Читать онлайн Любовницы-убийцы, автора - Коллинз Джеки, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовницы-убийцы - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовницы-убийцы - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовницы-убийцы - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Любовницы-убийцы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Высокий и красивый Ник Бассалино представлял собой идеальный образец итальяно-американского молодого человека. Великолепные белые зубы, часто открывающиеся в широкой улыбке, теплые карие глаза, длинные, слегка вьющиеся волосы. Ему исполнилось тридцать три года и он любил черные, сшитые в Италии костюмы, шелковые рубашки, туфли ручной выделки. Ник Бассалино имел все только самое лучшее.
Он жил в большом, хорошей архитектуры доме над огнями Голливуда. Не будучи актером, он получал множество таких предложений из – за своей почти неправдоподобной внешности. Только при самом пристальном рассмотрении можно было заподозрить, что его нос чуточку подправлен – этого не было. Что его зубы искусственные – а они были настоящие. И что его черные как смоль волосы слегка подкрашены – это тоже была неправда.
Ник возглавлял экспортно-импортную компанию «Уэр-хаузинг инкорпорейтед». Это было самое крупное предприятие такого профиля на Западном побережье, и Ник был его хозяином.
Если ваш отец Энцио Бассалино, вам, естественно, не нужно начинать свою карьеру с самого низа.
В настоящее время подругой Ника была Эйприл Крауфорд, пожилая кинозвезда, имевшая у себя за спиной четырех мужей. Начинающие киноактрисы его не интересовали. Он любил, появляясь в обществе, вызывать уважительное отношение, а в Голливуде этого можно было добиться только если тебя видели со звездой.
Они жили вместе уже год. Эта связь оказалась полезной для общественного облика обоих. Эйприл нравилось, что у Ника есть собственные деньги и он не на содержании у нее. Он прекрасно выглядел и был не слишком молод – не мальчик – чтобы о ней злословили и смеялись над ним. Он был вполне на уровне в общении с ее друзьями и, конечно, – для Эйприл это было главным – великолепен в постели. Настоящий неутомимый жеребец.
Что же касается Ника, то ему доставляло удовольствие респектабельность Эйприл, дружба с людьми кинематографа, появление его фотографий в журналах для болельщиков кино. Эйприл привнесла в его жизнь определенный стиль.
Единственное, чего он никак не мог понять, так это почему Энцио так резко протестовал против их отношений. Отец обычно звонил ему и сердито говорил:
– Что там происходит между тобой и этой старой бабой? Что с тобой, Ник? Ты делаешь посмешищем фамилию Бассалино.
– По-твоему, будет лучше, если я стану путаться с хорошенькой, глупой восемнадцатилетней шлюхой, – мрачно отвечал Ник.
– Вот именно. А почему нет? Разве так уж плохо обладать девкой с хорошеньким личиком, упругими сиськами, кусочком, который хотели бы иметь другие мужики, а владеешь им ты? А?
– Ты просто не понимаешь, – говорил Ник, уставая от этого старого бесконечного спора.
– Значит, я ничего не понимаю, я старый е…й пень. Однако, я не так уж плох для старика, который ничего не понимает. А вот ты ведешь себя недостойно моего сына.
– Ладно, ладно. Забудь об этом. Я пошлю тебе телеграмму, когда расстанусь с ней. Ты сможешь отпраздновать такое событие.
– Молокосос! – бормотал Энцио и оба напоследок смеялись. Такие разговоры происходили каждую неделю.
Отношения этих двух людей, отца и сына, основывались на любви, яростной горделивой любви, которая связывает итальянские семьи.
Что бы Энцио не делал в своей жизни, а сделал он много, он знал, что всегда был хорошим отцом своим сыновьям. Несмотря на плохое здоровье их матери /он всегда говорил о помешательстве Розы, как о нездоровье/ он вырастил их достойными мужчинами. Ник отлично руководил фирмой «Уэрхаузинг». Он был человеком жестким, люди дважды думали прежде чем вступать с ним в конфликт. Да, Ник был настоящим сыном Энцио Бассалино.
– Ты уже готов, дорогой? – Эйприл Кроуфорд заглянула в гардеробную Ника. Они жили порознь, но на уикэнды Эйприл любила, чтобы он оставался у нее.
Эйприл Кроуфорд являла собой хорошо сохранившуюся блондинку, не так давно перешагнувшую свое пятидесятилетие. Маленького роста, стройная, очень ухоженная и хорошо гримирующаяся. На расстоянии ей можно было дать под сорок, но при ближайшем рассмотрении усталые мелкие морщинки и некоторая пышность форм раскрывали секреты ее возраста.
