Читать онлайн Русские разборки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Русские разборки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Русские разборки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Русские разборки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Русские разборки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

— Иди за мной. — Беверли поманила Либерти. — У меня есть несколько минут, давай займусь твоими бровями.
— Я не уверена, что… — замялась Либерти, опасаясь, что Беверли ее изуродует. Ей самой ее густые брови нравились, они придавали изюминку ее лицу — так считала Либерти.
— Не спорь, сестренка, сама увидишь, — перебила Беверли. — Сделаю бесплатно, так что идем.
— Ну, ладно, — уступила Либерти и встала. Почему бы нет? В конце концов, терять нечего — кроме бровей. К тому же Деймон Доннел с час назад отбыл, так что самое важное событие уже состоялось.
Они прошли в гримерную, где Беверли усадила ее в кресло, накинула на плечи полотенце и сказала:
— Наверняка тебе это сто раз говорили. А теперь и я скажу.
У тебя прелестная мордашка, великолепно вылепленная. Никогда не думала поработать моделью?
— Да нет… — ответила Либерти, разглядывая себя в зеркало. — Меня работа модели не привлекает. Я певица.
— И работа есть? — уточнила Беверли.
— Да, — вздохнула Либерти. — Работа официантки.
— А ты хоть отдаешь себе отчет, что с такой внешностью ты могла бы зашибать бешеные бабки?
— Правда?
— А то! — Беверли отступила на шаг, изучая лицо Либерти. — Если хочешь, могу свести тебя с агентом, а?
Что за чудный день! Сперва Деймон, теперь это. Дела определенно идут на лад.
— С чего вдруг вы ко мне так добры? — не удержалась она.
— С того, что я через все это сама прошла. И официанткой тоже работала, — пояснила Беверли. — Да уж… И отлично знаю, каково это — когда с тобой обращаются так, словно тебя не существует.
— Вы все понимаете, — сказала Либерти, дивясь на эту женщину в сногсшибательном костюме от Армани.
— Я ведь как гримером стала? Мне тоже кто-то помог, — продолжала Беверли. — Так что… когда могу — всегда стараюсь помогать.
— Но вы такая красивая! — проговорила Либерти. — Почему вы сами-то не модель?
— Мне нравится моя работа, — ответила та. — Меня все устраивает. К тому же стара я уже моделью быть. Мне скоро тридцать.
— Много!
— Для модельного бизнеса — очень много. — Беверли кивнула. — Там таких называют динозаврами.
— Кого, например?
— Синди Кроуфорд, Линду Эвангелисту, — небрежно бросила Беверли. — Всех, кому за тридцать.
— Вот это да!
— Так что скажешь? Не хочешь попробовать? Заработать настоящие деньги? У Уитни Хьюстон так и получилось: она сначала стала преуспевающей моделью, а уж потом певицей.
— Может, поймать вас на слове? — неуверенно произнесла Либерти.
— Обязательно! — поддержала Беверли, доставая смертоносный пинцет. — А теперь сиди спокойно, не шевелись, сейчас мы с твоими бровками разберемся.
Либерти со страхом поняла, что отказываться поздно.
— Откинь голову назад и расслабься, — приободрила ее Беверли.
— А больно не будет?
— Немножко, может, и будет. — Беверли стала выщипывать волоски.
— Ой! — закричала Либерти, чуть не выпрыгнув из кресла. — Больно!
— А ты как думала? — небрежно отозвалась Беверли. — Красота требует жертв. Сама никогда не выщипывала?
— Нет, — скривилась Либерти.
— Оно и видно. У тебя тут прямо заросли.
— Ой!
— Можно было бы использовать воск, это не так больно, но у меня с собой ничего нет.
— Боль я могу терпеть, — проговорила Либерти, стиснув зубы, — если хорошо получится.
— Страдай, девочка. Можешь мне поверить, бразильская эпиляция намного хуже.
— А это что такое?
— Э, да ты, я вижу, совсем зеленая.
Либерти закрыла глаза и стала представлять себе возможный результат. Синди вечно роется в журналах мод и тычет ей в нос старые фотографии Мадонны и Дженнифер Лопес. Когда-то у обеих были очень густые брови, а теперь обе выглядят намного интереснее. Может, их успех связан с бровями?
Да, точно!
— Как, по-вашему, продвигаются съемки клипа? — спросила она, чтобы отвлечься от болезненной процедуры.
