Читать онлайн Мир полон разведенных женщин, автора - Коллинз Джеки, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мир полон разведенных женщин - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мир полон разведенных женщин - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мир полон разведенных женщин - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Мир полон разведенных женщин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Клео поехала домой, уложила чемоданы, помылась, переоделась и к четырем была в офисе.
Ей передали, что срочно просил позвонить Майк и было два звонка от Джинни. Ни тому, ни другому Клео не перезвонила. Она проверила, все ли готово к ее поездке, и сделала несколько рабочих звонков.
В пять Рассел Хейс послал курьера узнать, есть ли у нее время подняться к нему в офис. Рассел был издателем и владельцем журнала «Имидж», который посылал Клео в Европу. Он был щуплым, нервным человеком с привычкой, от которой становилось неловко, грызть ногти… на двух или трех пальцах разом. Он носил розовые рубашки и тесные итальянские костюмы, и после трех жен довольствовался тем, что демонстрировал статных подружек, которые заходили за ним в офис.
– …вет, Расс, – сказала Клео. Она совсем упала духом. – Что случилось?
– Просто хотел узнать, нет ли каких проблем?
– Все в порядке. Полностью уложилась и готова к отъезду. Вообще-то сейчас удивишься – чемодан у меня с собой и я думаю, нет ли возможности улететь сегодня вечером?
Рассел постучал серебряным карандашом по компьютеру.
– Мои планы, дорогуша, не путай. О тебе готовы как следует позаботиться завтра, машины заказаны в оба конца, да и суеверен я…НИКОГДА не меняй рейс. К тому же я хочу, чтоб ты пошла с мной на прием в честь Ричарда Уэста. Ведь ты обещала.
Клео совсем забыла. Журнал «Имидж» купил авторское право на публикацию книги Ричарда Уэста.
Рассел коротко улыбнулся – щеки сложились гармошкой.
– Книга Уэста будет номер один… вот увидишь. Секс… Пояснения… лучше и не назовешь. – Он многозначительно добавил. – Я об этом подумал, знаешь ли.
– Знаю, – отозвалась Клео с улыбкой. Рассел ей нравится, у них хорошие деловые отношения, хотя как-то он пробовал пойти дальше. Клео отделалась от него шутками и теперь, на ее взгляд, они настоящие друзья.
– Майк идет на прием? – спросил Рассел. Он и Майку был другом.
– А что? – возразила Клео.
– Как это… а что?
– Нет, не идет.
– У вас все в порядке?
– Раз уж ты спрашиваешь… – она замялась. – Нет, не в порядке. Все паршиво.
– Я оставил трех, узнаю приметы. – Он вышел из-за стола и обнял ее.
– Чувствую себя неудачницей, – сказала она беспомощно.
– Рассказывай.
Она покачала головой.
– Если начну об этом, то скорее всего разревусь. В любом случае, это – конец, и я ушла из дома, и, Боже мой, вспомнила. Мне нужна гостиница на эту ночь.
– Если хочешь, останавливайся у меня.
– Мы друзья, так ведь? Друзья мне нужны, поэтому лучше – гостиница.
– Велю секретарше, чтобы это устроила, ни о чем не беспокойся.
На столе у него зазвонил внутренний телефон, и секретарь из приемной сказала, что доктор Ричард Уэст – внизу.
– Пусть поднимается, – сказал Рассел. – Ты можешь с ним познакомиться, Клео, и все вместе в моей машине поедем на прием. Как?
– Хорошо. Можно воспользоваться твоей ванной?
– Не церемонься.
Клео закрылась в маленькой обшитой дубом комнатке, примыкающей к кабинету Рассела, и уставилась на себя в зеркало. Грим безупречен, поскольку только днем положен заново. Она подкрасила веки красновато-лиловыми тенями, от чего овальное лицо стало бледнее.
«Какая у тебя потрясающая кожа», – впервые сказал ей Майк, когда они познакомились.
Она расчесывала длинные темные волосы и вспоминала, как Майк впервые ее раздел. С самого начала их тянуло друг к другу только сексуально, а когда секс перестал волновать, началась полоса неудач.
