Читать онлайн Русские разборки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Русские разборки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Русские разборки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Русские разборки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Русские разборки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джет Даймонд всегда пользовался у женщин большим успехом. Они западали на его синие средиземноморские глаза, высокие скулы, небрежно падающие на лоб белокурые вихры, на его атлетическое тело и неистребимую уверенность в себе.
Джет эксплуатировал свою привлекательную внешность на всю катушку. Для него никогда не было проблемой заполучить ту или иную женщину. Вот проститься — это посложнее. Они приходили. Оставались. И хотели большего — тогда как у него было единственное желание — чтобы надоевшая пассия поскорее исчезла и не закатывала истерик.
Джанна, когда он ей объявил, что летит в Нью-Йорк, истерик не закатывала. Джанна была итальянская топ-модель, стильная и не уступающая Джету в самоуверенности: она не сомневалась, что он вернется прежде, чем она успеет соскучиться.
В Италию Джет приехал три года назад. Он был без гроша и приехал лечиться от алкоголизма и наркомании. За несколько месяцев благодаря превосходной программе реабилитации он сумел вернуться к жизни, подписал контракт с модельным агентством и быстро заработал себе имя, регулярно появляясь на экране в рекламе табака и алкоголя, а также в печатной рекламе всего подряд — от дорогих машин до костюмов от известных кутюрье. Камера отлично передавала характерное для него необычное сочетание агрессивной сексапильности с ленивой индифферентностью, которое и привлекало потребителя. Во всяком случае, итальянским женщинам его внешность испорченного юнца пришлась по вкусу.
Карьера модели хоть и не тянула на мужскую работу в полном смысле слова, зато позволяла прокормиться, а не клянчить у отца-миллиардера или сводных братьев.
Перебравшись в Италию, Джет от них отдалился, и это было хорошо. Теперь его имя не связывали с семейством Даймондов — тем более что фамилией он не пользовался. Джет. Американский манекенщик в Италии. Инкогнито можно большего добиться.
В аэропорт Джанна отвезла его в своей новой игрушке — сверкающем желтом «Ламборджини», подаренном пылким воздыхателем. С Джетом у них были вполне современные отношения, и обоих это устраивало. Оба обладали свободолюбивой натурой и не хотели сидеть на привязи.
Перед отъездом Джанна доставила ему прощальное удовольствие. Он откинулся назад и расслабился. Кто бы стал отказываться? Ее полные губки и исключительно проворный язычок точно знали, как заставить мужчину захотеть еще.
Джет ее не любил. Но то, что она с ним делала, ему определенно нравилось.
Войдя в самолет, он снова стал гадать, что от него понадобилось отцу. За три года ни одного звонка. И вот вдруг позвонила леди Джейн.
«Не надо тебе ехать», — сказал внутренний голос.
«В самом деле?» «Да, в самом деле». «Но мне же любопытно!»
«Еще бы! Это же Ред Даймонд. По первому его зову все сбегаются. Включая тебя». И так было всю жизнь.


Пятилетний Джет был смышлен, но, по мнению отца, — недостаточно.
В саду на тосканской ферме собралась вся семья. Мама мальчика, ослепительная красавица Эди — бывшая манекенщица с точеной фигуркой, редкий гость в доме — тринадцатилетний сводный брат Крис и Ред, которого, несмотря на свой юный возраст, Джет всегда побаивался.
Джет забрался на дерево и никак не мог спуститься. Утром суровая нянька запретила ему лазать. Но потом он заметил, как Крис без малейших усилий вскарабкался на огромный дуб, и подумал: «Я тоже могу!»
Теперь он застрял высоко над землей, крепко вцепился в сук и дрожал от страха. Ему было так страшно, что по щекам текли слезы, а крепкие ножки дрожали.
— Пошли кого-нибудь из охраны его снять, — умоляла Эди, сжимая в руке стакан с мартини.
— Черта с два! — рычал Ред. — Сам залез, пусть сам и слезает, ублюдок.
— Но он может упасть! — возразила Эди и от волнения пролила коктейль.
— Послужит ему уроком. В другой раз будет слушаться.
— Ему всего пять лет, — напомнила Эди. Ее красивые руки так дрожали, что кусочки льда звенели о стенки стакана.
— Достаточно, чтобы понимать, что к чему. — Ред был неумолим.
— Я залезу и спущу его, — вызвался Крис. — Ерунда.
— Тебя не спрашивают, придурок! — проревел Ред, грозно сверкнув глазами в сторону среднего сына.
