Читать онлайн Русские разборки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Русские разборки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Русские разборки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Русские разборки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Русские разборки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Это невыносимо! — простонала Либерти, примостившись на мягкий диван в гостиной маминой квартирки в подвальном этаже особняка Реда Даймонда.
— Тебе надо отнестись к этому серьезно, — приговаривала Синди, хлопоча «вокруг Либерти. Сложила стопкой журналы, взбила подушки. — Я не могу за тобой ухаживать, я работаю, а Кев в отъезде. Врач велел делать тебе перевязки каждый день — у тебя нешуточный ожог, девушка.
— Ты мне будешь советовать! — проворчала Либерти с мрачным выражением лица.
— И еще, — строго прибавила Синди, — тебе надо заняться лодыжкой. Вот и скажи: кто лучше родной матери станет за тобой ходить?
— Могу назвать кучу людей, — сквозь зубы проговорила Либерти, злясь на себя, что умудрилась так неудачно растянуться.
— Всего несколько дней, и ты у нас запорхаешь, — сказала Синди.
— Благодарю покорно, — мрачно ответила Либерти. — Эти несколько дней еще прожить надо.
— Попроси маму, пусть принесет тебе твои любимые ребрышки, — посоветовала Синди, облизываясь при одном воспоминании. — И на ноги встанешь, и мясца нарастишь, а то кожа да кости. Сколько тебе раз говорить? Мужики любят, чтоб было что в руках подержать.
— Ну вот, ты уже заговорила, как моя мама, — буркнула Либерти. — Никакая не «кожа да кости»!
— Да у тебя задница — два кулачка, — дразнила Синди. — А мужикам подавай пухленькую попку.
— Ну, сестренка, на этот счет я как раз спокойна, — огрызнулась Либерти. — Твоей задницы нам на двоих хватит.
— Ха-ха! — рассмеялась Синди. — За это меня и любят.
При весе в две с лишним сотни фунтов Синди обладала завидной уверенностью в себе, особенно в том, что касалось производимого на мужчин впечатления.
— Ладно, как-нибудь продержусь, — вздохнула Либерти.
— Я буду каждый день заходить, — пообещала Синди и направилась к выходу.
— Так я тебе и поверила, — мрачно буркнула Либерти.
— Ну, по крайней мере, я постараюсь.
— Ни черта ты не постараешься, — повторила Либерти, отлично зная, что ничто на свете не заставит ее сестру пожертвовать активной личной жизнью и сидеть с ней. Для Синди секс был сродни соревнованию. Она даже вела счет в специальном блокноте. А на ближайшие выходные у нее были виды на Муса, высоченного охранника, кичившегося тем, что однажды участвовал в охране концерта Бритни Спирс.
— И не забудь выставить еду для шушеры, — напомнила Либерти. — Они не должны помереть с голоду из-за моего временного отсутствия. — Шушерой она называла небольшую компанию бездомных, приходивших к кафе с заднего крыльца за объедками.
— Никак в толк не возьму, на фига ты приваживаешь к кафе этот вонючий сброд, — проворчала Синди и сморщила нос. — Вечно они там болтаются, не продохнешь!
— Они не болтаются, — терпеливо возразила Либерти. — Только приходят в семь утра, чтобы забрать то, что так и так полетело бы в мусорный бак. А воняет от них по той простой причине, что им негде помыться.
— Ха! — фыркнула Синди. — Тебе дай волю, они еще и мыться у нас станут.
Либерти нарочно напустила на себя благочестивый вид, зная, что это больше всего бесит сестру. Ей было обидно страдать в одиночку.
— Я только прошу тебя не забыть об этой малости, — строго повторила она. — Эти люди на меня рассчитывают.
— Ясно, — согласилась Синди и шагнула к двери. — А ты тут смотри, не свихнись от безделья. Главное — сохраняй хладнокровие и не лайся с мамочкой.
— Ага, — хмыкнула Либерти. — Можно подумать, это когда-нибудь было.
