Читать онлайн Голливудские жены, автора - Коллинз Джеки, Раздел - Глава 63 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голливудские жены - Коллинз Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голливудские жены - Коллинз Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голливудские жены - Коллинз Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Коллинз Джеки

Голливудские жены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 63

Приглашениями, сделанными в последнюю минуту, обычно пренебрегают, но секретаршей у Джины была англичанка с пленительным голоском, умной головкой и даром убеждения. На руку было и то, что вечером, когда устраивали день рождения Росса, ничего не происходило: ни премьер, ни частных просмотров, ни приемов или торжественных вечеров. Поэтому справлять день рождения на верхнем этаже «Бистро» на Кэнон-драйв собралась вполне представительная компания.
Джина и Росс, разумеется, явились с опозданием. У входа в ресторан поджидали папарацци. Джина очаровательно им попозировала, опираясь на руку Росса.
Он попытался осторожно освободиться от ее хватки. Она мяла ему пиджак.
Они вошли в ресторан и поднялись по лестнице наверх, где их уже ждали гости. Росс и в самом деле удивился такому сборищу.
Он думал, что будет человек двенадцать, а оказалось по меньшей мере шестьдесят.
Джина обернулась к нему, улыбаясь во весь рот, ослепительно сверкая безупречными зубами.
— Неплохо, а? И все устроено в последнюю минуту.
Он обежал глазами зал и похвастался:
— Я снова звезда. Могу завлечь их в любое время, когда захочу.
— Конечно, можешь. Только телефонный звоночек от меня тоже помогает, знаешь ли.
Она надеялась, что агент скажет ему об отмене «Людей улицы». Но было ужасное ощущение, что подлец этого не сделал. Если бы Росс знал, он бы скулил и жаловался всю дорогу.
Ну, это не ее проблема. Она отказывается быть гонцом с дурными вестями. Пусть Оливер или кто-нибудь другой скажет ему.
А вот когда он бросится к ней с неизбежным: «Почему ты мне не сказала?»— она пожмет плечами и ответит как ни в чем не бывало: «Я же просила тебя позвонить своему агенту». После чего добавит, чтобы он увидел, какая она понимающая и заботливая:
«К тому же я не хотела портить тебе день рождения».


