Читать онлайн Неистовая Лаки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовая Лаки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 119)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Неистовая Лаки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Венера не находила себе места. Вышвырнув Купера, она попыталась начать свою жизнь с новой страницы. Дала, к примеру, Родригесу шанс продемонстрировать свои способности, но, к величайшему своему разочарованию, выяснила, что с Купером он равняться не может. Слишком молодой и самоуверенный. За каждым его движением стояло желание подарить ей наслаждение, но подлинным чувством здесь и не пахло. К сожалению, Родригес был для нее слишком мелок.
На самом же деле правда заключалась в другом: ей недоставало Купера, хотя и не до такой степени, чтобы принять его обратно. Когда они встретились на поминальной службе по Ленни, Купер прижал Венеру в углу и сообщил, какую ошибку она совершает.
— Нет, если кто-то из нас и совершает ошибку, то это ты. Куп. Ты воспринимал меня как должное, а это не правильно.
— Но, милая, — пробормотал он, делая попытку обнять ее, — я люблю тебя и только тебя.
— Об этом нужно было думать раньше, — ответила она и, увернувшись, ушла.
После этого он ежедневно присылал ей цветы и звонил. Тогда Венера изменила свой телефонный номер, а все букеты велела пересылать в детскую больницу. Со временем и это прекратилось.
Как бы ей хотелось поговорить об этом с Лаки! Но — увы… Вернувшись с Корсики, та полностью ушла в работу, словно в ее жизни ровным счетом ничего не произошло.
Это ставило Венеру в тупик. Она считала себя одной из ближайших подруг Лаки. Но даже она не могла разговаривать с Лаки о понесенной ею утрате. Та наглухо закрылась, не желая впускать никого в свою душу.
И вообще, в последнее время Венера могла похвастать только тем, что подписала контракт с Фредди Леоном. Она всегда мечтала о таком импресарио — человеке, в голове которого помещалось гораздо больше идей, нежели в ее собственной. Недавно Фредди попытался уговорить ее сняться в яркой эпизодической роли в фильме Алекса Вудса «Гангстеры».
— Предупреждаю тебя: роль, конечно, не главная, но зато тянет на «Оскара». У тебя бы она получилась.
Прочитав сценарий, Венера пришла в восхищение. «Гангстеры», действие которых разворачивалось в пятидесятые годы, обещали получиться крайне динамичным и честным фильмом о Лас-Вегасе и двух могущественных людях. Один из них — гангстер и садист, второй — знаменитый латиноамериканский певец, со всеми потрохами принадлежащий первому. Певца должен был играть Джонни Романо, а на роль гангстера актера еще предстояло найти. Для Венеры Фредди приглядел роль Лолы — непосредственной, любящей повеселиться девушки, связанной с обоими главными героями. Роль была небольшой, но очень яркой.
— Алекс согласен встретиться с тобой, — сообщил Фредди.
— Как это благородно с его стороны! — не скрывая сарказма, бросила Венера. Неужели Фредди и в самом деле не понимает, что говорит со звездой?
Фредди, однако, пропустил ее иронию мимо ушей.
— Ты должна будешь почитать для него роль, — сообщил он.
Венера раздраженно усмехнулась.
— Только не я, Фредди. Я уже выросла из этого возраста.
— Послушай меня внимательно, — невозмутимо заговорил мужчина. — Даже Марлон Брандо читал режиссеру роль для того, чтобы его взяли в «Крестного отца». Посмотри, как он взлетел после этого. Фрэнк Синатра озвучивал «Отсюда — в вечность». Если великие актеры понимают, что роль — пусть даже маленькая — дает им большой шанс, они готовы на все, чтобы только получить ее. Если хочешь сыграть Лолу, тебе придется убедить Алекса в том, что тебе это удастся. Иного пути не существует.
Встреча была назначена на полдень следующего дня в офисе Алекса.
Как и ожидала Венера, желтая пресса буквально обезумела, узнав подробности ее разрыва с Купером. Их фотографиями пестрели все первые полосы бульварных листков, их имена то и дело склоняли в огромных — на две страницы — заголовках. Тут же, разумеется, фигурировала и Лесли Кейн, однако то ли она сама, то ли кто-то еще сумел сделать так, что ее изображали милой невинной овечкой, в то время как Венеру пытались представить ненасытной похотливой суперзвездой, чей муж был просто вынужден броситься в объятия другой женщины.