– Для тебя я всегда готов, сладкая моя, – ответил Ник, обнимая ее, что заставило Эйприл завизжать от удовольствия.
Ему было восемь лет от роду, когда он в первый раз увидел ее на экране и влюбился.
– Я думаю, что сегодня мы должны вернуться домой пораньше, – сказала Эйприл.
Ни один из ее четырех мужей и бесчисленных любовником не доставлял ей такого наслаждения в постели, какое дарил ей Ник.
– Ты хозяйка, ты распоряжаешься.
– Я вообще предпочла бы никуда не ехать. Может, если я позвоню Джанине, она поймет…
– Она не поймет, – твердо сказал Ник. – Мы должны ехать. Мы оба уже одеты и ты выглядишь замечательно, как маленькая кукла.
Он совершенно не хотел пропускать вечеринку у Джанни Джеймсон. Она была ровесница Эйприл и столь же знаменита.
На вечеринку они поехали в черном «мерседесе» Ника. На Эйприл было светло-голубое с блестками платье. Часть блесток отклеивалась и прилипала к костюму Ника. Он нетерпеливо снимал их и отбрасывал.
– Не прижимайся ко мне в этом платье, – предостерег он. Ему всегда хотелось выглядеть безупречно.
– Ты такой нервный, – весело рассмеялась она. – Но я все равно люблю тебя.
На вечеринке они увидели множество знакомых – кинозвезд, режиссеров, продюсеров. Ник наслаждался таким обществом. Он любил шоу – бизнес.
В баре, где он заказывал выпивку для Эйприл, к нему подошла полногрудая молодая актриса, с которой он встречался раз или два задолго до того, как познакомился с Эйприл.
– Как живешь, Ники-Тики? – спросила девица, надвигаясь на него своим великолепным бюстом. – Тебе еще не надоела твоя бабушка? Потому что, ты знаешь, в любое время, когда захочешь, я буду рада услышать твой звонок.
– Слушай, бэби, а что ты собираешься делать, когда твои титьки обвиснут? – спросил он, не очень деликатно подмигнув ей. – Лучше тебе перестать суетиться и поступить на курсы машинисток, потому что мне кажется, долго твои титьки не протянут.
– Ху…сос! – в ярости пробормотала девица.
– Извини, но меня ожидает леди, – дружелюбно сказал Ник.
Эйприл не очень хорошо переносила выпивку. После двух рюмок ее речь становилась невнятной, а вскоре ноги начинали заплетаться, а лицо раскисало. Короче говоря, она распадалась на части.
Это раздражало Ника. Сам он пил немного, в его бизнесе ему приходилось всегда быть настороже, поэтому он обычно ограничивался содовой водой. Он всегда предупреждал Эйприл, чтобы она сократила выпивку Он старался сам готовить ей коктейли, добавляя в них побольше воды. Но она умудрялась перехитрить его и обычно хватала новую рюмку у каждого проходившего мимо официанта.
Вечеринка у Джанин Джеймсон в этом плане не стала исключением. Вскоре Эйприл уже вошла в штопор. Ник на опыте знал, что в таких ситуациях лучше держаться от нее подальше. Пьяная Эйприл становилась агрессивной и легко оскорбляла людей. Она начинала в таких случаях раздражать его.
Он разговаривал с журналисткой, которая вела колонку дамских сплетен в газете, когда увидел новое лицо. Девушка стояла в группе гостей. Она была среднего роста, с золотисто-загорелой кожей и копной рыжеватых, выцветших на солнце волос. Изящная фигура затянутая в длинное белое платье с глубоким разрезом. Она показалась ему самой эффектной женщиной, какую он когда – либо видел, а он кое-что успел повидать.
– Кто это? – не удержался он от вопроса. Ведущая колонку сплетен улыбнулась хитрой блядской улыбкой.
– Будет лучше, если Эйприл не услышит, как отвердел твой голос, – предостерегла она. – Эта леди Лара Кричтон, одна из тех несчастных богатых женщин, чьи фотографии всегда появляются в журналах мод.
Она поспешно изменила тему разговора.
Лара опознала его сразу же. Помимо всего, у нее имелись его фотографии и короткое досье, освещавшее его жизнь, и она знала все о его отношениях с Эйприл Кроуфорд.
Заметив его, она заняла такую позицию у бара, чтобы оказаться в поле его зрения.
