Читать онлайн Месть Лаки, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть Лаки - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть Лаки - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть Лаки - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Месть Лаки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Отлично! Невероятно! Чудесно! Еще! Губы, покажи мне губы! О, эти соблазнительные губки!
Отлично, крошка!.. — ворковал Фредо Карбонадо, возясь с фотоаппаратом, и его блестящие, похожие на маслины итальянские глаза источали похоть высшей пробы. — Я просто балдею от этих губ, Бриджит. Тащусь! Отлично! Потрясающе!
Бриджит чувственно вытянулась, подставляя объективам свое роскошное тело. Она была блондинкой с округлыми формами, которые, как сказал однажды Фредо, способны были довести до оргазма даже деревянный комод. Большие голубые глаза, чистая, словно светящаяся изнутри кожа нежного персикового цвета, длинные темные ресницы и полные, слегка надутые губы безупречной формы придавали Бриджит немного детский и вместе с тем дьявольски соблазнительный облик, благодаря которому она и стала популярной фотомоделью.
— Прекрати, Фредо! — оборвала она фотографа. — Сколько раз я тебе говорила, что не желаю слышать ничего подобного. Оставь свои присказки для какой-нибудь наивной дурочки, я на это не клюну.
Фредо нахмурился. Он никак не мог понять, почему Бриджит ведет себя не так, как все остальные модели, которых ему удавалось уложить к себе в постель без особого труда.
— Почему ты такая злючка, Бриджит? — разочарованно спросил он, на мгновение отрываясь от фотоаппарата, чтобы состроить подходящее к случаю лицо.
— Я не злючка, — холодно ответила девушка. — Просто я говорю правду, а это не всем нравится.
— Нет, ты точно за что-то на меня злишься, сказал Фредо и ухмыльнулся. — А раз так, значит, ты и есть злючка. Злопамятная маленькая злючка.
— Спасибо, милый, — едко бросила Бриджит.
— Нет, правда, — продолжал итальянец. — Вот ты на меня сердишься, а между тем я один знаю, чего тебе больше всего не хватает.
— И что же это?
— Мужчины! — с триумфом выпалил Фредо, и Бриджит презрительно фыркнула.
— Ха-ха! — громко сказала она, принимая новую соблазнительную позу. — С чего ты решил, что меня интересуют именно мужчины?
Может быть, я давно открыла для себя чарующий мир женской любви?
— Аллилуйя! — воскликнула Фанни, чернокожая гримерша Бриджит, и выступила вперед. — Наконец-то свершилось! Я готова, Бригги. Скажи только словечко, и я готова!
Бриджит хихикнула.
— Я пошутила, Фанни.
— Я знаю, увы… — Фанни наклонилась к ней, чтобы пройтись по губам Бриджит тонкой собольей кисточкой. — И мне тебя ужасно жаль. Честное благородное слово — жаль! Ты просто не представляешь себе, сколько ты теряешь! Настоящее удовольствие женщине может доставить только другая женщина.
— Включи-ка лучше музыку, — попросила Бриджит. — Мне очень нравится Монтелл Джордан.
— А кому он не нравится? — откликнулась Фанни, включая проигрыватель компакт-дисков. — Если я когда-нибудь и решу стать натуралкой, то только из-за такого мужчины, как он.
— А если когда-нибудь я решу сменить ориентацию, — пошутила Бриджит, — то я сделаю это только ради такой женщины, как Джессика Ланж. На днях я видела Джессику на ее бенефисе — у нее просто безумная сексуальная аура! На мой взгляд, она что-то вроде Элвиса, только в женском обличье.
— Лесбиянки всех стран, внимание, грядет что-то важное! — завопил из своего угла Мастере, парикмахер Бриджит.
— А ну брысь! — шутливо прикрикнула на него Бриджит. Но на самом деле она нисколько не сердилась — ей очень нравилось то товарищество, которое возникало в студии во время каждой съемки. И Фанни, и Мастере с его дурацким оранжевым комбинезоном и апельсинового цвета волосами, и даже Фредо — эти люди были ее семьей. И другой у Бриджит на данный момент не было.
Фредо, правда, стоял несколько особняком.
