Читать онлайн Месть Лаки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 46 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть Лаки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть Лаки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть Лаки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Месть Лаки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 46

Лаки медленно обходила зал, разыскивая Венеру Марию и Купера. Многие пытались остановить ее, чтобы поговорить о всяких пустяках, однако за годы, проведенные в кресле директора и руководителя крупнейшей голливудской студии, Лаки научилась двигаться к цели, не обращая внимания ни на какие препятствия. Ленни уже давно куда-то исчез вместе с Марией, крепко державшейся за его руку; вслед за ними из ее поля зрения пропали и Стивен с Кариокой.
Чья-то тяжелая рука легла на ее плечо.
— Ты кого-то ищешь, Лаки? Не меня ли?
— Нет, не тебя. — Лаки обернулась. Она не знала толком, рада она видеть Алекса или нет, и оттого ее ответ прозвучал резко, почти грубо. Появление Алекса на вечеринке было чревато осложнениями лично для нее.
— Как ты провела остаток выходных? — спросил Алекс небрежно.
— Прекрасно, а ты?
— Неплохо, спасибо. Пиа — просто профессор в том, что касается тантрического секса. Но я был бы гораздо более счастлив, если бы ты…
— Не надо начинать все сначала, Алекс, — поспешно перебила его Лаки, прекрасно знавшая, что он собирается сказать.
Алекс прищурился.
— А-а, понимаю… — сказал он, глубоко затягиваясь сигаретой. — После шумной ссоры и битья тарелок супруги благополучно воссоединились на ложе любви. Так было дело, а, Лаки?
Я ведь не ошибся?
— Мы не ссорились, — возразила Лаки, чувствуя, что краснеет: слова Алекса застали ее врасплох. — Мы прожили врозь всего одну ночь.
— Но эта одна ночь могла стать кое для кого началом новой жизни.
— Я бы на твоем месте не слишком на это надеялась.
Алекс быстро обежал глазами зал.
— Что-то я не вижу счастливого супруга, — заметил он. — Он здесь?
— Да, здесь. Между прочим, Ленни собирается вернуться к работе.
— К какой именно?
— Для начала он хотел написать сценарий. Об уличной преступности, о насилии и жестокости, — уточнила Лаки, доставая из сумочки сигареты.
— Жестокость — это не для Ленни, — заметил Алекс. — Не его жанр. Он прославился своими комедиями. Ты не боишься, что, даже если он напишет триллер, его герой будет то и дело получать по морде тортом?
— Не боюсь, — уверенно ответила Лаки, закуривая. — Я знаю Ленни, он может написать и серьезный сценарий.
— Да ну?! — Алекс посмотрел на нее чуть более пристально, чем мог себе позволить даже самый близкий друг.
— Да, Алекс, да. И без всяких «ну», — ответила она, невольно, вот уже в который раз, отмечая неотразимое обаяние Алекса.
— Ладно, пойдем лучше в бар, выпьем по стаканчику, — предложил он, беря ее под руку.
— Вообще-то я искала Винни… — Лаки еще раз огляделась по сторонам, словно надеялась увидеть подругу совсем рядом. — Ты случайно не знаешь, где она?
— Случайно знаю. — Алекс махнул рукой, указывая куда-то в дальний угол зала. — Она вон там, в толпе этих молодых жеребцов, которые окружили ее и ржут.
— Надеюсь, ей это нравится.
— Еще как нравится! Должно быть, наша Венера Мария торчит от запаха тестостерона.
— Ты собираешься когда-нибудь снимать ее снова?
— Если будет подходящий сценарий.
— Я знаю, ей бы этого очень хотелось, — сказала Лаки доверительным тоном. — Винни очень понравилось работать с тобой.
— Большинство режиссеров ее просто недооценивают, — заметил Алекс, подталкивая Лаки к бару. — Что бы ты хотела выпить?
— Водку с мартини.
— Две порции водки с мартини, — сказал Алекс бармену.
— Вот не знала, что ты перешел на мартини, — заметила Лаки.
— Обычно я предпочитаю текилу, — ответил он. — Но когда я пью ее с тобой, это обычно плохо кончается. Помнишь?..
Лаки сердито сдвинула брови. Алекс упорно старался реанимировать прошлое, и ей это не нравилось. Она бы предпочла похоронить то, что произошло когда-то между ними.
— Нет, не помню, — коротко сказала она.
Между тем бармен смешал и протянул им два коктейля.
