место и посмотреть представление. — Она толкнула его назад, в кресло, и поставила на проигрыватель пластинку.
Под звуки «Я хочу, чтобы твоя любовь согрела меня» Синди начала медленно раздеваться.
Грудь Генри высоко поднималась.
Сидя в своих роскошных апартаментах, Джино в полном одиночестве вновь прочел письма сенатора Дьюка. Может, этот человек и вправду финансовый гений, но и идиот он тоже первостатейный.
Двенадцать писем, написанных на протяжении двенадцати недель.
Двенадцать полных угроз и проклятий компрометирующих писем к Зефре Кинкайду, посланных из Южной Франции, где сенатор в длительном отпуске после перелома ноги восстанавливал силы на яхте.
Эти письма позволили Джино по кусочкам сложить всю картину целиком. Зефра Кинкайд оказался молодым человеком, с которым сенатор познакомился во время своих ночных прогулок по довольно-таки темному миру гомосексуального сообщества. Итак, Зефра — очень молод. Сенатор — очень богат.
Между ними установились стабильные отношения: раз в неделю они встречались в маленьком отельчике на Вест-Сайде, где посетителям не задают лишних вопросов. Знакомство их длилось три года, а на момент их первой встречи Зефре едва исполнилось пятнадцать.
Абсолютно ясно, что сенатор привык к мальчику. Но когда этот мальчик начал расти и превращаться в мужчину, Освальд почувствовал, что уже устал от него.
Остальное Джино мог себе представить. Шантаж. Сенатору приходится обратиться к нему, Джино, с просьбой об услуге. И услуга эта была ему оказана.
В газетах почти ничего не говорилось о двойном убийстве. Жертвы — чернокожие, так что сенсации на этом все равно не сделать. «ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО НА ПОЧВЕ НАРКОТИКОВ» — гласил заголовок над небольшой заметкой. Джино легонько вздохнул. С их смертью общество не понесло особо тяжкой потери.
Он посмотрел на часы и почувствовал, как внутри начинает нарастать гнев. Скоро девять часов, а Синди по-прежнему нет. Звонок в клуб тоже оказался бесполезным — ее там и не видели. К тому же к телефону подошла Вера и снова принялась упрашивать дать Паоло хоть какую-нибудь работу после того, как он выйдет из тюрьмы.
— Ведь ему так понадобится поддержка! — ныла Вера.
Хорошо. Он получит поддержку, так и быть. Ту самую, что Джино сам получал от него в детстве.
Он вылез из постели и направился в ванную, чтобы изучить в зеркале отражение своего лица. Да, приятного мало. Харрисон почистил старый шрам и аккуратно зашил его вновь. Когда шов снимут, выглядеть это будет получше, но, по словам доктора, незаметным он уже никогда не станет.
Царапины и порезы на лице постепенно заживали, хотя по-прежнему придавали ему зловещий вид. Джино провел рукой по волнистым черным волосам, прищурил глаза. Господи! Вот это да! Предложи ему сейчас сняться в гангстерском фильме — он без труда справится с главной ролью. Даже больше того, Кэгни…
Джино громко рассмеялся. Он не испытывал никакого сожаления. Он рожден для того, чтобы выжить.
Письма сенатора аккуратной стопкой лежали на постели. Джино решил запереть их в сейф. Теперь старине Освальду их уже не увидеть. Никогда. Они послужат лучшим страховым полисом от его дальнейших просьб об услугах.
Клементина улыбнулась Бекерам, махнула рукой Бернарду Даймсу и уже, наверное, десятый раз за день шепотом задала Освальду один и тот же вопрос:
— Но почему ты думаешь, что он нас избегает? Освальд сделал знак официанту наполнить его стакан.
— Не знаю.
Во время антракта они прошли в бар театра, где в этот вечер давали премьеру — «Грудные девочки», новую музыкальную комедию Роджерса и Харта, вокруг было полно знакомых.
Десять предыдущих дней тянулись мучительно долго. С ожидаемой от него услугой Джино справился, а вот увидеться с ним супругам никак не удавалось.
— Ему пришлось срочно уехать по делам, — сообщил Алдо сенатору.
— Мистера Сантанджело нет, — отвечала горничная.
— Откуда мне знать, где он? Я всего-навсего жена, — пренебрежительно фыркала Синди.
— Рано или поздно он вернется, — как бы рассуждая сама с собой, заметила Клементина.
— Конечно, — согласился Освальд.
— Как он мог так с нами поступить?
— Не знаю, дорогая. Это поразительно.
— Это ужасно..
Больше всего Клементина тосковала по его телу. Его сильным рукам. Холодному, суровому взгляду. Манере приводить ее в экстаз — такой изощренной, такой…
— Привет!
Перед ними стояла Синди — прекрасное видение в платье из розового крепдешина с накидкой из розового же, в тон платью, песца. На пальце поблескивал восхитительный рубин.
— Д-д-добрый вечер, Клементина, сенатор, — заикаясь, приветствовал супругов Генри Маффлин-младший, щеки которого стали пунцовыми от слишком тесного воротничка.
Клементина смерила взглядом обе фигуры. Неужели эта дурочка сошла с ума? Ведь Джино никогда в жизни не допустит, чтобы из него открыто делала дурака его собственная жена.
— Синди. — Она ограничилась холодным кивком. — Генри.
— Замечательный спектакль, правда? — проворковала Синди, поднимая руку с кольцом к лицу так, чтобы окружавшие ее не смогли не заметить камень.
— Замечательный, — коротко согласилась Клементина. — Что-нибудь слышно о возвращении Джино?
Синди про себя усмехнулась. Эта выскочка миссис Дьюк наконец-то обращается с вопросом к ней. Она невозмутимо пожала плечами.
— Но вы же знаете Джино. Он приходит и уходит, когда ему вздумается. Опять, наверное, связался с какой-нибудь продажной девкой!
Ей доставляло наслаждение видеть на лице своей старой соперницы отвращение и негодование.
Клементина и вправду была вне себя. Маленькая сучка. Интересно, как бы она себя чувствовала, если бы узнала, что Джино женился на ней единственно потому, что на этом настояла она, Клементина. Неторопливо-презрительно она повернулась к Синди спиной.
Синди хихикнула и театральным шепотом сообщила Генри и рядом стоящим:
— Эта старая кошелка так ревнует, потому что у меня есть ты, милый.
Генри почувствовал себя польщенным.
— Т-т-ты это серьезно?
— Ну конечно!
Пришла и миновала полночь, а Синди все еще не было. Сотрясая воздух проклятиями, Джино расхаживал по квартире. Час ночи. Два. Три часа. Синди все нет.
