Читать онлайн Неистовая Лаки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовая Лаки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 119)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовая Лаки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Неистовая Лаки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Давай остановимся. Я хочу выпить, — предложил Алекс. Он чувствовал, что нервы его уже на пределе.
— А если мы опоздаем к твоей маме? — вскинулась Тин Ли.
— Ничего, подождет. — Горло у Алекса было шершавым, как наждачная бумага. Ему на самом деле было необходимо чего-нибудь выпить. Перед выездом из дома он проглотил таблетку валиума и выкурил половину «косяка», но этого было явно недостаточно, чтобы пережить грядущий вечер.
— Как хочешь, — сказала Тин Ли. Девушка была покладистой. Они несколько раз выходили «в люди», и не было случая, чтобы она стала ему чем-то докучать. Алекс любил это качество в женщинах. Спокойное понимание того, что мужчина всегда прав. Никакого феминистского дерьма.
В постели она тоже была покорной, занимаясь только им и совершенно не заботясь о собственном удовольствии. Нет ничего хуже женщины, ожидающей равноправия везде и всегда — особенно в спальне.
Он оставил четырехдверный «мерседес» на попечение привратника «Беверли-Риджент»и вошел в бар. Тин Ли семенила следом. Чтобы угодить мамочке, он сегодня не поехал на своем «порше».
Они сели на обитую плюшем банкетку у стены. Девушка заказала клюквенный сок, объяснив, что не любит алкоголь. Алекс потребовал для себя двойной скотч со льдом и зажег сигарету. Он был подвержен всем грехам и знал это. Он слишком много курил, слишком много пил, «катал колеса»и баловался «травкой». Похвастать Алекс мог только двумя достижениями: он бросил нюхать кокаин и баловаться крэком. Даже для Алекса Вудса существовала опасная черта, переступать которую было нельзя. Его врач объяснил, что если он не расстанется с серьезными наркотиками, то вряд ли доживет до своего пятидесятилетия. Алекс это твердо усвоил.
Тин Ли деликатно кашлянула. Он продолжал курить.
— Алекс, — сказала она, кладя миниатюрную ладошку на его колено, — тебя что-нибудь беспокоит?
Нет, хотелось сказать ему, ничего такого, что не компенсировалось бы скоропостижной кончиной моей мамочки.
— Меня? Беспокоит? С чего ты взяла? — переспросил он, чувствуя зуд охватывающего его раздражения.
— Я не знаю. Потому и спрашиваю. — Последовала тоскливая пауза. — Это связано со мной?
У Алекса сейчас не было ни малейшего желания обсуждать «их отношения», но он чувствовал, что такой разговор назревает. Женщины всегда и все неизменно принимают на свой счет.
— Отнюдь. С тобой все в порядке, — заверил он ее как можно более искренним голосом, надеясь удержать девушку от дальнейших приставаний.
— Но тогда в чем же дело? — печально спросила Тин Ли. У нее не хватало ума, чтобы вовремя остановиться и сменить пластинку. — Может быть, ты грустишь из-за того, что после того первого раза мы больше не занимались любовью?
Твою мать! Все — как всегда. Разговоры, разговоры, разговоры. Секс, секс, секс. Неужели эти бабы не способны думать ни о чем другом!
— Я тебе не нравлюсь, Алекс? — не отставала Тин Ли, вертя узкий золотой браслет на тонком запястье левой руки.
Обдумывая ответ, Алекс поднес к губам бокал и отпил несколько больших глотков скотча. Следует быть поаккуратнее. Сегодня вечером она ему нужна.
— Нет, милая, дело вовсе не в тебе, — проговорил он наконец. — Дело во мне. Перед тем как начать съемки нового фильма, я всегда нахожусь в напряженном состоянии. Слишком много всего вертится в голове.
— Для эмоциональной разгрузки очень хорош секс, — уверенно заявила Тин Ли. — Может быть, сегодня ночью я сделаю тебе массаж, и это поможет тебе разрядиться. Очень… интимный массаж.
Она стремится сняться в его фильме — в этом сомнений быть не могло. А почему бы и нет? Каждый из людей к чему-нибудь стремится.