— Кстати, ты подумала о том, о чем мы говорили в прошлый раз? — спросил Алекс, отводя Лаки в укромный уголок.
— О чем именно? — Лаки сделала глоток из своего бокала.
— Ну, насчет того, чтобы выступить в качестве талантливого, подающего надежды продюсера… — Алекс ухмыльнулся.
— У меня не было на это времени, — солгала Лаки. Ей не хотелось рассказывать Алексу о том, как отреагировал Ленни на эту ее идею.
— А вот у меня было, и знаешь, что пришло мне в голову? Ведь мы могли бы работать над фильмом втроем — ты, я и Венера Мария.
По-моему, это была бы очень сильная команда, и я уверен, что мы могли бы натянуть кое-кому нос. «Оскары» сыпались бы на нас, как спелые груши.
— Какой же ты упрямый, Алекс!
— Я не упрямый, а упорный. К тому же мне просто невмоготу смотреть, как ты изнываешь без дела. Без настоящего дела. К тому же из тебя вряд ли когда-то получится образцовая домохозяйка. Лаки Сантанджело на кухне… Я что-то не представляю себе этой картины.
Он фыркнул, и Лаки тоже не сдержала улыбки.
— Как раз сегодня Ленни потребовал, чтобы я приготовила ему сандвич. Он считает, что именно этим и должны заниматься женщины, которые сидят дома, пока их мужья в поте лица добывают хлеб… — Она покачала головой. — Нет, это действительно не для меня.
— Так за чем же дело стало? — удивился Алекс. — Как раз сейчас у меня в работе пара интересных проектов. Я мог бы прислать тебе сценарии, ты бы прочла их и высказала свое мнение.
— Это… хорошие сценарии?
— Ты отлично знаешь, Лаки, что Алекс Вудс берется только за самые паршивые сценарии.
И вытягивает их. Иногда его даже награждают за это всякими премиями.
— О'кей! Я согласна, — рассмеялась Лаки.
В самом деле, подумала она, если Ленни не хочет работать с ней, то почему она не может работать с Алексом? И с Венерой Марией? Алекс прав, втроем они могут горы свернуть.
Но в глубине души она знала, что Ленни будет очень и очень недоволен.
***

— Вон Далия Саммерс, — шепнул Макс Стил, подталкивая локтем Лин, которая как раз взяла со шведского стола крошечный тост.
— Где? — Лин отправила в рот канапе с ветчиной и огурцами.
— Вон там. Женщина в зеленом платье. Видишь?
— О-о-о! — сказала Лин, рассматривая высокую, худую женщину сорока с небольшим лет с длинными темными волосами и тонким, узким лицом. — Ну и страшилище!
— Ничего подобного, — возразил Макс. — На самом деле она просто чудо и очень мила. Если бы Чарли был поумнее, он бы давно на ней женился.
— А разве она не знает, что Чарли до сих пор гуляет направо и налево?
— Я уверен, что Далия все знает или, по крайней мере, догадывается. Но, будучи умной женщиной, она предпочитает этого не замечать.
— Что же в этом умного? — пожала плечами Лин, налегая на икру.
— Далия прекрасно понимает, что все молодые девчонки, с которыми Чарли имеет обыкновение развлекаться, ей не соперницы. И она терпит их, пока они не начинают посягать на ее исключительную собственность.
— Что-то я тебя не понимаю, — сказала Лин с набитым ртом. — На какую собственность?
Макс усмехнулся.
— Я ведь говорил, что Далия очень умна. Она не предъявляет никаких особых прав на всего Чарли. Она застолбила только Чарли-шоумена, Чарли-звезду, Чарли-знаменитость — словом, того самого Чарли, который ходит на церемонии награждения, на бенефисы, на приемы к воротилам киноиндустрии, и так далее, и так далее. На всех этих тусовках Чарли должен появляться только с Далией.
— Проклятие! — зло проскрипела Лин, едва не поперхнувшись. Похоже, все надежды на то, что какой-нибудь проныра-репортер сфотографирует ее вместе с Чарли, пошли прахом. Лин совсем недавно очень живо представляла себе, как однажды она отправится с ним на премьеру или презентацию и как Чарли будет держать ее под руку, а вокруг все будут охать и ахать, но теперь эта мечта рухнула, как карточный домик. А жаль! Если бы ее мать увидела в газете фотографии Лин под ручку с самим Чарли Долларом, она бы точно лопнула от зависти!
— Перестань на минутку жевать, — предупредил ее Макс. — К нам идет мой компаньон Фредди Леон. Будь с ним вежлива, дорогая, Фредди держит в руках половину Голливуда. Стать его клиентом — значит добиться успеха.
