Читать онлайн Неистовая Лаки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовая Лаки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 119)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Неистовая Лаки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Начальница Ноны, Аврора Мондо Карпентер, была миниатюрной женщиной с водянистыми глазами и острыми высокими скулами. Глядя на нее, было невозможно определить, сколько ей лет, однако Нона по секрету сообщила Бриджит, что ее патронессе уже перевалило за семьдесят.
— Ни черта себе! — восхищенно присвистнула Бриджит. — Я еще не видела, чтобы какая-нибудь бабулька так классно выглядела.
Авроре принадлежал весь» Мондо «. Она сама создала этот журнал и руководила им на протяжении последней четверти века. Она была замужем за одним из ведущих нью-йоркских архитекторов и время от времени помещала о нем маленькие стыдливые заметки в своем журнале, утверждая, что у нее — самая счастливая в Нью-Йорке сексуальная жизнь.
Нона не испытывала перед патронессой обычного в подобных случаях благоговения, поскольку знала ее с детства. Аврора и ее мать были близкими подругами, поэтому сейчас Нона, нисколько не стесняясь, подвела к ней Бриджит.
— Это моя подруга Бриджит, — заявила девушка. — Она — самая крутая фотомодель в Лос-Анджелесе.
— Правда? — спросила Аврора, вздернув тонкие подкрашенные брови. — На скольких обложках вы появлялись, моя дорогая?
— Вообще-то я только недавно приехала из Европы, — лихорадочно соображая, сообщила Бриджит.
— В таком случае сколько раз вы появлялись на обложках в Европе?
— О, Господи! — быстро вмещалась в разговор Нона. — Их было так много, что не сосчитать!
— Почему же ты ничего не рассказывала мне о Бриджит раньше? — спросила ее Аврора.
— Так ведь ее не было в Штатах! Дело в том, Аврора, что мне в голову пришла блестящая мысль:» Мондо» должен первым воспользоваться ею. Ее здесь ждет большое будущее. Сам Мишель Ги собирается подписать с ней контракт!
Аврора благосклонно кивнула Бриджит:
— Приезжайте завтра ко мне в офис, дорогая. Я угощу вас чаем.
— С удовольствием! — с горящими от восторга глазами воскликнула та.
— И непременно захватите свой портфолио, — напомнила Аврора. — Хочу взглянуть, как вы выглядите на обложках. Кстати, не забудьте образцы фотопроб.
— Обязательно приду, — заверила ее Бриджит.
Как только девушки отошли достаточно далеко, чтобы их не могла слышать Аврора, Нона прошептала:
— У тебя есть снимки?
— Я думала, они мне не понадобятся.
— Что ты за дура! — зашипела Нона, тряся головой от возмущения. — Как можно было не подготовиться заранее! Теперь неудивительно, что все твои поиски оканчиваются пшиком.
— Можно подумать, я занимаюсь ими всю жизнь! — обороняясь, прошипела в ответ Бриджит.
— Ну ладно, разберемся. Меня осенила еще одна классная идея.
— Какая?
— А вот какая: я буду твоим менеджером.
— Ты? — не веря своим ушам, воскликнула Бриджит. — Что ты в этом понимаешь?
— А кто, интересно, представил тебя Авроре? Кто устроил твою встречу с Мишелем Ги? Кто организует тебе фотопробы?
— Ну, если ты об этом…
— Запомни, десять процентов гонораров — мои. Сейчас, правда, это — десять процентов от ничего, но… будем надеяться. По рукам?
— Думаю, можно попробовать, — растерянно согласилась Бриджит. В конце концов, ей было нечего терять, а выиграть она могла многое, поскольку не было другой такой пробивной девицы, как Нона.
Та кивнула, довольная ответом подруги.
— Вон — Люк Кесуэй. Говорить буду я сама. Он — гомик, и это хорошо. Он чересчур привередлив, и это плохо. Если начнет хамить, не обращай внимания.