Бадди стоял в дверях и наблюдал за происходящим. Он видел, как легко сочетаются слава, власть и деньги. И на мгновение подумал, что и он из числа этой публики.
Еще нет, старина Бадди, еще нет. Не забывайся. Угомонись.
Он вызвался заехать за Сейди и прийти на вечеринку с ней вместе, но она отказалась. Теперь он высматривал кого-нибудь из знакомых.
Карен Ланкастер сидела за столиком с английской звездой рока Джошем Спидом, у которого волосы торчали как шипы, злым на язык комиком с телевидения и тремя «групи»
type="note" l:href="#FbAutId_22">22
.
Джош, комик и Карен возбужденно разговаривали, а три «групи»— сплошные лохмы, кости и жадные глаза — с надеждой внимали.
Бадди подошел к ним. Он больше не видел никого из знакомых.
— Эй, Карен, как жизнь?
Она подняла на него глаза, совершенно не узнавая.
— Бадди, — напомнил он ей несколько обиженно. — Бадци Хадсон.
Джош Спид и комик переглянулись — и на счет «три» заверещали разом: «Бадди… Бадди Хадсон». После чего покатились со смеху.
Карен, такая же пьяная, как и они, тоже засмеялась, а вслед захохотали и «групи».
Веселье сошло с лица комика.
— Какого хера ты ржешь? — напустился он на самую молодую.
Она тут же заткнулась и прошептала:
— Никакого.
Бадди отступил назад. Что ему вообще тут делать? Сейди говорила, что, наверное, у нее будет для него хорошая новость, и он надеялся, что она не даст ему снова кануть в безвестность.
Он направился к бару и заказал апельсиновый сок. Сегодня он говорил с Ангель. «Картину мою отменили, — с сожалением сказал он. — Но зато у меня агент — Сейди Ласаль, она самая лучшая.
И она обещает что-нибудь подыскать. Мне все еще платят. Мы с тобой богаты, деточка».
Он гордился, что ничего не скрывает. И она как будто это оценила, потому что голос ее потеплел, и он понял, что теперь она вот-вот согласится вернуться.
С другого конца зала, где она болтала с продюсером телевизионной программы-интервью и его куколкой-женой, Сейди заметила, что появился Бадди. Она внимательно за ним наблюдала.
Держится хорошо, а когда шел к бару, несколько женщин, как она углядела, проводили его глазами.
— Как вам мой клиент? — спросила она жену продюсера, показывая пальцем на Бадди.
Женщина — по крайней мере лет на тридцать моложе своего живчика-супруга — пожирала Бадди тоскующим взглядом.
— Красив, — сказала она наконец, теребя ожерелье из рубинов с бриллиантами, которое украшало ее белую лебединую шейку.
— Да, — согласилась Сейди. — Он будет большой звездой.
— Позвать его выступить в моем шоу? — спросил продюсер.
— Сожалею, — печально отозвалась Сейди. — Я обещала его сначала Карсону
type="note" l:href="#FbAutId_23">23
. Ну а следующий — ты.
— Ладно тебе, Сейди. Зачем ты так! Мы хотим его. Первыми.
Назови день.
— Почему бы нам не поговорить завтра? — извинилась она и поспешно направилась к Бадди.
Как легко играть — и выигрывать. Когда знаешь все правила.
— Ты не опоздал. Вид неплохой. Пьешь апельсиновый сок.
Я же тебе говорила, это пока не конец света.
Он горестно улыбнулся и пожал плечами.
— По-моему, я научился увертываться от ударов.
— Тогда увернись и от этого. Очень возможно, что ты получишь главную роль в новом фильме Джины.
Он оживился.
— Разыгрываете меня.
— Сейди Ласаль никогда не разыгрывает.
Черт! Надо было бы с Джиной поласковее. Как бы не оговорила его.
— Когда я узнаю наверняка? Что за роль? Можно посмотреть сценарий?
— Сценарий переделывают. Когда будет готово, пройдешь кинопробу с Джиной, и если у тебя с ней получится…
Так он и знал, слишком это хорошо, чтобы можно было поверить.
— Опять пробоваться? — простонал он.
— Да. Но я ничуть не сомневаюсь, что ты проявишь себя замечательно. Так ведь?
Он угрюмо кивнул.
— Улыбайся, дорогой. Будь обаятельным. Сегодня вечером ты будешь особенно учтив с Оливером Истерном… который, как ты, наверное, уже догадался, продюсер твоего нового фильма.
И еще более мил — с Джиной Джермейн, которая, как и ты, моя клиентка.
— Буду стараться.
— Мне нужно больше, чем это.
— Не думаю, что я нравлюсь Джине.
— Так понравься. Тебе это не должно быть очень уж трудно.
— Хотите, чтобы я ее трахал? — зло обрезал он. — Я не трахаюсь, чтобы мне дали работу.
— Я ничего подобного не говорила. И так со мной Не разговаривай.
Он бросил сердитый взгляд.
— Простите.
— Идем. Начнем с Оливера.
— Пусик, мне так жаль, что твоя картина накрылась. Они предлагали роль Адаму, но он отказался. Не его амплуа. Роль прямо для тебя. Миленький, мне так жаль.
Росс озадаченно уставился на Биби Саттон. Он ни слова не понял из того, что она наговорила.
— Пусик, а как Элейн? У нее все хорошо? Слышала, она начала очень заглядывать в рюмочку. Ну сейчас-то все хорошо, да?
— Ты, как всегда, выглядишь замечательно, Биби. — Он наклонился и прошептал ей на ухо:
— Как-нибудь на днях затащу тебя в постель и затрахаю до смерти.
Она застенчиво улыбнулась.
— Шалун!
Адам Саттон возник с ней рядом, небрежно кивнул Россу, сказал:
— Лейзеры и Уайлдеры зовут за свой столик.
— Да? — Она поискала глазами, не найдется ли предложения получше. — Минутку, сейчас кончу и приду.
Адам ушел. Росс опять наклонился вперед.
— Со мной в кровати наверняка бы кончила!
— Росс! Скверный мальчишка!
— Кто скверный мальчишка? — Между ними втиснулась Карен Ланкастер — сплошной бежевый атлас и вздутые соски. Ее сопровождала звезда рока. — Это Джош Спид, — объявила она церемонно. — Он в Америке на гастролях. В первый раз попал на голливудскую вечеринку и подыхает со скуки, верно, малыш?
Он говорил на чистейшем кокни.
— Ты это, девушка, брось. Мне тут черт знает как здорово.
— Выговор как у Мика Джэггера, — с видом знатока заметила Карен. — Только Мик говор подделывает. А у Джоша — настоящий.
— Как делишки у Джорджа, пусик? — поинтересовалась Биби.
Карен ничего не ответила. Она злобно вылупилась на Росса.
— Я рада, что твой фильм похерили, — выдала она со злорадством.
— В киношке я б не отказался сбацать, — заметил Джош.
Карен схватила его за руку.
— Сколько тебе лет?
— Двадцать два.
Биби надоел этот разговор, и она удалилась.
— Правда? А Россу, знаешь ли, пятьдесят. Сегодня. — Карен хохотнула. — По возрасту он ведь тебе в дедушки годится.
Оба захихикали.
Россу было не до смеха. Вот еще — дедушка! Наглость какая!
И его фильм похерили — что она хочет этим сказать? Он принялся разыскивать Джину, а столкнулся носом к носу с Сейди, которая шла в уборную. Они натянуто поздоровались и быстро разошлись.
Джина вела беседу с Оливером. Росс подошел небрежной походочкой.
— Веселишься? — Она лучезарно улыбнулась.
Он запустил глаза в ее глубокий вырез. Она-то точно обставила Долли Партон
type="note" l:href="#FbAutId_24">24
.
— Думаю, позже я развеселюсь еще больше, — сказал он и ущипнул ее за зад.
— Не представляешь, как мне жаль, — лицемерно запричитал Оливер. — Но случается и такое. Ты это и без меня знаешь, Росс.
— Извините меня, — поспешила сказать Джина. — Мне надо поздороваться с Вулфи.
— Жаль чего? — поинтересовался Росс.
— Ты в кинобизнесе не новичок и понимаешь, какие дела бывают, — экспансивно продолжил Оливер. — Главное — куш сорвать. Верно?
На ум пришли три фразы.
«Позвони своему агенту».
«Пусик, мне так жаль, что твоя картина накрылась».
«Я рада, что твой фильм похерили».
Боже, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить!
— Оливер, — бросил он резко, — что тут за хреновина происходит?