— Я что, должна сыграть восхищение? Или преклонение?
— И то и другое, если сумеешь, — сказал Макс неожиданно жестким тоном. — И, ради всего святого, не вздумай строить ему глазки. Фредди женат и очень счастлив в браке.
Лин презрительно сморщила нос.
— Ну конечно… — промолвила она с недоверием. — Все мужчины счастливы в браке, пока не увидят меня. И тогда им становится так горько, так горько…
— Привет, Фредди! — кивнул Макс компаньону, когда тот приблизился. — Познакомься с Лин Бонкерс. Она из Нью-Йорка, но здесь ее интересы представляет наше агентство.
— Добрый день, мисс Бонкерс, — сдержанно поздоровался Фредди. У него было непроницаемое лицо профессионального игрока в покер, невыразительные жесты и спокойные карие глаза, не выдававшие никаких мыслей или эмоций.
Впрочем, Лин сомневалась, что Фредди Леон вообще способен испытывать какие-либо эмоции. Ей он показался холодным, как мороженый тунец.
— Я рада, что работаю именно с вашим агентством, — сказала Лин как можно сердечнее. — Уверена, мистер Стил знает свое дело…
— Можете на него положиться, — ответил Фредди Леон бесцветным голосом. — Кстати, должен вас поздравить: насколько мне известно, нам удалось заполучить для вас роль в новом фильме Чарли Доллара.
— Я не должна никому об этом говорить, пока не будет подписан контракт. — Лин лукаво улыбнулась, не в силах удержаться и не попробовать на Фредди свои чары.
Суперагент холодно кивнул.
— Вы совершенно правы, мисс Бонкерс. До официального объявления вы можете говорить об этом только с Максом или со мной. Рад был знакомству.
И, слегка поклонившись, Фредди быстро отошел.
— Какой-то он холодный. Словно ледяной, — заметила Лин, возвращаясь к тостам с икрой.
— Он такой, наш Фредди. — Макс едва заметно улыбнулся. — Только не советую тебе его сердить. Фредди способен раздавить любого, кто станет у него на пути… и кто испортит с ним отношения любым другим способом.
— Я и не собираюсь портить с ним отношения, — пожала плечами Лин и неожиданно снова оживилась. — Боже мой! — воскликнула она. — Смотри, кто к нам идет!
— Кто?
— Флик Фонда! Собственной персоной!
— Ты его знаешь? — быстро спросил Макс, лихорадочно вспоминая, кто сейчас является агентом живой рок-легенды И нельзя ли эту живую легенду сманить в МАА. — Я с ним не знаком. Может, ты меня представишь?
— Нет, не могу — Флик не один, а со своей занудой-женой. Пожалуй, мне лучше отсюда испариться…
— Не глупи, — остановил ее Макс, так как Лин, похоже, и в самом деле собиралась скрыться. — Все равно уже поздно.
— Привет, детка! — воскликнул Флик, стремительно приближаясь и волоча за собой Памелу. — Какими судьбами?
Он выглядел очень стильно в кожаных брюках и свободной белой рубашке с кружевными манжетами. В каждом ухе у него посверкивали бриллиантовые серьги — «заклепки».
— Рада видеть тебя, Флик, — откликнулась Лин, не вполне целомудренно целуя его в обе щеки, на которых отпечатался след ее помады. — Ты знаком с Максом Стилом? Он — агент. Точнее — мой агент!
— Салют, Макс! — Налитые кровью глаза Флика быстро обежали зал в поисках женщин, с которыми он еще не успел познакомиться. — Как поживаешь?
— Привет, Флик. Счастлив познакомиться с тобой лично. Я — твой давний поклонник, — ответил Макс преувеличенно любезно, и Лин поняла, что он пытается взять на абордаж очередного клиента.
— Всегда приятно слышать такие слова, — рассеянно отозвался Флик. — Особенно если это поможет мне продать несколько лишних компактов. Это моя жена, Памела. Пэмми, познакомься с Максом Стилом и с Лин, э-э-э… Бонкерс.
Памела шагнула вперед, и ее длинное, страдальческое лицо вытянулось еще больше. Когда-то она была признанной красавицей, но сейчас от ее прежней привлекательности мало что осталось, и она — вполне, впрочем, обоснован — . но — ревновала мужа к каждой смазливой мордашке.
— Добрый вечер, Памела. — Лин вяло махнула рукой. — Давненько тебя не было видно.