Господи, сколько же дерьма было в этих газетенках! Если бы они знали всю правду о Лесли, то спятили бы вконец.
Помимо всего прочего, Венеру угнетало еще и то, что вернулся ее никчемный братец Эмилио, который до этого болтался по Европе и крутил роман с какой-то захудалой графиней. Единственным источником существования для Эмилио являлось его родство с Венерой, и сейчас он, видимо, снова решил заработать, продав бульварным листкам еще несколько «правдивых историй» из ее жизни.
Один из осведомителей Венеры доложил ей, что Купер выехал из отеля «Беверли-Хиллс»и снова поселился в роскошном пентхаусе на Уилшир, в котором обитал раньше. При мысли о том, что он вернулся к своему прежнему образу жизни, ей стало немного грустно. Но что поделать, если он желает по-прежнему оставаться пятидесятилетним плейбоем, что каждую ночь трахает новую девицу, что ж… это его проблема.
Еще одна новость относительно Купера состояла в том, что он порвал с Лесли. Для Венеры, однако, и это не имело значения; в конце концов, не Лесли являлась главной проблемой в их взаимоотношениях.
У нее оставался Родригес, и Венера решила предоставить ему еще одну возможность продемонстрировать свои интимные таланты. На самом деле она просто не любила оставаться в доме одна, а Родригес был какой-никакой, а компанией.
Ох, уж эта жизнь суперзвезды! Не такая уж она и блестящая, как думает большинство.
Лесли Кейн сошлась с Джеффом Стоунером — актером-однодневкой, снимавшимся в том же фильме, что и она. Не то чтобы Джефф ей нравился — он был для нее пустым местом, — а так, чтобы хоть чем-нибудь себя занять. То, как повел себя по отношению к ней Купер, она сочла настоящим скотством.
После чудовищно жестоких слов, сказанных Венерой у нее за ужином, Лесли полагала, что Купер наконец-то принадлежит ей. Но не тут-то было. Он отвернулся от Лесли, словно обнаружил у нее какое-то омерзительное венерическое заболевание. Теперь этот ублюдок не считал нужным соблюдать по отношению к ней даже элементарных правил вежливости. И самым ужасным было то, как он обращался с ней на съемочной площадке. Когда снимались их любовные сцены, Купер был само очарование, но стоило режиссеру крикнуть: «Снято!»— как он тут же становился холоден и неприступен. Чем она заслужила такое обращение? Ничем. Только тем, что была готова заниматься с ним любовью в любую минуту, когда ему этого хотелось, а до того, проклятого ужина в ее доме он хотел этого непрерывно.
Может быть, он охладел, узнав, что она когда-то являлась высокооплачиваемой девочкой мадам Лоретты?
Возможно.
Мужчины ведь так лицемерны!
Что касается Джеффа, то его это, казалось, ничуть не волновало. Ну что ж, он был гораздо моложе Купера — почти на двадцать лет, а молодые люди, как уже давно успела понять Лесли, гораздо менее привередливы и не страдают глупыми предрассудками.
Джеффу нравилось быть любовником Лесли, он просто цвел в лучах ее славы. Молодая звезда способствовала его карьере, окружала его тем ореолом известности, о котором он так давно мечтал.
Куперу, правда, не понравилось, когда его бывшая любовница побеседовала с режиссером их общего фильма и уговорила его увеличить роль Джеффа. Это увеличение было небольшим. — так, одна дополнительная сцена в конце картины да несколько крупных планов, но даже это вывело Купера из себя. И главное, что тут он ничего не мог поделать — ведь ее взлет был стремительным и ярким, а его известность можно было сравнить с небольшим, но стойким пламенем.
В области секса Джефф даже близко не мог равняться с Купером. Он был любителем — много рвения, но никакого опыта. Вообще проблемой большинства мужчин является их полное незнание того, как заниматься любовью. Единственное, что они умеют, — это трахаться. И Джефф здесь не был исключением.