— Да грохоту больно много. К этому стилю надо привыкнуть.
— А вы с этим Джимми знакомы?
— Я их всех знаю, — ответила Беверли. — Чай, в одних клубах тусуемся.
— Интересно, наверное, все время со звездами?
— Да, Джимми крутой парень. Сейчас он на подъеме — если не профукает свой шанс.
— Мне его музыка нравится, а слова — нет. — Либерти вроде бы притерпелась к боли. — Я мистеру Доннелу так и сказала.
Беверли замерла.
— Ты так и сказала Деймону, что слова тебе не нравятся? — переспросила она изумленно.
— А что? — невинно спросила Либерти. — Не надо было?
Беверли рассмеялась и помотала головой.
— Мистеру Деймону никто не высказывает своего мнения. Он же царь и бог.
— Ну, — беспечно проговорила Либерти, — он меня сам спросил.
— Да?
— Я сказала, что музыка мне нравится, а стихи чересчур сексистские. Как и клип. Надо было такое придумать, чтобы девушки трясли перед камерой телесами? Как это понимать?
— Именно этого хочет публика, — заметила Беверли. — После таких откровенных клипов диски на «ура» расходятся.
— Тем хуже!
Беверли продолжила колдовать над бровями.
— А ты чем хочешь народ удивить?
— Я исполняю свои песни. Ну, как…
— Как кто? Дайана Кролл?
— Нет, она джаз поет. И вообще, я не люблю аналогий. У меня мама была певица, — грустно добавила она, припомнив старые времена, когда Дайан еще выступала. — Я, можно сказать, выросла среди музыкантов. Я была помешана на Шаде.
— А-а, «Ловелас» — это классика, — согласилась Беверли. — Ты тоже в таком ключе?
— И да, и нет. Надеюсь все же, что я никого не повторяю. Я Деймону сказала… Я могу называть его Деймоном?
— Не знаю, — ухмыльнулась Беверли. — Сама-то как считаешь? Можешь?
— А почему нет?
— Долго ты с ним разговаривала?
— Достаточно долго, чтобы он успел дать мне визитку и предложил привезти ему кассету с записью.
— Ты там поосторожнее, — предостерегла Беверли. — У них у всех одно на уме. Известно что. Пусть он царь и бог, но в глубине души такой же кобель, как все мужики.
— Это я понимаю, — сказала Либерти. — Но он ведь женат, кажется?
— Да, женат. Женатее не бывает. А его старая карга… Не советую тебе с ней связываться! Ни в коем случае!
— Не собираюсь.
— Ташмир — настоящая хищница, — предупредила Беверли. — Если она тебя застукает со своим мужиком, то вышибет из тебя душу восьмисотдолларовыми шпильками. Я серьезно говорю!


Сразу как объявили перерыв, Синди подхватила подругу под руку и потащила к столу с закусками.
— Умираю с голоду, — пожаловалась она и набила рот чип-» сами, запивая кока-колой из банки. — У меня от этих танцев уже ноги подкашиваются.
— У тебя отлично получается, — похвалила Либерти. — Смотришься намного лучше остальных. Из всех них ты самая соблазнительная.
— А большая у меня задница? — спросила Синди, продолжая налегать на чипсы. — Огромная? Или ничего?
— Говорю тебе, это то, что нужно. Операторы и осветители слюной изошли.
— Еще бы, — согласилась Синди и взяла себе печенье. — Эй, а с тобой-то что случилось? Ты какая-то не такая.
— Беверли мне брови выщипала. Нравится?
— Небо и земля! Так намного лучше, — сказала Синди, жуя печенье. — Может, и мне сделать? Как думаешь?
— Забудь про брови, у меня другие новости есть, — перебила Либерти и поведала Синди о своем разговоре с Деймоном.
— Вот это да! — Синди разинула рот. — Я так и знала, что это будет знаменательный день.
— Да… — мечтательно проговорила Либерти. — Он был без своих дурацких очков. И знаешь — у него такие красивые глаза! Такие проникновенные и одновременно сексуальные.
— Что?
— Что слышала.
— Вот те на! — Синди ни на секунду не переставала жевать. — Я что-то не врубаюсь. Он же женат, забыла? А у нас с тобой железное правило: к женатым на пушечный выстрел не подходить.
— Я же не в этом смысле. Просто у него очень выразительные глаза. Будто он тебя насквозь видит. Ну, ты понимаешь… такой пронзительный взгляд.