Памела Фонда сморщилась так, словно у нее вдруг заболели все зубы.
— Зато ты красуешься на каждом заборе, — ответила она. — Не боишься примелькаться?
— Не-а. — Лин откинула назад свои длинные прямые волосы и одарила Флика своим неотразимым роковым взглядом. — Чем больше даешь, тем больше от тебя требуют. Правда, Флик?
Но Флик, почувствовав, что назревает скандал, схватил жену за руку.
— Идем, дорогая, — сказал он. — Я, кажется, только что видел Рода Стюарта и Рэчел. Нужно подойти поздороваться.
— Какое милое у тебя платьице, Лин, — не удержалась от последнего выстрела Намела. — Осталось от Марди-Гра ?
— Вот стерва! — выругалась Лин, когда Флик и Намела отошли на порядочное расстояние и не могли ее слышать.
— Как я понял, миссис Фонда — тоже твоя поклонница, — заметил Макс Стил и усмехнулся.
Лин вздохнула.
— Нельзя нравиться всем. С меня достаточно и одного Флика, — ответила она, снова поворачиваясь к блюдам с икрой и канапе.


Мисс Куриные Мозги выбрала для вечеринки такое платье, какого Прайс еще никогда не видел.
Он бы не поверил, что подобное уродство — скорее всего плод горячечного бреда вдрызг пьяного кутюрье — может существовать в действительности, но не верить своим глазам Прайс не мог.
Наглого апельсинового цвета атласное платье было таким коротким, что неспособно было прикрыть даже самые крошечные трусики, если бы Крисси потрудилась их надеть. Узкое декольте было глубоким, как Большой Каньон, и обнажало не только груди, но и тонкую полоску тела на животе. Кроме того, по бокам платья были сделаны ромбовидные «окошки», сквозь которые открывался вид не менее сногсшибательный.
Иными словами, Крисси выглядела как рекламная красотка с обложки порнографической видеокассеты, и Прайс, заехавший за Крисси к ней домой, был в шоке.
— Ты что, собираешься ехать на прием в таком виде? — спросил он изумленно.
— А ты? — ответила она, хихикая, и Прайс не нашелся, что ответить. Для Крисси это был не правдоподобно остроумный ответ.
Как бы там ни было, менять что бы то ни было поздно, и Прайсу пришлось смириться с вызывающим видом Крисси. Приехав вместе с Крисси, Прайс, однако, очень быстро от нее отделался.
Усадив ее на мягком диванчике в углу, он сунул ей в руки огромный бокал с каким-то легким коктейлем и, пообещав вернуться через минутку, растворился в толпе гостей. Возвращаться к своей спутнице он не собирался, зная, что, если его заметят под ручку с этим пугалом огородным, его репутации конец. «Может, кто-нибудь из гостей наберется настолько, что решит подкатиться к Крисси, несмотря на ее чудовищный вид», — с надеждой подумал Прайс. В любом случае везти ее к себе — или к ней — домой он не собирался.
Она уже и так вывела его из себя, он сыт по горло ее «неземной» красотой!
Оглядевшись по сторонам, Прайс почувствовал еще большую досаду. Сегодня, как оказалось, было вовсе не обязательно являться с подругой — на приеме присутствовало великое множество роскошных женщин, большинство из которых способны были удовлетворить самый взыскательный вкус. В особенности Прайса поразила Лин Бонкерс — популярная супермодель, с которой он был не прочь познакомиться поближе, даже несмотря на ее платье, которое было немногим лучше, чем то, что надела Крисси. Очевидно, приглашение на столь неординарный прием было для обеих красавиц событием настолько из ряда вон выходящим, что они утратили чувство реальности. Присутствие на этой шумной вечеринке популярных голливудских актеров и актрис настолько потрясло Крисси и Лин, что обе окончательно утратили чувство меры.
Определенно, подумал Прайс, некоторым девушкам из всех костюмов больше всего идет костюм Евы.
Остановившись возле бара, Прайс поискал взглядом Венеру Марию. Когда-то они часто встречались на благотворительных приемах и стали друзьями. Прайс даже водил сына на последний концерт Венеры в «Голливуд-Боул», и Тедди потом сказал, что ему очень понравилось, хотя он считал, что рэп — это единственная стоящая музыка и что все остальное просто ерунда.
— Привет, Прайс! — окликнула его Венера Мария, незаметно приблизившись к нему сзади. — Рада тебя видеть! Только не говори мне, что это ты притащил сюда вон ту девушку в оранжевом, иначе я в тебе разочаруюсь!