В бар вошла темноволосая женщина. Когда она проходила мимо, Алексу на какое-то мгновение показалось, что это — Лаки Сантанджело. Что-то в том, как она двигалась, было знакомо ему.
Но нет, Лаки была гораздо красивее — своей необузданной, таинственной красотой.
— Еще один бокал, и поедем дальше, — сказал Алекс, знаком подзывая официанта.
— Как скажешь, — покорно ответила Тин Ли.
— Откуда он здесь взялся?!
Разъяренного шепота Купера было вполне достаточно, чтобы Лесли почувствовала глубочайшее удовлетворение.
— А почему бы ему здесь не быть? — вкрадчиво осведомилась она.
— Ты же знаешь, он хочет тебя трахнуть! — продолжал кипятиться Купер.
— Меня хотят трахнуть очень многие мужчины, — невозмутимо парировала Лесли. — Из этого вовсе не следует, что я собираюсь лечь с ними в постель. — Она приветственно помахала рукой известному певцу в стиле кантри и его невзрачной жене, которые только что вошли в ее дом. — Извини, Купер, я должна встречать гостей, — бросила она, внутренне ликуя оттого, что ей все же удалось его завести.
Купер смотрел ей вслед. Лесли шла в своем умопомрачительном платье, добрая половина ее тела была выставлена напоказ. Он знал, что все это она делает обдуманно, специально для него, поскольку он пришел сюда с Венерой, и тем не менее почувствовал приступ неподконтрольной ревности.
Тем временем Венера устроилась возле бара и вовсю очаровывала Феликса Циммера. Этот стареющий продюсер был известен тем, что при первой же встрече с любой женщиной начинал рассказывать своей собеседнице, что его любимым блюдом является женская «писюня».
— Эй, дорогой! — окликнула она Купера, подзывая его жестом. — Ты знаком с Феликсом?
— Еще бы, — с тонкой улыбкой сказал тот. — Именно я научил его всему тому, чем он сейчас хвастается на каждом перекрестке.
Венера засмеялась, а Куперу подумалось, что сегодня вечером она выглядит особенно привлекательной — в свободном расшитом золотом брючном костюме и с волосами, небрежно заколотыми наверху. «Пожалуй, нужно и впрямь проводить побольше времени дома», — решил он.
Компания у Лесли собралась разношерстная: Феликс и Мюриель (поговаривали, что она является его «лесбийской женой»), певец в стиле кантри с супругой, Купер и Венера, режиссер, снимающий порнографические фильмы, со своей молоденькой любовницей, мрачного вида женщина, разработавшая наряды для телешоу, выдвинутого на премию «Эмми», и Джефф Стоунер.
Купер подозревал, что весь этот спектакль был поставлен Лесли специально ради него. По каким-то своим извращенным соображениям она захотела, чтобы на нем присутствовала и Венера.
На секунду он испытал чувство вины. Как бы ощущал себя он, если бы подобное сделала с ним Венера?
Нет, она бы так не поступила. Пусть в своих видеоклипах и фильмах Венера выглядела сверхсексуальной и чувственной, но в обычной жизни она являлась идеальной, верной и преданной женой. Он мог доверять ей целиком и полностью. И он ей доверял.
— Мой сын, — объявила Доминик Вудс, поведя в воздухе пальцем, унизанным бриллиантами. — Когда-то он выглядел самым мужественным человеком во всем мире, почти как его отец. А теперь? Посмотрите-ка на него! Время не пощадило моего бедного Алекса.
— Простите? — вежливо переспросила Тин Ли, шокированная беспардонностью престарелой леди.
— Это правда, милочка, — непререкаемым тоном продолжала Доминик. — Он обладал большим дарованием, вполне достаточным для того, чтобы, подобно своему отцу, стать знаменитым актером. Трагедия состоит в том, что он похоронил свой талант.
— Я никогда не хотел быть актером, — угрюмо проговорил Алекс, — и всегда мечтал ставить фильмы.
— Какой позор! — возвысила голос Доминик. — Как актер, ты мог бы чего-нибудь достичь, добиться настоящего признания.