Когда он увидел ее, то стал жертвой классического двойного приема.
Начальная его часть была легкой – первый импульс мужчины никогда не составлял труда для Лары. Всегда, с тех пор, как она себя помнила, мужчины обращали на нее внимание. Даже когда ей было семь лет и ее отправляли в Лондон, она уже привлекала взгляды мужчин. Будучи очень красивой, она без труда очаровала бездетную супружескую пару, у которых жила.
Они обожали ее и хоть и были небогатыми, но ей не отказывали ни в чем.
Лара привыкла привлекать внимание и по мере того, как она вырастала и оформлялась, она получала больше, чем ей причиталось по справедливости.
В четырнадцать лет она бросила школу, чтобы учиться танцам, дикции и пластике. Она приняла участие в конкурсе на обаяние, объявленном одним журналом, и победила. В качестве приза она получила возможность пройти курс для манекенщиц в школе, пользовавшейся высокой репутацией, где ее заметил лучший в Лондоне агент, поставлявший манекенщиц, и вскоре она стала преуспевающей юной моделью.
Фотографы любили ее – она обладала качеством хамелеона, столь важным для модели. Без всякого труда она могла выглядеть девочкой, умудренной женщиной, сексуальной, а, если нужно, то и некрасивой. Все дело заключалось в выражении лица и Лара овладела этим искусством.
Работа стала самой важной частью ее жизни. Она соблюдала диету, тренировалась, ела здоровую пищу и спала не менее восьми часов в сутки. Свиданья с мужчинами не были для нее столь важными, ее целиком поглощала работа.
Вскоре ее неправдоподобная красота еще больше расцвела и Лара начала наводить шлифовку на алмаз. Она стала выходить в свет с мужчинами, которых она специально подбирала. Один мог просветить ее в отношении вин, другой рассказать все про скачки, третий обучить игре в баккара, шмен де фер и в «двадцать одно».
При этом она отказывалась спать с ними, хотя все они и пытались. Она не нашла мужчину, который научил бы ее искусству секса.
Через неделю после своего двадцатилетия она встретила Джейми П. Кричтона и сразу же поняла, что это тот мужчина, которому она предназначена в жены. Джейми уже унаследовал капитал в несколько миллионов фунтов стерлингов и ему предстояло получить в наследство еще больше. Он был молод, красив и самонадеян. Его всегда окружали девицы, и хотя его первую реакцию на Лару можно было предсказать, она понимала, что если не будет вести себя очень осторожно, то может бесследно исчезнуть в этом мире женщин, окружающих его.
Она повела очень умную игру, отказываясь появляться с ним. Вместо этого она начала культивировать его друзей. Куда бы Джейми не приезжал, она всегда оказывалась там.
Его лучший друг Эдди Стефен Кейз до безумия влюбился в нее и сделал предложение. Однако, Лара не хотела отказываться от своего первоначального выбора.
Ей потребовалось несколько месяцев на то, чтобы завоевать Джейми. Наконец, наступил день, когда он капитулировал и дело было сделано. Он заказал самолет, бракосочетание состоялось на Таити и мировая пресса объявила их очередной Великолепной Парой.
Их брак длился ровно год. За этот год Лара стала знаменитостью.
Потом неожиданно все кончилось – они оба захотели развода. Им обоим в равной мере наскучили ограничения, накладываемые браком, и необходимость все время находиться в обществе друг друга.
Расстались они вполне дружески. Джейми согласился выплачивать ей щедрое содержание и она отправилась в Тихуану, где получила развод, а оттуда в Акапулько, где встретила своего первого итальянского принца.
С той поры Лара закрутилась в вихре светских развлечений. Лучшие в мире места в лучшие времена года с лучшими мужчинами. И только когда Маргарет застрелили, Лара остановилась и задумалась. Что она делает со своей жизнью? Неужели это так важно появиться в нужном месте в нужный сезон с нужным мужчиной? Почему она всегда ищет жаждущих наслаждений, надоедливых сопровождающих, которые не могут предложить ей ничего, кроме денег? Неужели это так важно, чтобы тебя фотографировали в каждом аэропорту? Цитировали в каждом пустом журнале мод?
Зачем ей нужно было плыть на пароходе по Нилу? Участвовать в сафари в Африке? Кататься на лыжах в Гштааде? А лето проводить в Сардинии?
По размышлению все это выглядит совершенно пустой жизнью. Смерть Маргарет, поездка в Нью-Йорк и дни, проведенные ею с друзьями Маргарет и ее сестрой Бетт, окончательно заставили ее осознать многое.