Крис стушевался. Лучше не высовываться.
Прошел час. Темнело. Сгущались тучи. Джет продолжал висеть на суку, с трудом удерживая равновесие. Отослав всех домочадцев, отец и сам зашагал к дому.
— Папа! — закричал Джет. Его мордашка исказилась от ужаса. — Не уходи! Папочка! Мне страшно. Папа! Помоги мне! Пожалуйста!
Ред повернулся и посмотрел на ребенка, у которого от страха глаза были как два блюдца.
— Урок номер один, — проревел он. — Никогда не делай то, из чего не сможешь выпутаться без посторонней помощи. Заруби себе на носу, безмозглый маленький говнюк.
Ночью, убедившись, что все уснули, Крис выскользнул из дома, залез на дерево и выручил рыдающего братишку.
Наутро отец задал обоим суровую порку тростью со стальным наконечником, после чего Криса сразу отослали назад в Америку.
Джет молил господа, чтобы старший брат всегда был рядом и мог прийти на помощь. Но этому не суждено было сбыться.
Тот случай стал лишь началом.


Макс Даймонд сгорал от нетерпения узнать, что задумал отец. На ум приходила одна версия: старику поставили неизлечимый диагноз и он захотел искупить всегдашнее суровое обращение с окружающими. И в первую очередь — с тремя сыновьями, до которых ему в жизни не было дела.
В свои сорок три года Макс был одним из самых преуспевающих бизнесменов на нью-йоркском рынке недвижимости. Своего положения он достиг сам, без малейшего участия со стороны отца. По правде сказать, тот факт, что его отцом был Ред Даймонд, ему всю жизнь только мешал. Когда он начинал бизнес, все думали, что он купается в деньгах — тогда как он не видел от отца даже ломаного гроша, а в поте лица пахал сам. Упорство и труд все перетрут. Что-что, а трудиться Макс никогда не отказывался и ни у кого не просил помощи, а планомерно строил свою империю, в чем и преуспел. И преуспевал до последнего момента, когда два банка вдруг отказались от участия в крупном строительном проекте в Нижнем Манхэттене, осуществление которого уже началось. Теперь многомиллионный проект требовал немедленных финансовых вливаний, в противном случае Макс мог потерять все.
Макс был старшим из братьев Даймонд. Младшим был двадцатичетырехлетний Джет. И еще был Крис, ему исполнилось тридцать два. Все трое были от разных матерей. Мать Макса, Рэчел, ушла в мир иной вскоре после его рождения. Мать Криса, Оливия, погибла в авиакатастрофе. А мать Джета, в прошлом — красавица Эди, жила отдельно от мужа, в Монтоке, где ее главными утехами были водка, запас которой не иссякал, и череда молодых любовников.
Про Эди Даймонд и ее пагубные привычки было широко известно. Можно сказать, она была притчей во языцех. А кто ее довел до этой крайности? Разумеется, Ред Даймонд. Старик не жаловал женщин и обращался с ними весьма бесцеремонно. Он действовал по схеме: завоевал — женился — раздавил. С Эди он именно так и обошелся.
Макс тоже постиг прелести брака. За его плечами был нелегкий опыт развода в Нью-Йорке. Его бывшая жена Марина — блондинка с темно-серыми глазами, русская по происхождению, чьей единственной целью в жизни было видеть свое имя в колонках светской хроники, — не была настроена разойтись мирно, несмотря на полагающуюся ей огромную сумму в порядке отступного. У них была пятилетняя дочь Лулу, невероятно хорошенькая, но избалованная девчушка. Сейчас Марина с Лулу жили в роскошном пентхаусе в одном из построенных Даймондом домов. Жилье ей тоже досталось по разводу.
Почти все выходные Макс проводил с дочкой, которую обожал. Они отлично ладили и, как правило, чудесно проводили время вдвоем. Могли, например, сесть в его самолет и слетать во Флориду в Диснейленд или на Багамы, в любимый отель Лулу — «Атлантис»: там были отличные водяные горки. Лулу обожала быть с отцом и пользовалась его любовью.
Недавно Макс объявил о своей помолвке. Известие взбесило Марину, которая была уверена, что сначала должна выйти замуж она.
— Зачем ты это делаешь? — надменно спросила она. — Тебе новая жена не нужна.
Вот еще! Он женится снова и на сей раз уж постарается сделать так, чтобы брак оказался прочным. Он не собирался повторять судьбу отца и оставаться с тремя сыновьями, глубоко ему безразличными.