Люк Кесуэй был невысоким, плотно сбитым мужчиной с коротким ежиком волос. На нем была шелковая рубашка от Версачи, мешковатые джинсы, белые кроссовки и круглые, словно совиные глаза, очки без оправы. В одном его ухе красовались две золотые сережки, в другом — маленький бриллиантик.
Нона представила Бриджит так же, как и в первых двух случаях, расписав ее как величайшую из великих, но Люк на это не клюнул.
— Ладно тебе. Нона, твоя подружка не позировала ни разу в жизни!
— Она — самая крутая в Лос-Анджелесе и в Европе, — не отступала Нона.
Люк вызывающе расхохотался.
— Кончай! Я не вылезаю из Лос-Анджелеса и ни разу ее там не видел. — Бросив на Бриджит проницательный взгляд, он обратился к ней:
— Признайся, ведь ты этим никогда не занималась?
Бриджит нервно провела ладонью по волосам, находясь в замешательстве и не зная, как дальше разыгрывать эту сцену.
— Верно, — призналась она наконец, — никогда.
— Люблю правдивых девочек, — сказал Люк, поправляя на переносице очки, которые то и дело съезжали на кончик носа. — Когда у меня будет время, сделаем несколько фотопроб. Должен признать, ты обладаешь определенным классом.
— Я же говорила тебе! — торжествующе обратилась к подруге Нона.
— Другое дело — проявится ли этот класс на снимке, — продолжал Люк. — В жизни некоторые девочки могут быть безумно хороши, но на снимках превращаются в безжизненных манекенов.
— Когда мы сможем этим заняться? — уцепившись за предоставившуюся возможность, спросила Нона. — Завтра у нее встреча с Мишелем Ги, а Аврора планирует поместить ее на обложку «Мондо».
— На следующие три недели у меня уже все забито, — ответил Люк. — Потом я уезжаю на Карибские острова и буду нежиться в блаженном безделье, валяясь на пляже и глазея на купающихся мускулистых мальчиков.
— О Боже, Люк! — взмолилась Нона — — Ну, сделай мне одолжение!
— Не могу, лапочка, — ответил фотограф, горестно тряся головой. — Занят по горло.
— А если прямо сейчас? — не отставала девушка. — Поехали к тебе в студию и сделаем несколько снимков — пусть даже ночью. Люк, ми-и-иленьки-ий, это так для меня важно! — жалобно пропела она.
— Какая же ты зануда! Ну, в точности как твоя мать, — тяжело вздохнул Люк.
— Нет, большей занудой, чем она, быть невозможно, — серьезным тоном возразила Нона. Он засмеялся.
— Хорошо, твоя взяла. — И, повернувшись к Бриджит, спросил:
— Ты готова?
Еще бы! Вот он — тот шанс, который она так долго ждала!
— Тогда поехали.
— Могу я захватить своего жениха? — спросила Нона.
— Я и не знал, что ты помолвлена.
— Он — просто прелесть. Ты обязательно в него влюбишься, но только не вздумай отбить его у меня!
— Ладно, бери его с собой, если уж так хочешь. Пусть только не открывает рот.
— Какой ты злой. Люк!
— Что ты сказала?
— Молчу.
Студия Люка Кесуэя располагалась в Сохо — рядом с райончиком Трайбика. Бриджит, Нона и Зандино поехали в такси, последовав за Люком, который рванул вперед на собственной машине и немедленно скрылся из виду.
— Класс! — восхищенно проговорила Нона, когда они выбрались из такси. — Люк — самый крутой!
Зандино позвонил у входной двери. Через несколько секунд послышался зуммер и щелчок открывшегося электрического замка. Все трое вошли в открытый грузовой лифт и поднялись на верхний этаж индустриального здания.
— Добро пожаловать, детки, — приветствовал их Люк, стоя в проеме тяжелой стальной двери.
— Мы — здесь! — крикнула Нона. — И готовы ринуться в бой.
— Вижу, вижу, — проворчал Люк, пропуская их в студию огромных размеров.
— Ну и местечко! — присвистнула Бриджит, разглядывая фотографии всех известных ей супермоделей, которыми были увешаны белые стены.