— Ну ты даешь! — протянула Синди. — Ты, часом, не влюбилась?
— Не влюбилась! — возмутилась Либерти.
Синди с сомнением хмыкнула и глотнула кока-колы.
— Вот погоди, Кев узнает, с кем ты познакомилась.
— А Кеву я говорить не собираюсь.
— Как это?
— Сначала отнесу Деймону кассету и посмотрю, что из этого выйдет. А уж тогда…
— Ах, он уже и Деймон? — поддела Синди. — А куда подевался мистер Доннел?
— Синди, кончай дурака валять, мы серьезно разговариваем!
— Бедняга Кев! — Синди вздохнула.
— С чего это он бедняга?
— А с того, что ты слишком серьезно все восприняла, а это чревато, — нараспев произнесла Синди.
— Деймон Доннел — это работа, — строго произнесла Либерти. — Вдруг он мне пробиться поможет?
— Ну конечно, поможет. С его большими выразительными глазами и большим выразительным членом.
— Какая ты вредная! Все совсем не так.
— Все с самого начала было так, сестренка. С того дня, как ты положила на него свои очаровательные зеленые глазки.
— Это потому, что я восхищаюсь его талантом. Он не такой, как все.
— Они все не такие, как все — когда у них эрекция.
— Хватит, Синди. Перестань!
— Перестану, если ты перестанешь.
После обеда на площадке появилась Ванесса, модная нынче девица, снявшаяся в нескольких клипах, в том числе с Ашером. О чем она усиленно трезвонила на каждом углу.
Ванесса была пуэрториканка, смуглая знойная искусительница, с волосами до пояса, гибким телом и фантастическим самомнением. Она мнила себя звездой и держалась соответственно. Ее роль в клипе заключалась в том, чтобы виться вокруг Прыткого Джимми, в то время как так называемые толстухи, в разной степени раздетости, колышут вокруг них телесами.
— Ходячая стерва, — шепнула Беверли. — Меня к ней не подпускают. Всюду таскает своих гримеров — вот пусть и насладятся.
В алом платье с разрезом, Ванесса так и льнула к Джимми, а тот не возражал.
После двух дублей Ванесса показала свой норов. Она шагнула к режиссеру и принялась высказывать ему замечания. Говорила она с явным бруклинским акцентом.
— Парень, мне не по душе, как у вас тут дело поставлено. Как вы меня снимаете? Что это за гребаный свет? Все сначала.
Малик был недоволен. Какое-то время он ее слушал. Потом, когда к разговору стал проявлять интерес Джимми, Малик рассвирепел и объявил Ванессе, что, если ей что-то не нравится, она может отваливать.
Она отвалила.
Малик тут же объявил перерыв, отошел в сторонку и набрал номер.
Через пару минут он прямиком направился к Либерти.
— Кажется, это ты сегодня с Деймоном говорила, да? — Та кивнула. — Тебя вроде бы Либерти зовут? — Она опять кивнула. — О'кей, Либерти, тебе, похоже, подфартило.
— Что?
— Деймон хочет, чтобы ты снималась в клипе.
— Я?
— Да, ты.
— В каком качестве? — не поняла она.
— Вместо Ванессы.
— Я… я пою, а не танцую.
— А Ванесса что? Танцует? — усмехнулся он. — По-моему, нет.
— Но…
— Послушай меня. — Он начинал терять терпение. — Тебе надо только делать то, что делала она — виться вокруг Джимми и изображать страсть. Это ты можешь?
— Вы, может, не заметили, но у меня подвернута лодыжка и ожог на руке.
— Руку закроем, а двигать ногами тебе не придется. Льни к нему — и все.
— Послушайте, я…
— Бев, Фантазия! — позвал Малик, не дав ей договорить. — Идите сюда! Деймон хочет, чтобы эта девушка выглядела как надо. Нарисуйте ей лицо, волосы удлините — короче, все сделайте, как положено. Фантазия, посмотри, платье Ванессы на нее налезет? И надо какими-нибудь перьями ей руку прикрыть. За работу, дамы, мы и так выбились из графика.
Либерти покачала головой. Что за день? Чем она это заслужила?
А с другой стороны — почему бы и нет? Разве она не молила судьбу об удаче?
Беверли отвела ее назад в гримерную и опять усадила в кресло.