— Ш-ш-ш! — Прайс приложил палец к губам и заговорщически подмигнул. — Клянусь, этого больше не повторится!
— Я всегда считала, что у тебя есть вкус. — Венера Мария укоризненно покачала головой.
— У меня-то он есть… — Прайс состроил скорбную гримасу.
— Хочешь, я найду добровольца, который уведет это чудо природы куда-нибудь с глаз подальше? — сжалилась Венера Мария.
— Не представляю, кто может на нее польститься.
— Куп пригласил несколько продюсеров, с которыми когда-то работал, — задумчиво сказала Венера. — Думаю, хотя бы один из них не откажется потискать этот перезрелый апельсинчик на заднем сиденье лимузина.
— Я буду по гроб жизни тебе благодарен, если ты сумеешь это устроить! — взмолился Прайс. — Мне нужна помощь, и срочно!
— Я вижу. — Венера Мария надула губы и сделалась, как никогда, похожа на суперзвезду.
— Да, кстати, — спохватился Прайс, — мне показалось, что я только что видел знаменитую модель Лин… Банкерс или Бонкерс. Она бесподобна! Ты не могла бы представить нас друг Другу?
Венера Мария задумчиво посмотрела на него и покачала головой.
— Все-таки у тебя плохо со вкусом. На яркие тряпки реагируют только быки и папуасы…
Впрочем, ты знаменитость, и тебе многое можно простить. Не беспокойся, я все устрою.
— Как мне нравится, когда со мной разговаривают так уважительно! — рассмеялся Прайс.
— Это ты насчет «папуаса»? — беспечно отозвалась Венера Мария. — Извини, если я тебя чем-нибудь задела, просто мне казалось, что сравнение должно тебе польстить. Всем известно, что первобытные мужчины — самые могучие, самые неутомимые, самые дикие!
— И бросаются на яркие тряпки, — добавил Прайс, и Венера Мария негромко вздохнула.
— Жаль, что я не подумала об этом раньше — я бы надела свое самое красное платье, — игриво сказала она и подмигнула.
— Даже не думай, Винни! — Прайс добродушно рассмеялся. — Я слишком уважаю Купера, чтобы приударить за тобой. К тому же красный цвет с детства ассоциируется у меня с пожарными машинами. Я, видишь ли, вырос рядом с пожарной частью, и…
— Да ты, оказывается, поэт! Меня еще никто никогда не сравнивал с пожарной машиной, ты — первый. — Венера Мария дружески улыбнулась. — Как поживает твой сынок? Тедди, кажется?
— У него все в порядке. Есть, конечно, некоторые сложности, но это чисто возрастные проблемы, — обстоятельно ответил Прайс.
— Готова спорить, что некоторые твои по-дружки моложе его, — заметила Венера, беря бокал шампанского с подноса проходившего мимо официанта. — Я права? Впрочем, ничего удивительного я тут не вижу — ты и сам выглядишь ненамного старше твоего сына.
— Но-но, не перебарщивай! — Прайс довольно ухмыльнулся. Он обожал любые комплименты в свой адрес.
— Ну ладно, пойдем поищем твою супермодель, — сказала Венера Мария, решительным жестом беря его под руку. — Честно говоря, я и сама ее пока не видела, но мне сказали по секрету, что ее привел сюда не кто иной, как сам Макс Стил. — Она негромко рассмеялась. — Говорят, Макс буквально дежурит в аэропорту и хватает прибывающих в Лос-Анджелес девушек буквально на трапе самолета.
Прайс горделиво расправил плечи и подмигнул в ответ.
— Тебе не кажется, что этот Макс Стил очень похож на меня? — спросил он, напрашиваясь на еще один комплимент.


За детским столом царила пятилетняя Шейна, дочь Венеры Марии и Купера. Не по годам развитая, она была очень мила, воспитана и хотела, когда вырастет, стать знаменитой актрисой, как мама. Однажды она уже появлялась в одном из фильмов Купера, и продюсеры в один голос прочили ей блестящее будущее.
— Папа, папочка, мне нужно в туалет, — громко объявила Кариока, дергая отца за рукав.
И Стив, который не переставал жалеть, что вообще приехал на эту вечеринку, был только рад предлогу ускользнуть. Для него здесь было слишком весело; в просторном зале то и дело раздавались взрывы радостного смеха, и он чувствовал себя совершенно не в своей тарелке.