— Кто хочет выпить? — спросил у компании Люк.
— Я не пью, — откликнулась Бриджит, все еще не в силах оторвать глаз от снимков. Она думала, удастся ли и ей когда-нибудь добиться такой же славы, какой пользовались эти девушки.
— А я хочу, — сказала Нона. — Бурбон с водой.
— Слишком взрослый напиток для ребенка, которого я знаю с тех пор, как ему было двенадцать, — пробурчал Люк, подходя к белому бару со стеклянными дверцами.
— А я уже вполне взрослый ребенок, — парировала Нона.
— Да уж, я вижу.
— Кстати, Люк, познакомься с Зандино. Он — мой жених.
Люк обернулся к чернокожему парню.
— Пьешь?
— Кока-колу, пожалуйста, — просиял тот широкой улыбкой.
Люк покосился на африканца.
— Симпатичное платьице, — заметил он.
— Национальная одежда, — пояснил Зандино, продолжая сиять. Нона хихикнула.
— Мы подумали, что мои старики свихнутся, если он придет в этом на сегодняшний прием.
— Чтобы Эффи и Юл свихнулись? Черта с два! — усмехнулся Люк. — Они — самая либеральная пара в Нью-Йорке. И самая интересная.
— Ага, это уж точно, — согласилась Нона. Фотограф вручил гостям напитки, а затем отступил назад и окинул Бриджит долгим критическим взглядом.
— Ладно, — наконец сказал он. — Для чего мы сюда приехали?
— Ты же фотограф, — напомнила ему Нона. Люк пропустил ее реплику мимо ушей.
— Хорошо, детка, — обратился он к Бриджит. — Скинь-ка свои туфельки и встань перед камерой — вон там.
Девушка сбросила с ног «лодочки» от Бланика и встала перед гладким экраном из синей ткани, служившим фоном для съемки.
С помощью пульта дистанционного управления Люк включил стереосистему, и студию наполнил глубокий голос Анни Леннокс.
Теперь, оказавшись наконец, перед объективом камеры, Бриджит вдруг почувствовала, что ее уверенность в своих силах тает, словно сосулька на солнце. Она внезапно ощутила себя неуклюжей и не знала, куда девать руки.
— Главное — расслабься, — велел Люк, заряжая пленку в два фотоаппарата. — Сначала отщелкаем парочку черно-белых катушек, потом — несколько цветных и поглядим, что из этого выйдет. Ничего страшного. Не нервничай, смотри на меня.
Бриджит попыталась мысленно нарисовать картину: вот она, в наряде от лучшего модельера, небрежной легкой походкой идет по парижским тротуарам вдоль набережной и окидывает презрительным взглядом прохожих — жалкие червяки! При виде нее они должны падать замертво!.. Нет, не помогает. Ей все равно было очень страшно перед камерой.
— Представь себе, что фотоаппарат — это твой любовник, — приказал Люк, прильнув к видоискателю. — У тебя есть любовник?
— А как же! — с возмущением в голосе солгала девушка.
— Отлично. Так вот, постарайся увидеть его в объективе. Заставь поработать свои очаровательные глазки, позволь волосам упасть на лицо… вот так… опусти голову вниз. Поглядим, можно ли здесь сотворить какое-нибудь чудо.
Бриджит принялась позировать, и по мере того, как музыка обволакивала ее существо, она почувствовала, что постепенно втягивается в это занятие.
Через некоторое время Люк начал покрикивать:
— Будь естественной! Естественной! — орал фотограф. Он уже отснял несколько катушек, но снова ухватился за «полароид»и опять принялся щелкать затвором.
Нона и Зандино стояли рядом, стараясь приободрить Бриджит.
Примерно через час кипучей деятельности Люк решил, что пора закругляться.
— Думаю, хватит, — объявил он, зевнув и потянувшись. — Что бы там ни получилось, мы это сделали.
— Когда будут готовы снимки? — спросила Нона.