— Читай себе журнальчики, смотри телек и не спорь с ней, — посоветовала Синди назидательно. — Знаю я, как вы общаетесь!
— Не волнуйся, — успокоила Либерти, хотя обе понимали, что все будет, как всегда. Ее отношения с матерью, Дайан, были окрашены изрядной долей желчи. Классический случай любви и ненависти в одном флаконе.
Либерти обожала Дайан, добрую, красивую, просто за то, что это ее мать.
И одновременно ненавидела — потому что последние десять лет она служила экономкой у мистера Реда Даймонда, временами еще и готовила, а Либерти злило, что мать пожертвовала карьерой джазовой певицы, чтобы пойти в услужение к этому самодуру. Это было выше ее понимания. Зачем? Этот вопрос не давал ей покоя всякий раз, как она начинала об этом думать. Зачем? Зачем? ЗАЧЕМ?
Послушать Дайан — все очень просто.
— Видишь ли, дочка, нам нужны были деньги и крыша над головой. И чтобы не наскребать по грошу на арендную плату. Пением зарабатывать не удавалось, и у меня хватило ума бросить это дело.
— А как же отец? — спрашивала Либерти. — Почему он не может нам помогать?
Как всегда, этот вопрос повисал без ответа. Дайан отказывалась говорить, кто ее отец и где его искать. В конце концов Либерти перестала допытываться и смирилась с тем, что у нее нет отца.
Они перебрались в дом мистера Реда Даймонда, когда Либерти было девять. Для своих лет она была рослая и нескладная. Ей до смерти не хотелось расставаться с друзьями по Гарлему, где они жили в шумном многоквартирном доме.
Пусть так, но это был родной дом, и она покидала его со слезами. Особенно жаль было расставаться с Тони, двенадцатилетним соседским мальчиком-пуэрториканцем. Тони всегда помогал ей с уроками, это он научил ее играть на гитаре, а иногда брал ее в Центральный парк кататься на роликах. Ей было всего девять, но она уже умела отличить хорошего человека от плохого.
На Манхэттене Либерти оказалась в совершенно чужой среде. Все здесь было другое, и, хотя у них было где жить, все-таки это был чужой дом. Большой, старый и страшный дом, где царил большой, старый и страшный богач, заставлявший маму ходить перед ним на задних лапках. Перемена в образе жизни была разительная, особенно когда она пошла в новую школу — школу для богатых маленьких снобов, для которых она так и осталась чужачкой и черной костью. Ей очень быстро дали понять, что против нее работают три пункта. Пункт первый: ее мама — какая-то экономка. Пункт второй: она безотцовщина. Пункт третий: она черная, хотя на негритянку Либерти никогда не походила.
Однокашники не давали ей забыть, кто она и откуда.
Мистера Даймонда она видела редко, да и то издали. Мама сразу предупредила ее, что он не любит, когда дети крутятся под ногами, так что Либерти было велено пользоваться задней дверью и ни под каким видом не показываться хозяевам на глаза. Будучи ребенком любознательным, она все же нарушала запрет и иногда отваживалась войти на хозяйскую половину, но только если знала наверняка, что дома никого нет, поскольку, помимо мамы, были еще дворецкий, кухарка по имени Мей, прачка по имени Кэрсти и три горничных, следивших за порядком в доме и выполнявших всю тяжелую работу. Хорошо хоть маме не приходилось так корячиться.
Со временем Либерти обследовала каждый сантиметр большого и мрачного особняка, начиная с гигантской кухни, полной медных кастрюль и сковородок, висевших над двумя огромными гранитными плитами, и дорогого фарфора всех видов, хранившегося в специальных шкафах в кладовках. Еще одна кладовая использовалась для хранения всевозможных консервов, соусов, напитков — в количестве, достаточном, чтобы прокормить целую армию.
Следующим объектом ее исследований стала столовая, величественный зал с резной мебелью, хрустальными люстрами и огромным низким комодом с несметным количеством столового серебра. Подсвечники, блюда и столовые приборы хранились в обитых войлоком ящичках.