Он действительно был фотографом высокого класса со всеми вытекающими отсюда последствиями, и это было как раз одной из причин, почему Бриджит ни разу не задумалась о том, чтобы поддаться его несколько сомнительным чарам.
Фредо мог заполучить в свою постель практически любую фотомодель, как бы знаменита она ни была, и вовсю этим пользовался. Его любовь всегда начиналась очень бурно, но отличалась весьма скоротечным характером, поэтому список его побед мог сделать честь любому донжуану.
Впрочем, Фредо и был настоящим, беспринципным донжуаном, и Бриджит твердо решила, что никогда не будет иметь с ним никаких дел, если только на нее не нападет какой-нибудь внезапный каприз.
Интересно, что они все в нем находят, подумала она, следя за тем, как Фредо суетится возле аппарата. Ни при каких обстоятельствах его нельзя было назвать красивым, так как природа одарила его огромным носом, небольшими глазками и кустистыми бровями. К тому же Фредо был полон и невысок ростом, однако это, судя по всему, ничуть ему не мешало, так как все его любовницы были, как минимум, на полголовы выше его. Видимо, в нем все же было что-то, что делало его практически неотразимым если не для всех, то, по крайней мере, для подавляющего большинства фотомоделей.
Тут Бриджит слегка вздрогнула от отвращения, вспомнив предупреждение своей подруги Лин. «Не вздумай с ним связываться, — говорила она, со знающим видом закатывая глаза цвета темного янтаря. — Наш Фредди из тех мужчин, которые сначала трахнут бабу, а потом начинают болтать об этом на всех перекрестках. К тому же, несмотря на все его хвастовство, у него поразительно маленький член. Просто крошечный, так что игра не стоит свеч, подружка!»
Лин была темнокожей девушкой, которую отличала редкая, делавшая ее не похожей на других, красота. Она была родом из лондонского Ист-Энда, однако, несмотря на это, а также на небольшую разницу в возрасте (Лин исполнилось двадцать шесть, и она была на год старше Бриджит), они давно стали настоящими, близкими подругами. Даже жили они рядом. Несколько месяцев тому назад Бриджит купила квартиру в доме на Сентрал-парк Саут, где жила Лин, так что теперь они были еще и соседками.
В шоу-бизнесе обе считались супермоделями, однако даже само это слово обычно приводило подруг в состояние неистового веселья.
— «Супермодель»! — визгливо восклицала Лин. — Это я-то «супермодель»?! Посмотрели бы они на меня утром, когда я в бигуди бегу умываться! Уверяю тебя, в этот момент у меня тот еще вид!
— Могу себе представить! — соглашалась Бриджит.
— А как выглядишь ты, если смыть с тебя всю штукатурку? — в свою очередь вопрошала Лин. — Без грима ты похожа на кролика-альбиноса, попавшего в луч прожектора! И тогда даже Фредо на тебя не бросится. Впрочем, он тот еще подонок!
Наш Фредо готов трахнуть все, что шевелится, была бы дырочка!..
Но Лин и сама меняла мужчин как перчатки.
Обычно она отдавала предпочтение рок-звездам, однако готова была сделать исключение из этого правила для любого, кто был достаточно богат, чтобы делать ей дорогие подарки. Дорогие подарки Лин просто обожала.
Другим ее излюбленным занятием было сводить Бриджит с мужчинами, однако та старательно избегала знакомств, способных кончиться постелью, и вовсе не потому, что была слишком стеснительна или страдала избытком целомудрия. Просто ей казалось, что от мужчин нельзя ждать ничего, кроме неприятностей, да и ее личный любовный опыт нельзя было назвать ни удачным, ни особенно счастливым. Ее первой любовью был молодой, амбициозный актер Тим Уэлш, в которого Бриджит влюбилась, когда была еще невинным подростком. Его зверски избили и прикончили именно за связь с ней.
Вскоре после этого Бриджит столкнулась с Сантино Боннатти, злейшим врагом семьи Сантанджело. Он пытался изнасиловать ее и Бобби, когда она была еще несовершеннолетней, а Бобби был и вовсе маленьким мальчиком. Бриджит застрелила Сантино из его собственного пистолета, и хотя Лаки впоследствии пыталась взять вину на себя, Бриджит приложила все усилия к тому, чтобы правда выплыла наружу. В результате суд признал убийство непредумышленным действием в целях самообороны и оправдал Бриджит.