— Я сейчас вернусь, — сообщила Кариока Шейне, когда отец взял ее за руку и вывел из-за стола.
— Только не копайся там, — быстро сказала Шейна, от нетерпения подпрыгивая на стуле. — Сейчас подадут большущий торт с шоколадом.
Я сама видела на кухне.
Кариока кивнула, и Стив повел ее через запруженный людьми зал. Он почти никого здесь не знал, во всяком случае — лично, однако это его почти не волновало. Мир кино никогда особенно его не интересовал, а со смертью Мэри Лу он и вовсе перестал о нем думать. Теперь для него существовала только Кариока — точное подобие матери — да несколько самых близких друзей, которые продолжали поддерживать Стива.
— Слушай, папа! — Кариока снова потянула его за руку, и ее прелестное черненькое личико стало очень серьезным.
— Что, малышка? — спросил Стивен ласково.
Больше всего после гибели Мэри Лу его угнетала мысль, что его дочь никогда больше не увидит мать. Это было так не правильно и несправедливо, что Стив просто терялся перед жестокостью жизни, отнявшей у них с Кариокой единственного человека, которого они оба любили больше всего на свете.
— Я очень рада, что ты приехал, — сказала девочка. — Здесь здорово, правда — здорово! И вообще я никакая не малышка, я уже совсем большая девочка!
— Хорошо, моя большая девочка. — Стив улыбнулся. — Так что ты хотела мне сказать?
— Послушай, па, а можно мы с тобой договоримся об одной вещи?
— О какой? — спросил Стивен, слегка пожимая ей руку.
— Мне нравится у Лаки, — начала Кариока. — И в Палм-Спрингс, с Марией и дедушкой Джино, мне тоже было очень хорошо, но… — Она слегка заколебалась, потом вдруг решилась:
— Но с тобой мне лучше, пап! Можно мы теперь всегда-всегда будем жить вместе?
— Конечно, — поспешно кивнул Стив. — Обещаю, что теперь мы будем проводить вместе гораздо больше времени. Но, — добавил он, — я ничуть не обижусь, если тебе вдруг захочется снова навестить Марию, Лаки или дедушку Джино… — Произнеся эти слова, он слегка улыбнулся. Старый пират Джино Сантанджело попал в дедушки! Воистину, времена меняются!
Когда они добрались до ближайшего из гостевых туалетов, он оказался занят, а отправиться на поиски другого Стив не рискнул — Кариока все явственней приплясывала с ноги на ногу, и он опасался, что они могут не успеть до того, как откроются шлюзы.
— Папа, папочка, мне ужасно нужно туда! — пискнула девочка, с мольбой глядя на него.
Под этим взглядом Стив слегка растерялся. Не годилось врываться в уборную, когда там кто-то сидит, но иного выхода он не видел. Стив уже собрался постучать, когда дверь вдруг распахнулась, и на пороге появилось что-то сногсшибательно розовое.
— Прошу прощения, — пробормотал Стив, еще более смутившись. — У меня тут дочка…
— О, это моя вина. — Лин ослепительно улыбнулась. — Боюсь, я слишком долго…
— Нет, что вы, — пробормотал Стив, застигнутый врасплох ее экзотической красотой. — Просто моя девочка была уже в отчаянии…
— Я была не в отчаянии, папа! — сердито возразила Кариока. — Просто мне нужно туда!..
— Я это и хотел сказать, сладкая моя!
— Что ж, заходи, крошка. — Лин потрепала Кариоку по плечу. — Тебя никто не побеспокоит.
Кариока юркнула в туалет и плотно закрыла за собой дверь, а Лин повернулась к Стиву и посмотрела на него в упор. Перед ней стоял, пожалуй, самый красивый мужчина из всех, кого она когда-либо видела. Его внешность сообщала совершенно новый смысл известному лозунгу «Черное прекрасно!».
— Ваша дочь очень мила, — сказала Лин. — Как ее зовут?
— Карри… Кариока, — с улыбкой ответил Стив.
— Редкое имя. Но очень красивое, как и ваша дочь, — добавила Лин, пристально рассматривая его. Этот незнакомый мужчина был так хорош собой, что она приняла его за актера и попыталась вспомнить, в каких фильмах она могла его видеть. Только потом ее осенило.
— А ведь я, кажется, вас знаю! — воскликнула она. — Вы, наверное, Стивен? Я угадала?
— Разве мы встречались? — вежливо спросил Стив. — Простите, но я что-то не…
— Меня зовут Лин.
— Лин? — переспросил Стив и нахмурился.