Немного погодя она отважилась подняться наверх и обследовать спальню мистера Даймонда, еще одну большую и мрачную комнату с двумя каминами и холодным деревянным полом. Посреди спальни стояла большущая кровать с балдахином. Она была застелена тончайшим льняным бельем и одеялами из тонкой шерсти.
В хозяйском шкафу — размером с целую комнату — в строгом порядке были развешаны костюмы. Одних сорочек, белых и хрустящих, было не меньше сотни. А еще свитера, туфли, ремни, галстуки. Количество вещей подавляло, здесь ты чувствовал себя, как в дорогом магазине. В ванной потрясало изобилие всяких лосьонов и средств для бритья, а еще каких-то лекарств, которые она трогать побоялась.
Годы шли, и всякий раз, как позволяла ситуация, Либерти бродила по старому дому. Иногда она садилась в обитой дубом библиотеке и листала старинные фолианты в кожаных переплетах — их у хозяина была целая куча. В другой раз могла сесть за рояль и попробовать что-то сыграть. Одним из любимых занятий было сочинение текстов песен, музыку к которым она непременно когда-нибудь напишет. Либерти с детства чувствовала призвание к музыке.
Как-то раз она решила полежать на хозяйской кровати — просто из любопытства. Она вытянулась и расслабила тело. Кровать была очень удобной и просторной, к тому же мягкой. Девочка натянула на себя пушистое одеяло и тут же уснула. Через час ее обнаружил сам мистер Даймонд.
— Какого дьявола ты тут делаешь? — вскричал он, тыкая ее в спину дорогой тростью с металлическим наконечником. — А ну, убирайся! — приказал он, пылая от гнева. — Вон из моей комнаты, маленькая мерзавка! Как ты посмела ко мне вторгнуться? Вон отсюда!
Двенадцатилетняя Либерти была бесстрашной девчонкой. За три года это была ее первая встреча с хозяином лицом к лицу. Она спрыгнула G? постели, показала ему язык и нахально выкрикнула:
— Так я тебя и испугалась, старый хрен! — и выбежала из комнаты.
Вечером мама, очень расстроенная, сказала, что мистер Даймонд не на шутку осерчал и будет лучше, если Либерти поживет какое-то время с тетей Аретой и сестренкой Синди.
— Тебе там будет веселее, — сказала мама, глядя в пол. — Это на время, потом я уговорю его разрешить тебе вернуться.
Можно подумать, что у нее был выбор!
— Класс! — ответила Либерти, с трудом сдерживая слезы, потому что на самом деле ничего классного в этом не было. Ей не хотелось никуда уезжать. — Ненавижу этот дом! — с вызовом произнесла она. — И пахнет здесь противно. И этого дядьку, на которого ты работаешь, тоже ненавижу. Он тоже противно пахнет. И вообще я все ненавижу!
— Надо подождать несколько месяцев, может, потом он снова разрешит тебе здесь жить, — проговорила мама, тоже глотая слезы. — На самом деле мистер Даймонд не такой плохой человек.
— Нет уж, спасибо! — ожесточенно огрызнулась дочь. И это было искренне.
Жизнь в Гарлеме с теткой и сестрой обернулась приятным сюрпризом. Они только недавно, после смерти отца Синди, перебрались в Нью-Йорк из Атланты. Тетя Арета, мамина сестра, была полной противоположностью Дайан. Толстая, пышущая энергией и весельем, Арета работала на бисквитной фабрике и, судя по всему, прекрасно себя там чувствовала, тем более что работникам разрешалось есть сколько влезет. Кто же станет отказываться от дармовых пирожных? Уж во всяком случае, не Арета.
Синди, на три года старше Либерти, встретила сестру с распростертыми объятиями. Они мгновенно подружились, и впервые Либерти ощутила, что у нее есть семья.
А лучше всего было то, что она вернулась в свою старую школу и рядом опять был Тони, повзрослевший и еще более привлекательный, чем прежде. Хуже было другое: у него уже имелась девушка, тощая белая девчонка с редкими соломенными волосами и щербинкой между передними зубами.