Потом в ее жизни появился Пол Вебстер.
Бриджит была от него без ума, но Пол не замечал ее. И тогда-то состоялась помолвка Бриджит с богатым сыном одного из конкурентов деда.
Только после этого Пол обратил на нее должное внимание, однако к этому времени Бриджит уже решила, что карьера для нее гораздо важнее любого мужчины. Она разорвала помолвку и сделала все, чтобы добиться успеха в качестве фотомодели.
И снова ей не повезло. Первым человеком из мира шоу-бизнеса, с которым она столкнулась, был Мишель Ги — известный и влиятельный агент, на поверку оказавшийся извращенцем. Он заставлял Бриджит позировать с другими девушками, делал снимки, а потом шантажировал. Неизвестно, удалось бы ей когда-нибудь от него избавиться, но тут ей на помощь снова пришла Лаки, которую Бриджит считала своим добрым ангелом. С тех пор Бриджит утроила меры предосторожности, относясь ко всем мужчинам с неизменной настороженностью. Она просто не шла на контакт, если ей не были ясны их намерения, и на протяжении вот уже нескольких месяцев ее единственным сексуальным опытом был короткий роман с Айзеком Лефлером, который, как и она, тоже работал в модельном бизнесе.
— Как ты можешь жить без секса? — часто спрашивала Лин, проведя бурную ночь в объятиях очередного рок-гиганта.
— Спокойно могу, — отвечала в таких случаях Бриджит. — Я просто жду подходящего парня, а когда он появится — можешь не сомневаться: он от меня не уйдет.
Но на самом деле она просто боялась серьезного увлечения. Любого серьезного увлечения.
Для нее слово «мужчина» было синонимом опасности. Правда, время от времени Бриджит все же позволяла себе ходить на свидания, однако с каждым разом все больше разочаровывалась. Эти игры были стары как сам мир. Сначала — ужин в дорогом модном ресторане, потом — несколько коктейлей в недавно открывшемся баре или клубе и неизбежные грубые объятия. Когда же мужчина решал, что она вполне готова, и собирался сделать последний, решительный шаг, Бриджит ускользала, не оставив в руках поклонника даже серебряной туфельки. Так было безопаснее всего, и она никогда ни о чем не жалела.
Ей даже начинало казаться, что это единственный способ общаться с мужчинами.
— Что вы с Лин делаете сегодня вечером? — неожиданно спросил Фредо, переходя к другому .аппарату, и Бриджит машинально сменила позу.
— А что? — спросила она, услышав щелчок затвора и жужжание автоматической перемотки.
— Дело в том, дорогая, что у меня есть двоюродный брат…
— Даже не мечтай, — твердо сказала Бриджит.
— Он приехал из Англии.
Бриджит слегка приподняла бровь.
— Твой кузен — англичанин?
— Карло — итальянец, как и я. Он только работает в Лондоне.
— И ты, несомненно, обещал познакомить его с парочкой молодых, сексуальных моделей?
— Нет, что ты! Все совсем не так!..
— Так я и поверила.
— Карло помолвлен.
— И это, несомненно, придаст его американскому приключению особенную пикантность, — саркастически хмыкнула Бриджит, так ожесточенно тряся головой, что Фредо даже перестал снимать. — Прощание, так сказать, со свободной холостяцкой жизнью. Нет, Фредо, это не для меня.
— Какая ты испорченная, — проворковал фотограф. — Сразу подумала невесть что! А я-то думал, что мы вчетвером просто посидим в ресторане, как друзья…
— Единственная особа женского пола, с которой ты способен вести себя как друг, — это твоя кошка, — едко ответила Бриджит. — Да и то до меня дошли слухи, что у вас далеко не платонические отношения…
Услышав это, Фанни и Мастере разразились громким смехом — им нравилось, когда Фредо получал щелчок по носу. Это было по меньшей мере необычно, к тому же ответ Бриджит был весьма остроумным.
Но несколько позднее, когда съемка была закончена и Бриджит собиралась покинуть студию, Фредо неожиданно остановил ее в дверях.