Господи всемогущий! Шесть выдвижений на «Оскара» не значили для нее ровным счетом ничего! Эта женщина и впрямь жаждала крови.
— Как бы то ни было, сейчас об этом поздно говорить, — не унималась Доминик. Рот ее искривила жестокая складка. — Ты утратил «товарный вид» уже много лет назад, а скоро потеряешь и последние волосы.
Каждый раз — одно и то же. Что же с ней творится, черт бы ее побрал! Любому человеку было достаточно одного взгляда на Алекса, чтобы убедиться: волосы у него темные, вьющиеся и густые. Ни единого признака грядущего облысения не было и в помине.
Его мать просто больная. Она получает какое-то извращенное удовольствие, втаптывая его в грязь. А что остается делать ему? Только пропускать ее глупые комментарии мимо ушей. Психотерапевт Алекса сказал ему, что воевать с ней бессмысленно.
— У Алекса превосходные волосы, — мужественно бросилась на его защиту Тин Ли.
— Только до поры до времени, — ехидно возразила Доминик. — Дело в том… — она выдержала многозначительную паузу, — что облысение передается в этой семье по наследству. Его дедушка был лысым, как зад у павиана.
— В возрасте восьмидесяти пяти, — пробормотал Алекс, беря еще один бокал с виски.
— От времени не убежишь, — проговорила мать. — Я сражаюсь с ним каждый день. — Теперь она уже изображала застенчивость. — И побеждаю. — Доминик пристально уставилась на Тин Ли. — Разве вы не видите, что я побеждаю, милочка?
Слишком ошеломленная, чтобы что-то ответить, Тин Ли ограничилась кивком. Алекс бросил на мать долгий холодный взгляд. Она выглядела худой и элегантной. На ней было модное платье, а редеющие волосы скрывал коротко подстриженный черный парик. Портило Доминик лишь обилие макияжа — для женщины ее возраста это было чересчур. От пудры кожа старой дамы была белой, как алебастр, губы — ярко-кровавого цвета, а глаза — обведены черными кругами. Это придавало ей немного драматический вид — эдакая Норма Десмонд. Издали она еще могла бы сойти за женщину под шестьдесят, но с близкого расстояния — извините… Насколько было известно Алексу, мать уже дважды делала подтяжку лица. Даже в семьдесят один год внешность для нее была всем.
Алекс часто размышлял: какой червь точит ее изнутри и за что она отыгрывается на нем? Может, за то, что его отец умер, оставив ее одну с ребенком на руках? Или — потому что она больше не вышла замуж? Сама Доминик не уставала твердить, что ответственность за женщину и чужого ребенка не готов на себя принять ни один мужчина на свете. На протяжении многих лет она то и дело напоминала ему: «Кому я была нужна с сыном, которого еще предстояло ставить на ноги! В том, что я одна, виноват только ты. Не забывай об этом, Алекс».
Как он мог об этом забыть, если она напоминала ему об этом постоянно!
К счастью, у нее никогда не было недостатка в деньгах. И она никогда не тратила их на него. А он этого и не хотел.
Тин Ли поднялась на ноги.
— Мне нужно в дамскую комнату. У Доминик хватило такта, чтобы подождать, пока Тин Ли отойдет подальше, прежде чем начать свое обычное критиканство.
— Разве у тебя нет ни одной приличной американской девушки, Алекс? Не сомневаюсь, что для выхода в свет ты вполне мог бы найти какую-нибудь актрису, снимавшуюся в твоих фильмах. Почему ты всегда появляешься на людях с этими азиатскими бабами? Они приезжают сюда в поисках красивой жизни, но ты, я полагаю, знаешь, что у себя на родине они, как правило, дешевые уличные проститутки.
— Ты сама не знаешь, о чем говоришь, — ответил он. Сейчас его заботило одно: только бы не взбеситься от ее глупости!
— Я прекрасно знаю, — ответила Доминик, постукивая по столу ногтем, напоминающим коготь. — Из-за тебя я уже превратилась в посмешище в своем женском бридж-клубе.