— Позвоните утром моему помощнику. Бриджит все еще была возбуждена. Она вновь принялась расхаживать по студии, в восхищении разглядывая развешанные по стенам фотографии. Помимо прославленных манекенщиц, то тут, то там встречались и другие знаменитости: Сильвестер Стал лоне в ковбойской шляпе, Уинона Райдер в красном топике, Джон Бон Джови с обнаженным торсом…
— Вы знакомы со всеми этими людьми? — восхищенно обратилась она к Люку.
— Конечно, знаком, — ответила за фотографа Нона, беря в руки увеличенный снимок Робертсон и Нейчер — еще двух знаменитых манекенщиц, — на которых не было ничего, кроме туго обтягивающих джинсов. Обе девушки прикрывали ладонями обнаженные груди.
— Вот это картинка! — восхищенно воскликнула Нона.
— Да, — согласился Люк. — Я делаю рекламную кампанию для «Джинсов Рок-н-ролл». Слыхали о таких?
— Не-а…
— Еще услышите. Они еще обскачут и Гесса, и Келвина Кляйна, вместе взятых.
— Вполне возможно, — охотно согласилась Нона. — Вот только одна вещь, Люк, — добавила она, внимательно изучая снимок. — В этой рекламе нет ничего необычного. Две девушки, о которых мечтает любой парень, — все это было уже миллион раз. Тут нет никаких открытий. Робертсон и Нейчер уже обошли все обложки — от «Вог» до «Аллюр». Использовать их для чьей-либо рекламной кампании — все равно, как… удивлять кого-то старыми новостями. — Девушка помолчала, глядя на фотографа невинными глазами. — Ты ведь не обижаешься на мои слова, правда?
— Не правда, — ответил Люк, недовольный критическим замечанием в свой адрес.
— Но ведь я права.
Он сердито ткнул пальцем в дужку очков, водрузив их обратно на переносицу.
— Сделай мне большое одолжение, Нона, будь права где угодно, только не здесь.
— Ты слишком упертый. Люк. Я знаю, что говорю, потому что смотрю на все это с точки зрения покупателя.
На лице маэстро появилось озабоченное выражение. Он подозрительно глянул на Нону.
— Ты хочешь сказать, что не купила бы такие джинсы только потому, что уже видела этих манекенщиц в других рекламах и другой одежде?
— Вот именно, — дернула плечиком девушка.
— Какая же ты все-таки задница. Нона! — с возмущением фыркнул Люк. — И всегда ею была!
— Может быть, но зато я — честная задница. — Выдержав долгую паузу, она закатила глаза и задумчиво добавила:
— Вот если бы эти джинсы были на Бриджит…
— Ага, я разгадал твою игру! Ты хочешь, чтобы я снял в них твою подругу?
— А что ты от этого теряешь? — широко раскрыла глаза Нона. Люк тяжело вздохнул.
— Ладно, Бриджит, иди в примерочную. Там лежит целая кипа джинсов. Выбери себе по размеру, надень и возвращайся сюда. Топлесс .
— Голой я сниматься не буду! — возмутилась Бриджит. Может, Люк Кесуэй и великий фотохудожник, но раздеваться она не собиралась ни перед кем.
— Прикроешь сиськи ладошками, — сказал Люк. — Будешь делать в точности то, что те двое на снимке.
— Давай, — кивнула ей Нона, стремясь приободрить подругу. Легко ей говорить! Не ей же предлагают раздеваться!
Бриджит прошла в примерочную, подобрала джинсы себе по размеру и втиснулась в них. Поначалу, положив руки на обнаженную грудь, она почувствовала себя полной идиоткой, а затем подумала: в конце концов, время от времени почти всем манекенщицам приходится частично обнажаться. Кроме того, ведь не для «Плейбоя» же она позирует!
Некоторое время спустя девушка вышла из раздевалки, прикрывая груди руками, и встала в ожидании дальнейших инструкций.