На вечере по случаю окончания девятого класса Макс был с Розмари, его девушкой на протяжении последнего года. Хорошенькая девочка. На вечер она пришла в розовом платье, в волосы были вплетены розы, а красивое личико освещала ослепительная улыбка. Макс все продумал: сегодня — решающий вечер. Они уже достаточно давно встречаются, и, хотя дальше объятий и поцелуев дело не шло, он чувствовал, что сегодня Розмари позволит ему пойти до конца. Они уже много раз об этом говорили, и в кармане на всякий случай Макс держал презервативы. Одним словом, подготовился.
Вечер прошел на «ура». Они без передышки танцевали, оба прилично поддали, и по дороге домой, в лимузине, она позволила ему дать волю рукам. Отец с мачехой, Оливией, находились в отъезде, пятилетний Крис был оставлен на попечение няньки, и привести Розмари в дом вместо паршивого отеля казалось делом естественным.
Они обнимались в библиотеке под саунд-трек к фильму «Бриолин». Оливия Ньютон-Джон и Джон Траволта пели «Кроме тебя, мне никто не нужен». Макс совсем осмелел: он расстегнул на девушке платье и обнажил ей плечи, потом задрал юбку. У нее были плотненькие, аппетитные грудки, в которые Максу хотелось зарыться лицом, и холмик курчавых черных волос на лобке, поразивший его своей пышностью. Он уже знал, что время пришло. Сегодня они лишатся девственности, оба разом.
Макс стал натягивать презерватив, и в этот момент в библиотеку стремительно вошел отец и зажег верхний свет.
— Папа… — пролепетал Макс, отчаянно запихивая вставший торчком член обратно в штаны. — Я… Я думал, вас нет.
— Ах, вот оно что? Ты так думал? — ответил Ред, пожирая глазами Розмари. Девушка была так смущена, что никак не могла решить, что делать — прикрыть грудь или одернуть юбку.
— Черт… — пробормотал Макс. — Пап, мы сейчас уходим. Я… Я не хотел…
— Марш к себе! — не дал договорить Ред, продолжая глазеть на девушку. — Я позабочусь, чтобы юная леди благополучно добралась до дому.
— Но…
— Убирайся, похотливый козел! — рявкнул Ред. — Живо!
К своему несмываемому позору, Макс бросился к себе в комнату, оставив полуодетую Розмари наедине с отцом. Обмякший член уныло болтался у него между ног.
Наутро он позвонил подружке. Та отказалась взять трубку. Это продолжалось несколько дней, пока ее мама строгим голосом не известила его, что Розмари уехала в Европу, причем надолго, и не будет ли он так любезен, чтобы перестать ей докучать.
И только спустя четыре года, уже будучи студентом, он случайно встретился с Розмари на вечеринке. В первый момент она попыталась уклониться от разговора, но потом рассказала, что случилось в тот вечер у него в доме. Оказывается, едва Макс удалился, Ред взгромоздился на нее и насиловал до тех пор, пока она не лишилась чувств. Дождавшись, когда она придет в себя, он усадил ее в такси и отправил домой, приказав под угрозой расправы держать язык за зубами. Но она не удержалась и дома немедленно все рассказала. Отец помчался к Даймондам разбираться.
После долгого разговора Ред предложил семье Розмари солидную сумму, чтобы те не поднимали шума.
— Почему ты мне ничего не сказала? — негодовал Макс. — Почему в полицию не пошла?
Розмари пожала плечами, как будто ничего страшного не случилось, хотя ее выдавали глаза.
— Мы оба знаем, что все это было бы впустую, — сказала она. — У твоего отца связи, у моего — нет.
Только и всего.
Итак, Реду Даймонду сошло с рук изнасилование шестнадцатилетней девочки. И не просто девочки, а первой возлюбленной его сына, его первой подружки.
Когда Макс попытался призвать отца к ответу, тот только рассмеялся.
— Сынок, она сама напросилась, — сказал он. — У нее аж зубы сводило. Вся мокренькая была. И учти: ей требовался настоящий мужик, а не сопляк-неумеха вроде тебя.
— Ты забыл, она была моя девушка? Моя девушка!
— Будет тебе наука, — наставительно сказал Ред. — Женщинам веры нет. Никогда. Все они шлюхи, в том или ином смысле. Ты скоро сам в этом убедишься.
Больше они эту тему не поднимали.


Клиент Криса, знаменитый Джонатан Гуди, собирался в Европу, где в нескольких городах должна была пройти презентация его нового фильма, поэтому Крис сел Джонатану на хвост и полетел с ним в Нью-Йорк, откуда тот должен был продолжить путь в Европу.