Лесли недоставало неторопливой чувственности Купера, его удивительного знания того, где и в какой момент прикоснуться к ее телу, его долгих горячих поцелуев, его трепещущего языка и неописуемо умелых рук. Поистине настоящий опыт не заменишь ничем! В этом отношении Купера по-прежнему никто не мог превзойти.
Подпрыгивая от счастья, словно маленький мальчик, Джефф выскочил из ванной. Они только что вернулись с вечеринки, на которой Лесли познакомила своего нового любовника с его кумиром — Харрисоном Фордом.
— Что за человек! — восклицал Джефф. — Просто потрясающий! Прямо, как ты, Лес.
— Не такая уж я и потрясающая, — равнодушно ответила Лесли, расчесывая волосы.
— Нет, ты именно такая, — настаивал Джефф. — Даже если не хочешь в этом признаться.
Он выхватил из ее рук гребень, обнял ее и поцеловал в губы.
Его поцелуи были настолько крепкими, что Лесли не могла дышать. Кроме того, он постоянно делал еще одну вещь, которую она просто ненавидела, — скручивал свой язык в трубочку и засовывал ей в рот. Да уж, супермен!
Если бы он только знал, как надо целоваться…
Через две минуты поцелуев руки Джеффа оказались на ее грудях. Немного поводил пальцами по ее соскам, быстренько пососал каждый из них, и вот — он уже в ней, работая, словно исправная помпа, и, видимо, полагая себя самым великим любовником в мире.
У Лесли не было настроения переучивать его.
Позже, когда Джефф уже сопел возле нее, она лежала без сна, думая о Купере и о том, как его отвоевать. Ведь должен же быть какой-то путь!
И если он есть, она его найдет.
Снова оказавшись в Нью-Йорке, Бриджит как никогда была исполнена решимости осуществить все намеченное. Она по-настоящему любила Ленни, и вот его нет. Смерть бывшего отчима явилась для девушки страшным потрясением, заставившим ее понять, как внезапно может оборваться нить жизни.
Будучи в Лос-Анджелесе, она старалась проводить как можно больше времени с его детьми — крошкой Джино и Марией. Лаки постоянно пропадала на киностудии и, казалось, была настолько поглощена работой, что Бриджит лишь изредка удавалось увидеться с ней, хотя она практически не выходила из дома.
Через несколько недель после поминальной службы по Ленни Бриджит сообщила Лаки, что намерена вернуться в Нью-Йорк. Та не возражала, пожелав девушке удачи и заверив, что с ней все будет нормально.
И вот Бриджит здесь. Теперь-то она больше не будет сидеть сиднем. Она собиралась добиться успеха, причем очень скоро.
Анна встретила ее с неподдельной радостью.
— Нона сегодня звонила уже трижды, — сообщила она, как только Бриджит с грохотом бросила на пол свои чемоданы. — Велела, чтобы ты перезвонила ей сразу же, как только придешь.
Пока девушка находилась в Лос-Анджелесе, ей удалось поговорить с Ноной лишь несколько раз. Подруга сообщила ей, что договоренности относительно визитов к Авроре Мондо Карпентер и Мишелю Ги остаются в силе, кроме того, к тому времени, когда она приедет, у Люка уже будут готовы фотографии. Что ж, по крайней мере, ей больше не придется сидеть без дела.
Бриджит прошла на кухню, открыла бутылку «севен-ап», быстро просмотрела скопившуюся в ее отсутствие почту и только затем позвонила Ноне.
— Ну наконец-то! — воскликнула та. — Куда ты запропастилась?
— Все из-за самолета. Он вылетел из Лос-Анджелеса с опозданием. Я только что вошла.
— Ну, так приготовься к тому, чтобы снова выйти! Люк Кесуэй хочет видеть нас у себя в студии. Причем — немедленно!
Родригес приехал вовремя. В его горящих глазах, жадно устремленных на Венеру, читалось обожание.
— О, моя прекрасная! — воскликнул он, поднося ее руки к своим губам.
Венера, на которой было одно только короткое японское кимоно, улыбнулась. В том, что она платила Родригесу, было что-то замечательно декадентское, и Венера получала от этого огромное удовольствие, хотя он далеко не являлся идеалом ее любовника. Впрочем, кто, кроме Купера, им являлся?