Либерти поделилась своим горем с Синди, и та, не моргнув глазом, объявила, что подружка — это не проблема и они с ней легко справятся. И вот на тринадцатилетие Либерти Синди помогла ей накраситься и выпрямить волосы, чтобы они не топорщились во все стороны непокорной гривой. После этого Либерти надела свою самую обтягивающую маечку и самые узкие джинсы, на ноги нацепила взятые у сестры босоножки на высоких каблуках, которые были великоваты, ну и что? И они вдвоем направились в боулинг, где Тони по вечерам подрабатывал.
А надо сказать, что в тринадцать лет Либерти уже была чудо как хороша, а с косметикой, в обтягивающих джинсах и со «взрослой» походкой (благодаря каблукам) ей можно было дать все шестнадцать. Тони, конечно же, обратил на нее внимание. Так, послушав совета сестры, Либерти снова обрела кавалера.
Другой совет касался орального секса.
— Трахаться с ними не обязательно, — как ни в чем не бывало наставляла сестренку Синди. — Достаточно проделать вот это. — Она иллюстрировала свои слова с помощью банана. — Если все сделаешь правильно, парень, считай, у тебя в кармане. Будет твой, пока сама не прогонишь.
«Я его никогда не прогоню, он всегда будет мой», — подумала Либерти и сделала так, как советовала Синди. Тони противиться не стал.
К несчастью, через год Тони окончил школу и вместе с матерью уехал в Майами, что стало для Либерти большим ударом, так как наличию парня она придавала большое значение: оно делало ее более значительной в собственных глазах, подтверждало ее статус постоянной подружки.
Тони уехал, и она как с цепи сорвалась. В парнях отбоя не было. Синди была права: пять минут на их любимую «процедуру» — и они у твоих ног, пока сами не надоедят. Вскоре Либерти уже могла заполучить любого понравившегося парня. Подумаешь — оральный секс. Ведь президент Клинтон объяснил народу, что это и не секс вовсе.
Настоящий секс она познала только в шестнадцать, когда безумно влюбилась в вокалиста одной любительской рок-группы. Он был англичанин и подражал Эминему. Тощий, как скелет, с острым взглядом и жесткими манерами, он очень скоро поймал ее на крючок — не только в сексуальном плане, но и в творческом: иногда он позволял ей спеть что-то с его музыкантами, и это было классно. Еще он советовал ей продолжать сочинять, что она и делала с большим энтузиазмом.
Либерти опять стало казаться, что она нашла парня своей жизни.
— Осторожнее, девушка! — предостерегала Синди. — Это творческая натура. Я каждый раз на этом пролетаю.
Либерти было все равно, творческая натура или какая другая. Главное, что он заставлял ее кровь бурлить, и в музыкальном плане, и во всяком ином, а больше ей ничего и не было нужно.
Но Синди, конечно, оказалась права. Он оказался плохим мальчиком, заразил ее лобковыми вшами, а потом бросил ради худосочной малолетней стриптизерши с огромными фальшивыми сиськами.
В особняк Даймонда Либерти так и не вернулась, хотя мама не раз звала ее. С теткой и сестрой жизнь была какая-то более настоящая, тем более что они тоже не хотели ее отпускать.
Мама приезжала в гости каждое воскресенье, в свой выходной. Иногда у Либерти появлялось чувство, что ее мама — Арета, а Дайана — просто родственница, которую она толком и не знает. Арета была заботливая, как квочка, ее пылкой любви хватало на всех.
И вот сейчас, после семи лет жизни врозь, Либерти вдруг оказалась в тесной маминой квартирке. С растяжением лодыжки и ожогом руки.
Отлично! Можно себе представить, сколько нотаций ей предстоит выслушать в ближайшие несколько дней. Это просто несправедливо!
Может, в самом деле, пора удаче повернуться к ней лицом?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Русские разборки - Коллинз Джеки



Super!
Русские разборки - Коллинз ДжекиSabina
20.05.2012, 1.05





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100