Бадди усваивал все с ходу. Быть обходительным означает, как правило, выслушивать людей, не перебивая. Он ловил каждое слово, стараясь, чтобы лицо его выражало при этом живой интерес, и видел, как глаза у них то и дело обегают зал. Дважды его бросали, не договорив фразы, когда в поле зрения попадал более перспективный собеседник.
Адам Сатгон подарил ему несколько минут своего драгоценного времени.
— Думается, вас ждет блестящее будущее, — заметил Адам. — Имея агентом Сейди и… — Он так и не договорил. Биби поманила к себе, и он убежал.
Бадди увидел Джину, набрал в грудь воздуха и пошел к ней.
Она поздоровалась с холодком.
Он включил все свое обаяние.
Джина растаяла.
— Надумал трахнуть кинозвезду? — сладострастно зашептала она.
От ответа спас ее агент по связям с прессой, который подлетел, бросил на Бадди взгляд, словно говоривший «Исчезни», по-хозяйски взял ее за руку и заявил:
— Арми Арчерд хочет с тобой поговорить.
Бадди опять пошел бродить по залу, чувствуя, как пахнет деньгами, и страстно желая быть частью этого всего, желая быть признанным. Тогда-то он и увидел Вулфи Швайкера и встал как вкопанный. Толстяк развлекал компанию явно потешным анекдотом — все буквально умирали со смеху.
Колобок. Так Бадди его про себя называл. Колобок.
Увидев его во второй раз, он не сомневался — тот самый тип, который в ночь роковой вечеринки давал Тони кокаин. Он продолжал глядеть на него, не отрываясь. Черные глаза-льдинки.
Вулфи почувствовал на себе тяжелый взгляд Бадди и стрельнул глазками в его сторону. Он напрягся внутри, предвкушая радости секса.
— Кто это? — спросил он у Биби.
Она бросила небрежный взгляд в ту сторону.
— Последняя находка Сейди. Ничего важного, дорогой. А что?
— Видел его на приеме в честь Джорджа. Просто интересно.
— Пусик, погляди на платье Джины. Думаешь, она шила его сама?
Вулфи оторвал взгляд от Бадди и всецело занялся Биби. Он пристально изучил одеяние Джины — красное платье в талию.
— Хм… — лукаво заметил он. — «Зоди»с налетом «Фредрика из Голливуда», как по-твоему?