Теперь она приняла решение. Она поможет отмщению за смерть Маргарет.
Ник Бассалино был прекрасной для этого возможностью. Скоро он будет целиком в ее власти.
На вечеринку Лару привезли Джанетт и Лесли Ларсоны, молодая супружеская пара, которая могла претендовать на известность только по одной причине – потому что мама Лесли была одной из самых богатых женщин в мире. Лара приехала в Лос Анжелес за несколько дней до этой вечеринки. Она жила у Ларсонов в качестве их гостьи и они были в восторге. Не прошло и недели, как Лара знала, что встретит Ника Бассалино, так как было известно, что Эйприл славилась как страстная любительница вечеринок. Но столкнуться с ним так быстро – было уже чистым везеньем.
Она показала на него Джанетт.
– Кто этот мужчина? – спросила она.
– Я подозреваю, что вы имеете в виду Ника, – с понимающим хихиканьем ответила Джанетт. – Это любовник Эйприл Кроуфорд и он завязан с ней по уши. Этот парень до сумасшествия влюблен в нее, сопровождает ее повсюду, как козленок. А что? Он вам кажется привлекательным?
– Он актер? – спросила Лара, игнорируя вопрос.
– Нет, он делец, занимается финансовыми махинациями. Лесли говорит, что он бандит. – Джанетт вновь хихикнула. – Вы находите его привлекательным?
– Не совсем, – Лара притворилась, что зевает. – Все в нем слишком на виду. Облегающие брюки, зубы.
Джанетт кивнула.
– Во всяком случае, как я уже сказала, за ним хорошо присматривают, и, кроме того, дорогая, вряд ли он в вашем вкусе.
Лара подумала – интересно, как Джанетт представляет себе ее вкус.
Вечеринка оказалась довольно скучной, но Лара знала, что ей надо каким – то образом столкнуться с Ником. Сэмми Альберт, актер с репутацией супержеребца, изо всех сил старался убедить ее плюнуть на эту вечеринку и поехать с ним в клуб, именуемый «Дискотека». Она уже трижды говорила «нет», но он, совершенно увлеченный ею, все ходил за ней по пятам, пытаясь уговорить изменить свое решение.
– Вы знакомы с Эйприл Кроуфорд? – наконец спросила она. – Я хотела бы познакомиться с ней.
– Знаю ли я Эйприл Кроуфорд? – театрально воскликнул Сэмми. – Я имел ее.
Он взял Лару за руку, подвел к Эйприл и представил ей.
Глаза у Эйприл уже были воспалены, губная помада размазалась.
– Хэлло, дорогая, – холодно сказала она. Эйприл не любила конкуренцию.
Лара включила все свое обаяние и постаралась польстить кинозвезде, заведя разговор об одном их общем знакомом, живущем в Риме.
Неожиданно появился Ник. Он ловко заменил полный бокал, который держала Эйприл и проливала его содержимое на платье, на наполненный только наполовину.
– Вы знакомы с Ником Бассалино? – спросила Эйприл, любовно похлопывая его по спине. – А это Лара… Лара…
– Кричтон, – подсказала Лара, глядя ему прямо в глаза и отвечая на его крепкое рукопожатие. Этот мужик был слишком хорош. Его карие глаза смотрели открыто и дружелюбно.
– Очень приятно с вами познакомиться, – сказал он. Хочешь держать пари? – подумала она.
– Почему бы нам не поехать в «Дискотеку»? – опять начал приставать Сэмми. – Эйприл? Ник? Может, кто-нибудь из вас убедит Лару согласиться?
– Замечательная идея, – весело объявила Эйприл. – Я хочу танцевать, а вечеринки у Джаннин – она, конечно, золотко – довольно скучны.
– Поедете? – спросил Сэмми у Лары. Она кивнула.
– Я предупрежу Лесли и Джанетт, – сказала она.
– Что вы о ней скажите? – спросил Сэмми, глядя ей вслед. – Она нечто или так себе?
Эйприл рассмеялась.
– Сэмми, дорогой, каждый раз, когда ты встречаешь новую женщину, то всегда возникает большая любовь… на полторы минуты.
– Дайте мне провести с этой женщиной полторы минуты и я буду счастлив до конца своей жизни!
Лара вернулась и они все вместе уехали. Лара села к Сэмми в его «Мазерати», а Эйприл и Ник поехали вслед за ними в «мерседесе».