Тридцатилетний Джонатан Гуди был невероятно знаменит, что не мешало ему оставаться скромным и приятным человеком. Несмотря на это, его всюду сопровождала обычная для звезды свита: импресарио с орлиным взором, женщина-агент, назойливая пиарщица, мускулистый личный тренер, стилистка-лесбиянка, персональный французский повар и два исключительно шустрых помощника. Сейчас с ним была и его нынешняя возлюбленная, актриса армянских кровей с пышной кудрявой шевелюрой, очень плохо говорившая по-английски, зато много улыбающаяся, особенно перед объективами камер.
Насчет сексуальной ориентации Джонатана ходили всевозможные слухи. Голубой? Бисексуал? Или просто равнодушен к сексу?
Ответа Крис не знал и знать не хотел. Джонатан — славный, приятный парень, а что он делает (или чего не делает) в постели, никого не касается.
— Что у тебя за срочные дела в Нью-Йорке? — поинтересовался Джонатан, устраиваясь в мягком кожаном кресле. Над ним хлопотали симпатичные стюард и стюардесса, собственноручно подобранные импресарио.
— Семейные обстоятельства, — ответил Крис и пристегнулся.
— Бывшая жена? Мать? Сестры? — допытывался Джонатан не столько из интереса, сколько из вежливости.
— Бывшей жены у меня нет, — сказал Крис. — Мама умерла. Сестер никогда не было.
— А у меня сразу три сестры, и все — старшие, — усмехнулся Джонатан. — Они мне хорошо растолковали, что именно я не понимаю в женщинах.
Крис улыбнулся. Теперь он понял, почему женщины всего мира боготворят Джонатана Гуди. В нем было это типично американское мальчишество. Подобно Кевину Костнеру и Тому Крузу, он был от природы наделен обаянием положительного героя — которое одинаково импонирует и женщинам, и мужчинам.
— Прошу прощения, Джонатан, — проговорил один из помощников и торопливо протянул актеру мобильный телефон. — Это Лес Мунвес, он хочет с тобой переговорить.
Джонатан взял трубку, а Крис — журнал, на обложке которого по случайному стечению был запечатлен Джонатан, с воинственным выражением лица упражняющийся в восточном единоборстве.
Криса устраивало, что его клиент игнорировал тот факт, что он сын Реда Даймонда. Своего родства он никогда не скрывал, но и не рекламировал. Если кто-то проявлял по этому поводу любопытство, Крис незаметно переводил разговор на другую тему. Сейчас, когда он стал одним из ведущих адвокатов в мире шоу-бизнеса, его перестали об этом спрашивать, его происхождение уже не имело значения для его клиентов.
Жизнь его складывалась нелегко. Его мать — красавица Оливия — развелась с Редом, когда сыну было десять лет, так и не сумев свыкнуться с постоянными изменами мужа. После этого она уехала в Калифорнию, где вышла замуж за богатого адвоката Питера Линдена. Но ему была нужна она, а не ребенок в нагрузку. Оливия помучилась и сделала свой выбор в пользу нового мужа, а не сына. В результате Криса отослали в военное училище, где царили такие суровые порядки, что он сам удивлялся, как выдержал. Потом был колледж, а в заключение, по совету отчима, юридический факультет.
«Ну конечно, на все готовы, лишь бы меня сплавить», — думал тогда Крис. Но против юридического он не возражал. Его эта профессия привлекала, он видел, в какой роскоши купается отчим. Интересы Криса лежали в сфере юридического сопровождения шоу-бизнеса, тем более что он планировал остаться жить в Лос-Анджелесе, где прошли его юные годы. Он любил этот город. Отличный климат, прекрасные и доступные женщины — ну как его не любить?
Отца, Реда, он видел два раза в год. И этого для него было более чем достаточно.
В тот день, когда он был принят в коллегию адвокатов, Оливия погибла в авиакатастрофе. Она как раз летела на частном самолете к сыну на торжество. Отчим, обезумев от горя, принялся во всем винить Криса и вскоре после похорон прекратил с ним всякие отношения. Но горе Питера Линдена длилось недолго, и уже через полтора месяца он женился на знаменитой киноактрисе — белокурой красавице.
Спустя пару месяцев после смерти матери Крис позвонил Реду, с которым в последний раз говорил как раз в связи с катастрофой.