— Ну пожалуйста, прошу тебя! — проговорил он почти умоляющим тоном. — Мне непременно надо произвести впечатление на Карло! Он из тех парней, которых вы, американцы, называете самодовольными снобами, и…
— Час от часу не легче! — воскликнула Бриджит. — Я-то думала, что ты, по крайней мере, . приглашаешь нас с Лин в приличную компанию, а теперь оказывается, что парень, которому ты собирался нас подложить, — заурядный сукин сын!
— Бригги, умоляю, ради меня! — взвыл Фредо. — Мне очень надо, понимаешь? Очень!.. Ну сделай мне такое одолжение, а?
Бриджит вздохнула. Ей показалось, что Фредо — этот неугомонный и прилипчивый донжуан — на самом деле нуждается в ее помощи, а Бриджит просто не могла видеть человека в беде.
Даже если это был мужчина.
— О'кей, я спрошу у Лин, — вздохнула она, будучи, впрочем, совершенно уверена, что ее подруга встречается сегодня с парнем гораздо более горячим, чем неведомый Карло из Лондона.
У самой Бриджит тоже было назначено свидание с грибной пиццей, которую она собиралась трахнуть, предварительно настроив телевизор на какую-нибудь юмористическую передачу типа «Абсолютно невероятные истории», однако похоже было, что ей придется это отменить.
Услышав ее ответ, Фредо упал на оба колена и очень галантно — совершенно по-итальянски, хотя он уже много лет жил в Америке — поцеловал Бриджит руку.
— Ты просто замечательная женщина, — проворковал он. — Моя маленькая американская розочка!
— Никакая Я не твоя, — отрезала Бриджит, покидая студию.


— Ну, хватит! — капризно протянула Лин, отдергивая ногу.
— Почему хватит? — спросил Флик Фонда — женатый рок-солист, питавший слабость к роскошным чернокожим женщинам.
— Не трогай мои пятки! — предупредила Лин, на всякий случай отодвигаясь от Флика.
— Это еще почему? — Мужчина потянулся к ней. — Ты что, боишься щекотки?
— Нет, — сердито отозвалась Лин. — Просто у меня очень чувствительные ноги, так что держись от них подальше.
— Хорошо, согласен, но только при условии, что пятки — это единственное, что я не должен трогать, — сказал он с самодовольным смешком.
Движением головы Лин откинула назад свои длинные, прямые волосы, унаследованные ею от ее матери — полумексиканки-полунегритянки, и перевернулась на живот. Флик ее разочаровал. Она надеялась встретить супермена, но он оказался просто стареющей рок-звездой, успевшей изрядно поистаскаться и подзакоснеть в своих сексуальных привычках. У него не было ничего из того, что Лин называла «техничностью и изобретательностью», и с ним ей было просто скучно.
Главная беда с рок-звездами заключалась в том, что все они были пресыщены женщинами.
Ничего другого, как лежать на спине, предаваясь приятным фантазиям, пока женщины ласкали их жезлы грудями, губами и языком, им не было нужно. Лин, правда, не имела ничего против минета, однако она всегда считала, что будет только справедливо, если от близости двоих удовольствие будут получать двое, а рок-звезды почти никогда не отвечали любезностью на любезность.
— Мне пора, — сказала Лин, с наслаждением потягиваясь.
— Куда это ты торопишься? — поинтересовался Флик, с жадностью разглядывая ее гладкую, шоколадную кожу. — У нас впереди вся ночь.
Моя жена считает, что я сейчас в Кливленде.
— Тогда она просто идиотка, — сказала Лин, спрыгивая с кровати на мягкий ковер, которым был застелен пол в номере отеля. Жену Флика она однажды видела на модном показе одежды.
Памела Фонда когда-то была известной манекенщицей, но после того, как она родила троих детей в тщетной попытке удержать дома своего любвеобильного мужа, ей пришлось уйти с подиума. Что касалось Лин, то она считала, что удержать Флика вряд ли было возможно. Он постоянно нуждался в смене половых партнеров, и то обстоятельство, что его портрет украшал собой Большой зал рок-н-ролльной славы, нисколько не мешало ему быть блудливым кобелем, изображающим из себя крутого мачо.
— Так куда ты все-таки собралась? — недовольно проворчал Флик, успевший привыкнуть к тому, что женщины оставляли его только по его собственному желанию.