– Мне ведь ничего не стоит потерять их по дороге, – сказал Сэмми положив свою ищущую руку ей на колено. – Мы можем заехать ко мне и покурить кое-какую травку. Что вы на это скажете?
Лара сняла со своего колена его горячую ладонь.
– Мне это не подходит, – холодно ответила она. Сэмми лишился дара речи. Он каждую неделю получал тысячи писем от поклонниц, мечтающих хотя бы прикоснуться к нему, а эта отказывается поехать к нему домой. Ему давно уже никто не отказывал.
«Дискотека» как всегда была переполнена, но для Сэмми Альберта и Эйприл Кройфорд быстренько очистили столик. Кинозвезды всегда пользовались особым расположением – одно из приятных преимуществ славы.
Эйприл заказала двойное виски и немедленно потянула Сэмми на битком набитый круг для танцев.
– Они старые друзья, – сказал Ник, чувствуя необходимость дать пояснения. – Сэмми добился своего первого успеха в одном из фильмов Эйприл.
Лара улыбнулась.
– Меня это не беспокоит, если это не беспокоит вас.
– Вот уж нет. Я люблю, чтобы Эйприл получала удовольствие. Она великая маленькая девочка, в ней куча энергии, настоящая тигрица!
Лара внимательно смотрела на него, стараясь понять, не ломает ли он комедию, но на это было непохоже. Он смотрел на танцующую Эйприл с горделивой улыбкой на лице.
– Вы с Сэмми должно быть одного возраста? – спросила она.
Он знал, куда она метит.
– Понятия не имею. – Он пожал плечами. – Кому какое дело до возраста? Вы знаете, у Эйприл в маленьком пальчике больше энергии, чем во всем моем теле.
Эйприл здесь. Эйприл там. Ника Бассалино будет не так легко сломать, как она воображала. Она привыкла к тому что мужчины падают при виде ее – женатые одинокие, это не составляло разницы. Одно из крылатых выражений Лары, обошедшее все газеты и журналы мира, было «Большинство мужчин легко ложатся». Она всегда знала, что, если она хотела какого-нибудь мужчину, он оказывался у ее ног.
Их было не так уж много. Был граф – он продержался дна года. Потом кинозвезда, его хватило всего на несколько коротких месяцев. После него был немецкий принц, их роман тянулся год. Потом английский лорд – восемнадцать месяцев. Грек судовладелец – около года. И, наконец, принц Массерини. Она подумывала, что возможно Альфредо – это правильный выбор. Он сочетал в себе внешность кинозвезды, деньги грека-судовладельца, молодость английского лорда и обаяние графа. Но при всех этих достоинствах он оказался законченным эгоистом. Как и я, подумала она с коротким смешком.
– Чему вы смеетесь? – с любопытством спросил Ник, стараясь не очень заглядываться на нее.
– Ничему, что может рассмешить вас, – она тряхнула головой слабым, исполненным сексуальности движением, так что ее длинные волосы упали на лицо.
Он быстро посмотрел на нее. Эта женщина была неправдоподобно прекрасна. Но что значила красота в таком городе как Голливуд? Здесь такое множество девушек, столько оттенков сексуальности, красоты и великолепия. Столько различных форм и размеров. На любой вкус. Красота в Голливуде была явлением повседневным. Всегда в продаже.
Эйприл Кроуфорд представляла собой нечто совершенно иное. Эйприл обладала шиком, индивидуальностью, была признанной звездой. Эйприл – это билет для проезда в одном вагоне со всеми этими идолами кино, перед которыми он преклонялся еще будучи ребенком.
О, нет, он не собирается испытывать взрыв ярости со стороны Эйприл ради того, чтобы окунуться в этот горшок с медом. Эйприл была дама ревнивая, резкая и исполненная гордости. Если она когда-нибудь обнаружит, что он сбился с пути, то обольет его таким дерьмом…
– Я надеюсь, что вы будете на вечеринке, которую завтра устраивают Джанетт и Лес, – как бы между прочим заметила Лара.
– Все, что касается нашей светской жизни, решает Эйприл. Если она знает про эту вечеринку, то мы там будем. Моя леди не любит пропускать вечеринки.
Лара улыбнулась и широко распахнула глаза.
– Замечательно, – пробормотала она. Мужик этот молокосос – с ним будет нетрудно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовницы-убийцы - Коллинз Джеки


Комментарии к роману "Любовницы-убийцы - Коллинз Джеки" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100