— Что тебе еще нужно? — пробурчал в трубку Ред. — Деньги? Плохи твои дела, от меня ты их не получишь. Хватит с тебя того, что я оплатил твое обучение от первого до последнего дня. Теперь изволь зарабатывать на хлеб самостоятельно, как было со мной. Никто тебе ничего не принесет на серебряном подносе. Вот выбьешься в люди — тогда и звони.
Ред Даймонд в своем репертуаре. У тебя погибла мать? Ну и что? За работу, приятель!
Бесчувственность отца огорчила, но не удивила Криса. Он поселился вместе с тремя однокашниками, а через два месяца устроился на работу в адвокатскую контору «Сенчури Сити» и начал делать карьеру, твердо решив доказать и отцу, и отчиму, что ни в их деньгах, ни в помощи не нуждается. Он добьется успеха и без них.
Удача улыбнулась, когда он завел быстротечный роман с одной из клиенток фирмы. Она была старше его, неудавшаяся актриса. Поскольку будущего у нее все равно не было — Голливуд жесток к стареющим женщинам, вести ее дела поручили молодому сотруднику Крису Даймонду. В свои сорок пять эта женщина сохранила хрупкую красоту и чем-то напоминала ему мать.
Возрождение ее карьеры было делом нелегким, но Криса трудные задачи только заставляли мобилизоваться. И вот, ко всеобщему изумлению, включая и саму актрису, он совершил невозможное: пробил для нее роль в новом телесериале, который стал хитом сезона. Неожиданно стареющая дама оказалась весьма ценной клиенткой. Но что самое главное — она была его клиенткой.
Жизнь с тремя приятелями, каждый из которых бился, чтобы заработать хотя бы на оплату квартиры, осталась в прошлом.
Через год его сделали младшим партнером, откуда уже была прямая дорожка наверх. Крис обладал даром обаять нужных клиентов, а поскольку партнеры в фирме были людьми весьма неглупыми, его вскоре сделали полноправным партнером.
Он был молод, удачлив и — в Голливуде. И когда он в очередной раз позвонил Реду и сообщил о своих успехах, в голосе старика прозвучало сдержанное одобрение. Крису хотелось сказать: «Вот видишь? Я всего добился без твоего участия». Но он промолчал и терпеливо ждал, когда отец расщедрится на похвалу.
Похвалы Крис так и не дождался. И хотя он делал вид, что его это не трогает, на самом деле это было не так.
Сейчас, перед отъездом из Лос-Анджелеса, ему пришлось отменить встречу в Вегасе. Рос Джаганте, владелец отеля «Маджириано», был крайне недоволен.
— Ты должен привезти мне деньги на этой неделе, — напомнил он угрюмо. — У нас уговор, а я не веду дел с тем, кто не держит слова.
— Возникли чрезвычайные обстоятельства в Нью-Йорке, отложить никак нельзя, — пояснил Крис. — К воскресенью я буду в Вегасе. Даю слово.
— Ты уж постарайся. В противном случае «чрезвычайные обстоятельства» будут у тебя. Усек?
Да. Он усек. Рос Джаганте делал ему определенные поблажки, учитывая его связи в шоу-бизнесе. Но за последние три месяца Крис много проиграл, и Рос захотел получить свои денежки. Причем наличными. Шестьсот тысяч, если уж быть точным. Огромная сумма, тем более если наличными.
Рос получит свои бабки. Рано или поздно. Пока же Крису удалось наскрести лишь четверть миллиона, они лежали у него дома в сейфе. Он рассчитывал, что на остальное Рос даст отсрочку. Тот любит повыпендриваться, и, если пообещать ему визит двух-трех звезд, наверняка угомонится. Эти ласвегасские воротилы все одинаковые — им, главное, знаменитостей подай.
Да, Вегас был его погибелью. Он зарабатывал огромные деньги, но в последние три месяца все продул за игровым столом. Дело серьезное, но остановиться было выше его сил. Это была страсть, перед которой он оказался бессилен.
Джонатан закончил разговор, когда самолет уже взмыл в воздух и взял курс на Нью-Йорк. Актер поднялся, кивнул подружке, и они вдвоем удалились в спальню, плотно закрыв за собой дверь. Судя по всему, разговор можно было считать оконченным.
Крис не возражал, пожалуй, он был даже рад. Неделя выдалась тяжелая, он выбился из сил, собирая деньги для Роса, и одновременно надо было держать руку на пульсе своих именитых клиентов. А это публика капризная. Крис принимал звонки в любое время дня и ночи, что не больно-то нравилось его нынешней девушке, Вероне, тренеру по гимнастике Пилатеса с экзотической восточной внешностью и умелыми руками. Верона хотела переехать к нему. Но Крис пока сопротивлялся: ему нравилось его холостяцкое житье.