Похоже, эта девушка была совершенно уверена, что он должен ее знать, но ни ее имя, ни лицо ничего ему не говорили.
— Разве вы меня не узнаете? — спросила она почти игриво.
— Еще раз прошу прощения, мисс, но… Разве мы встречались?
— Я — подруга Бриджит, — сказала Лин таким тоном, словно это объясняло все. — Вы ведь знаете Бриджит Станислопулос, она — приемная дочь Лаки Сантанджело…
— Разумеется, я знаю Бриджит, — кивнул Стивен. — Бриджит работает моделью в Нью-Йорке. А вы чем занимаетесь?
Лин рассмеялась. Это и в самом деле становилось забавным. Она-то была уверена, что ее знают все мужчины.
— Вы действительно меня не узнаете? — спросила она, все еще улыбаясь.
— Простите, Лин, у меня скверная память на лица, — в третий раз извинился Стивен. — Может быть, вы — актриса? Моя жена была актрисой, и…
Лин сочувственно тронула его за рукав.
— Я вам очень сочувствую, — сказала она серьезно. — Когда я услышала о… о вашей жене, я была по-настоящему потрясена. Бриджит рассказывала мне… Она была на похоронах Мэри Лу.
— Благодарю вас. — Стивен склонил голову, испытывая неловкость и не зная, что делать дальше.
— Не за что меня благодарить, — ответила Лин, отчего-то смутившись. — Ваша жена была совершенно очаровательным человеком. Правда, я не была лично с ней знакома, но мне очень нравилось смотреть ее фильмы и телесериалы. Я… мне трудно найти слова, но мне действительно очень жаль…
— Спасибо вам, Лин. — Стивен кивнул, и Лин растерянно замолчала. Этот невероятно, не правдоподобно, безумно красивый темнокожий мужчина буквально загипнотизировал ее. Лин и влекло к нему, и в то же время она боялась оттолкнуть его излишней поспешностью.
— Н-ничего… — выдавила она наконец, гадая, как выглядит этот зеленоглазый красавец без одежды.
— Кстати, что делает Бриджит сейчас? — поинтересовался Стив.
— Но ведь она в Европе, с Лаки, — ответила Лин. — Насколько я знаю, они собирались в Лондон или в Париж…
— Должно быть, вы что-то перепутали, Лин, — мягко возразил Стивен. — Лаки сегодня здесь.
— Вы хотите сказать — она вернулась?
— Насколько я знаю, она вообще никуда не ездила. И, кажется, даже не собиралась.
— Да? — задумалась Лин. — Похоже, Бриджит просто слукавила. Наверное, у нее завелся в Лондоне поклонник, о котором она почему-то не захотела мне рассказать.
— Должно быть, чтобы вы его не увели, — заметил Стив, и Лин сразу приободрилась. Это уже было похоже на комплимент.
— Что ты! — Она решила, что сейчас самый подходящий момент перейти на «ты». — Я никогда бы с ней так не поступила.
— Вы так дружны?
— Да, мы с Бриджит — настоящие подруги.
В Нью-Йорке мы даже живем в одном доме.
Кстати, я — тоже модель, и довольно известная.
— Это любопытно, — заметил он.
— А ты, кажется, юрист, да?
— Виновен… — Стивен шутливо наклонил голову.
— Мне ужасно хочется познакомиться с Лаки.
Ты меня представишь?
— Если сумею ее найти. — Стив улыбнулся. — А ты здесь с кем?
— Я?.. — Лин сразу заметила, что Стив тоже перешел на «ты», и ее сердце забилось быстрее. — Я здесь с моим агентом. Я как раз получила одно предложение… — Она слегка придвинулась к нему. — Ты умеешь хранить секреты?
— Иначе я бы не был юристом, — ответил он.
— Я специально прилетела в Лос-Анджелес, чтобы встретиться с Чарли Долларом, — зашептала Лин взволнованно. — То есть это Чарли меня пригласил… И он взял меня на роль в своем фильме, только ты, пожалуйста, никому об этом не говори. Мой агент сказал, что я должна молчать, пока со мной не подпишут контракт.
— Я никому не скажу, — пообещал Стив, в котором неожиданно проснулся легкий интерес к этой экзотической красавице, которая говорила с каким-то странным акцентом. — Я же сразу сказал, что ты, наверное, актриса, — сказал он.
— Модель-тире-актриса.
— Английская модель и американская актриса, я угадал?
— Как ты догадался? — хихикнула Лин.
— Не скажу.