Сколько бы продержались такие отношения? Сколько лет надо делать вид, что лучше ничего и быть не может? Конечно, бывает хорошо, но есть и другое, о чем Майк знать не хочет. Дети. Клео вздохнула. Детвору она всегда любила и всегда воображала, что детишек у нее будет много. Когда Майк сказал – надо подождать, казалось – разумно. Она не из тех женщин, кто с удовольствием думает о всех тех нудных месяцах, что вылетят в трубу. И когда он сказал, давай подождем, Клео согласилась, подразумевая срок: год или два. Постепенно до нее дошло, что детей-то Майк и не любит, не говоря уже о том, чтобы хотеть своих.
Когда однажды в воскресенье в постели после любви она его спросила, Майк ответил:
– Да, радость моя, не скажу, что в восторге от такой идеи. Чтобы какой-то сопливый урод влез в нашу жизнь… кому это нужно? И беременные дамы меня не возбуждают… да я их видеть не могу.
Не с той ли минуты все пошло наперекосяк?
Клео вернулась в кабинет Рассела, и он представил ее Ричарду Уэсту.
– Вы не похожи на свою фотографию на обложке, – сказала она.
Он согласно кивнул.
– Знаю. Но если б фотография на обложке была бы на меня похожа, нелегко бы нам было пристраивать книгу.
Клео улыбнулась. А он ничего. Нервы в порядке. Она терпеть не может нервных сочинителей.
Он был среднего роста, несколько тучен, с шапкой рыжеватых, чересчур коротко подстриженных волос. Костюм на нем никуда не годился, и подобранные в тон рубашка и галстук не спасали. И не смотря ни на что был в нем шарм, о котором сам он явно не подозревал. Ей хотелось ему сказать, что губы у него как у Мика Джеггера, толстые, чувственные губы – на лице немолодого сексолога.
– Думается, надо ехать, – сказал Рассел.
Они пришли первыми. Только они – в зале, где полно официантов.
Рассел хлопотал над выставленными на обозрение журналами, перекладывал. Ричард нахмурился.
– Ненавижу такие мероприятия, – сказал он. – Они меня раздражают.
Клео улыбнулась.
– А вы держитесь со всеми приветливо, никогда не знаешь, кто собеседник. И вворачивайте побольше цитат… знаете… какую-нибудь пикантную статистику.
– Из чего состоит пикантная статистика?
– Ну… цифры. Вроде таких, сколько раз у человека может… э… выйти за двадцать четыре часа. Что-нибудь вроде этого. Пощекотать нервы возможному читателю.
– Изложенная в более профессиональных выражениях, как я понимаю?
Клео рассмеялась.
– О, конечно… куда в более профессиональных.
Джинни приехала одной из первых. Она двинулась прямиком к Клео, которая беседовала с рецензентом на книгу.
– Можно перебить? – бодро спросила она.
– Конечно, – сказал рецензент. – Я должен найти доктора Уэста. Тут несколько вопросов, которые я хочу с ним обсудить.
– Еще бы! – ответила Джинни, тряхнув светлыми кудряшками и обводя глазами комнату. – Что это за народ? Кто-нибудь, с кем я уже спала или надо переспать или, может, захочу переспать?
– Ты влезла в разговор, чтобы спросить меня вот это?
– Нет. Почему ты, собственно говоря, мне не перезвонила? Я хочу сказать, этот скандал за обедом между тобой и Сюзан – просто не верится, не в твоем характере закатывать скандалы, и бедная Сюзан жутко расстроилась. Она клянется, что у них с Майком ничего не было.
– Ну, хватит, Джинни… пусть она тебе очки втирает, а я вот тебе скажу, что их вместе ВИДЕЛА.
– Их вместе ВИДЕЛА… ну и что? Только то, что ты их вместе видела, не значит, что следующий шаг – полезное здоровое траханье. Да, Сюзан говорила, что как-то они попили кофейку. Но она жизнью матери поклялась, что ничего не было, честно, Клео, по-моему…
– Да заткнись ты на секунду. Я ВИДЕЛА их вместе… голые… трахались… сегодня утром в кабинете Майка.