— Из-за меня?
— Да, из-за тебя, Алекс. Они читают о тебе статьи в бульварной прессе и рассказывают мне ужасающие вещи.
— Какие, например?
— Почему ты не можешь завести себе порядочную американскую девушку?
Сколько же раз между ними уже происходил этот разговор!
Сколько раз, не сдержавшись, он взрывался и начинал на нее орать!
Однако после нескольких лет общения с психотерапевтом Алекс наконец понял, что оно того не стоит. Все, что говорила эта женщина, было лишено какого-либо смысла, и теперь он просто не воспринимал ее жестокие выпады.
К концу ужина Алекс был совершенно пьян. Они вышли из ресторана, и Тин Ли молча скользнула за руль его «мерседеса».
— Я сам поведу, — промычал он, пошатываясь на тротуаре возле машины.
— Ты не можешь, — вежливо, но твердо ответила девушка. — Садись назад, Алекс.
— Умненькая девочка, — промурлыкала его мать, залезая на переднее сиденье.
Как будто она что-нибудь знает! Да ни хрена она не знает! Nada . Дерьмо! Озлобленная изуверка! Стерва, до самых ушей наполненная ненавистью! И при всем этом она — его мать, а значит, он должен ее любить. Разве не так?
Алекс завалился на заднее сиденье машины и тупо молчал всю дорогу — до тех пор, пока они не высадили Доминик возле ее дома на Догени.
— Было очень приятно познакомиться с вами, миссис Вудс, — сказала на прощание Тин Ли. Эта девушка обладала безупречными манерами.
Доминик равнодушно кивнула.
— А мне — с вами, милочка. — Она помолчала и добавила:
— И все же прислушайтесь к совету старшей и более мудрой женщины:
Алекс вам не пара. Он слишком стар. Будьте умной девочкой и найдите себе молодого человека своего возраста.
Вот уж спасибо, мамочка! Шла бы ты в жопу!
Доминик вошла в подъезд, ни разу не обернувшись.
— Она… гм… очень милая, — проговорила Тин Ли, тщательно подбирая слова.
Алекс на заднем сиденье заржал, как жеребец.
— Не более милая, чем моя задница! Она — старая сука, и ты это прекрасно поняла.
— Алекс, не говори так, пожалуйста, про свою мать. Это — плохая карма.
— Насрать мне на карму! — заплетающимся языком сказал он, приподнявшись на сиденье и обхватив сзади ее маленькие груди. — Отвези меня домой, детка, и я покажу тебе, на что способен старый лысеющий придурок. Я наполню твой мир светом!
Джефф Стоунер кружил по комнате, приглядываясь к тому, что происходит вокруг.
Купер внимательно следил за ним, понимая и предчувствуя каждое его движение. Когда-то он тоже был таким — честолюбивым и жадным до развлечений. Выражение лица Джеффа было хорошо знакомо Куперу и очень ему не нравилось. Купер знал: если он не предпримет что-нибудь, сегодня ночью этот парень наверняка окажется в постели Лесли. Она выглядела слишком ослепительной, чтобы оставить ее одну после того, как все разойдутся.
Купер заранее знал, как будет действовать Джефф. Он останется на «чашечку чаю», станет осыпать ее комплиментами, заставит ее говорить только о себе, а затем трахнет! Помимо того, что Лесли — роскошная женщина, она еще и кинозвезда, к ней прислушивается режиссер, и ей без особого труда удалось бы превратить эпизодическую роль Джеффа чуть ли не в главную.
— Что-то не так? — нарушила течение его мыслей Венера, положив на плечо мужа руку без единого украшения. Вконец утомленная сексуальными излияниями Феликса, она едва отделалась от него.
— Нет, все в порядке, — рассеянно ответил Купер.
«Подонок! — подумала Венера. — Жалкий лживый подонок!»
— Где здесь туалет? — спросила она. Коварный вопрос! Однако Купер был достаточно опытен, чтобы не угодить в эту ловушку.
— Откуда мне знать, — равнодушно ответил он. — Я тут никогда прежде не был.