— Видишь, что значит — брови выщипаны? — усмехнулась она. — Так, девочка, сейчас мы тебя красивой сделаем.
— Это какой-то сон! — Либерти все качала головой. — Разве так бывает?
— Деймон дал команду — все под козырек. — Беверли отступила назад и критическим взором оглядела Либерти. — Надо полагать, ты ему приглянулась. А сколько заплатят, не сказали?
— Об этом разговора не было. Попросить столько же, сколько Синди платят?
— И думать не смей! — возмутилась Беверли и принялась влажной губкой накладывать ей на лицо основу под грим. — Проси тысячу баксов, потому что ты в главной роли.
— Тысячу? — Либерти не поверила своим ушам. — Они ни за что не согласятся. Это же куча денег!
— Хочешь, я им скажу? — предложила Беверли. — У меня с этими ребятами разговор короткий.
— А можете?
— Запросто. А ты, когда станешь звездой, возьмешь меня персональным гримером. Да, и еще: если кто спросит — ты в профсоюзе.
— А ничего, что это неправда?
— Девочка, — покачала головой Беверли, — тебе еще учиться и учиться. В делах ничего не смыслишь. Сколько тебе лет?
— Девятнадцать. Я смыслю. Я уже немного покрутилась.
— Девятнадцать? Сущий ребенок. И раз большой испорченный дядя Деймон положил на тебя глаз — будь очень и очень осторожна.
— В каком смысле?
— Я тебе уже говорила и могу повторить: Деймон играет по-крупному. — Беверли пальцем наложила ей на веки тускло-медные тени. — Очень и очень по-крупному.
— Главное — чтобы ему моя кассета понравилась.
— И что ты тогда станешь делать? — спросила Беверли, придирчиво оглядывая свою работу. — Думаешь, переспишь с ним и получишь контракт на диск? Если таков твой план, советую сперва подписать контракт.
Либерти пожала плечами.
— Пока у меня никакого плана нет.
— У тебя, может, и нет, а у Деймона уже наверняка есть.
— Вы же сами сказали, он женат.
— В мире хип-хопа брак ничего не значит. — Беверли достала бежевый блеск для губ. — Для этих ребят это как спорт, трахаться направо и налево для них привычное дело. Да уж… — она закатила глаза, — я бы тебе столько порассказала!
— Вы как будто разочарованы в жизни, — вздохнула Либерти. — Не может быть, чтобы они все были такие.
— Ты, конечно, можешь думать что угодно, но я говорю тебе сущую правду.
— Если она такая, правда, то это очень грустно.
Позволь рассказать тебе, как действуют эти ребята, — сказала Беверли. — Находят красивую девочку, пользуют ее, пока не надоест, и отваливают. Да, и еще: если застукает жена, они просто везут ее в ювелирный магазин и покупают очередное кольцо с бриллиантом в десять каратов. А что такого? У них все измеряется деньгами.
— Зачем вы все это мне рассказываете?
— Затем, что тебе тут все в новинку. А еще потому, что ты редкая красавица — особенно теперь, когда я поработала над твоими бровями.
— Спасибо вам. Значит, все это — благодаря бровям?
— Слушай меня и мотай на ус. Деймон любит красивых девочек. Он как Принц. Все лучшее подгребает под себя. И в данный момент это ты.
— Знаете, Бев, что бы ни думали, я кое-что уже повидала. Когда работаешь официанткой, быстро учишься понимать, что именно нужно мужикам. У меня и парень есть. Говорю вам: я за себя постоять умею!
— Не сомневаюсь. Только теперь ты переходишь в другую, новую для себя лигу, и я призываю тебя к осторожности.
— Хорошо.
— Не верь ни в какую лесть и обещания. Станут обещаниями кормить — непременно советуйся с адвокатом и фиксируй все на бумаге.
— Спасибо, это хороший совет.
— И бесплатный к тому же, — добавила Беверли, нанося Либерти темные румяна.
— Одна беда — адвоката у меня нет, — жалобно проговорила Либерти.
— М-ммм… — Беверли улыбнулась. — Почему-то меня это не удивляет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Русские разборки - Коллинз Джеки



Super!
Русские разборки - Коллинз ДжекиSabina
20.05.2012, 1.05





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54





Захватывающий роман! Советую прочитать и следующие романы Дж.Коллинз
Русские разборки - Коллинз ДжекиВера, Росток-Германия
6.05.2016, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100