– Ой, – сказала Джинни и замолчала на миг, потом выдала, – дрянь такая, лживая сука! Жизнью матери поклялась. Ну погоди, увижу ее… Просто в голове не укладывается. Тебе так, наверно, тяжело. Как я не догадалась, что ты-то на пустом месте не будешь закатывать скандалы. Мне жаль, мне, правда…
– Хватит, Джинни. Не хочу об этом говорить. Это не имеет значения, правда, не имеет. Я собрала вещи и завтра лечу в Лондон. Мне просто нужно время, чтобы все обдумать.
– А Майк что говорит? Вряд ли он без ума от Сюзан. Кобылистые девки никогда не были его амплуа, и давай называть вещи своими именами, сиськи, может, у нее и роскошные, но мозги-то как у пятилетней. Вообще, по-моему…
– Джинни, не хочу я об этом говорить и буду тебе признательна, если ты не станешь это обсуждать на каждом углу. Пошли, представляю тебя доктору Уэсту.
– А, давай. Всегда любила обмениваться впечатлениями по этой забаве со специалистом.
Они прошли через зал.
– Ричард, я хочу вас познакомить с моей приятельницей… Джинни Сэндлер. Джинни-агент. – Говорила Клео, улыбаясь. Постепенно улыбка перешла в усталую гримасу. Она думала, интересно, Майк уже добрался домой и понял, что она ушла?
– Здравствуйте, Джинни, – сердечно сказал Ричард, пожимая ей руку.
– Я думаю, а не устроить ли нам продажу фильма по вашей книге, – сказала Джинни, когда Клео уходила. – Покупают ведь названия. Секс… Объяснение… может выйти очень стимулирующая картина, где много голого тела… как бы научно-популярная. Или даже с Джули Эндрюс в главной роли, чтобы она сыграла училку. Масса возможностей. У вас ведь нет представителя?
Ричард покачал головой.
– Тогда я вами займусь, и вместе мы разбогатеем. – Она взяла его за руку. – Насчет той главы о гипертрофированных клиторах… там есть кое-что, о чем бы я хотела вас спросить.
Клео вдруг почувствовала усталость. Надоела ей пустая болтовня, и улыбаться и быть приветливой с людьми, которые, не успеешь отойти, уже перемывают тебе косточки.
Она поискала глазами Рассела. Он стоял с группкой, где была и последняя подружка – рыжеволосая великанша по имени Флоринда.
Клео, пробираясь между гостями, подошла.
– Я очень устала, – шепнула она. – В какую гостиницу ты меня устроил?
– Черт! – Рассел хлопнул себя ладонью по лбу. – Забыл!
– Вот спасибо.
– Да не волнуйся ты, я же тебе сказал, свободная комната у меня есть, да их у меня навалом.
– Рассел…
– Уж конечно ты можешь мне довериться, ведь не один день знакомы? – он сделал вид, что обиделся. – Позвоню слуге, что ты едешь. Меня не будет допоздна, и если не пожелаешь разделить постель со мной и Флориндой, тебя очень даже оставят в покое.
Клео чувствовала себя слишком усталой, чтобы спорить.
– Ну, если ты уверен…
– Конечно, уверен. Твой чемодан – уже в моей машине. Я отведу тебя на улицу к шоферу, он может отвезти тебя ко мне домой, а после этого за мной вернуться.
– Если Майк вдруг здесь появится…
– Я должен хранить молчание.
Поддавшись внезапному порыву, Клео поцеловала его в щеку.
– Хорошо иметь такого друга. Рассел нервно засмеялся.
– Я тебе уже говорил, если вы с Майклом разойдетесь, я еще как свободен.
Клео кивнула. Пусть будет свободен, если хочет, только он не в ее вкусе.
Рассел жил в пентхаусе, что раскинулся на крыше небоскреба, с потрясающим видом на город. Клео бывала там на приемах и думала про себя – шикарная квартира. Теперь – без людей – она больше смахивала на декорации для кинокартины.
Слуга открыл дверь и провел ее в спальню с кроватью под оранжевым пологом, из спальни дверь вела в ванную комнату, которая демонстрировала встроенную в пол ванну, где разместилось бы шесть человек. Слуга молча показал, как ванна превращается в горячий джакузи. Клео кивнула. Горячий джакузи – последнее, чего ей хочется.