— Хорошо. Становись туда, — велел Люк, показав ей на другой задник, представлявший собой полог, раскрашенный под кирпичную стену. — Встань лицом к стене, расставь ноги. Когда я скомандую, резко повернешься ко мне. Бриджит сделала все, как он сказал. Люк приник к видоискателю, что-то невнятно бормоча.
— Отлично, Бриджит. Опусти пониже голову, подними глаза и оближи губы. Вот так!
Зандино, стоявший сбоку, похвалил:
— Хороший ракурс. Люк поглядел на него.
— Тебя когда-нибудь снимали? — спросил он.
— В альбом, после выпускного вечера в школе.
— Есть идея, — проговорил, отворачиваясь, Люк. — Как у него тело, Нона?
— Закачаешься! — вздернула та большой палец.
Люк ухмыльнулся.
— Так я и подумал. У нас с тобой всегда были схожие вкусы, даже когда тебе было всего двенадцать. — Он вновь обернулся к Зандино:
— Иди в раздевалку и подбери себе джинсы по размеру.
— Верно, Зан, иди, — одобрила Нона и ободряюще подтолкнула жениха в спину. — Это только для смеха.
— Правда? — неуверенно спросил тот.
— Не сомневайся, — заверила его Нона. Через несколько минут Зандино вышел из примерочной. Тело у него и впрямь было на зависть: стройное, мускулистое, приятного шоколадного цвета. Джинсы сидели на нем как влитые.
— Ух ты! — восторженно выдохнула Нона, показывая на его ширинку. — Твое богатство так и прет наружу.
Зандино насупился.
— Расслабься, дурачок, — успокоила его девушка. — Этим можно только гордиться.
— Ладно, начнем, — объявил Люк, проведя ладонями по ежику волос. — Встань рядом с Бриджит. Поглядим, как вы друг с другом сочетаетесь. Повытворяйте что-нибудь перед объективом.
— Что повытворять? — хмуро осведомилась Бриджит. Ей не понравилось, что Зандино влез на ее территорию.
— Ну, не знаю… Встаньте спиной к спине, лицом к лицу. Ты, Зан, положи руки ей на сиськи. Придумайте сами… Нам нужно что-нибудь новенькое.
— Минутку! — вмешалась Нона. — Его руки — на ее сиськи? Забудь об этом!
— Слушай, разве не ты сама говорила мне, что являешься ее менеджером? В таком случае сообрази: это может сработать.
— Ага, — озаренно кивнула Нона, — улавливаю твою мысль. Черное и белое… «Джинсы Рок-н-ролл».
— Точно! — с воодушевлением воскликнул маэстро. — Что такое рок-н-ролл? Черная музыка и белая музыка. Как раз то, что нам надо!
Поначалу они были напряжены, недоверчиво поглядывали на Нону и Люка.
— Да расслабьтесь же вы наконец! — нетерпеливо заорал фотограф. — А то стоите, как два пенька!
«Расслабьтесь! Хорошо ему говорить, — подумала Бриджит. — Не ему же стоять перед камерой, пока невесть кто будет щупать его за сиськи! Впрочем, у него и сисек-то нет». Бриджит пребывала в полной растерянности.
Из динамиков неслась песня Стинга. Постепенно они в самом деле расслабились, и работа пошла. Люк двигался быстро, работая несколькими аппаратами попеременно и снимая один ролик за другим. Вскоре Бриджит поймала себя на том, что ей нравится это занятие. Позировать было нелегко, но увлекательно. Под конец все ощущали себя полностью выжатыми.
— Ф-фу-у! — устало выдохнула Бриджит, хватая полотенце. — Я просто умираю… Но до чего же здорово! Страшно интересно!
— Не радуйся раньше времени, — предупредил Люк. — Вполне может оказаться, что мы только попусту теряли время.
— Нет, — уверенным тоном заявила Нона. — Это будет классная работа. Вот увидишь, Люк, я никогда не ошибаюсь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовая Лаки - Коллинз Джеки



где продолжение?!?!rnСуществует ли оно вообще?!
Неистовая Лаки - Коллинз ДжекиАлена
14.08.2013, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100