— Чувствую, чтобы стать американской актрисой, мне придется взять несколько уроков американского произношения. — Лин притворно вздохнула. — А я-то всегда считала, что мой акцент уже почти незаметен.
— Напротив, он придает твоему голосу какое-то особенное очарование.
— Спасибо. — Лин ухмыльнулась. С каждой минутой Стив нравился ей все больше и больше, и она несколько раз подумала о том, что, если ей удастся затащить его в постель, уж для него-то она постарается. По-настоящему постарается.
— Я тоже некоторое время жил в Лондоне, — сказал Стивен.
— Правда? А где?
— В Хэмпстеде.
— Это шикарно!
Щелкнул замок, и из туалета вышла Кариока.
— Идем, папа, — сказала она нетерпеливо и потянула отца за рукав. — Меня, наверное, уже ждут.
— Хорошо, милая, идем.
— Надеюсь, мы еще увидимся, — сказала Лин, награждая Стива долгим взглядом.
— Я тоже. Был рад познакомиться с тобой, Лин.
— И я была рада. Бриджит много рассказывала мне о вас… о тебе. Только… — Последовала небольшая пауза, потом Лин закончила:
— Только она забыла упомянуть, что ты — настоящий красавец.
— Не надо мне льстить, Лин. Я…
— Я знаю. — Лин снова смутилась, что было для нее совсем не характерно. Обычно она заставляла мужчин смущаться. Смущаться и желать ее.
— Ну пойдем же, па! — Кариока еще сильнее потянула Стива за собой, и он виновато улыбнулся.
— Нас действительно уже заждались, — сказал он. — Но не беспокойся, Лин: если я увижу Лаки, я непременно передам, что ты хотела с ней познакомиться.
— Заранее спасибо. — Лин одарила его ослепительной улыбкой, которую Стив, по ее мнению, должен был запомнить надолго.


— Ну, как ты тут? — спросила Лаки, наконец-то обнаружив Ленни за детским столом, где он сидел рядом с Марией и ел торт.
— Дети веселятся вовсю, — ответил он. — Мы уже посмотрели клоунов, фокусника и шоу с воздушными шарами, а сейчас нам подадут торт с шоколадными фигурками. А что поделывала ты?
— Вращалась. В обществе. И скучала по тебе.
Он обнял ее за талию и притянул к себе.
— Иди-ка сюда, женушка…
— Да, муженек?
— У меня появилась замечательная идея: давай уедем домой прямо сейчас, — прошептал он, обжигая ее своим горячим дыханием.
Лаки с сожалением пожала плечами.
— Я не могу бросить Винни. По крайней мере сейчас — вечеринка в самом разгаре, и это ее вечеринка. Ее и Купера. Они расстроятся.
— А что ты скажешь, если я сейчас отвезу Марию домой и пришлю машину за тобой?
— Право, не знаю, Ленни… Мне кажется, все равно может получиться не совсем удобно.
— Ну пожалуйста, Лаки, прошу тебя! Я еще не совсем успокоился, и мне трудно… общаться.
Мне очень хочется, гм-м… просто побыть дома.
— Ну, если так, то поезжай. — Лаки притворно вздохнула. — Но мне придется остаться.
— Понятно.
— Только когда будешь уходить, ни с кем не прощайся, — предупредила Лаки. — Нет ничего хуже, чем гости, которые начинают прощаться со всеми именно тогда, когда начинается настоящее веселье. Просто смойся потихоньку — и все. А я вернусь домой так скоро, как только смогу.
— Я люблю тебя, Лаки. Ты — лучшая в мире.
— Только не рассчитывай, что я снова буду готовить тебе сандвичи, — ухмыльнулась она.
— Я имел в виду вовсе не сандвичи, — притворился он обиженным. — А совсем, совсем другое.
— Вот не знала, что сексуальные маньяки могут быть такими домоседами, — заметила Лаки.
— Я особенный маньяк. Большинству из них нужно много разных женщин, вот им и приходится носиться по всему городу. Мне нужна только ты… но много раз.
— Я тоже тебя люблю, Ленни. — Лаки поцеловала его в лоб.
— Ты уверена, что обойдешься здесь без меня? — спросил он.
— Как-нибудь справлюсь.
Лаки обняла Ленни, поцеловала Марию и снова выскользнула в соседний зал, где продолжался грандиозный прием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Месть Лаки - Коллинз Джеки



здесь только половина книги
Месть Лаки - Коллинз ДжекиВера
25.11.2013, 20.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100