— У меня назначена встреча о подругой, — ответила Лин, поднимая с пола платье и втискиваясь в него.
— Я мог бы пригласить на ужин вас обеих, — предложил Флик, внимательно наблюдавший за тем, как Лин одевается.
— Извини. — Лин надела свои красные сапожки на высоком тонком каблуке, — На сегодня у нас уже есть программа.
Флик вытянулся на кровати. Он был абсолютно гол — на его белом, жилистом теле не было даже волос, если не считать клочковатой рыжеватой поросли на лобке. Член его снова указывал в зенит, напоминая кол, на какой турку сажали своих пленников, и Лин равнодушно отметила, что для пятидесятипятилетнего рокера Флик сохранился не так уж плохо. Жаль только, подумала она, что он не умеет распорядиться своим сокровищем как следует.
Флик перехватил ее взгляд.
— Может, передумаешь? — спросил он с самодовольной улыбкой и слегка качнул из стороны в сторону своим устрашающего вида оружием.
— Навряд ли, — бесстрастно ответила Лин. — Бриджит — моя лучшая подруга, и я не могу опаздывать.
И прежде чем Флик успел остановить ее, она подхватила сумочку и выскочила из номера.
Стоя в лифте, который вез ее на первый этаж, Лин изо всех сил старалась не замечать направленных на нее любопытных взглядов пожилой пары. Жена первая начала подталкивать локтем мужа, желая убедиться, что он узнал знаменитую супермодель, но тот уже давно пялился на Лин, да так, что она испугалась, как бы он не потерял свои контактные линзы.
К подобному назойливому вниманию Лин давно привыкла. Иногда оно ей даже льстило, но только не сегодня. И у нее было отработано несколько приемов, с помощью которых она могла гарантированно поставить на место самого настырного зеваку. Вот и сейчас Лин пристально уставилась на мужчину, от чего тот принялся неловко переступать с ноги на ногу. Когда же она облизнула свои полные губы, продемонстрировав не меньше двух дюймов гибкого розового язычка, мужчина покраснел так, словно был близок к апоплексическому удару.
Увидев это, Лин усмехнулась про себя. Как же не похожа была ее теперешняя жизнь на то, что было у нее в Лондоне, где Лин с трудом нашла место ученицы парикмахера. Там к ней относились как к собачьему дерьму, и все потому, что она была молода, не имела ни гроша за душой и жила в крошечной комнатушке с матерью, работавшей официанткой в третьесортном ресторане.
Отец Лин скрылся в неизвестном направлении вскоре после ее рождения. Говорили, что он вернулся обратно на Ямайку, но Лин не собиралась разыскивать эту сволочь. Впрочем, она не исключала, что когда отец поймет, что она — его дочь, он сам отыщет ее, чтобы урвать хотя бы немного ее славы и ее денег.
И ни черта не получит, злорадно подумала Лин. Она вообще не нуждалась в отце, поскольку все это время прекрасно обходилась без него.
Даже до того, как ее «открыла» дальняя знакомая матери, племянница которой владела небольшим модельным агентством. После недолгих уговоров Лин согласилась встретиться с агентшей, которая, разглядев в ученице парикмахера изрядный потенциал, тут же подписала с ней контракт.
Тогда Лин было всего семнадцать лет.
Именно с этого момента и началось головокружительное в своей стремительности восхождение Лин к вершинам славы, сопровождавшееся не менее головокружительными приключениями.
Всего через четыре года после начала своей карьеры она перебралась на постоянное жительство в США, однако спрос на нее был таков, что большую часть времени ей приходилось путешествовать, переезжая то из Милана в Париж, то из Буэнос-Айреса на Багамы. Лин узнавали буквально везде, и где бы она ни появлялась, ею восхищались и на нее глазели.
Оказавшись в вестибюле, Лин сунула швейцару десять долларов и попросила поймать такси, а сама достала из сумочки миниатюрный сотовый телефон и набрала номер.
— Бриджит, — сказала она, когда подруга взяла трубку, — у меня сегодня случайно выдался свободный вечер. Есть какие-нибудь идеи?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Месть Лаки - Коллинз Джеки



здесь только половина книги
Месть Лаки - Коллинз ДжекиВера
25.11.2013, 20.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100