Хорошо уже то, что Верона не актриса и, что еще важней, не имеет на сей счет никаких амбиций. Это радовало Криса, который лишь недавно пережил драматический разрыв с Холли Энтон, звездой комедийных телесериалов, оказавшейся к тому же клинической шизофреничкой. Это Холли пристрастила его к игре. Холли обожала Вегас, она там выросла, и они часто проводили там выходные.
Он не скучал по Холли, она сводила его с ума неутолимой сексуальностью, приступами черной депрессии и болезненной озабоченностью собственной карьерой. От непрестанных перемен в ее настроении Крис нашел одно лекарство — игру.
Связаться с актрисой? Больше ни за что! Ему еще повезло, что удалось живым унести ноги.
У братьев Даймонд была одна общая черта — привлекательная внешность. Все трое были ростом за сто восемьдесят. Макс был темноволос, с задумчивым взглядом, Джет — живое воплощение обольстительного хулигана с нечесаными русыми волосами и ярко-синими глазами, а Крис — вылитый Джордж Клуни времен «Скорой помощи». Женщины млели от его убийственной самоиронии и ослепительной улыбки. Эффект многократно усиливался его положением преуспевающего адвоката в городе, где все помешаны на успехе.
Но мало кто знал, что у этого преуспевающего адвоката такие огромные карточные долги.
Он отложил журнал, закрыл глаза и попытался собраться с мыслями. Он рассчитывал, эта поездка поможет ему решить навалившиеся проблемы. То, что его призвал в Нью-Йорк папаша-миллиардер, позволяло надеяться на счастливый поворот.
Скоро он узнает, что у Реда на уме. Он уже места себе не находил от нетерпения.


— Папа так не думает, — утешала Оливия.
В детстве эти слова Крис слышал от матери чуть не каждый день. Может, она и верила тому, что говорит, но с того дня, как Крис начал соображать, он понял, что Ред Даймонд всегда говорит то, что думает. Для Реда недомолвок и экивоков не существовало.
Главное было не попадаться ему под руку, что удавалось не всегда, в чем неоднократно убеждался Крис.
Отец был скор на расправу. Стоило кому-то из сыновей провиниться — и мгновенно следовала порка. При этом Ред свято верил в эффективность физического наказания, по его мнению, это был лучший метод воспитания. И, судя по всему, от собственноручного его исполнения он получал огромное удовольствие.
Как-то раз Крис, которому тогда было девять лет, ненароком умял коробку конфет, обнаруженную у отца на тумбочке. Откуда ему было знать, что это особенные конфеты, вручную изготовленные специально для его отца именитым бельгийским шоколадным мастером и доставленные в Америку на частном самолете?
Исчезновение конфет Реда взбесило. Его свирепый рык был слышен во всем доме.
— Кто, черт возьми, сожрал мои конфеты? — кричал он, а Оливия пыталась его успокоить. Крис в испуге прятался за дверью.
Повариха Мей поспешила заверить хозяина, что с радостью изготовит для него новые конфеты.
— Совсем спятила? — рявкнул Ред. — Это же шоколад ручной работы! Не твоя поганая стряпня, дура!
Бросив на хозяина недоуменный взгляд, Мей с бурчанием поспешила удалиться на кухню.
— Где Крис? — бушевал Ред. — Где этот негодник?
— Я уверена, он тут ни при чем, — сказала Оливия, как всегда, защищая сына.
— Ах, она уверена! Только послушайте! — передразнил Ред.
— Я тебе новые закажу, — предложила Оливия. — Я могу…
Хлоп! Крис услышал, как отец ударил мать, не раздумывая, бросился в комнату и повис на отце.
— Ха! — развернулся Ред, стряхивая мальчишку. — У него, оказывается, есть характер! Не ожидал!
На какой-то миг Крис ощутил прилив гордости. В кои-то веки отец его похвалил.
Но радость была быстротечной. Порка продолжалась вдвое дольше обычного. Отец не жалел сил и избил его в кровь.
Неделю Крис не мог сидеть. Но зато он доказал отцу, что у него есть воля. А это здорово. Несмотря на свой юный возраст, это он уже понимал.
Спустя год родители развелись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Русские разборки - Коллинз Джеки



Super!
Русские разборки - Коллинз ДжекиSabina
20.05.2012, 1.05





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100