А из гигантского торта выпрыгнула рыжая девица в белом воздушном бикини и под всеобщие крики, одобрительные возгласы и свист плюхнулась Россу на колени. Деловые беседы были прекращены: мужчины уставились на почти голую девицу, которая, извиваясь на коленях у Росса, спела «Желаем счастья в день рожденья». Аппетитная, но не настолько, чтобы деловые разговоры прекратились надолго.
Росс четко сыграл свою роль. Он был вовсе неплох, когда требовалось принять подобающее случаю выражение. Осклабился, вздыхал, причмокивал. Задул пятьдесят свечей, пытаясь в то же время согнать с колен обалдевшую от наркотиков дуреху. И все это время кипел от негодования.
Проклятая Джина Джермейн. Как она смеет разыгрывать с ним эти шарады! Как посмела так с ним поступить, если знала — должна была знать, — что фильм прикрыли!
Почему эта тупая баба не сказала ему? Он не мог дождаться, когда останется с ней наедине. О, как он кипит! Но беззаботная улыбочка оставалась на месте. Его синие глаза — веки в морщинках, но взгляд по-прежнему сногсшибательный — кокетливо обегали комнату.
Его оскорбили. Сейди никогда бы не допустила, чтобы с ним произошло что-либо подобное.
— Могу для тебя оторвать первоклассного кокаинчику, — шепнула девица.
— Вали отсюда. — Поднимаясь, он согнал ее с колен.
— Речь! — выкрикнул кто-то, и все подхватили эту просьбу, эхом прокатившуюся по залу.
Жопу им свинячью, а не речь.


Встреча с Колобком испортила Бадди настроение.
Хотелось уйти.
Хотелось к Ангель.
— Ничего, если я сбегу? — спросил он у Сэйди.
— Давай, — отпустила она. — Поговорим в понедельник. Завтра еду в Палм-Спрингс, но вернусь, чтобы в начале недели выбить из Оливера что-нибудь определенное. Не беспокойся, все будет хорошо.
— Хотелось бы.
Он быстро доехал до дома и позвонил Ангель.
— Да? — ответил мужской голос.
Она говорила, что живет с двумя ребятами-гомиками.
— Ангель, — потребовал он.
— Она спит.
Он сдержал раздражение.
— Сделайте мне одолжение, разбудите ее. Дело срочное.
— Можно узнать, кто звонит?
— Бадди.
Неприветливое:
— Сейчас.
Ждал долго, наконец она подошла к телефону.
— Я больше так не могу, — выпалил он с тревогой в голосе. — Мне надо быть с тобой.
— Ты выпил?
— Ни капли, деточка.
— Мы с тобой договорились. Зачем ты звонишь среди ночи?
— Затем, что мы решили ничего друг от друга перекрывать.
А если так, то ты должна знать, что я больше ни дня без тебя не могу.
— Бадди…
— Я тебя люблю. Мы должны быть вместе.
— Не знаю… — начала она неуверенно.
— Нет, знаешь, я тебе вот еще что скажу. — Он набрал в грудь воздуха. — Что у меня есть мать, о которой я никогда не говорил…
— Ты же сказал, что твои родители погибли в автокатастрофе, — перебила она с укором.
— Знаю, что сказал. Но впредь говорю правду, так?
— Да.
— Мать моя живет в Сан-Диего. Я не говорил с ней десять лет. — Он помолчал. — Хочу уладить с ней дела, так что с утра пораньше поеду ее повидать, а когда вернусь, мне надо, чтобы ты ждала в моей… нашей квартире. Сделай так, пожалуйста, деточка. Потому что ты для меня — самое важное в жизни… и я больше не хочу, чтобы между нами была ложь. — Он молчал, понуждая ее сказать «да». — Давай, Ангель. Ты ведь знаешь, время пришло.
Кому-то из небожителей он понравился. Для разнообразия.
— Ладно, — прошептала она.
Он сгорал от любви. Впредь на первом месте будет она. Все, что без нее, не имеет значения. В том числе и карьера; он хочет ее сделать, но врать ради нее не станет.
— Я договорюсь, чтобы завтра в пять за тобой заехал лимузин, горничная тебя впустит, а я вернусь часов в шесть-семь. Если придется задержаться, то позвоню.
Она дала ему адрес.
— Завтра, — сказал он. — Ты никогда об этом не пожалеешь.