В конце концов он не выдержал и заснул, его воображение во сне строило сцены предстоящей расправы. Чтобы его собственная жена вела себя как последняя проститутка? Невозможно! Ворочаясь, Джино время от времени просыпался, чтобы бросить взгляд на часы. Ему снилась Леонора и Пчелка, Парнишка Джейк и Зефра Кинкайд. В семь утра он проснулся с ощущением пустоты в желудке, отлежав руку, в которой кололи тысячи иголок, наложенные на лицо швы ныли.
Горничная принесла ему черный кофе, стакан апельсинового сока и утренние газеты. Окруженный роскошью, Джино лежал и думал о бедной, но такой уютной квартирке Пчелки, где на завтрак подавались свежеиспеченные булочки и чай с молоком. А читали за завтраком не газеты, а Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Да-да. Именно у Пчелки Джино впервые взял в руки его книгу, это был «Великий Гэтсби», и прочел ее всю, от корки до корки. А потом еще раз. Чтение оказалось занятием не таким уж и паршивым. Джино даже удивился — почему он не пробовал этого раньше? Ему нравилось ассоциировать себя с Гэтсби — та же загадочность, то же одиночество.
Послышался звонок телефона. Голос Клементины, встревоженный и высокий.
— Слава Богу, ты вернулся.
Синди и Генри были увлечены спором.
— Но я х-х-хочу пойти с т-т-тобой, — настаивал он.
— Нет. — Синди не поддавалась.
— Т-т-твой муж меня не н-н-напугает.
— Я очень рада этому. Но должна тебе сообщить, что многих ему все-таки уже удалось напугать. Он груб и силен, от него можно всего ожидать.
— Н-н-но, Синди…
Она выпрыгнула из постели, потянулась, как гимнастка.
— А вот л могу с ним справиться, миленький мой. От меня можно ждать всего того же, что и от него.
Обнаженная, она принялась танцевать в номере, любуясь кольцом.
Генри уселся на кровати.
— Моей матери не терпится увидеть тебя. Я подумал, что в следующий уик-энд вам хорошо бы познакомиться.
Синди высоко подпрыгнула, бросив на Генри быстрый, полный одобрения, взгляд.
— Очень удачно. Сегодня утром я скажу Джино. А после обеда съеду от него. Потом мы с ним быстренько разведемся. Обещаю тебе.
« — 3-з-за-амечательно. Д-давай обратно в п-п-постель, крошка. Т-та-так сказать, посошок на дорожку.
Она усмехнулась. Никто бы не сказал, что она уже склоняла свою голову над его тщедушным телом. Забравшись в постель, Синди отбросила в сторону простыни, под которыми робко притаился его неуверенный в себе член. Честно говоря, Синди он казался весьма примечательным — очень длинный и тонкий, но ни силы, ни мужской твердости в нем не чувствовалось. Конечно же, не ее в этом вина. Осторожно и нежно она коснулась его губами.
— О-о! — простонал Генри. — О-о, Синди-и-и… О-о…
Джино в задумчивости положил трубку. Его черные глаза горели, когда он взял в руки газету и раскрыл ее на странице со светскими сплетнями, которую вел Уолтер Уинчелл.
Так оно все и было, в точности, как ему сказала по телефону Клементина. Ясным, отчетливым шрифтом, черным по белому. Чтобы все могли видеть и читать. И смеяться за его спиной.
«Синди Сантанджело, жена известного владельца популярного клуба Жеребца Джино Сантанджело, провела вчерашний вечер за городом, на премьере „Грудных девочек“, в компании Генри Маффлина-младшего».
Это все, что было сказано.
И этого вполне достаточно.
В дикой ярости он бросил газету на пол.
Синди вернулась домой ровно в полдень. По полу негромко простучали каблучки ее туфель, чуточку более высокие, чем требовалось бы. С головы до ног она была укутана во все розовое.
Горничная приветствовала ее довольно-таки нервным поклоном.
— Мистер Сантанджело дома, мэм. В спальне.
— Благодарю вас, — Синди сопроводила свои слова величественным поворотом головы. — Остаток дня вы можете быть свободны.
Она направилась в спальню, исполненная готовности вступить в схватку. При виде Джино она вздрогнула.
— Что с тобой случилось?
— Попал в аварию.
— Черт возьми! — Она подошла ближе к постели, уставилась на его лицо. — Вид у тебя ужасный!
— Ты тоже не похожа на майскую розу. Где ты была? Она стряхнула с плеч меховую накидку.
— Ха! Он пропадает на десять дней, а потом спрашивает, где это я была. Выдержки, я вижу, тебе не занимать.
Протанцевав к туалетному столику, она уселась перед зеркалом и осторожно начала снимать с себя маленькую меховую шляпку.
— Синди, — тихо и ласково, почти шепотом, позвал Джино, — а ты уже видела сегодняшние газеты?
Он перебросил ей газету, раскрыв предупредительно на странице Уолтера Уинчелла. Та упала к ее ногам.
Синди наморщила личико и поначалу решила не наклоняться за ней. Но любопытство все же пересилило, она протянула за газетой руку.
Читала она медленно, с усилием — никогда буквы не подчинялись ей с особой охотой. Но когда Синди удалось разобрать в колонке свое имя, лицо ее осветилось быстрой довольной улыбкой. Она знаменита! Боже, о Боже!
Прочитав заметку, она аккуратно сложила газету и положила ее перед собой на столик. Может, пора заводить папку для вырезок?
Ее невозмутимость привела Джино в ярость.
— Ну? Как ты это объяснишь? И где ты провела всю эту ночь?
— С Генри, — спокойно ответила Синди. — И сегодняшний вечер я тоже собираюсь провести вместе с ним.
Джино отказывался верить тому, что приходилось слышать.
— Ну уж нет!
— Нет? Не тебе меня останавливать.
— Ах так? — он принялся выбираться из постели.
— Да, так. — Она стояла не шелохнувшись и смотрела ему прямо в глаза, уперев руки в бока, на губах — усмешка. — По крайней мере, если ты знаешь, что тебе пойдет во благо; а что — во вред.
— Ха! — Джино засмеялся.
«И эта шлюшонка еще о чем-то рассуждает. Ради Бога, неужели она не понимает, с кем ввязалась в игру? Синди с круглой попкой. Не вздумай трахаться со взрослыми мальчиками».
— Мне многое про тебя известно, Джино Сантанджело. М-Н-О-Г-О-Е, — протянула она.
— Что за чушь ты несешь? Синди торжествующе улыбнулась.
— Я наняла частного детектива, чтобы тот следил за тобой. Я знаю все. Ха! Десятидневная деловая поездка в Гринвич-Вилледж к какой-то новой письке. У меня все это записано. Так что когда мы с тобой будем разводиться, постарайся быть повнимательнее ко мне, иначе я пущу тебя по миру. Ты меня слышишь?
— Ты… за… мной… следила? — голос Джино звучал мертвенно-холодно.