— Я устала, — пожаловалась она тоном капризной девочки. — У меня ломит все кости.
— О-о-о! — восторженно воскликнул молодой аргентинец. — Родригес заставит твои косточки петь и оживит твои мышцы. От моих прикосновений все твое тело станет содрогаться в горячих волнах сладострастия.
Этот парень делал явные успехи в старомодном английском языке. Они перешли в массажную комнату. Была в ее современном, выдержанном сплошь в белых тонах, особняке и такая. Венера включила проигрыватель лазерных дисков, и К. Д. Лэнг запел им свою серенаду.
Родригес снял куртку. Теперь на нем оставалась лишь черная футболка без рукавов и обтягивающие черные джинсы. На его руках соблазнительно перекатывались тугие мышцы. Кожа была загорелой, дыхание отдавало ментолом. Все это вместе придавало юноше весьма сексуальный вид.
Он улыбнулся хозяйке, и в его темных глазах можно было прочитать обещание неземных наслаждений.
— На стол, прекрасная моя, — скомандовал он.
Венера сбросила кимоно. Теперь вся ее «одежда» состояла из черных кружевных трусиков.
Взгляд Родригеса восхищенно скользнул по телу женщины, задержавшись на пышных грудях.
— Великолепно! — воскликнул он. — Ты ослепительна, моя Венера!
«Я — не твоя Венера, — хотелось сказать ей. — Я — твоя клиентка. Ты делаешь мне массаж, и время от времени мы трахаемся, но это вовсе не значит, что я тебе принадлежу». Однако, сдержавшись, она молча взобралась на массажный стол, легла лицом вниз и сцепила руки над головой.
Родригес извлек бутылочку какого-то экзотического ароматного масла, налил немного на ладонь и начал любовно втирать его в спину и плечи Венеры.
Она чувствовала, как напряжение медленно, но верно покидает ее тело. О, Боже, его пальцы и впрямь обладали нечеловеческим умением!
— Давно ты живешь в Лос-Анджелесе? — спросила Венера, ощущая, как начинает гореть ее кожа.
— С тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, — ответил Родригес. — Я приехал сюда с замужней женщиной, бежавшей от своего мужа. Она обещала купить мне собственный салон.
— И что же произошло?
— За ней приехал муж. Он был миллиардер. — Родригес передернул плечами. — Она любила меня, но была вынуждена поехать с ним. Я был слишком молод, чтобы бороться с такой шишкой.
— Чем же ты стал заниматься после этого?
— Нашел другую женщину. Они всегда были моей слабостью.
— Нет, Родригес, — поправила его Венера, — это ты был их слабостью.
Его руки медленно опускались по ее спине, пока не добрались до трусиков. Родригес аккуратно стащил их и, отбросив в сторону, принялся мять своими умелыми пальцами ее обнаженные ягодицы.
— О-о-о… — восхищенно выдохнула Венера, чувствуя побежавший по коже жар. — Как хорошо-о-о…
— Я учился у лучших учителей. Мой отец в Аргентине был массажистом номер один. Женщины Буэнос-Айреса были готовы ради него на все.
— Знаешь, о чем я подумала? — пробормотала Венера Мария, закрыв от удовольствия глаза. В этот момент пальцы Родригеса массировали ее копчик. — Как ты смотришь на то, чтобы сняться в моем новом видеоклипе?
— А что я должен там делать?
— Играть самого себя. Это — клип песни, которую написала я сама. Она называется «Грех». Я хочу, чтобы этот клип получился очень чувственным и немного сюрреалистическим.
— Я был бы польщен.
— В таком случае мой агент по подбору актеров созвонится с тобой.
Его руки уже ласкали внутреннюю сторону ее бедер, раздвигая ноги, проникая внутрь, исследуя самые потаенные уголки ее тела.
Она не пожелала остановить его. Ей было необходимо расслабиться.
Что же с того, что она ему платила! Это заводило Венеру еще больше.
Самое замечательное состояло в том, что при всем этом она полностью держала себя в руках.