— Ах чтоб тебя говно собачье! — прорычал Росс.
— Улыбайся — у ворот фоторепортеры, — ответила Джина как ни в чем не бывало.
— Да провались эти репортеришки, насрать мне на них!
— А мне — нет.
— Да е… я тебя хотел!
— Может быть, позже. Если прекратишь себя вести, как: последняя задница.
— От такой слышу, мадам!
Всю дорогу из ресторана они ругались.
— Ты знала, что фильм накрылся? — спросил он, как только остался с ней наедине.
— Да, знала. Но ставить тебя об этом в известность — дело не мое. Я ведь тебе говорила: позвони агенту.
— Тебе что, трудно было сказать?
— Так это я виновата, что агент у тебя дубина?
Ссора началась взаимными обзываниями и переросла в открытое столкновение. Росс не мог припомнить, чтобы еще когда-нибудь был так зол.
Их лимузин медленно подъезжал к воротам Джининого дома.
Фоторепортеры бросились к машине. Джина забыла сказать, что ее агент по прессе предупредил телеграфные агентства — всего за полчаса до того, как они ушли из «Бистро», — что мисс Джермейн, по всей вероятности, объявит до конца вечера о своей помолвке с Россом Конти. Пресса ждала с нетерпением.
Джина сообразила, что выбрала не самое удачное время для столь эффектного рекламного жеста.
— Боже! — воскликнула она, нажала кнопку, и стекло, отделявшее ее от шофера, поехало вниз. — Не останавливаться, — бросила она коротко.
— К сожалению, придется, мисс Джермейн. Мы не откроем ворота, в машине нет дистанционного управления.
— Почему нет? — зло прошипела она.
Он пожал плечами, как бы говоря: «Откуда мне знать, когда меня наняли только на вечер», и резко остановил длинный белый «Кадиллак». Набежали репортеры. Росс бросал грозные взгляды.
Джина сделала улыбочку и открыла у себя окно;
— Привет, ребятки, — весело сказала она, полагаясь на то, что ее обаяние и здравый смысл Росса помогут им прорваться за ворота. — Чему обязана таким удовольствием?
Все разом загалдели, у всех был один и тот же вопрос. Намечается ли у них с Россом Конго свадьба?
— Свадьба?! — заорал Росс, от ярости не владея собой. — Первое — я женат. И второе — записывайте, дамы и господа, журналисты. Я не женюсь на Джине Джермейн, даже если во всем Голливуде она останется одной-единственной блядской дыркой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голливудские жены - Коллинз Джеки



круто!
Голливудские жены - Коллинз Джекиирина
17.10.2011, 14.38





Отличный роман. Читала с удовольствием. Советую всем.
Голливудские жены - Коллинз ДжекиСандра
14.01.2012, 17.10





Очень хороший роман.
Голливудские жены - Коллинз ДжекиSabina
23.04.2012, 3.44





Класний
Голливудские жены - Коллинз ДжекиМирося
15.03.2013, 21.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100