— Совершенно верно, — бодро ответила Синди. — Полагаю, что теперь за рулем сижу я. — Она на мгновение остановилась, перевела дыхание и затем продолжала — Да, вот еще что: пока тебя не было, тут вовсю шастали агенты налогового управления. И если не захочешь договориться со мной по-хорошему, милый, то я их за руку проведу к каждому банку в городе, где ты хранишь в сейфах свою наличность. А еще я передам им копии тех книг, что я вела. — Она поправила рукой волосы. — Мне нужен развод, Джино. Это еще не все, что у меня на тебя есть, и что я не жду от тебя никаких неожиданных выходок!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шансы Том 1 - Коллинз Джеки



Очень понравился Роман, читала очень давно, но недавно решила перечетать. Это одна из не многих книг которые читаешь и они запаминаются. Спасибо большое автору.
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиИнна
11.11.2013, 17.10





Инна,а про что роман ?(вкратце)
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиКэт 63
11.11.2013, 17.31





ШИКАРНЫЙ РОМАН, КАК И ВСЯ СЕРИЯ! ПЕРЕЧИТЫВАТЬ МОЖНО ТЫСЯЧУ РАЗ!
Шансы Том 1 - Коллинз ДжекиТАТЬЯНА
15.02.2015, 14.54





Мне очень понравился роман, жд у с нетерпением продолжения! Буду читать дльше. Захватывающий, волнующий.Но в переводе много ошибок. Это мешает двольствию прочтения.
Шансы Том 1 - Коллинз Джекивера
17.03.2016, 18.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100