Слуга пальцем ткнул в различные выключатели. Один – для музыки, другой – для кассет, третий – для телевизора.
Ни черта себе комната для гостей, пробормотала Клео задумчиво. Она мельком взглянула на стопки книг, аккуратно сложенных на тумбочке у кровати. «Эротика в искусстве», «История эротики», «Сексуальное взаимопонимание». Улыбнулась. Ох, Рассел! Надежд моих ты не оправдал. А где гора журналов «Плейбой»?
Еще бы, уложены стопкой на стеклянном столике рядом с уборной.
Она нажала кнопку для кассет, и Айзек Хейс изобразил сладострастие. Интересно, думала она, что сейчас делает Майк. Допустим, приехал домой. Поймет ли, что она ушла? Поймет, если заглянет в ванную. Полки не заставлены женским барахлом. Поймет, если посмотрит в ее шкафы. Нет больше любимых вещей.
Может, надо было оставить записку. Нет. Пошел он к черту. Пусть ломает голову. К тому времени, что примется ее разыскивать, она будет в Лондоне.
Она хотела спать, но сон не шел. Голова работала, мысли прыгали.
Перед глазами снова и снова мелькала сцена – Майк занимается с Сюзан любовью. Если бы хоть перестал, отвалился. Так нет, просто уставился на Клео, как на пустое место и дальше себе наяривал.
Вот подлец. Удовольствие себе портить не захотел. Трахаться сейчас… выяснять отношения – потом.
Ну, а она испакостила его забавы. Ее как раз и нет, и не с кем' выяснять отношения; Майку это радости не доставит. Майк – болтун, любит порассуждать. Задохнется, если все свои доводы будет держать в себе.
Вот и хорошо. Пусть задыхается. Пусть это обсудит с глупой как пробка Сюзан.
Наверное, прошел час, когда она услышала, как дверь в ее комнату отворилась и кто-то на цыпочках вошел. Она включила лампу на тумбочке. То был Рассел.
– Я только хоте убедиться, что все нормально, – пролепетал он запинаясь.
Клео натянула простыню до подбородка.
– Все хорошо. Вот только не спится. Что это ты дома – так скоро?
– Волновался, как ты. Подумал, может поболтать немного захочешь.
Где Флоринда?
– Отправил домой.
– Ради меня – не стоило.
О,господи, подумала Клео, приставать начнет. Рассел пристроился на кровати.
– Как тебе эта комната? – осведомился он.
– Очень современная. Рассел кивнул.
– Вернешься из Европы – оставайся здесь, если будет желание.
– Ты очень добр.
– Ты красивая женщина, Клео. И более того – умная. У нас с тобой могли бы сложиться замечательные отношения.
Не могли бы, ответила про себя Клео, ты грызешь ногти.
Вслух она сказала:
– Уже много времени, Расс. Я все-таки попробую заснуть.
– Ты по-прежнему любишь Майка, я не дурак, знаю. Но у нас с тобой могли бы быть другие отношения, более зрелые. Майк не тот мужчина, что тебе нужен; еще ему взрослеть и взрослеть. – Он нагнулся и поцеловал ее – умело и напористо.
Отбиваться она не могла, так как под простыней лежала голая. Потому дала себя поцеловать и обеими руками крепко держала натянутую простыню.
Вдруг он резко дернулся и навалился на нее. Она вырвала губы из его рта.
– Слезь, Рассел, прошу!
Тело его двигалось вверх-вниз, глаза зажмурены. Он был все в том же полосатом итальянском костюме, розовой рубашке, начищенных ботинках.
Клео лежала под простыней как в столбняке.
Кончая, Рассел забормотал:
– Я тебя всегда любил, всегда…
Он подергался и затих, а у Клео из головы не шел его костюм – видимо, приказал долго жить.
Рассел полежал тихо, а потом спокойно выключил лампу, прошептал «спокойной ночи», и удалился.
Клео вскочила с кровати и заперла дверь. Она не знала, плакать ей или смеяться.
Чудо, а не денек – какое начало, такой и конец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мир полон разведенных женщин - Коллинз Джеки


Комментарии к роману "Мир полон разведенных женщин - Коллинз Джеки" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100