Чтобы добраться до студии Люка Кесуэя, Бриджит взяла такси. Голос Ноны звучал по телефону очень возбужденно, хотя она и не сказала ничего, кроме как «бери-ноги-в-руки-и-быстро-мотай-сюда».
Девушка знала, что выглядит не лучшим образом в помятых джинсах, бесформенной клетчатой рубашке и с распущенными по спине волосами. К счастью, она только что купила модные солнцезащитные очки от Гесса и теперь надела их, хотя на улице и без того было темно.
Ей не хотелось, чтобы при виде ее Люк почувствовал разочарование, ведь когда они встречались в последний раз, она была «упакована» по высшему классу.
В ожидании подруги Нона расхаживала по тротуару.
— Что стряслось? — спросила ее Бриджит, расплачиваясь с таксистом.
— Не знаю, но когда он мне звонил, то говорил так, будто окончательно спятил. Сказал, что должен увидеться с нами немедленно.
— Думаешь, он подыскал для меня какую-нибудь работу?
— Я, черт побери, надеюсь на это изо всех сил, — ответила Нона. — Но даже если это и не так, нам все равно нужно взглянуть на фотографии. Завтра мы должны показать их Авроре. Теперь, когда ты вернулась, я созвонюсь и с Мишелем. С ним нам тоже необходимо встретиться.
— Меня такой план вполне устраивает.
— Не беспокойся, девочка, — ободряюще сказала Нона. — Мы сделаем все, как надо!
Когда подруги поднялись в студию, там вовсю кипела работа. Помощница Люка, тощая девица в комбинезоне цвета хаки и стоптанных военных бутсах, провела их к бару и велела подождать.
Люк был занят, снимая Сибил Уайлд — манекенщицу с пышными формами и светлыми волосами. На Сибил было лишь прозрачное белье, но ее, казалось, вовсе не смущало, что в студии было полно народу. Наоборот, она одаривала всех белозубой улыбкой, словно снималась для рекламы зубной пасты.
— Что это за народ? — шепотом осведомилась Бриджит у подруги.
— Рекламщики, парикмахеры, гримеры, стилисты, — ответила Нона. — Когда мою мать фотографировали для «Вэнити фэйр», народу было еще больше.
Из динамиков гремел рок. Стодики вдоль стен были уставлены фруктами и всяческой легкой снедью. Хотя Сибил то и дело смеялась, атмосфера в студии была накалена.
Каждый раз, как только Люк объявлял перерыв, к Сибил тут же слеталась туча народу. Один поправлял ей волосы, другой — грим, третий — тонюсенькие бретельки красного бюстгальтера и прозрачные трусики, едва прикрывавшие пышные округлости фотомодели.
Бриджит попыталась представить себя на месте Сибил. Было бы это забавным? Доставило бы это ей удовольствие?
Когда Сибил наконец ушла переодеваться, Люк приблизился к бару.
— Здравствуйте, леди, — бросил он, пробежав ладонью по ежику волос.
— Что за пожар? — спросила Нона. — Ты велел мне привезти Бриджит сию же секунду.
— Дайте мне закончить съемку, — ответил фотограф, — а потом, девочки, я угощу вас ужином.
— Но я договорилась встретиться с Заном, — возразила Нона. — А Бриджит измучена до предела. Она только что с самолета.
— Пусть твой жених тоже отправится с нами. Я, кстати, хотел, чтобы он там был.
— Но мы хоть можем съездить домой и переодеться? — проворчала Нона.
— Да-да, конечно. Я не думал, что съемка затянется так надолго. Вот что, девчонки, встретимся в «Марио»в восемь часов. Тогда обо всем и поговорим.
— О чем конкретно ты собираешься говорить? — нахмурилась Нона.
— А разве я вам не сказал? — равнодушно вздернул брови Люк, словно речь шла о сущей безделице. — «Джинсы Рок-н-ролл» хотят, чтобы их товар рекламировали Бриджит и Зандино. Ты была права, Нона, им суждено стать суперзвездами!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовая Лаки - Коллинз Джеки



где продолжение?!?!rnСуществует ли оно вообще?!
Неистовая Лаки - Коллинз ДжекиАлена
14.08.2013, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100