Грандиозная ложь. Когда съемки фильма только начинались, они с Лесли провели здесь несколько бурных вечеров.
— Пойдем, поможешь мне его найти, — обратилась Венера к мужу, потянув его за рукав. Они вышли в холл и обнаружили туалет рядом с входной дверью. — Зайди вместе со мной, милый, — попросила она.
Следом за ней Купер вошел в увешанное зеркалами помещение.
Она обернулась и заперла дверь.
Купер поглядел в зеркало. У него действительно был усталый вид. После того, как будут закончены съемки, надо как следует отдохнуть.
Без малейших колебаний Венера обвила шею мужа руками, прижала его спиной к мраморной раковине и стала соблазнительно водить языком по его губам.
Купер сделал слабую попытку отстраниться.
— Я так хочу… — призывно шептала она. — Порадуй меня, милый, подари мне хотя бы немного того, что я мечтаю иметь целую ночь напролет…
Ее рука молниеносно скользнула вниз, расстегнула ширинку его штанов и принялась высвобождать красу и гордость Купера из ткани его дорогих трусов от Келвина Кляйна.
— Чудесно… — засмеялась она горловым смехом, ощупывая то, что было вполне явственным ответом на ее ласки. — Просто чудесно.
Венера могла бы возбудить даже гранитную статую!
Она опустилась на колени, и в то же мгновение Купер позабыл и о Лесли, и о Джеффе. Его жена была очень опытной женщиной. Очень…
— Боже! — простонал он, выгибаясь назад, когда ее язык принялся летать по головке его члена.
— Ш-ш-ш… — Она подняла ладонь и прикоснулась к его губам, веля замолчать. — Мы же не хотим, чтобы нас кто-нибудь услышал.
Прошло еще несколько секунд легких касаний языком, после чего торчащая гордость Купера Тернера целиком исчезла во рту Венеры, и для него перестало существовать все на свете, кроме горячих волн, прокатывавшихся по всему телу. Она высасывала скопившееся внутри него желание, оставляя опустошенным и расслабленным от пережитого наслаждения.
Все это заняло не больше трех минут. Быстрый секс, как и быстрая трапеза, могут иногда подарить гораздо большее удовлетворение, нежели самые причудливые изыски.
— Боже мой! — воскликнул он. — Вот это да! Венера поднялась на ноги, вынула из стоявшей на полочке коробки салфетку «Клинекс»и изящным движением вытерла рот.
— Мне показалось, что ты напряжен, Куп. Я захотела помочь тебе расслабиться.
— Ты просто потрясающая! — рассмеялся он.
— Стараюсь угодить тебе, — сказала она, рассматривая себя в зеркале.
— Что ж, у тебя это великолепно получается, — сладко потянувшись, ответил Купер.
— Тебе бы меня не хватало, если бы мы не были женаты, правда, Куп? — насмешливо спросила Венера, глядя на его отражение в зеркале.
Повернувшись к жене, он обнял ее и крепко прижал к себе.
— Мне не хватает тебя каждую минуту, когда мы не вместе. — В бой был брошен весь арсенал знаменитого обаяния Купера Тернера.
Врет, грязный сукин сын!
Венера мягко отстранилась.
— Пожалуй, нам пора возвращаться. Не сомневаюсь, в запасе у Феликса есть еще многое, что он хочет поведать мне о своем выдающемся языке.
— Да какие там языки… — пренебрежительно проговорил Купер. — Вот когда сегодня мы вернемся домой…
— Да?
— Тогда и увидишь, — уверенно пообещал он.
— Увижу?
— О, да, увидишь. Я ведь у тебя в долгу. Он застегнул «молнию» на брюках, последний раз взглянул в зеркало и отпер дверь.
— Давай уедем сегодня пораньше, дорогая. Мне не терпится остаться с тобой наедине.
— Как скажешь, — откликнулась Венера, оставаясь покорной до конца. — Все, что только ты захочешь…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовая Лаки - Коллинз Джеки



где продолжение?!?!rnСуществует ли оно вообще?!
Неистовая Лаки - Коллинз ДжекиАлена
14.08.2013, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100